Вторник , 6 Декабрь 2016
reuters_battle

Элита есть, элитарности не предвидится

Добавлено в закладки: 0

Политико-экономическую систему Украины неоднократно называли неофеодальной. Феодализм и сейчас никуда не делся, но к появлению аристократического класса не привел. Слова «граф», «герцог», «маркиз», «барон» — точно не славянского происхождения. «Царь» — искаженное латинское заимствование, «князь» — древнегерманское, и даже, казалось бы, исконнопосконный «боярин» пришел в наш язык из булгарского — то есть тюркского языка. Сегодня подобные изыскания интересны разве что лингвистам, а в свое время такие наблюдения стали основой для теорий о том, что славянам вообще было чуждо классовое неравенство и, соответственно, феодализм был принесен на Русь всякими чужеродными элементами.

Идеи правят миром: русская революция, снесшая всех этих чужеродных графьев, стоила нескольких миллионов жизней.

Вопрос далеко не теоретический. На каком основании одни люди считают себя выше других «по праву происхождения» — проблема настолько же древняя, как и сама история человечества. «Когда Адам пахал, а Ева пряла, кто был тогда дворянином?» — Джон Болл, бродячий проповедник, задавал этот вопрос английским слушателям еще в XIV веке — ирония судьбы в том, что в Британии и по сей день уживаются и класс лендлордов, и одна из наиболее совершенных систем народовластия. А миллиардеры постсоветского пространства споры между собой предпочитают решать при посредничестве именно британского правосудия.

Об отечественных миллиардерах еще пойдет речь. Но прежде следует еще немного покопаться в терминологии. В частности — понять, в чем разница между «элитой» и «аристократией».

Элита — термин вневременный и даже внеклассовый. Элита существует в любом обществе, вышедшем из состояния первобытности. Следует понимать, что термин «элита» — из области чистой социологии и никаких оценочных суждений не несет. «Бароныразбойники» и одуревшие от крови комсомольцы 30‑х — это тоже элита, пригодная для соответствующих исторических обстоятельств. В наших реалиях к элите (политической и экономической) можно без зазрения совести причислять Игоря Коломойского и Рината Ахметова, Петра Порошенко и Сергея Левочкина. Вопросы о том, почему эти персоны считаются элитой, стоит смело переадресовывать самому обществу.

С термином «аристократия» все намного сложнее, и здесь следует сказать спасибо системе образования (и советской, и постсоветской), которая для простоты вбивала в головы школьников некий усредненный образ «помещика», «барина», «пана».

Но пан пану рознь, да еще какая. Алексей Вронский — аристократ, а Алексей Каренин — тоже из знати, но выслужившийся дворянин. Слуга Обломова гордится тем, что его барин — из «столбовых», и Пушкин, воспроизводя свою родословную, не на «арапе» зацикливался. Дворянство, как бы странно это ни прозвучало, — дело наживное. Элтон Джон — дворянин, и Мик Джаггер, и Пол Маккартни. Дед Михаила Кутузова — всего лишь капитан, отец — генералпоручик, а сам Михаил Илларионович — стал светлейшим князем, и титул передал уже по наследству. А аристократия всегда связана с землей, с рентой, с ленными владениями.

Аристократии проще и вот почему. Наследные титулы и унаследованные владения, земельная рента и положение в обществе снимают вопросы об обеспечении потребностей низших четырех ступеней «пирамиды Маслоу»: можно сразу задумываться о потребностях в познании мира, в поиске эстетических идеалов и развитии личности.

Мысль почти крамольная с точки зрения идеалов Liberte, Egalite, Fraternite — но именно твердые гарантии права собственности и становились залогом того, что представители аристократических семей задавали культурный тон Европы. Да, не все: ктото спивался, ктото тонул в пучине разврата или наркотическом угаре. Но общий баланс сводился в пользу аристократов, если вопрос собственности не ставился под сомнение. Воробьянинов работал скромным делопроизводителем, потомки условных «Голицыных и Оболенских» стали парижскими таксистами, а Мальборо и Альба — и поныне герцоги. Не спились, не затерялись, не выродились.

Потомуто появлению украинской аристократии мешает нестабильность в отношении права собственности. Да, потребуется несколько поколений, прежде чем потомки миллиардера из «90‑х» отшлифуются до уровня сверстниковлордов. Но это как раз дело именно что наживное. Для начала условным потомкам придется принять в наследство и передать по наследству нечто, позволяющее им не беспокоиться о проблемах выживания, безопасности и признания. Пока претендентам на аристократизм приходится обзаводиться собственностью все в той же Британии, там же обучать отпрысков и продолжать жить с мыслью о временности собственного положения: в Украине никто не застрахован ни от чего — 2014‑й подтвердил.

Любопытно вот что: процесс наделения украинской элиты собственностью продолжается третье десятилетие. Предприятия, месторождения, тысячи гектаров сельхозугодий и участки под элитную застройку в буквальном смысле слова были розданы «новым феодалам» где с легкой руки президентов, где при их снисходительном попустительстве. С точки зрения истории — феодализм чистой воды. Но, увы, без аристократов.

Александр Иванов

Рейтинг: 0

Опубликовал(а):

не в сети 41 минута

Сергей Кирилов

4 969

Модератор сайта.
Если есть вопросы, задавайте в «приватный чат» в личном кабинете.

Италия. Город: Катания
34 годаКомментарии: 4344Публикации: 23080Регистрация: 01-08-2014
  • Модератор сайта
Авторизация
*
*
Войти с помощью: 
Регистрация
*
*
*
Пароль не введен
*
Ваш день рождения * :
Число, месяц и год:
Войти с помощью: 
Перейти на страницу
закрыть