Пятница , 2 Декабрь 2016
donbass

Донбасс как украинская Палестина

Добавлено в закладки: 0

Получат ли теперь свою автономию «Сектор сланцевого газа» и «Восточный берег реки Айдар»?

«Что ж, обычные дела – нас с тобою…»

Плохой мир лучше хорошей войны? Трудно было согласиться с этой пословицей, глядя на «армию Новороссии», растерянно замершую с занесенным над остатками ВСУ кулаком. Перемирие застигло сепаратистов как раз в тот момент, когда военная инициатива полностью находилась в их руках. Всего несколько дней – и они могли бы взять Мариуполь, устроить ещё пару котлов добровольческим батальонам, практически не встречая сопротивления дойти обратно до Славянска и Лисичанска. Это было настолько реально, что в упомянутых городах вернувшиеся было украинская администрация и проукраинские активисты вновь спешно готовились к эвакуации.  «Контрнаступление!» — витал среди тамошних жителей тревожный слух, подкрепляемый ночными перестрелками местных гарнизонов с диверсионными группами сепаратистов.

Но никакого контрнаступления не произошло. Вместо этого в Минске было подписано перемирие, которое стало для Киева эдакой спасительной армией Венка. Перемирие остановило сепаратистов быстрее и эффективнее, чем это смогли бы сделать в спешке перемещаемые на восточный фронт резервы и пополнения. Вопреки всякой логике, вопреки собственным интересам, еще недавно заявлявшие о своем намерении «сражаться за независимость Новороссии» сепаратисты послушно прекратили наступательные действия – словно овчарки, которым скомандовали «сидеть».

Да, через несколько дней они очнулись, поняв свою фатальную ошибку, пошли в отказ.  Даже попытались кое-где исправить её – например, атаковали Тельманово и попытались замкнуть еще один котел у Дебальцево. Но это были лишь запоздалые, слабые, тактические операции. За несколько дней перемирия украинская сторона серьезно усилила свои позиции, и «армия Новороссии» утратила стратегическую инициативу и возможности дальнейшего наступления.

Такой странный, абсурдный шаг лидеров ЛНР-ДНР, как подписание Минского мира, можно было пояснить одним: несмотря на их лозунги о «независимости», и они сами, и их «республики» действительно являются лишь… гм… инструментами в чужих руках. В руках тех, кому глубоко безразлично, возьмут ли сепаратисты Мариуполь и дойдут ли они обратно до Славянска. Тех, кто решил, что никакого контрнаступления и не нужно, что сепаратисты и так уже выполнили свою задачу и достаточно припугнули Киев, чтобы принудить его к соглашению.

Таким образом, бойцов «армии Новороссии», многие из которых пошли воевать за идею создания своей республики (или присоединения к России), просто кинули. Использовали как пушечное мясо, вдохновляли лозунгами не щадить живота своего, а потом внезапно слили. Ведь согласно перемирию, они воевали и погибали лишь за то, чтобы в «отдельных районах Луганской и Донецкой областей» были проведены досрочные местные выборы и был введен «временный порядок местного самоуправления». Ни тебе Новороссии, ни тебе российского гражданства!

Это очень наглядный пример того, почему простым людям не стоит тратить свое время и здоровье, не стоит рисковать своей свободой и жизнь, участвуя в подобных сомнительных движениях и восстаниях «за идею», бесплатно, в качестве рядовых исполнителей. И таких примеров немало: точно так же сливали своих бойцов, договариваясь за их спинами с властями, лидеры ИРА и ЭТА, вожди Организации освобождения Палестины, полевые командиры Ичкерии.

