Суббота , 10 Декабрь 2016
ato

О добровольцах АТО

Добавлено в закладки: 0

В пресс-клубе Днепропетровской областной организации НСЖУ состоялся он-лайн Интернет-видеомост между Днепропетровском и Львовом на тему: «Военные формирования для зоны АТО: их роль и значение сегодня».

Как сообщила с самого начала мероприятия юрист, руководитель Центра правовой защиты участников АТО Мирослава Дмитришин, на сегодняшний день единственным нормативно-правовым актом, который регулировали правовой статус участников антитерористической операции, является Положение, утвержденное Постановлением Кабинета министров Украины от 20 августа 2014 №413 .

«Именно этим Постановлением регулируется кто и каким образом приобретает статус участника боевых действий.

Что касается участников АТО, которые добровольно пошли защищать территориальную целостность и независимость нашего государства, то ни этим нормативно-правовым актом, ни каким-либо другим законом их статус не урегулирован», — сообщила Мирослава Дмитришин.

Адвокат, представитель ОО «Національна дія» Юлия Пашковская высказала свое мнение относительно того, как надо действовать для установления добровольцу статуса участника боевых действий в зоне АТО. «Просто сидеть и ожидать, когда примут нормативные акты — это неправильно, — считает Пашковская. — Получить статус участника боевых действий можно путем подачи заявления в суд. У нас уже есть первый опыт — мы получили решение суда о факте подтверждения участия в военных действиях и факте гибеля бойца «Правого сектора» во время боевых действий. С этим судебным решением можно обратиться в комиссию по установлению участника боевых действий как добровольца.

Все нормативные акты в отношении участников боевых действий, которые существуют, приняты хаотично, нормально не регулируют правоотношения, ради которых они принимались, но суд может компенсировать этот пробел в праве, и как раз является тем органом».

Она призвала юристов и адвокатов помогать добровольцам и, главное, членам их семей обращаться в суд.

«Готовы судиться не так участники боевых действий, как члены их семей, которые потеряли своих кормильцев», — подчеркнула Юлия Пашковская, и добавила, что родственники погибших это делают не столько ради льгот, как для того, чтобы государство признала, что их отец, муж или сын отдал свою жизнь за Украину.

«За признание они, прежде всего, готовы судиться!», — отметила представительница ОО «Національна дія».

Впрочем, она сомневается, что парламент в ближайшее время заполнит существующие пробелы в законодательстве: «Верховная Рада вряд ли займется этим законодательством, а будет ссылаться, традиционно, на то, что во время войны есть более важные вещи».

«Это какое-то безумие. Ты приезжаешь с войны, хочешь отдохнуть, семья тебя ждет. А тебе нужно в это время судиться, куда-то ходить и все это решать», — возмутился, в свою очередь, боец украинского добровольческого корпуса «Правого сектора» Денис, позывной «Росомаха».

Скептически настроен и Виктор Орел, член «Правого сектора»: «Я бы не питал иллюзий насчет того, что нас будут легализовать. Только под давлением общественности. Давлением постоянным».

По его мнению, в кабинетах осталось много чиновников времен президентства Виктора Януковича, которым безразлична судьба добровольцев.

Но многие добровольцы также не намерены добиваться какого бы то ни было статуса для себя.

«Я пошел воевать не за какие-то деньги, не за какой-то статус, — говорит боец украинского добровольческого корпуса «Правого сектора» 5 батальона Друг «Пират». — Но легализоваться надо. Потому что почти уверен — когда закончится война, нас начнут преследовать, ибо мы властям не выгодны.

Если нас не признают, ну … Главное, что нас признала украинское общество, украинская нация».

В плане получения статуса участника боевых действий солдатам Вооруженных сил Украины намного легче, чем добровольцам.

