Воскресенье , 4 Декабрь 2016
maxresdefault

Чечня по-украински

Добавлено в закладки: 0

Украина получила свою Чечню.

Но Украине, конечно, приятнее сравнивать всю ситуацию с Израилем. «Хамас», Палестина, Сектор Газа. Борьба добра со злом. Израиль останавливает исламскую агрессию, не пускает ее дальше распространяться по миру. Как когда-то будущая Россия остановила татаро-монгольское иго, не дав тому «проникнуть в Европу». А Украина, получается, останавливает Россию, которая хочет вернуться туда, где она уже была, называясь Советским Союзом. Это и бывшие советские республики, и бывшие страны соцлагеря, а может и те страны, где русская армия пока не побывала.

Сравнивать себя с Израилем солиднее, цивилизованнее и «моднее», чем сравнивать себя с Россией. Но какой к черту Израиль?!

Израиль — одна из самых сильных в мире стран, и Украине приятнее чувствовать себя в одном ряду с ней, а не со средневековой Россией.

Война в Израиле — это, прежде всего, война религий и цивилизаций. А война в Украине — это желание не дать стране развалиться. Война в Украине — это и не бывшая Югославия. Сравнение с ней было бы так же неуместно, как и с Израилем.

За время, прошедшее с Майдана, Украина хоть и шагнула в сторону Европы, но все, и политики, и простые люди — они те же, что и несколько лет назад.

Совковая ментальность — куда от нее деться?! Никуда.

Украина и Россия в плане совковой ментальности пока еще братья (или сестры). Просто, к счастью, если в России эта ментальность смешалась с массовой агрессией, помешательством и верой-любовью в Путина-царя, то в Украине этого нет. И, как показывает ее новейшая история, вряд ли будет.

В России у власти — внешне абсолютно неприметный, мстительный, хитрый и может быть сошедший с ума рядовой в прошлом КГБшник (даже не какой-нибудь аналитик а ля Сноуден или шпион). Он устраивает Олимпиаду, трудоустраивает гимнасток, ловит тигров, катается в подводных лодках, гладит зайцев и целует детей. Примитивные радости. Но понятные каждому совку.

Украинский президент, конечно, людей в тюрьмы не отправляет и не подозревается во взрывах домов или отравлении Литвиненко. Но и его радости говорят о том, что вряд ли он намного умнее и эрудированнее Путина. Он просто другой.

Он называет конфеты своим именем.

И дело даже не в том, что называет. Ладно бы «Порош» или «Поро», но тут ведь «Рошен». Даже не «Рошен», а Roshen. Вот он совок.

А где Roshen, там и Ferrero Rocher, мэйд ин Запад. А все, что мэйд там — оно как бы качественное. И народ такое купит. Разве не так?!

В этом же ряду российская компания «Боско ди Чильеджи», к Западу отношения не имеющая.

И украинские лидеры куда более похожи на российских, чем на западных. А война — не на Израиль, а на Чечню.

Чеченским повстанцам нелегально помогали исламские государства и террористические структуры. Повстанцам на востоке Украины помогает Россия. Чечня хотела свободы и денег, и религия вышла на первый план далеко не в самом начале войны. Чечня была уверена, что сможет прожить самостоятельно, а Россия ее не отпускала. Сейчас все понимают, что может, было бы лучше, если бы и отпустила, отгородившись от той колючей проволокой.

До того, как в Чечне стали командовать маргинальные личности — внешне схожие с героями американских фильмов про страшных талибов — республикой руководили Дудаев (генерал-майор авиации), Яндарбиев (филолог и писатель), Масхадов (полковник советской армии). То есть лица явно неглупые. Поэтому я бы на месте Украины не смущался сравнением войны с Чечней. Россия Ельцина и Путина воевала с достойными противниками. А Путин для Порошенко — тоже противник явно не слабый.

Россия воевала, люди гибли, а потом все закончилось. В президенты Чечни посадили необразованного гопника в спортивном костюме. Отстегивая ему за лояльность безумные деньги. Причем, ладно бы просто гопника, но ведь в прошлом еще и борца с российской армией. Что, как мне кажется, в какой-то степени плевок в тех солдат и офицеров, которые воевали в Чечне. За что и ради кого воевали, погибали и становились калеками, если сейчас их враг правит Чечней и живет явно лучше, чем эти офицеры, получающие мизерные зарплаты или издевательские пенсии по инвалидности. Их бывший враг дорог руководству страны, а на них самих руководству страны глубоко наплевать.

