Суббота , 3 Декабрь 2016
2014-03-10post-1-0-37130500-1393692001

Можно ли жить вместе?!

Добавлено в закладки: 0

Столетиями украинцы с россиянами жили вместе, особенно не задумываясь над тем, что они по-разному себя идентифицируют. Немало говорилось о колониальном положении Украины в дореволюционной империи, о коварстве сталинской украинизации или брежневском курсе на ассимиляцию украинцев. Однако разговоры касались политических режимов, а не граждан, между которыми господствовало согласие, и вдруг…

Аннексия Крыма проторяет путь к Четвертой мировой войне. Эта война будет отличаться от первых двух, но будет похожа на третью, «холодную». Первая мировая война длилась четыре, а Вторая — шесть лет. Холодная война не перешла в горячую фазу, а поэтому длилась намного дольше — 43 года. Четвертая война долго не будет продолжаться, ведь одна из сторон находится в постиндустриальном мире, а другая имеет примитивную экономику, полностью зависимую от экспорта сырья. Но нам от этого не легче. Украина попала в эпицентр событий и должна держаться, рассчитывая прежде всего на собственные силы. В острой ситуации, сложившейся после Евромайдана, ведущая роль в определении судьбы нашей Родины уже принадлежит не столько властной структуре, сколько гражданскому обществу.

Гражданское общество является социальной категорией. В другой системе координат оно проявляет себя как политическая нация, то есть содружество людей всех национальностей, населяющих страну. Украину населяют преимущественно украинцы и россияне. Когда вспыхнула украинско-российская война, стало понятно, что резко ухудшились отношения между гражданами, а не только между политическими режимами Украины и России. Одновременно, что более важно, ухудшились отношения между гражданами Украины — украинцами и россиянами. Это ставит под знак вопроса перспективы украинской политической нации, а следовательно, гражданского общества.

Что делать? Прежде всего — осознать те закономерности исторического развития, которые обусловили современное состояние дел. Зная прошлое, легче разрабатывать стратегию на будущее.

1. НЕМНОГО ТЕОРИИ

Рассмотрение любого серьезного вопроса начинается с утверждения терминологии. Здесь тоже невозможно обойтись без рассмотрения основополагающих терминов.

Политическая нация, то есть гражданское общество, возникает тогда, когда люди разного этнического происхождения, живущие в одной стране, превращаются из подданных монарха в граждан. Наличие ее не противоречит формированию и развитию этнических наций, скорее наоборот. В условиях демократии человек любой национальности чувствует себя членом единой политической нации. Однако это не мешает ему быть причастным к нации своих предков — этнической нации.

Существует классическое определение этнической нации, приведенное в одной из дореволюционных работ И. Сталина: «Нация есть исторически сложившаяся устойчивая общность людей, возникшая на базе общности языка, территории, экономической жизни и психического склада, проявляющегося в культуре». Нет смысла отрицать это определение только потому, что его предложил Сталин. Тем более, что первые три признака будущий вождь большевиков позаимствовал у К. Каутского, а четвертый — у О. Бауэра.

Определяя последовательность формирования политической и этнической наций, испанский мыслитель Х. Ортега-и-Гассет высказывался слишком категорично: «Относительная общность языка и крови, которой сегодня гордятся, — это более поздний результат политического объединения. Следовательно, не кровь и язык создают национальное государство — наоборот, это оно выравнивает состав эритроцитов и артикуляцию звуков. И так было всегда». Думаю, что всегда так не было. Можно согласиться только с тем, что олицетворяемое монархом государство консолидирует свое многоэтническое население, но чаще — путем стрижки подданных под одну гребенку. Используя собственную государственность, племя хань поглотило и переварило за 35 веков сотни разных народов. Они не оставили после себя памяти, но все вместе дали жизнь одному сплоченному китайскому народу. Даже выходцы из него в других государствах (хуацяо) остаются китайцами.

Когда же подданные превращаются в граждан, то есть лишают монарха суверенности и становятся хозяевами собственной жизни, в такой стране возникает политическая нация. В этих условиях понятия народа и государства почти совпадают. Лига Наций, возникшая после Первой мировой войны, так же, как Организация Объединенных Наций, созданная государствами антигитлеровской коалиции, — это объединение государств, в названии которых фигурирует термин «нация».

Сказанное выше подводит к пониманию кардинальной разницы в междунациональных отношениях «низов» и национальной политике «верхов» между Западной и Восточной Европой. Чтобы оставаться лояльным подданным российского царя, нужно было чувствовать себя патриотом, демонстрируя преданность многонациональной империи, и клеймить национализм, который ее подрывал изнутри. В странах, которым дала жизнь эта империя, даже после ста лет сохранилось позитивное отношение к патриотам и негативное — к националистам. Сам термин «национальность» мы понимаем не так, как в Европе, стоит только заглянуть в загранпаспорт. Графа Nationality переведена в нем как «Гражданство».

