Суббота , 3 Декабрь 2016
b323d4b39e98720f5bb15db63cd38ea6

Татьяна Монтян: вся суть — в материальном

Добавлено в закладки: 0

Татьяна Монтян не трепещет перед любыми авторитетами и не подбирает слов для формулирования сути этих «авторитетов». Она на третьем месяце беременности подралась с офицерами «Беркута» и победила, но не любит революции и насилие, критикует нынешнюю власть. Мать четверых детей Монтян выступает за легализацию проституции, наркотиков и однополых браков, а еще доказывает, что нужно «пересчитать» все имущество в стране, и тогда Кивалову и прочим — конец. Сегодня она во второй раз идет на выборы в парламент. Стоит ли за нее голосовать, чем она отличается от Ляшко, кто стоит за ее конкурентами по округу, чем она будет заниматься в парламенте – об этом общаемся в пиццерии в присутствии охранника. Татьяне однопартийцы категорически запретили ходить одной. Охранник – под 2 метра ростом, 17-летний парень с открытой улыбкой, один из ее сыновей – Богдан Василенко.

 

— Татьяна, какая это у тебя «ходка» на выборы?

— Персонально – вторая. В 2012 я впервые выдвинулась по родному Дарницкому району и фактически без денег набрала 9% голосов. Думаю, это был отличный результат, если учесть, что выиграл Виталий Ярема – сильно и незаслуженно распиаренный… У него был практически неограниченный административный и  финансовый ресурс —  масса бигбордов, полиграфической продукции, подкуп избирателей и прочие недешевые элементы охмурежа наивного электората. В прошлом году, при выборах в Киевраду я оказалась у себя «на раене» уже не на пятом, а на третьем месте. К тому же, этой весной мне с единомышленниками удалось наскрести денег на партию — жаль, что появилась она у нас  за неделю до регистрации на выборы в Киевсовет. В результате, совершенно не раскрученный бренд набрал 1% голосов. Хотя реально мы набрали более 2%, но остальное было «отжато», равно как и у прочих политсил, в пользу выдвиженцев «новой честной власти».

— А можно выиграть избирательную кампанию, да еще и в Киеве, не имея денег? А если найти деньги «спонсоров» — можно ли остаться независимым от интересов тех, кто в тебя «инвестировал»?

— Ну, во-первых, у меня микроскопический бюджет на выборы. Деньги собрали простые люди, которые симпатизируют мне, и которые являются сторонниками тех идей, которые я пропагандирую и реализую. Ни один олигарх денег не предложил.

— Почему?

— Потому что меня достаточно хорошо знают. Зачем им тратиться: чтобы после выборов быть «посланными» при первой попытке «порешать вопрос» моими руками? Поэтому сейчас у меня есть деньги всего на  один вброс в почтовые ящики района газеты с моей программой. Ну, еще повесим несколько бигбордов. Это все. Остальное доберем харизмой!

— Если говорить прямо: шансов пройти в парламент – нет?

— Я так не считаю. При удачном расположении звезд, я могу победить. Надежда — в социологии. Смотри: в прошлый раз, в 2012-м, за меня проголосовали около 10.000 жителей района. Всего на участке имеют право голоса около 170 тысяч. Идут на избирательные участки около половины. Думаю, за минувшие два года обо мне и моих идеях стало известно больше. Последний опрос показывает: 47% избирателей Дарницкого района не определились с выбором. Если я смогу донести до них свои идеи, напомнить о себе, я обойду двух конкурентов, которые могут сражаться за голоса только «гречкой» и админресурсом.

— Самое время вспомнить незлым тихим словом конкурентов.

— Основные конкуренты – это Виталий Сташук и Владимир Гончаров.

  • Сташук – ставленник Виталия Яремы. Он стал главой райгосадминистрации с приходом Ющенко к власти. Это при Сташуке каждая пядь земли района была продана и перепродана. Это ему платят торговцы нелегальных киосков-палаток-раскладок, что стоят посреди тротуаров… Все барыги района боятся: если победит Сташук, то их обложат непосильной данью или отберут бизнес. Всем в районе заправляет клан Алоянов – родственников жены Виталия Яремы. У них здесь все схвачено: все подряды, стоянки, шанхаи… Вы хотите и дальше, чтобы у вас во дворах строили высотки, чтобы в час пик через переход нельзя было протолкнуться из-за торговцев, чтобы и дальше все выходы к метро застраивали базарами и наливайками, а придомовые территории отжимали под автостоянки? Тогда Сташук – это ваш выбор!