«В ВСУ все это начинается с того, что в подразделениях проводится документальный учет личного состава. Есть списки воинских частей, появляются боевые приказы о том, в каких операциях участвуют те или иные подразделения, чем они занимаются в тот или иной промежуток времени. Затем это складывается в общую картину и является основанием для получения военнослужащим статуса участника боевых действий», — говорит офицер Западного регионального медиа-центра Минобороны Украины, подполковник Владимир Скоростецкий. Его коллега Аркадий Радьковский, офицер Днепропетровского регионального медиа-центра МО Украины, подполковник, на собственном примере рассказал, как получил статус участника боевых действий: «Я не так давно выполнял обязанности офицера пресс-центра в зоне АТО (август-сентябрь), и удостоверение участника боевых действий уже получил. Один из тех, кто уже прошел эту процедуру.

В военных частях она обременена большим количеством бумаг. На каждого военнослужащего требуются определенные бумаги – приказы о том, какие он исполнял обязанности в зоне АТО. И вся эта процедура занимает определенное время. Но этот процесс идет, документы отправляются, и люди получат удостоверения.

Что касается добровольческих подразделений, то проблема есть, и она пока никаким иным способом, чем через суд, не решается. Законодательной базы, и мы все хорошо знаем, просто нет».

«Есть еще вопросы относительно тех, кто воевал в добровольческих батальонах до момента их подчинения ВСУ или Нацгвардии и погиб, — говорит участник боевых действий в составе батальона «Донбасс» Алексей Корж. — Вот в нашем батальоне 23 мая 5 человек погибли и 5 — получили ранения. Что с ними делать? Эти ранения (нас расстреливали с расстояния 30 метров) не дают возможности вновь воевать. И я вот уже четвертый месяц после больницы занимаюсь этим вопросом. Причем, не сижу и не жду, когда придумают и примут эти законы. Я был в составе группы, которая писала проект закона о предоставлении статуса. Этот закон был внесен на рассмотрение Верховной Рады предыдущей каденции. Где он? А его нет. Будем снова поднимать этот вопрос. Уже подготовили новую редакцию этого закона».

Он также объяснил, почему некоторые добровольцы, в том числе из «Добровольческого украинского корпуса (ДУК) «Правый сектор»» не желают вступать в ряды ВСУ.

«Почему ДУК не хочет вступать в состав Вооруженных сил? — задал вопрос Алексей Корж, и сам на него ответил: — Давайте вспомним июнь-июль. Что тогда произошло? Командиры завели наши вооруженные силы в котел и там покинули их на растерзание. Генералы знали, что там есть российские войска, там есть техника, что все уже пристреляно! Наших ребят поволокли и просто на расстрел отдали. А вы после этого говорите, что мы не хотим вступать в вооруженные силы? А на хрена они нам нужны?! Вы уж простите за выражение. Зачем? Чтобы очередной толстомордый генерал подставил ребят? И будет то же, что было у нас в 1943 году, когда советская армия начала наступать. Сотнями, тысячами гнали на пулеметы ребят!. До сих пор выкапывают их останки…».

Виктор Орел добавил, что, впрочем, дело не только в позиции «ПС»: «« Правый сектор» не прочь легализоваться, и это декларировал, но власть сама не готова принять ПС в ряды вооруженных сил».

По его словам силовики не горят желанием легализовать «Правый сектор» из-за независимости его бойцов, которые бездумно не будут выполнять любой приказ.

Однако, есть и те, у кого особых проблем с приобретением статуса участника боевых действий нет.

«Дети многих чиновников уже получили статус участников боевых действий в зоне АТО. Никто из них не был в боевых действиях, на линии фронта. Максимум — в самом тылу территории АТО», — заявил во время видео-моста «Пират». Никто из присутствующих его слова опровергать не стал …

 

Рейтинг: 1

Опубликовал(а)

не в сети 2 часа

Леонид Максимов

1 461
Россия. Город: Москва
41 годКомментарии: 2348Публикации: 2843Регистрация: 16-08-2014
    Авторизация
    *
    *
    Войти с помощью: 
    Регистрация
    *
    *
    *
    Пароль не введен
    *
    Ваш день рождения * :
    Число, месяц и год:
    Войти с помощью: 
    Перейти на страницу
    закрыть