Суббота , 10 Декабрь 2016
1402866905_mustafa-nayem

«Если Порошенко не снимет неприкосновенность с депутатов, у меня к нему будет вопрос», — Мустафа Найем

Добавлено в закладки: 0

Когда узнал, что журналисты Мустафа Найем, Сергей Лещенко и общественная активистка Светлана Залищук, которые все последнее время всячески критиковали депутатов Верховной Рады Украины от различных партий, расследовали их коррупционные деяния, сами решили идти в политику и баллотироваться в парламент, то довольно сильно удивился. Когда узнал, что они идут в Раду по списку «Блока Петра Порошенко», удивился еще больше. Вернуться в журналистику или общественную деятельность из политики не так-то и просто. Не легко и брать на себя и политическую ответственность. А этим ребятам будет сложно вдвойне, так как общество, зная их как бывших критиков власти, не позволит им поступать также, как объекты их критики. Об этом и о самом списке «Блока Порошенко» я поговорил с Мустафой Найемом, уже бывшим журналистом и главным редактором «Громадського ТВ» на крыльце гостиницы «Русь» в Киеве, где на прошедших выходных он вместе с Сергеем Лещенко выступали перед немецкими, польскими, украинскими и российскими журналистами на форуме немецкой организации «Stereoscope Ukraine».

Какие договоренности у вас с Петром Порошенко, с Луценко, Кличко, почему вас (Найем, Лещенко и Залищук) разместили именно под номерами 18,19 и 20 в списке.

— Я могу объяснить, это не закрытая информация. Мы требовали, чтобы наши фамилии были вместе в алфавитном порядке. Почему вместе? Чтобы нас не раскидывали по списку, чтобы кто-то из нас прошел, а кто-то не прошел и чтоб не было там дерибана. Почему именно эти номера – ну, слушайте, я не знаю. Я не подписывал никаких бумаг, единственная у меня есть обязанность по Конституции Украины входить в эту фракцию.

Сегодня, спустя три месяца после избрания Порошенко президентом, очень многие отзываются о нем уже не в самом лучшем свете, многие уже говорят о том, что Порошенко свой срок президентский не отсидит и так далее. Не боитесь того, что вы, будучи сегодня с ним уже в одной лодке, вместе и утоните?

— Во-первых, я не работаю в администрации, во-вторых, да, маразм в том, что партия называется «Блок Петра Порошенко», это шаг назад, именные блоки – мы об этом говорили всегда, и мы не отрицаем этого. Если Порошенко будет совершать ошибки, почему мы не можем об этом говорить? Ну, это нормальная история. И я думаю, что он больше заинтересован в том, чтобы не утонуть в этой лодке, чем мы. Потому что все-таки это его имя, его карьера, его место в истории. Если это случится, то я не вижу причин, почему мы не можем поступать по разуму, и поступать по совести, а должны обязательно тонуть? Да? Мы же сейчас не отстаиваем его какие-то плохие решения. Мы говорим они плохие, если они действительно плохие. Конечно, в любом случае, какую-то ответственность мы будем за это нести, это очевидно, и это наши риски. Но мы постараемся это объяснить, объяснить обществу, что мы не ради этого шли.

 


Фото: telekritika.ua

Но история любой политической силы когда-то заканчивается. По крайней мере, в Украине. Вопрос только в том, сколько на это уйдет времени.

— Я не вхожу в партию…

Но вы в его команде, в блоке Петра Порошенко, в его списке.

— Давайте подождем, время покажет. Да, сейчас мы в этом блоке, мы, конечно же, понимаем, что мы в этой команде, но время покажет, как эта команда будет себя вести. Любая команда должна вести себя командно ради спасения и того, чтобы эта команда чего-то достигала. Если она будет чего-то достигать, мы будем в этой команде, если она не будет ничего достигать, нам никто не мешает сказать: «Ребята, ну так не пойдет».

Я когда увидел в списке «Блока Петра Порошенко» под номером 6 Юлия Мамчура, мне вспомнилась Таисия Повалий в списке Партии регионов под номером 2 в 2012 году. Будет ли он, по-вашему, хорошим законодателем, будет ли он посещать все сессионные заседания и работать в комитетах.

— Я не знаю лично Мамчура, но я считаю некорректным его сравнивать с Таисией Повалий, во-первых, потому что человек действительно сделал подвиг, мы это знаем. Как бы мы не относились к тому, как это подавали медиа, как это используют или не используют, человек сделал подвиг. Ну и потом, вы же сейчас видите плакаты в городах, я не вижу на плакатах Мамчура. Более того, он не публичное лицо, этот не тот человек… я, наверное, более узнаваем в лицо, чем Мамчур. Но меня не используют в этой кампании, как вот эту историю (с Повалий, — авт.), я же не вишу на плакатах. И Мамчура я тоже думаю, что не было задачи использовать. Более того, у нас нет никаких полевых командиров, это была принципиальная позиция.