  • О Гончарове вообще упоминать негигиенично. Это – пятая колонна, ставленник экс-секретаря Киевсовета Галины Гереги и ее мужа Александра (торговая сеть «Эпицентр»). Он до последнего времени рисовал карту Украины без Крыма, он организовывает для жителей района бесплатные экскурсии в Почаевскую лавру, «стоящую» под Московским патриархатом. Кто-то убивает наших парней на востоке страны, а кто-то с ватными мозгами прет во власть на деньги Гереги. Гончаров сильно порадует бабушек и прочих «желудочников» гречкой  — сладкой ватой, ремонтами и другими предвыборными вкусняшками. Я же могу предложить избирателям только свои идеи, честное имя и поддержку членов команды, которые готовы мне помогать не за деньги, а по убеждению. Я могу лишь рассказать, что программа моих конкуретнтов рассчитана на лохов, которых можно стричь до последнего клока. Дальше – все в руках избирателя. Поэтому, возвращаясь к вопросу о моих шансах: все зависит от степени критичности восприятия населением агитации, от зрелости избирателя.

— Давай я тоже критично отнесусь к твоим словам. Многие кандидаты говорят умные и правильные вещи. Но едва попадают в парламент, как превращаются в примитивных «решал» и забывают обо всех обещаниях. Вот сейчас мы наблюдаем феномен Олега Ляшко и его «Радикальной партии». Мы-то наверняка знаем, что он – трепло, негодяй и вор. Но ведь нет сомнений – сорвет банк на этих выборах. А теперь объясни тем, кто тебя не знает лично и впервые, может быть, слышит: чем ты отличаешься от Ляшко? Оба – бойцы, у обоих язык подвешен, оба – не дураки и обояшки. Как проверить кандидата на вшивость?

— Ну, по поводу Ляшко, нас с тобой убеждать не надо: он ведь тебя, как и меня, «кинул» в свое время на гонорар в своей газете «Свобода»… Но дело не в этом. Пусть избиратель проанализирует: что Ляшко сделал, когда был депутатом? Какие он законы продвигал? Или он только драки устраивал, землю на трибуне жрал, корову под Радой пас? Для ленивых отвечу: никаких законов он не подавал и не разрабатывал. Он ничего не умеет, кроме как пиариться. И таких в парламенте – большинство. Поэтому ко мне обращаются представители всех политических сил, когда речь идет о разработке законодательства.  Потому что я этим занимаюсь профессионально, и иду в Раду для того, чтобы создавать законодательные рамки цивилизованного существования, а не «решать вопросы». Фактически, получи я мандат – буду заниматься тем же, чем и сейчас, только официально. Должна констатировать: реально в стране очень мало людей, которые занимаются подготовкой законопроектов, кто непосредственно работает с текстами. Не постесняюсь заявить, что я – в этой когорте. Не один год бьюсь за упорядочение и легитимизацию коллективного имущества, доказываю, что коммунальную мафию вполне реально победить – на собственном примере показываю, что нужно делать: я отсудила у ЖЭКа право платить только за реально предоставленные услуги, а не сколько им хочется с нас содрать. Я организовала в своем доме коллектив собственников, и мы все платим значительно меньше, чем раньше, а дом у нас в прекрасном состоянии. Я не один год пропагандирую эти идеи повсюду: на лекциях, по телевидению, на площадях, в соцсетях. Буквально на днях парламент, наконец, проголосовал за открытие реестров имущественных прав, частично реализовав то, о чем я не уставала твердить с 1999 года. Над прекрасным законопроектом я трудилась в составе экспертной группы, но до парламента, к сожалению, добрались лишь обрывки наших законодательных предложений.

Мы с мужем за всю жизнь ничего не «наколядувалы» кроме четырех сыновей. А квартира, в которой живем, была куплена нами за деньги, отсуженные у государства, плюс кредит. Квартира должна была быть предоставлена моему супругу по закону: как судье апелляционного суда Киева, но тогдашний мэр Александр Омельченко категорически отказался это делать. Пришлось судиться, и мы отсудили всего около 33 тысяч долларов, которые потом целый год «выбивали» через исполнительную службу.

— Скажи, а вот зачем ты в Раду собралась?

— Разрабатывать и принимать законы.