2. ДОРЕВОЛЮЦИОННОЕ НАСЛЕДИЕ

Термин «россияне» в украинском языке переводится на русский как «русские». Термин «россияне» в русском языке появился только с 1991 года для обозначения всего населения Российской Федерации. Создавая «союз свободных республик», большевики оставили термин «русские» как название титульной нации одной из них, а название всей страны денационализировали. Вся совокупность населения СССР была обозначена термином «советский народ».

Почему в дореволюционной России первичное самоназвание народа, сформировавшегося на берегах Днепра в IX—X веках, перешло к другому народу? Почему термином «русские» стала отражаться совокупность трех народов, которым дали новые имена, — великороссов, малороссов и белорусов?

Ответ на эти вопросы очевиден. Территория на востоке Европы сначала администрировалась из Киева, а затем, через многие века, из Москвы. Великие князья московские, которые происходили из младшей ветви киевской династии Рюриковичей, покорили обломки Золотой Орды и объявили себя царями. Потом они распространили свою власть почти на всю территорию Восточной Европы и начали титуловать себя царями «Великия и Малыя и Белыя Руси». Затем у них возникло желание присвоить не только территорию, но и народ, который населял ее, вместе с его многовековой историей. Чтобы отстоять собственную идентичность, украинская интеллигенция вынуждена была назвать свой народ по существующему с XII ст. этнотопониму «Украина».

Надо понять позицию тех, кто в дореволюционной империи не соглашался быть малороссом, а также тех, кто пытался втиснуть украинский народ в прокрустово ложе «малороссов». Приведу два примера, которые скажут больше, чем развернутый анализ обеих позиций.

В 1858 году Т. Шевченко не принял предложение М. Максимовича сотрудничать со славянофильским журналом «Парус». Поэт так аргументировал свою позицию: «Парус» в своем универсале перечислил всю славянскую братию, а о нас и не вспомнил, спасибо ему. Мы уже, видишь, очень близкие родственники. Когда наш отец горел, то их отец руки грел».

В 1918 году группа российских политических деятелей обратилась к руководителям Антанты с просьбой послать войска в Украину и предостерегла их от переговоров с лидерами УНР. В памятной записке, авторство которой приписывается П. Милюкову, подчеркивалось: «Официальное признание слов «Украина» и «украинцы» неминуемо повлечет за собой уменьшение русского народа более чем на треть и отрежет русские земли от Черного моря. Если бы даже «Украина» на мировом конгрессе и была включена в состав российской державы, но сохранила это название, то мы бы оставили и на будущее богатое поле деятельности для сепаратистов, потому что пока существует отдельный народ, до тех пор притязание на свое отдельное государство будет всегда иметь почву и право».

Российская империя была достаточно либеральной по отношению к колониальным народам под скипетром царя и позволяла им жить собственной жизнью. Однако положение украинцев (как и белорусов) резко отличалось от положения других покоренных народов. С одной стороны, они причислялись к господствующей нации, если соглашались быть малороссами. С другой — они беспощадно притеснялись, если стремились оставаться украинцами.

3. СОВЕТСКОЕ НАСЛЕДИЕ

В ходе коммунистических преобразований олицетворяемое кучкой вождей государство экспроприировало общество, то есть поставило все его слои, не исключая номенклатуру, в экономическую зависимость от себя. Следовательно, политическая диктатура вождей была дополнена диктатурой экономической. Как этот режим абсолютной диктатуры отражался на национальной жизни? Какой след оставила в настоящем осуществляемая на протяжении жизни трех поколений ленинско-сталинская национальная политика?

Согласно Конституции, советские органы власти формировались на выборах, то есть формально зависели от общества. В действительности, однако, не представленные в Конституции компартийные структуры держали под контролем избирательный процесс и следили за деятельностью советских органов, не вмешиваясь, как правило, в конкретные дела. Согласно советской линии, национальным республикам мог предоставляться даже статус независимых государств, по компартийной они слепо подчинялись вождям большевистской партии. А она строилась как единственная и неделимая организационная структура, если использовать выражение белогвардейских генералов о единой и неделимой России.

Гражданское общество всегда является совокупностью политически и экономически независимых от государства организационных структур, связанных между собой горизонтальными связями. Это значит, что даже те слабенькие ячейки такого общества, которые возникли в самодержавной России, были в Советском Союзе ликвидированы. Но гражданское общество в многонациональной стране выступает как политическая нация. Это значит, что в СССР не существовало политической нации. Что же существовало?

Существовали так называемые титульные нации. Этот термин появился в Европе для обозначения преобладающей этнической нации — французов во Франции, англичан в Великобритании и т. п. Чтобы понять суть советской титульной нации, вовсе не похожей на европейские образцы, придется анализировать отношения между государством и обществом. Предыдущий текст был как раз таким анализом.

