Воскресенье , 4 Декабрь 2016
1

Как живет украинский бизнес после революции

Добавлено в закладки: 0

Еще год назад киевский Крещатик был самой популярной улицей Украины для шопинга. Десятки магазинов с модными брендами, тысячи покупателей каждый день. Сегодня едва ли не половина магазинов пустует. Их окна завешены строительной пленкой с номерами телефонов, по которым могут звонить потенциальные арендаторы. Но их нет.

Год назад, 21 ноября 2013 года, в 22.30 на главной площади страны, расположенной в начале Крещатика, собралась толпа из нескольких сотен человек — главным образом молодежь. Они вышли протестовать против того, что президент Украины Виктор Янукович и премьер-министр Николай Азаров приостановили процесс евроинтеграции — заключения договора между Украиной и ЕС об ассоциации.

Начался евромайдан.

Бизнес на патриотизме

Две блондинки в строгих черных приталенных платьях похожи как сестры. Они смеются, что их постоянно путают и переставляют имена и фамилии.

Подругам Анне Коваленко и Анастасии Янковенко по 27 лет, а они уже управляют компанией с сотней сотрудников, которую создали с нуля 4,5 года назад. Их бизнес — пошив женской одежды. “Мы — первая украинская компания по пошиву женской одежды, работающая на массмаркет”, — с гордостью говорит Коваленко.

Офис Must Have, которым руководят подруги, находится в небольшом жилом здании недалеко от центра Киева. Там же — единственный в Киеве шоурум марки. Масштабы бизнеса пока небольшие: Must Have производит около 4000 единиц товара. Но всего полгода назад было 2000.

Раскрутиться помогли жена и дочери нового президента Украины Петра Порошенко.

Через день после Дня государственного флага Украины, 25 августа, на сайте “Украинской правды” вышла колонка эксперта по моде. Он обратил внимание, что на торжественном мероприятии жена и две дочери президента были одеты не в дорогие бренды вроде Chanel или Louis Vuitton, а в демократичные платья за 899 гривен ($68 по курсу на тот момент) от производителя Must Have. На следующее утро очередь у магазина марки выстроилась задолго до открытия, вспоминает Коваленко: “К нам стали приходить состоятельные клиенты, которые на примере жены президента поняли, что носить демократичные вещи украинского производства не зазорно”.

Впрочем, семья Порошенко лишь подчеркнула тренд, который начался на Украине после Майдана и усилился с началом войны на востоке страны. Из-за кризиса на Донбассе, в котором многие украинцы обвиняют российского президента Владимира Путина, они начали голосовать против России деньгами — отказываться от российских товаров и покупать украинские.

“Когда мы начинали свой бизнес, надпись на товаре “сделано в Украине” была скорее его недостатком, чем преимуществом, — вспоминает Янковенко. — Бывали случаи, когда у нас оптом закупали одежду для перепродажи, но позиционировали ее как американский бренд, чтобы не отпугивать клиентов украинским происхождением”. Майдан многое изменил в этом отношении: в моду вошло все украинское, и расцвела целая индустрия продукции с национальной символикой, от одежды до посуды. “Нам этот тренд очень помог”, — признает Коваленко.

Призрак войны

С начала года официальный курс украинской гривны снизился на 90% к американскому доллару. Но очередей возле банков и обменных пунктов в Киеве не наблюдается — просто потому, что в них сегодня нет евро и долларов на продажу. Зато из-за жестких ограничений Национального банка Украины (НБУ, аналог российского Центробанка) на покупку валюты расцвел теневой рынок.

Девальвация и высокая инфляция — в октябре уже 19% к декабрю 2013 года — ударила по многим украинским компаниям и прежде всего — по ритейлерам. С января по октябрь оборот розничной торговли на Украине снизился на 6,8% год к году (за аналогичный период в 2013 году был рост на 9,3%).