— А если владелец магазина у тебя под домом обратится за помощью, как твой избиратель – сможешь помочь?

— Конечно, я разберусь в ситуации, помогу, а еще разработаю закон, который автоматически обеспечит решение аналогичных проблемы – не только для моего избирателя-владельца магазина, но и для владельцев магазинов по всей стране.

— Но ведь таких ходоков с их проблемами будут тысячи. Если начнешь вникать в проблему каждого, не останется времени на законотворчество. И опять депутат превратится в «решалово».

— Я иду не одна: со мной команда людей, объединенных идеей в рамках нашей партии. Они будут общаться, анализировать, докладывать, готовить предложения, помогать в разработке законопроектов. Для этого наша партия и создана, а отнюдь не для продажи мест и дерибана.

— Может ты знаешь, что с коррупцией делать?.. Ну, для начала – как вытравить из судебной ветви киваловщину?

— Нет проблемы коррупции, как таковой. Есть проблема отсутствия реестров имущественных прав граждан, организаций, государства. Ведь подавляющее большинство дел, которые рассматривают наши коррумпированные суды, касаются имущества. Большинство преступлений – корыстные, за исключением малой доли преступлений на почве любви и ненависти. Сегодня ставленники Кивалова решают в суде на собственное усмотрение – кому принадлежит квартира, завод, земля. А я предлагаю все эти права закрепить в реестрах. Воши не живут на лысой голове. Открытость информации – это смерть коррупции. В случае судебной тяжбы процесс становится формальностью. От судьи – его «личного» мнения — ничего не зависит. У него сугубо формальная функция – подтвердить то, что указано в реестрах. При таком положении дел у большинства преступлений пропадает мотивация, а судье бесполезно нести взятку: он по сути ничего не решает, а лишь констатирует имущественный статус кво. Твои права, деньги, имущество уже защищены. И для этого надо всего лишь принять несколько очень важных законов, разработать механизм их реализации и выполнить эту работу за пару лет, вместо того, чтобы еще 20-30 лет принимать лицемерные и бесполезные программы по борьбе с коррупцией. Именно так все и устроено в цивилизованных странах. Страны эти очень разные, но основополагающий принцип один: в них защищены имущественные права, поэтому там выгодно делать бизнес, туда текут инвестиции, там минимальный уровень коррупции.

— Назови, пожалуйста – для ленивых – три краеугольных камня твоей избирательной программы.

—  Открытие реестров и кадастров, защита имущественных прав (настоящая титульная система вместо нынешней актовой), механизмы принятия легитимных коллективных решений. То есть, государство должно на практике защищать имущественные права граждан. Сегодня у нас нет возможностей для защиты. Отсюда – рейдерство и чиновничий беспредел. Наконец, следует немедленно внедрять соседское право.

— Это ты сама термин придумала?

— В любой цивилизованной стране мира соседское право существует и подразумевает наличие алгоритмов принятия коллективных решений, алгоритмов распределения общего ресурса и механизмов принудительного исполнения таких решений. Объясняю для ленивых. Для дерибана госимущества достаточно 226 депутатских карточек и взмах руки Чечетова (нардепа-пастуха фракции ПР в парламенте времен Януковича). Чтобы украсть имущество киевской территориальной общины, достаточно 61 карточки депутатов горсовета и взмах руки секретаря Довгого или Гереги. А вот чтобы жильцы конкретного дома решили, кто будет вывозить их мусор, необходим консенсус, то есть единогласие, которое недостижимо на практике: народ у нас пассивен, на собрания не ходит и пр. Поэтому необходим иной механизм: вместо консенсуса — простое или квалифицированное большинство. Консенсус следует ликвидировать немедленно: ст.ст. 358 и 369 Гражданского Кодекса следует изменить. Ведь такая практика существует во всем цивилизованном мире.

— Таня, а ты уверена, что население – какое оно есть — способно воспользоваться демократичными механизмами самоуправления, которые ты предлагаешь?

— Абсолютно! Дайте людям инструмент, и они быстро научатся им пользоваться. Беда в другом: в нашей безумной стране ужасное законодательство об ОСМД и местном самоуправлении.

— Так ведь и жильцы в этих ОСМД ужасны в своей дикости и неспособности пользоваться демократическими механизмами.