Вожди большевиков отказались официально считать титульной нацией в масштабе СССР россиян (русских). В СССР было создано множество титульных наций. Титульной считалась та национальность, которая составляла большинство в любой национальной административной единице. Образовалась иерархия этносов, определенная административно-территориальным разделением. Во главе иерархии, но неофициально, находились россияне (русские) — титульная нация общесоюзного масштаба. Титульные нации второго порядка образовали союзные республики, третьего — автономные республики, четвертого — национальные округа, пятого — национальные районы, шестого порядка — сельсоветы. В начале 30-х гг. украинцы имели три разных статуса: представителей титульной нации в УССР, претендентов на титульную нацию в случае объединения с УССР половины уже украинизированных районов Северного Кавказа, и национального меньшинства — во всех других регионах. Россияне (русские) не считались национальным меньшинством в любом регионе.

Советские граждане, независимо от национальности, социального и служебного положения, вплоть до должности члена ЦК ВКП (б), были одинаково бесправными перед дьявольским изобретением В. Ленина — государством-коммуной. Политический режим, олицетворяемый вождями, не зависел ни от партии, которую он подмял под себя, ни от общества, которому оставалось безропотно избирать в советские органы власти кандидатов от «блока коммунистов и беспартийных». Не зависел он в сталинские времена и от номенклатуры, которую постоянно тасовали ротациями или репрессиями, чтобы она не укоренялась в обществе и не стремилась к меньшей зависимости от высших инстанций.

4. «ТРИ В ОДНОМ»

В начале 1970 гг. в теоретическом арсенале КПСС появилось понятие советского народа как нового исторического сообщества. В замечательной работе Георгия Касьянова «Теории наций и национализма» (К., 1999) оно рассматривается как синоним политической нации. В действительности, однако, его следует считать антонимом. Компартийные теоретики уверяли, что советский народ является принципиально другим историческим сообществом, чем предыдущие: род-племя, союз племен, народность, нация. А сердцевиной нового сообщества они объявили россиян (русских). И здесь возникла коллизия: что именно надо понимать под русским народом? Объясню на примере.

Редактируя школьный учебник по истории в 1936 году, сталинский идеолог А. Жданов заменил фразу «славяне — предки российского (русского. — Авт.) народа» на такую: «Позже славяне, которые жили в Восточной Европе, образовали три больших народа — россиян, украинцев и белорусов». Ленинско-сталинская национальная политика направлялась на борьбу с сепаратизмом украинцев не только методами насилия, но и предоставлением государственных прав в советской упаковке, которая низводила их практически к нулю. Уступкой дореволюционным великодержавникам стал концепт единого древнерусского народа, который якобы позже поделился на три родственных между собой ветви.

Однако после 1991 года эта уступка перестала удовлетворять российских великодержавников. Беря на вооружение концепт «Русского мира», они вернулись к взглядам, которые выражали дореволюционные шовинисты.

5. ПОСЛЕДНЯЯ ЧЕТВЕРТЬ ВЕКА

Как жили вместе украинцы и россияне (здесь и дальше — русские) в уже независимой Украине? Если добавить к периоду независимости последние годы горбачевской «перестройки», то будем иметь четверть века. Это время вполне достаточное для того, чтобы сделать убедительные выводы.

Как ни странно, но мы не знаем национального состава населения Украины за последние годы. Перепись должна была состояться в 2011 году, но в государстве Януковича на нее не хватило денег. Следовательно, динамику национального состава можно определить только по переписи населения 2001 года в сравнении с последней советской переписью 1989 года. Переписи показывают, что удельный вес украинцев в населении повысился с 72,7 до 77,8 %, а часть россиян сократилась с 22,1 до 17,3 %.

Заметное повышение части украинцев требует объяснения. На эту динамику повлияло механическое движение населения: россиян из Украины в Россию и украинцев — из России в Украину. Но количественные показатели механического движения не такие большие. Остается сделать вывод, что определенная часть россиян изменила свою национальную идентификацию. Этот вывод опосредствовано подтверждается увеличением между двумя переписями части русскоязычных украинцев: с 12,2 до 14,8 %. Для национальной самоидентификации достаточно ответить на вопрос, а процесс превращения русскоязычных украинцев в украиноязычных, если вообще происходил, требовал длительного времени. Вероятно, существенная часть граждан в переходном состоянии после завоевания независимости решила вернуться к национальности предков.

