Понедельник , 5 Декабрь 2016
1533150_original

«Ложь, п****ж и провокация»

Добавлено в закладки: 0

Мой знакомый, к сожалению не могу назвать его имя, пару лет назад устраивался работать на НТВ. Как в раз в ту самую программу, которая представлялась и мне, и украинцам телеканалом Дождь. Чуть-чуть поработав там, он сбежал на другой телеканал, который, к счастью, старается политику обходить. После позорного, неправосудного решения мирового судьи марии коробовой, нарочно пишу ее имя-фамилию с маленькой буквы, в знак глубочайшего неуважения к ее беспринципности, этот мой знакомый написал мне о своем опыте сотрудничества с телеканалом НТВ.

«Мы из вас сделаем звезд! Это НТВ! Вы понимаете, куда вы пришли? Два-три месяца, и вы журналисты лучшего телеканала страны! Самой рейтинговой программы! Это НТВ!» – в кураже на манер лохотронщика с Апрашки, заводящего своих подопечных, выкрикивал сотрудник программы «ЧП» во время собеседования. Ему бы стиральные порошки из Amway продавать, подумал я. НТВ «ЧП» – это такой телевизионный сетевой маркетинг: назойливо, беспринципно, для лохов по обе стороны экрана.
На собеседование я попал случайно. К тому моменту уже шесть лет работал на телевидении, но остался без работы и пошёл от нечего делать. О том, что такое «ЧП», «ЧП. Расследование» и «Очная ставка» знал прекрасно. В телетусовке эти программы производства ППК («Первой продюсерской компании» — продакшена для телеканала НТВ) давно называют Макдоналдсом. Работа для гастарбайтеров из регинов: ума требует мало, времени отнимает много, денег не приносит, и поэтому корреспонденты от туда бегут после двух-трёх месяцев, которые, как правило, остаются неоплаченными. Деньги нужно заслужить.

Из бесплатного только ежедневное опиздюливание за малослёзных героев и «невкусные истории»:
— Сына убили? Мать на кладбище возили? Плачет?
— Всё сделали
— А землю ест? Землю с могилы ест?
— Нет
— ПОЧЕМУ??? НАДО, ЧТОБЫ ЕЛА!!! Везите переснимайте! Пускай ревёт на камеру, ест землю с могилы!!!

Правда, чтобы кормить героев кладбищенской землёй, – это ещё заслужить нужно. А пока собеседование. Я пришёл на него вместе с пятью студентами с московских журфаков. Разговор был назначен на три часа дня в коридоре, который в Останкино называется «два с половиной». Мы просидели в нём час и, о, чудо! — человек, сидевший в пяти метрах от нас в кафе, доел свой обед и пригласил за столик. Да! Да! Мы час ждали начала собеседования с чуваком, который час жрал в пяти метрах от нас! ЧАС!

«Мы вас выбрали из множества кандидатов, — заявил он первым делом. Давайте поближе познакомимся. Вы пришли в редакцию Общественно-правового вещания. Мы делаем программы «ЧП», «ЧП. Расследование», «Русские сенсации», «Очная ставка» (и ещё там что-то, я уже не помню). Вы будете работать в одной из них. У вас есть связи в правоохранительных органах?»

— Нууууу, — хором протянули все мы.

— Нужны связи! Вы должны приносить истории! Интересные истории, а не то, что там на форумах в интернете пишут и в соцсетях. Нужен эксклюзив! Знакомьтесь с участковыми своими, ищите родственников в ментовке, просто звоните людям по телефону и выводите их на истории. У всех есть истории. Как найдёте, – будем снимать! Мы из вас сделаем звезд! Это НТВ! Вы понимаете, куда вы пришли? Два-три месяца и вы журналисты лучшего телеканала страны! Самой рейтинговой программы! Это НТВ!

За десять минут разговора этот «сытый чувак» попытался внедрить нам в мозг не просто новый взгляд на работу корреспондента криминальной программы, а целый мир, в котором холокост это скорее праздник, а холокост в прямом эфире – большая журналистская удача.

— Андрей (или Роман), а можно в ЧП? И сразу на съёмки? – спросил я, — у меня опыт большой. Может, я сразу на выезд, а там будет понятно?