— Надо учиться, черт возьми! В цивилизованных странах деточек учат принимать легитимные коллективные решения с садика. И я хочу, чтобы у нас была изменена суть образования: детей надо учить демократии и использованию ее инструментария. В СССР за людей все решала родная партия. А теперь вот нужно учиться думать и распоряжаться своими мозгами. И это будет у меня в приоритете. Чтобы в школе, скажем, дети, родители и учителя могли формировать педколлективы, чтобы сами выбирали директоров, а им не назначали всяческих негодяев сверху, чтобы те потом на выборах работали на  всяких сташуков.

— Так ведь дети тогда выберут самого веселого учителя, но не самого требовательного.

— Нет, дети еще не испорчены и не продажны.  Вот они как раз будут выбирать честно и принципиально.

— У меня, как у потенциального избирателя, к тебе есть конкретная претензия: ты не любишь нашу революцию!

— Я против насилия. И главное: через революции и жертвы патриотов к корыту пробиваются новые рыла, которые жрут еще «лучше» — жаднее и циничнее —  старых.

— То есть, ты считаешь, что после произошедшей революции страна ничуть не поменялась?

— Нет, конечно. И это сегодня становится очевидно даже самым фанатичным революционерам.

— Рыла у корыта, может, такие же, но теперь это пуганые рыла. Они уже подсознательно чуют: может быть, как с Януковичем.

— Тут мы с тобой не договоримся. Я считаю, что менять страну следует эволюционно. Сейчас растет поколение, которое не хочет этого жуткого совка, которое даже не помнит жизни без мобильного телефона. Не думаю, что ценой смертей украинцев, ценой потери Крыма и части Украины мы должны платить за те микроскопические изменения, которых сегодня добились. Скачкообразных изменений не будет. Нужна эволюция, следует придерживаться «технологического процесса». Я хочу научить людей решать свои проблемы не сжиганием шин и забрасыванием чиновников в мусорные баки, а спокойными переговорами по заранее определенному алгоритму. Драться – это непродуктивная трата ресурса, утверждаю как профессиональная спортсменка.

— Вот именно — странно слышать это от человека, который в палаточном городке многодетных матерей под городским УВД вызывал на честное кумитэ спецназовцев, которые под утро собрались разогнать палаточный городок. Ты ведь не один раз отличилась в драках с ментами и прокурорами разных рангов…

— Никакого противоречия. Да, я люблю и умею драться, но делаю это только в самых крайних случаях и все равно утверждаю, что «гонка вооружений» — непродуктивна. Нет никаких неразрешимых противоречий. Все эти «-измы» — от лукавого и искусственно насаждены властью.  В действительности вся проблема — в отсутствии четкого алгоритма в принятии коллективных решений по использованию общего ресурса.

— А откуда эта самоуверенность, что твои светлые передовые идеи будут поняты и поддержаны, мягко скажем… инфантильным электоратом?

— Потому что не более трети избирателей на нашем округе готовы взять бабло. Из взявших бабло, чисто статистически продадут голоса 2\3. То есть, более 20% скупить невозможно. Значит, у моих конкурентов есть фора в 20%. А у меня есть харизма!

— Я откровенно говоря, не очень верю, что население готово к тем реформам, о которых ты говоришь. Ему больше по душе шоу Шустера и Ляшко. У меня по этому поводу своя теория: Украину спасут варяги. Вот Порошенко приглашает к себе в окружение успешных бизнес-менеджеров, взял в советники отца грузинских реформ Каху Бендукидзе… А еще у нас примитивно нет денег. И чтобы этой власти выжить, ей нужно выклянчить кредиты – у МВФ, у Евросоюза… А те будут давать деньги только под реформы. Как ты считаешь: запад нам поможет?

— Не поможет! Если бы запад хотел реформ в этой стране, он заставил бы нашу элиту провести их еще во времена Кравчука-Кучмы. Но им не нужен 45-миллионный конкурент. Они специально развалили Украину, чтобы втянуть в противостояние Россию и поймать Краббе Путина на Украину, как на кусок тухлого мяса. Отведенная нам задача – противостоять Москве и ослаблять ее. А запад будет дополнительно хоронить ее ценами на нефть и газ. Повторяется история с Советским союзом. Мне очень жаль, что нас раскололи на укропов и колорадов. Это искусственное деление. Вот сторонники моих идей о защите имущественных прав — ровно половина с запада Украины, половина – с востока. Когда речь идет о деньгах – никаких разногласий. Все хотят защиты своих домов-машин-земли-бизнеса. Впрочем, верные идеи побеждают не так быстро, как хотелось бы. Я буду продвигать их и дальше – вне зависимости от того, пройду сегодня в парламент или нет. Делай, что должен, и будь что будет. Место в парламенте, конечно – прекрасная рекламная площадка для популяризации  этих идей.