Первый этап падения спроса пришелся на время волнений на Майдане, вспоминает директор по развитию компании MD Group (представляет интересы Tommy Hilfiger, G-Star, GANT, Accessorize, Diesel и др.) Мария Набока. Продажи в Киеве упали в гривне на 20-30%. “Экономических предпосылок для такого падения не было, но логично, что во время революции люди меньше думают о покупках”, — рассуждает Набока. Второй этап начался с января после усиления девальвации украинской валюты. С начала года спрос на одежду и аксессуары упал на 70-80%, то есть почти на уровень девальвации.

Из-за кризиса MD Group закрыла убыточные проекты (15 магазинов из 156) и может закрыть до конца года еще 10, признается Набока. С начала года об уходе с украинского рынка заявили River Island, Inwear Matinique; там, где недавно были магазины c одеждой марки Naf-Naf, сегодня голые окна и объявления об аренде.

Сохранять спрос за счет замораживания цен смысла и возможности у ритейлеров почти не было, говорит Набока: во время девальвации спрос снижается, даже если цены неизменны — граждане покупают иностранную валюту и предметы первой необходимости. MD Group, как и другие ритейлеры, повышала цены пропорционально росту курса доллара/евро. Хотя иногда переоценку товаров не успевали проводить, шутит Набока: “Сейчас можно сесть на самолет в Днепропетровске, сойти в Киеве, а гривна уже подешевеет на 15%”.

Для ритейлеров нынешний кризис тяжелее того, что был в 2008-2009 годах.

“Одно дело — обесценивание валюты. И совсем другое — страх войны, который влияет на саму природу поведения человека”, — признает Набока.

Пуля программисту не помеха

44-летний датчанин Торбен Майгаард рассказывает о себе так: человек, так и не поступивший в колледж, но создавший на Украине с нуля успешный IT-бизнес.

Его компания Ciklum — четвертый по величине игрок IT-аутсорсинга на Украине (по данным агентства Dou.ua), с 2500 сотрудников в стране и за рубежом. Ciklum, как и многие компании на Украине, сменила в этом году свой офис. Но, в отличие от других, переехала в более дорогой и престижный — в расположенный в самом центре Киева бизнес-комплекс Gulliver.

IT-аутсорсинг — одна из самых динамичных по развитию отраслей с оборотом, по оценке директора ассоциации IT Ukraine Виктора Валеева, $1,9 млрд. Внутриполитические проблемы и военный конфликт на востоке страны уменьшили темпы ее роста вдвое. Если до 2014 года они достигали около 40% ежегодно, то в этом году, по прогнозу директора BrainBasket Foundation Романа Хмиля, рост замедлится до 20%. Майгаард ожидает, что Ciklum вырастет где-то на 15%.

“Те клиенты, что уже работают в Украине, продолжают работать. Это как в Израиле: война войной, а программисты нужны всегда. Но новых клиентов из-за войны стало меньше — их беспокоит, что мы не сможем непрерывно работать”, — объясняет Хмиль.

Все IT-компании с востока Украины и из Крыма переехали в Киев и Львов. “Туда русские [солдаты] точно не дойдут”, — надеется Хмиль.

Cам Майгаард в августе переехал в Лондон с женой-украинкой и детьми. Он уверяет: связи с нынешней ситуацией на Украине это не имеет, а решение уехать созрело четыре года назад. Из Лондона легче продвигать услуги на европейском рынке, объясняет Майгаард: компания будет переводить туда часть персонала из всех своих офисов.

Переезд программистов за рубеж ­— реалии сегодняшних дней, признает Хмиль: из-за войны количество уезжающих из Украины специалистов IT-компаний увеличилось вдвое.

“Задача — вывести бизнес в Донбассе в ноль”

Бизнес-центр класса А “Леонардо” — один из самых известных в Киеве и обычно может похвастаться почти 100-процентной занятостью помещений. Но недавно несколько компаний съехали: на фоне падения экономики они сокращают расходы, переезжая в офисы дешевле.

“Когда сокращается экономика, то первыми страдает гостиничный бизнес, затем — офисный, потом — торговая недвижимость”, — рассказывает Максим Громадцов, гендиректор компании “ЭСТА Холдинг”, владеющей “Леонардо” (компания входит в состав группы SCM Рината Ахметова).