Если сформулированные ранее суждения о вертикальном строении советского общества и последовательное уничтожение государством горизонтальных, то есть независимых от него общественных связей могли казаться слишком абстрактными, то наложение их на региональные отличия в расселении украинцев и русских позволяет увидеть конкретику. Она заключается в том, что обретение независимости послужило восходящим пунктом для формирования с нуля политической нации в границах Украины. К этому моменту, то есть в течение жизни трех (в западных областях — двух) поколений связи между людьми разных национальностей формировала советская государство-коммуна. Как это происходило, покажу на двух примерах из собственного жизненного опыта.

В 1967 году мне пришлось принять участие в делегации представителей союзных республик, которая в рамках «фестиваля ленинской дружбы народов» провела немало встреч с жителями Закарпатской Украины. Встречи были организованы на высоком уровне: передвигались от города к городу с эскортом мотоциклистов спереди и сзади, выступали на митингах в обрамлении стягов союзных республик, давали десятки интервью средствам массовой информации. Делегация состояла из Героев Советского Союза и Героев Социалистического труда (я оказался в ней как молодой научный работник, член лекторской группы ЦК КПУ). Неоднократно наблюдал, какими глазами закарпатские крестьяне смотрели не на правительственные награды, а на внешний вид моих коллег. Впервые в жизни они видели «живого» казаха или туркмена. Фестиваль оправдал ожидания организаторов, которые беспокоились о насаждении идеологии дружбы народов в единой многонациональной стране.

И противоположный пример. В 1997 году Институту истории Украины было поручено разобраться с проблемой ОУН-УПА. Власть должна была определиться в отношении к людям, воевавшим под флагом, который стал государственным в независимой Украине. Сталин боролся с ними, используя человеческие ресурсы восточных регионов. Это не была гражданская война, противостояние обеих Украин осуществлялось по воле диктатора. Тем не менее, между участниками борьбы, их семьями и земляками сложилось взаимное отчуждение. Я должен был собирать представителей обеих сторон, докладывать им о текущей работе нашей исследовательской группы и искать вместе с ними пути примирения. Дискуссии иногда заканчивались тем, что пожилые люди вставали и испепеляли друг друга взглядами. Слава Богу, они были безоружны.

Вот так советское наследие влияло с первых лет независимости на формирование украинской политической нации. С одной стороны — воспитание граждан в духе дружбы народов, с другой — разделение этих самых граждан на враждующие между собой группы по национальным, социальным или идеологическим признаками. Разделяй и властвуй — этот давний принцип применялся властями предержащими Кремля для укрепления своей власти.

Насколько успешным в этих условиях могло быть формирование украинской политической нации? Представление об этом могут дать исследования ученых Института социологии НАН Украины. Особый интерес представляют ответы на вопрос: «Кем вы себя прежде всего считаете?» Ответ «гражданином Украины» выбрали из пяти предложенных вариантов 45,6 % опрашиваемых в 1992 году и 50,6 % в 2013 году. Казалось бы, есть позитивная динамика. Однако стоит вдуматься: так ответила только половина граждан! Кем же считали себя в июле 2013 года все остальные? Жителями села, города, области, региона — 36,4 %, гражданами бывшего Советского Союза — 6,6 %, гражданами Европы или мира — 3,6 %, представителями своей нации (этноса) — 2 %.

Вовсе не случайно половина населения не ставила на первое место свое украинское гражданство. Причин много, и главная из них, с моей точки зрения, заключается в том, что государство, в котором мы живем, принадлежало не гражданам, а коррумпированным и эгоистичным политикам. Валерий Пекарь в письме, опубликованном газетой «День» в рубрике «Точка зрения», сделал довольно-таки пессимистический вывод: «Хотя за последних полгода формирование новой политической нации набрало фантастических оборотов, вне этого процесса тоже живут люди, поэтому их нужно или превратить в украинцев, или придется в отчаянии отдавать им ломоть украинской земли под следующую «народную республику» («День» № 203, 30 октября, 2014). Надеюсь, что новоизбранный парламент передаст в распоряжение местных общин «куски украинской земли», чтобы они чувствовали ответственность за нее и защищали ее от внешних и внутренних врагов. «Народные республики» дискредитировали себя, и России придется поддерживать их собственными силами. Уверен, что в условиях постоянного давления со стороны путинской России сплоченность украинского общества только будет расти. Мы должны в кратчайшее время избавиться от комплексов и объединить усилия в борьбе с врагом.

Станислав КУЛЬЧИЦКИЙ, доктор исторических наук

Рейтинг: 1

Опубликовал(а):

не в сети 6 дней

Монгол

776

Российский укроп :)

Россия. Город: Питер
28 летКомментарии: 810Публикации: 1100Регистрация: 08-08-2014
    Авторизация
    *
    *
    Войти с помощью: 
    Регистрация
    *
    *
    *
    Пароль не введен
    *
    Ваш день рождения * :
    Число, месяц и год:
    Войти с помощью: 
    Перейти на страницу
    закрыть