Но сам факт присутствия Мамчура в списке…

— Конечно, но с другой стороны сам факт, который мы обсуждаем. О чем мы говорим? Вспомните 2012 год. Мы говорили и я писал об этом, что у нас в списках водители, любовницы, охранники, да? Сейчас у нас в списке человек, который показал себя на деле, и он не зарабатывал на этом денег, он не был ничьей любовницей, ничьим охранником. Может ли он помочь? Я уверен, что может. Почему он не может помочь, а, к примеру, Анатолий Степанович Гриценко может? Оба человека из одной истории, из одной военной истории. Я думаю, что они будут союзниками в каких-то вопросах. Поэтому я не вижу в этом проблемы. Хотели ли вы меня спросить, используется в этой предвыборной кампании военная тема для того, чтобы продвигать себя на выборах – да, это мне неприятно, это неправильно. Но это проблема не только нашего списка, а всех. И в нашем списке это, наверное, минимально. Это факт.

Есть ли уже мысли о законопроектах, и есть ли у вас понимание того, насколько сложно лоббировать их принятие в Раде в той системе, которая есть.

— Нам легко, потому что мы не лоббируем какой-то узко профильный бизнес, мы лоббируем то, что интересно обществу. А все эти законопроекты – они на поверхности. Неприкосновенность – этого требовали все. Прозрачное финансирование партий – этого требовали все. Общественное телевидение. То есть все эти законы…

Но это вы говорите о тех законопроектах, которые меньше всего затрагивают чьи-то бизнес-интересы, поэтому сложности в их лоббировании будет мало.

— Так я ж об этом и говорю.

 


Фото: vz.ua

Но неприкосновенность – об этом говорят каждый созыв, каждый депутат, но этот вопрос никогда не выносился в сессионный зал.

— Послушайте, есть запрос общества. Порошенко сказал, что этот закон будет. Он вчера, по-моему, выступил и сказал, что этот закон будет. А он теперь заложник этих слов. Если он будет формировать большинство, и его фракция не проголосует за этот закон, у меня будет вопрос к президенту. Если он этого не сделает, у меня к нему будет вопрос: «Петр Алексеевич, ну что ж так, два месяца назад (говорили же, — авт.)». Поэтому нам в этом плане проще. У нас есть дорожная карта, чего мы хотим. Но проблема в том, что у нас дорожная карта не уникальна. Это то, что предлагали все до нас, просто сейчас это надо взять и сделать.

В списке Петра Порошенко 65% людей представляют Киев, Одессу – 6 человек, остальных регионов – по 1, по 2 человека. Некоторые сделали вывод, что некое лицемерие Петра Порошенко, говоря о децентрализации не представлять в своем же списке регионы. По вашему мнению, этот факт говорит об этом?

— Я думаю, что нет. Потому что президент и парламент – это две разные ветви власти. Раньше мы получали региональную партию в виде Партии регионов, которая была донецкой, но мы понимаем, что она была донецкой партией именно потому, что они контролировали этот регион. Порошенко не контролирует Киев. Да, у него контактов здесь больше, здесь у него больше единомышленников, почему нет? Но эти люди, опять же, не контролируют Киев, у нас нет в списке олигархов, князьков, что было раньше, что было в Партии регионов. Поэтому тут я не вижу никаких проблем, ничего страшного в этом нет.

Вы сказали во время своего выступления перед европейскими журналистами, что читатели вас уже уничтожили, коллеги уничтожили за то, что вы приняли решение баллотироваться в парламент, и что на горизонте теперь политики.

— Ну, не уничтожили, я говорил про критику. Сейчас нам просто политики будут говорить: «Ну что, теперь вы уже с нами, давайте теперь работать, как мы». И вот, мол, вам теперь некомфортно, а нам-то тоже было некомфортно, когда вы нас критиковали. Вот это мы ожидаем, и это происходит. Но, послушайте, то, что мы пережили от наших читателей, то я думаю, что будет не такая уж и не комфортная обстановка.

Беседовал Андрей Лохматов

via

Рейтинг: 1

Опубликовал(а)

не в сети 9 месяцев

Madlen Voripaeva

19
Комментарии: 4Публикации: 50Регистрация: 10-08-2014
    Авторизация
    *
    *
    Войти с помощью: 
    Регистрация
    *
    *
    *
    Пароль не введен
    *
    Ваш день рождения * :
    Число, месяц и год:
    Войти с помощью: 
    Перейти на страницу
    закрыть