Россия не могла отпустить Чечню. Это было бы несолидно. Как это так?! Кому-то проиграть? Кого-то отпустить?!

Украина не хочет отпускать свой восток. Причины, как я предполагаю, те же. Вопрос в том, хочет ли на самом деле восток Украины куда-то уходить или нет, но вряд ли по этому поводу пройдет референдум.

Снова про Израиль. Израильские солдаты и офицеры искренне ненавидят своих врагов и воюют с ними «от души». В Украине «от души» воюют люмпены из самопровозглашенных республик, некоторые фанатики и независимые (частные) вооруженные формирования. Остальные люди особо воевать не хотят.

И в России не хотели. И в СССР.

Попасть в Афганистан — был кошмарный сон каждого. Попасть в Чечню — сколько матерей только и думали о том, что их сыновей отправят туда. Откуда те может и не вернутся. За что и ради чего?! Ради удовольствия политиков?! Ради «истории»? Статьи в энциклопедии следующего века?

Часто ли мы читаем об израильских дезертирах? О том, сколько в Израиле стоит отмазаться от армии? Нечасто. Я вообще ни разу не читал. Потому что в Израиле понимают, что война — это война за свое будущее, жизнь своих семей. За идею. И политики их не предадут.

Украина, к счастью, с момента распада СССР не воевала, и армия пугала местных парней и их родителей куда меньше, чем в России. В 2013 году Янукович даже отменил призыв в армию. Об этом редко вспоминают (об изгнанных и сверженных политиках надо вспоминать только плохое), однако этот шаг Януковича был явно на уровне ведущих европейских государств.

Уже много лет дружу с одной украинкой. Десять лет она живет в Европе («на заработках»), а семья — мама и трое детей — в Украине. В небольшом городке недалеко от Днепропетровска.

Ранее, до расхода с мужем (официально они не разведены), эта «моя» украинка жила в Закарпатье. Эта знакомая для меня самый что ни есть объективный «выпуск новостей» о событиях в Украине. Женщина — не дура, с высшим образованием, дирижер хора, начитанная, играет на рояле, знает иностранные языки, рассудительная. Но работает, убирая квартиры и офисы. В другой роли она никому не нужна.

Несколько лет она возила домой в Украину десятки килограммов мяса, сыра, колбасы. Когда жила в Закарпатье — возила, переехала под Днепропетровск — продолжила возить. И дешевле, говорит, все в Европе. И качество лучше. И всю эту еду домой, в Украину, везла не только она, но и множество ее подруг-коллег. Что явно свидетельствовало о не самой лучшей экономической ситуации в Украине.

Первый Майдан (когда пришел Ющенко) она приветствовала. Радовались и тому, что Ющенко в одностороннем порядке отменил визы для Европы (Янукович потом это решение предшественника НЕ отменил) и надеялись, что Европа сделает хоть какие-то послабления для украинцев. Ждала этого и при Ющенко, и при Януковиче.

Европа ничего не сделала. Та же Чехия даже ужесточила выдачу виз. Но украинцы продолжили ехать на заработки. В Чехию они приезжали с польскими визами. Любой закон и любое правило можно обойти. Украинцы остались в Чехии, а деньги за визы стали получать поляки.

За время работы в Европе моей знакомой удалось скопить денег и купить две квартиры. Одну — старшей дочери. Вторую — для мамы, младшей дочки и сына. Сейчас собирается покупать квартиру сыну. Тут надо конечно понимать, что цены на жилье в ее городке — явно не московские.

Детей вживую она видит два-три раза в год. По скайпу — каждый день. Даже по скайпу иногда проверяет домашние задания у дочки. Из трех детей к маме приезжала только старшая дочь, ей уже исполнилось 18, и для выезда из Украины не нужно было получать разрешение отца. Отец остался в Закарпатье, официально с моей знакомой не развелся и запрещал детям ехать на Запад к «загулявшей жене».