Нынешний кризис не стал исключением. Первая ласточка прилетела в аккурат с началом Майдана: резко упал поток туристов. Заполняемость в управляемом “ЭСТА Холдингом” люкс-отеле “Опера” в тридцати минутах ходьбы от Майдана снизилась с 60% до 30% и увеличить ее до 45% удалось, лишь снизив цены. В мае, когда рецессия набирала силу, переговоры об изменении финансовых условий начали компании, арендующие офисы в “Леонардо”.

Правда, тогда речь шла о снижении арендной платы на 3-4 месяца, ведь была надежда, что боевые действия на востоке Украины быстро закончатся.

Однако после активизации военного противостояния на Донбассе в августе надежда умерла. “Всем стало понятно, что кризис в экономике надолго. И компании вновь начали переговорный процесс по условиям аренды, который не окончен до сих пор”, — признается Громадцов. Арендные ставки уже снижены на 15-20%, объем занятых площадей снизился на 5-10%, а общие доходы “ЭСТА Холдинг” от “Леонардо” — на 20%.

Такое падение — неплохой результат. С начала года по октябрь стоимость аренды в офисных центрах Киева, по данным консалтинговой компании DTZ, снизилась с $25-38 до $20-30 в месяц за квадратный метр, а средняя вакантность (количество незанятых офисов), напротив, выросла с 17% до 23,1%. По прогнозу DTZ, арендные ставки будут снижаться как минимум до конца 2014 года.

Процент свободных площадей растет в основном за счет ввода в эксплуатацию новых площадей, объясняет руководитель DTZ Ukraine Ник Коттон. При этом сразу несколько крупных застройщиков отложили ввод в эксплуатацию офисов и торговых центров. Например, “ЭСТА Холдинг” сдвинула с сентября 2015 года на весну 2016 года срок окончания реконструкции ЦУМа на Крещатике: из-за массовых волнений на Майдане в течение полугода было невозможно подвозить к зданию стройматериалы. Также возникли проблемы с арендаторами. “У нас был идеальный wish-list по набору брендов, которые мы бы хотели представить в ЦУМе. Но из-за кризиса некоторые бренды, которые не представлены в Украине, но планировали прийти к нам, отложили эти планы. Плюс мы вынуждены снижать арендную плату”, — рассказывает Громадцов.

Сильнее всего бизнес компаний-девелоперов, как и всех остальных, пострадал не в Киеве, а на востоке Украины. На недвижимость в Донецке приходится 30% портфеля активов “ЭСТА Холдинга”. В столице Донбасса компания владеет двумя отелями — пятизвездочным “Донбасс Палас” и четырехзвездочным “Парк-Инн”, а также офисным центром, который пустует — с мая практически все арендаторы съехали. В “Парк Инн” обычно живут миссии ОБСЕ, что позволяет “ЭСТА Холдингу” даже гасить кредит, который был взят на развитие отеля.

Что касается “Донбасс Палас”, то он работает в убыток, признается Громадцов: “Задача — вывести бизнес на Донбассе в ноль, ведь клиентов практически нет и продать его некому”.

Время надежд

Телефон управляющего директора инвесткомпании ICU (Investment Capital Ukraine) Макара Пасенюка не замолкает надолго даже во время интервью. Если до Майдана львиную часть бизнеса ICU занимали сделки M&A и привлечение финансирования, то сейчас 50% работы — реструктуризация долгов, рассказывает Пасенюк.

По его словам, на Украине практически остановился бизнес по привлечению акционерного и долгового капитала, а активность в сфере M&A вялая. Для финансистов нынешний год тоже тяжелее, чем кризис 2008-2009 годов. По данным Dealogic, за девять месяцев 2014 года заключено всего 73 сделки M&A. За три квартала 2009 года было 331. Это индикатор состояния экономики. Хотя, по заверениям главы НБУ Валерии Гонтаревой, в 2014 году экономика Украины сократится на 7,5%, в отличие от 15-процентного обвала в 2009-м, — ситуация во многих сферах бизнеса тяжелее, чем 5 лет назад.

