Воскресенье , 4 Декабрь 2016
Фотоконкурс 2014

Гражданство…

Добавлено в закладки: 0

Уже много писалось о стереотипах. Причем как о стереотипах, от которых мы еще не избавились, так и о стереотипах, которые мы приобрели в последнее время. Есть слова, которые нужно говорить, держа собственный паспорт. Эта небольшая книжечка будет служить нам материальным воплощением якобы нематериальных вещей, а именно наших прав. Почувствуем ли мы их вес в руках, когда возьмем этот основной для нас, как для граждан, документ? Какие гарантии декларируемых в Конституции наших прав мы получили за эти 23 года? В очередях, унижаясь перед чиновниками, в фактическом обворовывании властью своих граждан. «Роберт Сазерленд против Соединенных Штатов Америки»! Сколько раз мы слышали в фильмах подобную фразу, будто из фантастики. «Василий Петренко против государства Украина»… не смешите. «Мне ваших налогов на зарплату не хватит», — говорил мне один налоговый инспектор еще лет пять назад. В этой фразе вся сущность отношения к институту гражданства. Мы должны признать — тот кровавый (уже кровавый!) беспредел, который творится у нас в стране, имеет не только внешние причины. Не только Путин с его имперскими амбициями виновен в нашей беде. Мы забыли, с чего начинается страна. Мы, даже те, кто чувствуют себя украинцами, пытаемся не вспоминать о собственном гражданстве. Ведь какой в этом смысл, если наше гражданство означает отсутствие прав. Все держится только на нашей вере в призрачные права и в силу горла в очереди. Кто шустрее, кто нахальнее, кто богаче, тот и имеет «право». Кто свой, а кто чужой. И в самый трагический период нашей новой истории это разделение на своего и чужого использует… нет, не только враг. Наша власть! В том числе как очередной манипулятивный стереотип. Сознательно она это делает или нет, — не важно. Важно то, что иногда заявления лидеров попадают в самые болезненные места общества.

Сначала Президент Петр Порошенко выступил с как всегда понятной и образной речью относительно того, как он собирается воевать: «У нас работа будет, а у них (на оккупированном Донбассе) — нет. У нас пенсии будут, у них — нет. У нас дети пойдут в детские сады и школы, у них они будут сидеть в подвалах. Потому что они ничего не могут делать. И так, именно так, мы выигрываем эту войну», — заявил Порошенко. И беда в том, что далеко не все осознают ужас для страны, заложенный в этих словах. Вроде бы понятно, что хотел сказать Президент, но тогда возникает логичный вопрос: у кого «у нас» и у кого «у них»? У хороших и плохих? У патриотов и «ватников»? У украинцев и «недоукраинцев»? Эти слова ориентированы именно на тот сегмент населения, который готов делить всех на своих и чужих. Потому что так проще представлять мир. А признаком своего и чужого в данном случае является принадлежность к территории пребывания. Порошенко знает, что народ устал от войны. Народ становится беднее на глазах, и мы находимся в одном из самых затруднительных экономических и социальных кризисов. Воевать мы якобы не готовы, «перемирные» соглашения показали свою полную никчемность. Именно поэтому так сладко для многих слышать, что наконец мы не будем кормить мятежный Донбасс (точно так же, как на Востоке вбивали подобный посыл о кормильце в головы так называемой «ваты»!). И здесь на сцену выходит премьер-министр Арсений Яценюк, который заявляет о прекращении финансирования пенсионного обеспечения украинцев, оставшихся на оккупированной территории вплоть до их будущего освобождения. А то, как именно будут освобождать эти территории, Президент объяснил в предыдущей цитате. То есть? Замкнут логический круг, фактически означающий отказ от территорий. По крайней мере, по всему видно, что, кроме как просто ждать, иного пути по освобождению Донбасса власть не видит. И окапываться.

И опять в Интернете овацийная истерика среди некоторых «патриотов» — наконец! Какой смелый, решительный шаг! Обрисовывается образ гангренной ноги, которую лучше отрезать и продолжить путь вперед. Хромая страна, оказывается, это выход из беды. Итак, пусть в крепости мрут от голода. Но только Донбасс — это не крепость, а мы живем не в средневековье. Здесь другие способы ведения войны. То, что предложила нам власть, называется иначе — капитуляция, в то время как украинские граждане сейчас находятся в ловушке. Гибнут ребята под обстрелами, мучаются люди в плену, умирают старики от голода.

Другие украинцы не на шутку возмутились такими шагами власти, ведь были фактически брошены страной на произвол судьбы. Поднимаются цены на пребывание в санаториях для переселенцев. Для того, чтобы только подать заявление на социальную помощь (а это 400—800 грн), переселенцам приходится стоять в многочасовых очередях, что еще не гарантирует того, что такую помощь они получат. Чтобы получить регистрацию по месту нахождения, нужно обращаться к государству вместе с хозяином квартиры, что обычно этих хозяев не устраивает. Постепенно создаются условия для того, чтобы стимулировать возвращение переселенцев назад. Назад — то есть в ловушку.

Ужасно, но именно этими несколькими заявлениями наши руководители окончательно расписались под тем, что украинский паспорт теперь — это бумажная условность. Многие в народе думают, что где-то там наверху уже давно определились с тем, что стоит забыть о Крыме и Донбассе, пора строить страну без этих «гангрен». В принципе, это то, чего и хотел от нас Путин. Наконец его «грады» попали в сердце нашей государственности — нивелировали институт гражданства.