— Вопрос на засыпку: а вот смогла бы депутат Монтян победить МАФ-овую мафию? Пока это не удалось даже чемпиону мира по боксу.

— Легко! У меня ведь, в отличие от Кличко, есть мозги и знания. Все, что нужно сделать: четко инвентаризировать имущество города, установить жесткие правила установки МАФов, и еще: принять закон, которым местная община вправе решать: что и где может и должно находиться на придомовой территории. Вон видишь – киоски около нашего дома: они нам нужны, в одном обувщик сидит, а во втором — продают овощи и фрукты. Если бы около детской площадки стоял пивной ларек – его бы уже не было: наша громада добилась бы его сноса. И все, что мне остается: закрепить эти правила в масштабах страны, формализовать процедуру размещения МАФ-ов. Но для этого я должна быть в парламенте и там устанавливать правила для всей Украины, а не отстаивать интересы только своего дома. Нужен закон о местных плебисцитах. Места расположения торговых точек, сервисных служб и прочее должны определяться жителями этой территории, а не чиновниками в кабмине или в райадминистрации. Ну кому какое дело в Киеве до того, где ставить МАФ на окраине Хацапетовки? Мы здесь живем – нам и решать.

— А что делать с парковками?

— Ничего оригинального, все как в цивилизованном мире: строить многоуровневые стоянки, перехватывающие парковки, развивать сеть велодорожек и муниципального транспорта.

— Ну и в заключение – немного о запретных плодах. Вот я с удивлением узнал, что мать четверых пацанов Монтян выступает за легализацию наркотиков, проституции и гомосексуальных браков. Это ты таким образом специфические электоральные группы окучиваешь?

— Нет. Просто водка намного вреднее для здоровья, чем многие виды наркотиков. Сама могу «пыхнуть» и прекрасно себя при этом чувствую. Запрет наркотиков выгоден лишь ментам и драг-дилерам, которыми менты зачастую и являются. Нужно ввести возрастной ценз. И, например, с 25 лет предоставить половозрелой особи право решать чем себя губить: водкой, наркотиками или избыточными просмотрами политических ток-шоу. Ни одна страна не победила наркоманию. Но запрет нарко разлагает общество, плодит коррупцию и наркомафию. Нарко и проституция – это поле, где кормятся менты, тот же Ярема. Касательно однополых браков: если они платят налоги – кто имеет право заглядывать к ним в постель? Собственно, речь не о сексе. Гомосексуалы и сегодня могут прийти в бар «Голубая устрица» и устроить там себе веселую свадьбу. Проблема легализации гомосексуализма вновь упирается в имущественные права, которые геи, увы, защитить не могут. Сегодня они никак не узаконены. И это есть проблема.

— Знаешь, если бы ты поставила именно эти свои взгляды на первое место в избирательной программе, думаю, число проголосовавших сильно возросло бы…

— Не надо этих грязных намеков на популизм. Я с незапамятных времен писала такие статьи в гей-журнал «Один из нас» и всегда пропагандировала идею Фаины Раневской: «Несчастна та страна, в которой человек не в праве распорядиться собственной жопой». Не исключаю, что мы дождемся своего мэра-гея, президента-гея — если людей наконец-то начнут интересовать деловые, менеджерские качества кандидатов, а не такая ничего не значащая ерунда, как их сексуальная ориентация.

— А ты случайно не являешься сторонницей политика Олега Ляшко?

— Вот только не надо путать геев c пидорасами!

 

источник

Рейтинг: 0

Опубликовал(а):

не в сети 8 часов

Сергей Кирилов

4 964

Модератор сайта.
Если есть вопросы, задавайте в «приватный чат» в личном кабинете.

Италия. Город: Катания
34 годаКомментарии: 4339Публикации: 23056Регистрация: 01-08-2014
  • Модератор сайта
Авторизация
*
*
Войти с помощью: 
Регистрация
*
*
*
Пароль не введен
*
Ваш день рождения * :
Число, месяц и год:
Войти с помощью: 
Перейти на страницу
закрыть