По словам Пасенюка, экономический кризис не был сюрпризом, а реакция на события на Майдане внешних сил стала дополнительным негативным фактором для сильно ослабленной экономики. Низшая точка ее падения, по мнению Пасенюка, еще не пройдена, но ждать начала восстановления недолго.

О результатах года для своей компании Пасенюк не говорит. “Ни один адекватный бизнесмен в этой стране сейчас не думает о росте. Задача — хотя бы не потерять, что было заработано”, — признается он.

С другой стороны, кризис — лучшее время для финансовых вложений. Накануне прошлого кризиса 2008-2009 годов ICU вышла из многих активов. Это позволило во время кризиса войти в новые активы задешево и в дальнейшем хорошо на этом заработать. В этот раз полностью выйти вовремя в кеш не получилось, признается Пасенюк, но смотрит в будущее с оптимизмом: “Думаю, что люди, которые вышли на Майдан, хотели позитивных изменений, но понимали, что они не произойдут мгновенно. Я верю, в том числе из-за экономического спада, в неизбежность быстрых реформ, которые приведут к качественным изменениям в стране и росту экономики”.
Из бизнеса — во власть

Если падение ВВП, поведение гривны и боевые действия на Донбассе — стресс-фактор для большинства украинских компаний, то некоторые изменения за последний год, наоборот, бизнесменам нравятся.

“Раньше я всегда понимал, что над компанией висит дамоклов меч, — говорит владелец компании Pufetto (производство мягкой мебели) Богдан Козаченко. — Если бы кто-то из приближенных к предыдущей власти людей захотел забрать или закрыть мой бизнес, то я мало что мог бы сделать”.

Сейчас вероятность такой опасности меньше, считает Козаченко и говорит, что работать стало легче хотя бы психологически.

Уменьшилось число административных барьеров, говорит Козаченко. Например, ему стало легче работать с таможней. Громадцов из “ЭСТА Холдинга” рассказывает, что после майских выборов нового мэра Киева его компании стало легче общаться с представителями городской власти.

В ICU, напротив, идут активные проверки: Гонтарева была одной из управляющих партнеров ICU. “Практически все сделки, которыми мы занимаемся, вызывают нездоровый интерес прессы, которая пытается связать любой наш шаг с административным ресурсом. Как следствие, внимание общества к компании повышено и нас проверяют различные надзорные органы”, — рассказывает Пасенюк. Хотя Гонтарева говорила, что продала долю в бизнесе сразу после того, как ушла в НБУ.

Гонтарева ­не единственный бизнесмен, которому новая власть предложила поработать на госслужбе. Экс-глава Microsoft Украина Дмитрий Шимкив, владелец “Мироновского хлебопродукта” (одна из крупнейших агрокомпаний Украины, оборот в 2013 году — $1,5 млрд, по данным Forbes Украина) Юрий Косюк, бывший собственник крупнейшего украинского медиахолдинга UMH Борис Ложкин сейчас работают в администрации президента. Коллега Гонтаревой, инвестбанкир Игорь Белоус, возглавил фискальную службу.

Порошенко, также построивший успешную бизнес-империю Roshen, верит, что опыт управления бизнесом полезен на госслужбе.

 

Дарья МАРЧАК

Рейтинг: 0

Опубликовал(а):

не в сети 36 минут

Сергей Кирилов

4 964

Модератор сайта.
Если есть вопросы, задавайте в «приватный чат» в личном кабинете.

Италия. Город: Катания
34 годаКомментарии: 4339Публикации: 23065Регистрация: 01-08-2014
  • Модератор сайта
Авторизация
*
*
Войти с помощью: 
Регистрация
*
*
*
Пароль не введен
*
Ваш день рождения * :
Число, месяц и год:
Войти с помощью: 
Перейти на страницу
закрыть