Когда произошел новый Майдан, 17-летний сын моей знакомой сел в поезд и поехал в Киев. Мама рыдала, волновалась, но не могла ничего поделать. Я ее спрашивал: «Вы за кого?». «Только не за Януковича и не за Юльку», — отвечала та. А потом добавляла: «Да кто бы там не пришел, ничего не изменится. Снова воровать будут», — рассуждала она.

Сын «моей» украинки к счастью остался жив. На Майдане не погиб. Мать вздохнула спокойно. Но спокойно она дышала недели три. Потому что потом сын пошел в военкомат и сказал, что хочет идти воевать за свою страну. В военкомате его послали, сказав: «Надо будет, разберемся».

В общем, казалось, что армия ему уже не светит.

Неделю назад знакомая вернулась из Украины, где провела месяц.

«Как в фильмах про войну… Едешь на поезде, а навстречу тебе эшелоны с танками. Страшно», — делилась впечатлениями.

«Думаете, удастся Порошенко победить?», — спрашиваю. «Да у них уже скоро как в России с Чечней будет. Сами не захотят останавливать войну, там же такие деньги крутятся».

Спрашиваю про сына. Не угас ли в том патриотический дух.

Угас. Воевать не хочет.

«А смысл воевать?», — спрашивает он.

Три с лишним года эта моя знакомая не разговаривала со своим все еще официальным мужем, проживающем в одиночестве в Закарпатье. Ради сына заговорила.

Дело было так. Она и все ее дети уже давно прописаны в этом новом городке у Днепропетровска. И военкомат будет искать сына по месту прописки. Так они рассуждают.

Пришла повестка. Явиться с вещами.

За несколько часов мама собрала сумку с вещами сына, выкинула его сим-карту, купила новую, не дала попрощаться с друзьями. Села с ним на автобус, потом в поезд, потом в другой поезд. Привезла сына к отцу. Ради жизни сына заговорила с мужем.

И теперь сын в селе пережидает войну. Ходит с отцом по деревне. Кому дров нарубит, кому стены побелит. Платят мало, но хоть что-то.

«И сколько он там просидит?», — спрашиваю.

«Или пока война не закончится, или пока я его к себе не вытащу. Официально визу ему вряд ли дадут, поведу тогда нелегально, хоть пешком через границу. Но я уже нашла людей, которые сделают левые бумаги. Много хотят, но что поделаешь».

Украина — не Израиль. Украина — как Россия. И получила свою Чечню. Патриотизм «улетучивается», и погибать ради непонятных идей мало кто хочет. Одно дело митинги, фейсбук и беседы в барах, другое дело — окопы.

Конечно, есть фанатики, маргиналы, наемники, профессиональные военные и люди, для которых автомат или пулемет — как айфон для молодого менеджера. Война — стиль жизни и адреналин. Но все же это исключение из правил.

В том же Израиле, или проклятой Америке государство не предает своих солдат.

Но ни Украина, ни Россия — не Израиль.

Неважно, где живет бывший солдат — в российском Липецке или украинском Херсоне. Придет он с войны инвалидом, а дальше — ничего. Пенсия будет копеечная, медобслуживание никакое, отношение людей: «Надоели эти калеки». И самое главное — в какой-то момент окажется, что воевал он напрасно.

Россия воевала с Кадыровым, а потом сделала его президентом.

Откуда у украинского солдата уверенность в том, что в Украине не будет так же?

Что киевские власти просто не «купят» восток, и лидер сепаратистов не станет губернатором и героем.

Украина знает, чем для России закончилась Чечня.

Поэтому украинские власти находятся в чем-то в более выгодном положении: они могут анализировать ошибки России, чтобы не повторить их у себя. Но могут и повторять эти ошибки, понимая, что они привели к какому-то миру.

via

Рейтинг: 1

Опубликовал(а):

не в сети 9 месяцев

Madlen Voripaeva

19
Комментарии: 4Публикации: 50Регистрация: 10-08-2014
    Авторизация
    *
    *
    Войти с помощью: 
    Регистрация
    *
    *
    *
    Пароль не введен
    *
    Ваш день рождения * :
    Число, месяц и год:
    Войти с помощью: 
    Перейти на страницу
    закрыть