Не знаю почему (там это не практикуется с новичками), но меня захотели отправить на съёмку. Людей с опытом здесь не любят. Нужны безвольные рабы, дети на побегушках, которые по пять часов будут писать-переписывать материал и «учиться мастерству», а не думать и принимать решения. Каждый, кто хочет работать должен доказать свою нужность: добиваться, караулить, подсматривать, красть (видео или фото, например, у охранников супермаркетов) и испытать благоговейный трепет от процесса и одобрения материала начальством. Понимать всё это не нужно. Требуется урвать здесь и сейчас, исполнить приказ шефов и продюсеров, чтобы в кадре была «жесткая желтуха», как они «видят материал».

У меня было немного времени, чтобы осмотреться и поискать ещё знакомств. В соседнем ЧПшном кабинете я наткнулся на Евгения Чубарова, (если не ошибаюсь). Он работал в «Чистосердечном признании». Я вручил ему резюме и стал проситься на стажировку в качестве продюсера. Главная задача такого «профессионала» — узнать подробности из личной жизни «звёзд». Конечно, сами эти «звёзды» говорить эти подробности не хотят, поэтому «чистосердечники» представляются другими телеканалами, сотрудниками органов, родственниками. Есть, например, такая схема: ищут пародиста и просят его позвонить родственникам какой-либо звезды. Родственники (и даже не дебилы)реально ловятся на этот приём и дают корреспондентам интервью, пока сама «звезда» не в курсе.

— Тебе нужно будет врать. Ты будешь? – спрашивает Евгений

— Это не страшно, — уже вру я ему, — пятьдесят хотя бы будет в месяц?

— Ну, столько мы тебе не предложим. Ты ещё не готов и не понимаешь всего. Максимум 30. Тебе многому предстоит учиться, так что первый месяц даже можно и бесплатно поработать.

— Это не страшно, — опять вру, — у меня пока есть деньги и желание учиться.

Расходимся на том, что я вернусь в редакцию, а сам бегом на «криминал». На то самое «ЧП». Ещё час ожидания. Разговор с блондинистой продюсершей:

— Камера есть у тебя? Нужно посидеть будет вечером у подъезда. Покараулить одного человека.
— У меня нет камеры. Я не оператор.
— Короче, нужно сидеть у подъезда. А как он выйдет, подбежать и задать пару вопросов.
— А если не выйдет?
— А ты там на что? Ну, разбей окно. Точно выйдет.
— Так он же меня побьёт..
— Не побьёт. Тебе главное записать его реакцию. Желательно, конечно, ответы на вопросы.
— Хорошо. А это сюжет будет или что? Как из этого и что для эфира готовить?
— Тебе ничего готовить не нужно, — отвечает опытная продюсерша, — за тебя всё напишут авторы. Ты просто сними, а потом расшифруй (распиши дословно на бумаге происходящее) съёмку.

Если охарактеризовать эту программу в трёх словах: ложь, пиздёж и провокация. Тамошние корреспонденты умеют угрожать, подделывать удостоверения, бросаться под машины. Если нужно – приехать с бутылкой водки, напоить и развести героя на интервью. Этот приём излюбленный в «Очной ставке», где копаются в белье асоциалов и маргиналов со всей страны. Главное – получить мало-мальски внятное интервью и снять потрешовей картинку, текст потом насочиняют авторы. А теперь представьте, на что готовы пойти вчерашние студенты и рабсила из регионов ради признания в коллективе и глазах руководства? Ради копеечной зарплаты, которую платят не всем, а тем, кто «дорос». Растут в «ЧП» по обыкновению месяца три. Всё это время в лучшем случае оплачивается проезд.

Да, везде есть свои исключения. Именно их и ставят в пример новичкам, с которыми даже не подписывают простейший гражданско-правовой договор о выполнении работ. Их кормят «завтраками», угрожают из серии «уйдёте – не будет пути на НТВ» (потеря потерь), а еще здесь у каждого безвольного существа стокгольмский синдром, который до последнего заставляет держать в руках позорный зелёный микрофон.

