Понедельник , 5 Декабрь 2016
ато

Жизнь в прифронтовых селах Донецкой области

Добавлено в закладки: 0

Незадолго до введения новых правил въезда в зону АТО и выезда из нее волонтеры группы «Крила щедрості та турботи» привезли очередную партию гуманитарной помощи жителям сел Донецкой области ‒ уже восьмую с начала декабря. О том, как принимали помощь, как реагировали на украинских военных, сопровождавших волонтерскую группу, и с какими проблемами сталкивается население на ежедневно обстреливаемых территориях,‒ в репортаже корреспондента А’.

От ненависти ‒ к доверию
На территорию Донецкой области мы въезжаем со стороны Днепропетровска. На КПП волонтеров группы «Крила щедрості та турботи» уже ждут военнослужащие специальной группы CIMIC (Civil-military cooperation) ‒ подразделения, сформированного Генштабом по стандартам НАТО, предназначенного для сотрудничества с местным мирным населением. Первый набор в CIMIC был в июне, рассказывает офицер спецгрупы, подполковник Александр Гвоздков, и подразделения группы расположены по всей линии фронта.

‒ Мы отвечаем за мониторинг ситуации, ходим по населенным пунктам, вникаем в проблемы, которые есть,‒ поясняет он.‒ Организовываем помощь населению ‒ как гуманитарную, так и нормативно-правовую, а также помогаем местным органам власти в управлении конкретными населенными пунктами после того, как прошли бои. Все понимают, что часть управленцев либо бежали, либо перешли на сторону так называемой ДНР.

За семь месяцев работы CIMIC удалось переломить ситуацию ‒ агрессия местного населения по отношению к украинским военным сменилась доверием. Например, в Марьинке, добавляет Александр Гвоздков, военным из CIMIC начали доверять больше, чем местным органам власти, которые уже определенный срок занимают свои должности.

‒ Основная проблема заключалась в том, что в результате боев была нарушена инфраструктура ‒ электрокоммуникации, газо- и водоснабжение, что вызывало у людей негодование. Поэтому начали работу именно с этого,‒ поясняет господин Гвоздков.‒ Работа происходила в серьезных условиях, поскольку что Марьинка ‒ это передовая, это наши крайние оборонительные позиции. Находящаяся в одном километре Александровка ‒ уже под контролем так называемой ДНР. Все работы происходили под их пристальным вниманием, под угрозой открытия огня ‒ как по нам, так и по работникам коммунальных служб. Поэтому нашим подразделением CIMIС была проделана работа по согласованию вопросов с незаконными формированиями ДНР о режиме прекращения огня в этом регионе для проведения ремонтных работ, с местными органами власти, с коммунальными службами для предоставлении им техники по разминированию тех или иных участков, потому что были у нас случаи, когда ремонтники подрывались на растяжках,‒ говорит Александр Гвоздков.

В результате ‒ здесь уже на 90% восстановлено электричество, на этой неделе должно возобновиться газоснабжение, которого не было с июня. Восстановление «трубы» даст возможность пустить газ и на Красногоровку.

Волонтеры группы «Крила щедрості та турботи» каждые две недели формируют гуманитарный груз для жителей сел Донецкой области и лично привозят его населению. Это уже восьмая поездка с 1 декабря. «У нас теперь есть региональные волонтерские группы в Харькове, Мариуполе, Запорожье, Днепропетровске, Дружковке, Черновцах, Черкассах. Так что волонтеры “Крыльев” будут ездить чаще»,‒ говорит инициатор группы Майя Михалюк. Помощь в киевское подразделение приходит со всей Украины, а также из Франции, Великобритании, Германии, Польши, Израиля, Норвегии, США, Канады, ОАЭ, Новой Зеландии и даже России. Присылают продукты, одежду, игрушки и деньги. Волонтеры и CIMIC формируют списки населения, а также всего, что необходимо людям в первую очередь. В основном гуманитарная помощь доставляется на территории, куда ограничена поставка продуктов питания и медицинской помощи.

Наша группа разделяется. Часть волонтеров отправляется в Красногоровку, что в 35 км от Донецка, еще часть ‒ в Пески и Опытное, которые находятся непосредственно под областным центром. Во время всей поездки волонтеров сопровождают ребята из CIMIC. Гуманитарную помощь удается доставить за день до введения новых правил и ограничений на въезд и выезд с территории АТО. Еще в первой половине дня 10 января «Крыльям» удается доставить мирным жителям Красногоровки необходимое для них. По словам волонтера группы Дарины Гамалей, отвезли более 100 продуктовых пакетов и соков, еще 70 наборов привезли волонтеры из Дружковки.