Рядовых бойцов кидали, как лохов – и они либо расходились по домам, ни с чем возвращаясь к голодным семьям, либо уходили в более радикальные движения. Зато наемники и полевые командиры покидали конфликт не с пустыми карманами. А главное, своих целей добивались организаторы…

Протоколы минских мудрецов

Говорить о целях организаторов конфликта на Донбассе сложно, прежде всего, потому, что личности этих организаторов до сих пор точно не известны. Единственное, понято, что это не самопровозглашенные «народные премьеры», они не организаторы, а исполнители. Но кто же тогда? Одни полагают, что всё затеяли донецкие олигархи и регионалы, другие – что манипулирующий ими Путин. Третьи считают, что и Ахметов, и Путин лишь используются кем-то другим. Предположений очень много, а объективной информации практически нет: ничего нельзя понять даже из текстов Минских соглашений.

Прежде всего, в глаза бросаются подписи под документом «мирных инициатив» глав двух держав. Украину представлял давно отошедший от дел бывший президент Леонид Кучма, от ОБСЕ выступила швейцарский дипломат-общественник Хайди Тальявини, Россия прислала своего посла Зурабова, а ЛНР и ДНР представляли, соответственно, их очередные «народные премьеры» Плотницкий и Захарченко. Глядя на эти фамилии, сразу возникает вопрос: кто эти люди и что они делали на столь важных переговорах?

Минские соглашения сейчас часто сравнивают с Хасавьюртовскими (1996). Но тогда со стороны РФ их подписали секретарь Совбеза генерал Лебедь и его зам Сергей Харламов, а со стороны Ичкерии – преемник убитого Дудаева полковник Масхадов. Извините, но какую должность в Украине сейчас занимает Леонид Кучма? С тем же успехом вместо него документ мог бы подписать Ляшко – так он хотя бы действующий народный депутат! Большие сомнения вызывали и полномочия «свадебных премьеров».

А главное, название и содержание протокола так витиевато состряпаны, что вообще непонятно, о каком же конфликте между кем и кем идет речь? Похоже, что писала их именно украинская сторона, поскольку тут невооруженным взглядом видна вся суть изворотливой политики Киева. Вроде бы мир подписывают Украина и Россия, но о конфликте между ними ни слова, вроде бы речь об уступках сепаратистам (и стоят подписи их представителей), но и о них даже не упоминается!

В самом же протоколе мы видим лишь стандартные в таких случаях соглашения «прекратить, вывести, отпустить, амнистировать» и лишь два выделяющихся из них пункта, касающихся «децентрализации власти» и «временном порядке местного самоуправления в отдельных районах Луганской и Донецкой областях». Похоже, что это как раз именно то, ради чего был подписан Протокол и «армия Новороссии» прекратила наступательные действия.

Возможно даже, это то, ради чего затевался весь этот вооруженный мятеж — с референдумами, артобстрелами, тысячами погибших и сотнями тысяч беженцев. Впрочем, не факт, поскольку это странная договоренность может быть лишь компромиссом между противоборствующими сторонами. Компромиссом, повторим, не между ВСУ и «Армией Новороссии», поскольку на тот момент первая не могла выдвигать требования, а второй не было смысла идти на уступки. Это компромисс исключительно между организаторами или, как минимум, их топ-менеджерами.

Сектор Газа, Приднестровье, Новороссия

Украинские ура-патриоты тут же назвали подписание этого протокола предательством, а президента Порошенко чуть не объявили врагом народа. Обсуждения, переходящие в истерики и ссоры, длились несколько дней.

Во-первых, их оскорбило само присутствие на переговорах представителей ЛНР-ДНР, они увидели в этом «признание Лугандонии». Нужно заметить, что для украинских национал-патриотов «признание» значит очень многое. В их представлении существовать может лишь то, что было признанным — соответственно, непризнанное, проигнорированное просто отсутствует во вселенной. Можно вспомнить, как в 90-х годах они носились по всему миру с целью «признания» украинской державы — и это признание, вместе с флагом-гербом-гимном, было для них важнее самого государства, его армии, экономики, населения. А в эпоху Ющенко они доставали всех «признанием голодомора-геноцида».

Собственно говоря, вот почему киевские политики упрямо избегают произносить всуе «ЛНР» и «ДНР», а в Минском протоколе стояли только фамилии Плотницкого и Захарченко. Но и это для воинствующих ура-патриотов было слишком.