Теперь бабушки с третьего этажа в Луганске, у которых в августе из еды был один лишь огурец, окончательно обречены на голодную смерть. Гуманитарная же помощь из России будет рассматриваться как признак того, кто является врагом и кто спасителем. Теперь те, кто не имеет имущества за пределами оккупированной территории, кто скитался все лето по стране и потратил последние деньги, а сегодня вынужден вернуться к своим четырем стенам, имеет основания сказать: «На меня не распространяется Конституция Украины, поэтому я ничем не обязан этой стране». Более того, теперь возникает вопрос обязательств Украины перед ними в другом ракурсе. Эти люди 23 года платили налоги в Киев. Те же налоги, которых не хватало на зарплату упомянутому инспектору, мучавшему предпринимателей в очередях и требовавшему взятки.

Еще одна история, которую передала пользователь социальной сети: «Моя знакомая, ей 65 лет, сын погиб еще 20 лет тому назад в шахте, живет с матерью, которой 88 лет (два инсульта, лежит). Пенсию не получала с мая, в сентябре поехала, чтобы переоформить пенсию (только собственную, потому что мать нетранспортабельная), но еще до сих пор ее не получила. После выхода Постановления КМУ у нее не осталось надежды на выживание. Выехать она не может, по понятным причинам. Она патриот, я знала ее с 2004 года, когда она была волонтером в штабе Ющенко, после чего я многократно ее видела на акциях протеста. В ноябре 2013 она одна из немногих поддерживала Майдан. Теперь она и ее мама обречены на голодную смерть. Эта ситуация не исключение, а скорее правило…». Красноречиво? Думаю, бабушка на Западной Украине, внук которой погиб под Иловайском, прочитав эти строки, в который раз задумается, что смерть ее ребенка не только на совести Кремля и «ваты», но и тех, кто превратил в нашей стране гражданина в виртуальность.

И вот бандиты с квадратными головами мгновенно подхватывают подачу от нашего премьера, обвиняя Киев в геноциде собственного народа. Они будто только и ждали этого шага со стороны украинского руководства и теперь заявляют — Украина отказалась от Донбасса! Конечно, все это приведет к углублению гуманитарной катастрофы и очередных «Путин приходи!». А Путин таки может прийти, потому что, например, 70% бюджета Приднестровья — это деньги Москвы. Но только из Донбасса, в отличие от ПМР, есть что взять. «Я без пропитания оставаться не могу. Где же я буду питаться?», — говорил Шариков в известном произведении классика. Найдется тот, кто бросит Шарикову кость, и как-то этот горемычный проживет. На самом деле Украина и дальше будет туда поставлять электроэнергию, воду, газ и др. Боевики же в изолированном Донбассе будут подавать и уже подают, как… благодеяние Путина! Повод для пропаганды создан и создан нашим руководством. Зачем? Решили сэкономить на бабушках, вместо того, чтобы разобраться с коррупционными схемами, которыми пропиталось все наше государство? Где же деньги, где несколько бюджетов нашей многострадальной страны. Не обратиться ли за помощью по залатыванию дыр в кармане Украины к тем, кто сидел с бандитами за одними столами в Минске? Таким образом решили вместо того, чтобы воевать с бандитами, воевать с кошельками пенсионеров.

В самый критический момент наши лидеры оказались слишком популистичными, предложив самый простой путь — пообещать то, чего не произойдет, задекларировать то, чего не существует и, самое страшное, в который раз сыграть на ошибочных стереотипах. Теперь мы, действительно, не готовы к войне. Теперь мы вынуждены выжидать и бегать по рингу из угла в угол. Но хотя бы не бросали искры в самые уязвимые места на теле нашего общества. Кто-то сделал вид, что воюет за страну, хотя на самом деле война держалась на энтузиазме граждан и военных, а не на гении кабинетных полководцев. Они списали все проблемы на войну. И все это вместо реальных шагов по поиску общих знаменателей среди народа, по реформированию страны. И будто взмах крыла черного ворона, как предвестник беды, уколола наши сердца весть о смерти грузинского реформатора Кахи Бенукидзе.

Когда он в последний раз уезжал из Украины, его оценки нашего будущего были неутешительными. «Я хочу пожелать только скорейшего начала реформ. Иначе Украины не станет», — сказал он в одном из интервью. И фраза «иначе Украины не станет» имеет реально тревожную формулировку. Это не форма высказывания, это не образное слово, это предупреждение. Михаил Саакашвили пишет: «Сегодня уже нет смысла держать в секрете то, что планировалось его (Кахи Бенукидзе) назначение на очень высокую государственную должность в Украине. Именно для согласования деталей этого назначения его и ожидали в Киеве». Мы превращаемся в страну утраченных шансов. На поворотах истории мы в который раз теряем собственные надежды. К сожалению, мы движемся путем речей, оправданий, лозунгов, сплошного популизма. А есть реальность — безвинные пленные люди, которые в настоящий момент сидят в подвалах, неопознанные тела тех, кого бросили в ловушки горе-генералы, голодные бабушки в панельных холодных домах Луганска, беспомощные, брошенные граждане, потерявшие все перед непреодолимой силой реалий войны. И основная реальность — это слишком легкий вес нашего паспорта.

 

Валентин Торба

Рейтинг: 0

Опубликовал(а):

не в сети 20 минут

Сергей Кирилов

4 964

Модератор сайта.
Если есть вопросы, задавайте в «приватный чат» в личном кабинете.

Италия. Город: Катания
34 годаКомментарии: 4339Публикации: 23066Регистрация: 01-08-2014
  • Модератор сайта
Авторизация
*
*
Войти с помощью: 
Регистрация
*
*
*
Пароль не введен
*
Ваш день рождения * :
Число, месяц и год:
Войти с помощью: 
Перейти на страницу
закрыть