В общем, через три дня посиделок в кустах я ушёл. Обо мне не вспомнили, но через месяц мне позвонила администратор Наташа и предложила прийти на собеседование. Я объяснил, что уже был на НТВ, что работаю на другом канале. Наташа извинилась, а на следующий день вновь позвонила. Наташу нещадно ебало начальство за нехватку рабочей силы и бедная девушка, выбиваясь из сил, обзванивала всех подряд, копаясь в сотне старых резюме. Я даже ждал, что мне разъебенят окно или придут и напоят водкой, но таки выведут работать на НТВ. Возможно, даже похитят в коридоре третьего АСК и, утащив в подвал редакции «ЧП. Расследование», прикуют к батарее. Как приковали мою «конкурентку» Иру. Студентку, которая пришла вместе со мной и осталась. Мы обменялись телефонами, правда о её существовании я и думать к тому моменту уже забыл.

— Ты представляешь! – слезила Ира в трубку, — они меня кинули на зарплату. Я столько снимала. Я мужика с подпиской о невыезде вытащила на съёмки, – его посадили! А они всё говорили – не то. Не подходит. А сегодня всё вышло в эфир!!! Мои съёмки. Они там такой хуйни насочиняли! И не заплатили ни копейки.
Ну, — говорю, — Ира, Это НТВ! Ты понимаешь, куда ты пришла?

И таких «Ир на месяц» там десятки. Этими подавленными, затравленными, дезориентированными людьми удобно манипулировать. В конце концов, один из десяти, но останется и пойдёт караулить «звезду» у подъезда, спаивать водкой мамашу-людоедку или вломиться в офис «Голоса». За 30 тысяч рублей и перспективу карьерного роста.

Спасибо другу за этот рассказ. У меня нет сомнений в его правдивости. И немножко добавлю от себя. Ко мне на суд каждый раз приезжали новые сявки. Первая взбесила меня страшно, накинувшись с вопросом: «Вы как посмели уехать из под подписки?!». В вопросе незнакомой шалавы, вонящей, с пергидрольными волосами, с нечистой кожей было столько ненависти, что я сначала обалдела. Как можно так ненавидеть незнакомого человека? Я от этой злости сначала оторопела, потом рассердилась: это что за немытая писька вопросы мне задает, потом она села ровно за мной ,и у нее пахло изо рта так, что выносить это было невозможно, и я попросила вывести это чмо из зала.

Кстати, НТВшники тогда не поленились слетать во Львов и взять интервью у сотрудницы отеля, который мне не понравился, и я оттуда съехала и соврали, что я была во Львове во время первого заседания. Хотя на первом заседании не было нашей судьи, оно было формальным, у меня было право туда не ходить, и из Львова я уже дня два как вернулась в Москву.

НТВшники много раз пытались спровоцировать меня в суде: вывести из себя хамским тоном, панибратством, амикошонством, тупыми вопросами. От всех этих девочек — пучок на пятачок — пахло несвежим телом и нищебродством. Из рассказа приятеля моего вы видите, почему — к этим чмошникам и чмошницам там относятся, как к разменной монете, педальным коням. Зарплату им почти не платят. Работают они за миску чечевичной похлебки.

1

После первого заседания, на котором я была, самая немытая и самая пергидрольная из всех шалав спросила: «Божена, а вы не хотите лично мне что-то сказать?». Я присмотрелась и сказала: «Хочу. Хочу вам сказать, что вы отвратительно выглядите, у вас непозволительный цвет волос, провинциальный говорок и очень плохая кожа».

Да, в первый же раз я не могла спокойно сходить в туалет. Орда говноедов лезла туда, и моей адвокатше приходилось их сдерживать, чтобы не лезли в кабинки.
Еще из интересных подробностей: Сявка Артюкова, например, была очень недовольна, что я выложила в интернет ее адрес. И теперь мои «поклонники», «фанаты» могут к ней придти. На мой вопрос, а вот как же вы мой адрес на всю страну показали, и я не могу теперь без охраны из дома выйти, Сявка ответила: «А это не я делала сюжет!». Ага, караулили они с Краевым, письма подставные от других адресатов писали они, а дом не они показывали, конечно.

via

 

Рейтинг: 0

Опубликовал(а):

не в сети 5 дней

Иванна "Катя МУ-МУ"

809

Модератор сайту. Заміжня.

Италия. Город: Неаполь
Комментарии: 1850Публикации: 2795Регистрация: 13-08-2014
  • Модератор сайта
Авторизация
*
*
Войти с помощью: 
Регистрация
*
*
*
Пароль не введен
*
Ваш день рождения * :
Число, месяц и год:
Войти с помощью: 
Перейти на страницу
закрыть