Во-вторых, пункты про «децентрализацию» и «временный порядок местного самоуправления» они поняли как согласие украинских властей на ненавистную «федерализацию» и предоставление автономии мятежному региону. В связи с этим президенту Порошенко пришлось даже выступить с опровержением этих обвинений в свой адрес, успокаивать обеспокоенную патриотическую общественность, заявлять, что никакой угрозы унитарной системе Украины эти Минский протокол не несет.

Но почему-то президенту мало кто поверил. Видимо, украинцы уже начали понемногу соображать своей головой, а не лишь кушать в неё официальные новости из телевизора, а потому задались вопросом: чем же глава державы расплатился за это перемирие, что такое ценное он предложил противоположной стороне? Они искали ответы в протоколе и нашли только эти самые «децентрализацию» и «временный порядок местного самоуправления». И пришли к выводу, что за этими невразумительными и с виду невинными выражениями стоит кое-что действительно серьезное. Но что?

Порошенко говорил правду: упразднить унитарное устройство страны и перейти к федеративному украинская власть не намерена, да и не способна. Потянуть подобную реформу ослабленной смутой и войной стране сложно, но главное, этого не допустят «проукраинские» партии и их электорат, на которые опирается нынешняя власть. Поэтому вариант «негласной федерализации», так пугающей национал-патриотов, можно даже не рассматривать.

Остаются два варианта «порядка местного самоуправления»: автономия по примеру крымской, что тоже будет встречено в штыки украинскими правыми, и регион с «особым статусом», особенность которого будет не совсем неясной и малопонятной. Примеры этого можно найти в нашем мире: например, это Палестинская автономия в Израиле или Приднестровская республика в Молдове. Сюда же можно отнести Северную Ирландию, Страну басков и т.д. То есть такие же мятежные регионы разных государств, переживших длительный конфликт борьбы за свою независимость, но так и не добившихся своей цели. Лидеры которых, так или иначе, тоже пошли на мировую, выторговав какой-то «особый статус».

Примечательно, что этот «особый статус» почти во всех случаях появился на свет как вынужденный нестандартный компромисс. Например, Британия не могла «отпустить» Ольстер не только из-за своих государственных интересов и имперских амбиций, но и потому что это очень особенный регион с населением, представляющим собой гремучую смесь. Только дай им волю, как ирландские националисты начнут резать юнионистов, а протестанты стрелять в католиков.

Ни одно молдавское правительство (включая коммунистов) не могло отпустить Приднестровье, потому что в спину им дышали гневно насупленные молдово-румынские националисты. С такой же угрозой столкнулись и власти Израиля: когда они таки согласились дать Палестине какую-то автономию, то радикальные ультраправые евреи устроили настоящее восстание, а заодно прокляли своего премьера. Одновременно с этим даже в ООН понимали, что слишком автономный, неконтролируемый Сектор Газа станет постоянным источником угрозы для Израиля, но и оставить его «угнетенным» тоже нельзя, потому что это провоцирует местное население на постоянные антифады.

Словом, проблемы, очень похожие на те, с которыми сейчас столкнулся Киев. Поэтому вполне объяснимо, что Порошенко благоразумно выбрал между войной до победного конца и автономией Донбасса какой-то хитровывернутый вариант «временного порядка местного самоуправления»…

И треснул мир напополам…

«Луганская область будет разделена на две части», — такими словами и.о. тамошнего губернатора Ирина Веригина «обрадовала» местное население. Та же участь ожидает и Донецкую область, о чем заявил её украинский  губернатор Сергей Тарута. Таким образом, поставленные Киевом управляющие Донбасса уже признали осуществление Минского протокола: полного освобождения Донбасса не будет, а будет его разделение на украинскую и сепаратистскую половины.

Впрочем, «половина» — это неверно. Территориально сепаратисты контролируют меньшую территорию областей, но зато на ней находится большинство всех крупных городов и предприятий и проживает 4/5 населения. За Украиной остались лишь отбитый Славянск и чудом сохраненный Мариуполь, да освобожденный промышленный треугольник Лисичанск-Северодонецк-Рубежное. Остальное – это аграрные колхозные районы с очень малочисленным населением.