‒ Привезли хлеб, что очень важно, так как в городе не работают некоторые магазины. Супермаркеты ‒ например, такие как АТБ,‒ закрыты. В остальных магазинах и аптеках ‒ пустые прилавки,‒ рассказывает она.‒ Жителям критически не хватает медикаментов. Острая необходимость ‒ в противопростудных препаратах, простых анальгетиках, аспирине и желудочных лекарствах. Особенно болеют дети.

Часть продуктовых наборов была доставлена адресно: 36 пакетов для инвалидов и 19 ‒ для многодетных семей. По словам госпожи Гамалей, местные жители рассказывают, что в Красногоровке продолжают работать две школы. Занятия проходят всего два раза в неделю. Мирному населению удается получать информацию только через российские телеканалы.

‒ Один мужчина ругал сепаров, говорил, что смотрит российское телевидение, так как нет альтернативы, но видит, что они врут, потому что обстрелы идут с российских блокпостов,‒ добавляет волонтер. Уже к вечеру проезд в Красногоровку был закрыт из-за участившихся обстрелов.

Почему-то врагами стали
Ситуация в пригородах Донецка ‒ Опытном и Песках ‒ как рассказывают нам местные жители, обострилась с 7 января. Только понимание у населения о том, кто стреляет и по кому, в этих двух селах, находящихся друг от друга всего в трех километрах,‒ кардинально отличается. Опытное ‒ достаточно большое село. До войны здесь жили до 1 тыс. человек. Сейчас осталось около 100-150. На первый взгляд кажется, что здесь никто не живет. Широкие и длинные улицы ‒ пустынны. Но стоит остановиться, как из ниоткуда появляются люди. Волонтеры обещают вернуться через 20 минут. Нас ждут на другой улице ‒ Заречной. Пока мы пытаемся проехать к ней, минометные обстрелы становятся все ближе и один снаряд разрывается недалеко от колонны машин. Военные поясняют, что это прогнозируемая ситуация. Основная цель ‒ их автомобиль. Машины гражданских террористам менее интересны. Как правило, корректировщики огня кто-то из местного населения. Когда все-таки удается доехать до места назначения, местные жители встречают со слезами на глазах. Волонтеры и привезенная ими помощь ‒ единственная возможность выжить в данных условиях. Здесь практически ничего нет. Пока не попадут по трубе, газ есть. Нет газоснабжения ‒ нет и тепла. Практически не бывает электричества. Бабушка Нила рассказывает, что к ним сюда отказываются ехать и медики из Авдеевки, которые находятся в нескольких километрах от Опытного. Ее муж Василий болен сахарным диабетом ‒ лекарства с перебоями всевозможными способами передают из Авдеевки. В ее двор утром того дня залетел снаряд, в доме выбиты все окна, осколком убило собаку. «Целый день сегодня бомбят, с пяти утра. Вчера ‒ с часу дня до часу ночи,‒ жалуется она.‒ Уже почти 50 лет здесь живем, сами мы из Николаева. Вот теперь думаю, зачем мы сюда тогда приехали? Из Николаева родственники звонят, зовут, но что мы здесь ‒ все бросим?»

Никуда уезжать не хочет и сосед Нилы Александр. «Это все сделано моими руками. Моя жизнь уже заканчивается»,‒ говорит мужчина. Он даже когда представлялся, сказал: «Меня звали Сашка». Когда появляется электричество, а перебитые провода научились чинить сами жители улицы, Сашка информацию и «более-менее правду» черпает из трансляций российских каналов. Ведь они жизнь показывают, а украинская власть «врет в глаза», а президенту Петру Порошенко никогда бы и руки не подал. «Если правду, то в России жить хочу. Она меня ничем не обижала,‒ признается он.‒ В Украине ‒ одни ворюги. Вся Украина от нас окопы копает. Мы ‒ донецкие ‒ почему-то врагами стали. Вот у меня сын уезжал в Приазовье с семьей. Как узнавали, что он отсюда, работы не давали ‒ мол, москаль. Так он в Макеевку уехал».

«Вы нас загнали в подвалы»
Подобные настроения ‒ и в центре Опытного, куда волонтеры пообещали вернуться. Невольно начинаешь верить в то, что местные жители могут быть наводчиками минометного огня.