Но даже захвати сепаратисты весь Донбасс полностью, этого было бы очень мало для существования полноценной самостоятельной экономики. Вспомним кризис начала 90-х годов, когда «разрыв связей» и финансовый коллапс чуть не уничтожили постсоветскую промышленность как таковую. Для оторванного от Украины Донбасса промышленный кризис стал бы апокалипсисом, поскольку ничего другого у него нет: полезные ископаемые в экспортных масштабах отсутствуют, а сельхозрайоны остались на украинской «половине». Это была бы настоящая самоблокада, в которой остатки неразбежавшегося населения выживали бы российской гуманитарной помощью.

Чтобы избежать этого, сепаратистам потребовалось бы либо захватить весь Юго-Восток и легализовать новое государство (на что не пойдет Запад), либо захватить всю Украину и установить в ней свою власть. Но сил на это у них нет, и вряд ли они появятся даже с российской помощью. Третий вариант – присоединение Донбасса к России – невозможен, опять же, из-за категорической позиции Запада.

Возможно, поэтому организаторы проекта «Новороссия» и не стали настаивать на независимости «некоторых районов Луганской и Донецкой областей», а удовлетворились «временным порядком местного самоуправления». Который наверняка оставит всю экономику этих «некоторых районов» в сфере Украины, как её неотъемлемую часть. То есть как были предприятия Донбасса украинскими — так и останутся, как получали там пенсионеры и служащие деньги из украинского бюджета – так и будут получать впредь.

Экономически, повторим, эта территория останется Украиной. Что будет только лучше для неё, поскольку это позволит не только содержать бюджетников, но и получать из Киева средства на «восстановление Донбасса». К тому же олигархам, владеющим тамошними заводами, не нужны лишние границы и таможни. Однако в рамках «временного порядка местного самоуправления» возможна некоторая налоговая автономия региона. Например, Киевом может быть принята специальная поправка к законам, дающая Донбассу вожделенное право «оставлять больше денег у себя». Думается, что это будет одной из особенностей этого украинского «Сектора Газа».

А вот политически эти «некоторые районы» останутся в неопределенном, подвешенном состоянии. Официальной автономии они не получат, однако перемирие, амнистия и личные договоренности могут сделать из них особый регион, в котором сепаратистам (или тем, кто их контролирует) будет позволено легализоваться путем избрания в местные органы власти. То есть «народные мэры» получат возможность стать реальными, победив на официальных досрочных местных выборах, которые предусмотрены протоколом. И президент Порошенко уже предупредил ура-патриотов, что избранные на этих выборах люди им сильно не понравятся, но альтернативой этому является только продолжение войны.

Думается, что в качестве бонуса эти «отдельные районы» получат не только гарантированное право на «региональный язык», но и возможность самостоятельно создать свои «территориальные батальоны» или муниципальную милицию. Национал-патриотам это, конечно, сильно не понравится, однако такой шаг необходим с политической точки зрения: он позволил бы лидерам сепаратистам заодно легализовать и свою «гвардию» — при том, что основная масса «армии Новороссии» будет распущена по домам. Подобный шаг, к примеру, был сделан в Палестинской автономии.

Таким образом, вместо 10-15 тысяч боевиков, жаждущих воевать против «хунты», останется лишь пара тысяч (максимум) «нукеров», контролируемых и связанных рамками своей легальной работы. Которые будут опасны для государства и общества не намного больше, чем коррумпированная украинская милиция, в которую они вскоре и превратятся.

Вообще, задумка Порошенко – это медленная ассимиляция мятежного региона, втягивание сепаратистов в жизнь украинских политиков, чиновников и силовиков. Засосет, как болото, переварит и превратит в обыкновенных «колядунов» и взяточников. И когда это произойдет, то  «особый статус» будет отменен, и Донбасс целиком вновь станет частью Украины и её Системы…

Бурление идеалов

Однако, говоря об интересах украинской стороны, мы забываем про интересы двух других. Ну хорошо, допустим лидеры ЛНР-ДНР не против сменить беспокойный и опасный для здоровья образ военной жизни на уютные чиновничьи кабинеты и пересесть с БМП на «мерседесы». Допустим, за ними пойдет их ближайшее окружение, которое сейчас является костяком «армии Новороссии». Но что на это скажут рядовые бойцы? И как поступят непримиримые идеалисты «русского мира», готовые воевать за него даже без поддержки России?

С новыми залпами «Градов» стало понятным, что «армия Новороссии» не в восторге от условий мира, да и «народные премьеры» вдруг пошли на попятную, заявляя, что были лишь наблюдателями в Минске и соблюдать мир не обязаны. То есть не прошло и недели, как сепаратисты начали «намекать», что уступок Киева им мало. Правда, теперь размахивать ракетами уже поздно, так как за неделю ВСУ успели сделать очень многое, и с налета их уже не возьмешь, а поэтому условия торга сильно изменились. Теперь в Киеве могут сказать «соглашайтесь, а то скоро и этого не будет!».

Думается, что будущее этого хрупкого мира, основанного пока что лишь на договоренностях, зависит от третьей стороны – российского президента Путина. В его воле «убедительно попросить» сепаратистов прекратить войну и перестать помогать им техникой и людьми. В его же воле поднять их в новые атаки.

Владимир Путин очень трудно предсказуемый человек, поскольку делает не только хитроумные политические маневры, но и лишенные смысла глупости. Поэтому трудно предположить, что же он выберет в конечном итоге. Однако с логической точки зрения Путину стоило бы согласиться на мирный вариант, поскольку затягивание войны невыгодно России еще больше, чем Украине.

Минский мир позволяет Путину следующее. Во-первых, само перемирие с Киевом – уже маленькая победа над ним, поскольку еще недавно украинская сторона собиралась вести войну до победного конца.  Во-вторых, красиво завершить горячую фазу конфликта перед мировым сообществом, остановить «войну санкций», в чем заинтересована не только Россия, но и Германия. В-третьих, как-то пристроить на Донбассе верхушку сепаратистского движения и распустить по домам рядовых бойцов, поскольку их бегство в Россию для Путина нежелательно. А в-четвертых, закопать на Донбассе политический фугас, который станет для Кремля страховкой на тот случай, если Украина захочет отвоевать обратно Крым.

Самоуправляемые «некоторые районы» Донбасса, при видимой лояльности Киеву, могут быть одновременно базой для нового мятежа, если нужные люди будут поддерживать там нужные настроения. Кроме того, такие перемирия всегда рождают непримиримых из числа идеалистов или людей, которых по каким-то причинам не устраивает возвращение к мирной жизни. Поэтому «армию Новороссии» с большой вероятностью ожидает раскол. Небольшая часть будет пристроена, основная масса разойдется по домам, а вот непримиримые могут создать собственную «армию» (и не одну), которая продолжит борьбу уже в качестве классических партизан и террористов.

Конечно, сами по себе эти «партизаны Новороссии» выдохнутся через год. Однако Кремлю будет выгодно негласно поддерживать их существование, не давая расслабляться ни легализованным экс-лидерам ЛНР-ДНР, ни Киеву. Это будет создавать видимость того, что «Донбасс не покорился», а значит, он может взорваться еще раз. Что, по идее, должно будет удерживать украинские власти от попытки реванша в Крыму…

Автор: Виктор Дяченко

Рейтинг: 0

Опубликовал(а):

не в сети 2 дня

Иванна "Катя МУ-МУ"

809

Модератор сайту. Заміжня.

Италия. Город: Неаполь
Комментарии: 1850Публикации: 2795Регистрация: 13-08-2014
  • Модератор сайта
Авторизация
*
*
Войти с помощью: 
Регистрация
*
*
*
Пароль не введен
*
Ваш день рождения * :
Число, месяц и год:
Войти с помощью: 
Перейти на страницу
закрыть