‒ Мы семь месяцев ждем, когда вы нас освободите. Вы же освобождать пришли. Так чего вы здесь стоите с оружием, с автоматами? ‒ сразу же с обвинениями к украинским военным подошла одна из местных жительниц.‒ Вы загнали нас в подвалы. Убирайтесь вон из моей страны.

– Пока вы по нам не начали стрелять, все нормально было. Пока вы не начинаете стрелять, никто из Донецка не отвечает (Опытное окружено украинскими блокпостами.‒ А’),‒ поддерживает ее позицию еще один местный житель.

– Вы мне ‒ воину своей страны ‒ который ежедневно, ежесекундно рискует своей жизнью и привозит вам гуманитарку, говорите убираться из вашей страны? ‒ не выдержал уже Александр Гвоздков.‒ Если вы нас так ненавидите, то почему берете продукты?

Женщина в итоге отказалась от гуманитарной помощи. Местные жители постоянно живут в подвале, там у них есть и телевизор, который транслирует российские каналы. «Иногда пробивается канал «1+1». Его мы без звука смотрим»,‒ признается один мужчина. «У меня есть модем, поэтому я имею доступ к Интернету,‒ рассказывает Михаил, который во время всей перепалки с военными стоял в стороне, но когда большинство жителей получили продуктовые наборы, он все же решается подойти.‒ Я анализирую и украинские новости, и российские. Моя правда ‒ посередине. Я им всем устал рассказывать, что такое сепаратистские настроения. Я все это уже видел в Приднестровье в 1991-1992 годах. Моя дочь там живет. Но все это бесполезно». Михаил вынужден жить со всеми в подвале: его дом расположен на окраине села, и находиться ему там страшно.

Один на один с войной
Удивительно, но каких-то три километра ‒ и в Песках уже кардинально иные настроения. Нет агрессии, проукраинские позиции, жители с радушием встречают военнослужащих. «В этом есть и хорошая информационная составляющая, которая показывает, что Украина ‒ это не отдельно взятые запад, юг, восток и север, а единая страна, в которой люди со щедростью украинской души готовы помогать части своей семьи, нуждающейся в помощи. Это и вбивает клин в сомнения в пропаганду, которую несет Россия»,‒ считает Александр Гвоздков, объясняя несколько иное отношение людей в военным и к Украине в целом. Хотя на данный момент государство бросило этих людей, оставило их один на один с войной. С июня жители этих сел не получают пенсии, нет возможности оформить такие документы как свидетельство о смерти. «У меня мать умерла в августе, но до сих пор она числится как живая. Военные выписали справку, но это же не документ, на нем нет ни печати, ничего»,‒ отмечает Галина. Однако при этом она очень часто, как заклинание, повторяет, что у них все хорошо и все будет хорошо, что у них все есть. «Но вот только здоровье начало сдавать. У меня муж ‒ инвалид, он слепой, и я до последнего держалась. Я ‒ как солдат, но сейчас чувствую, что сдаю»,‒ сетует она. Когда обстрелы усиливаются, у нее в подвале живут и другие жители Песков. Военные ей подарили «буржуйку», волонтеры по заказу привезли керосиновые лампы, поэтому когда совсем тяжело, в ее «новом доме» может быть и тепло, и светло.

Питьевой воды здесь нет. Местные жители топят снег, благо сейчас его на этой территории достаточно. Из 40-литрового бидона снега получается втрое меньше воды. Здесь когда-то жили около двух тысяч человек, осталось ‒ до 150. По словам местных жителей, остается здесь с семьей и один семилетний ребенок. «Я ‒ агроном, в этом году должны были сдать два новых сорта пшеницы,‒ делится Людмила.‒ Но уже все, ничего нет. Молодежь у нас в основном работала в Донецке, пешком ходили, здесь в самом селе в гаражах работали». «А у меня здесь был свой магазин. Я всю жизнь в торговле проработала»,‒ добавляет Галина. Ее сын сейчас в Киеве. У него ‒ высшее образование, но работу не мог найти долгое время, поэтому он так же, как и мать, стал продавцом. Таисия Дмитриевна говорит, что жили они «неплохо и начальство было хорошее», но теперь у Арсения Яценюка хочет спросить через журналистов, когда же закончится война. А с Путиным у нее разговор короткий. «Ему нужно по башке дать и язык отрезать»,‒ считает Таисия Дмитриевна.

[youtube]https://

С понедельника ситуация на Донбассе значительно ухудшилась. Обострилось противостояние в Донецком аэропорту, террористы расстреляли рейсовый автобус под Волновахой, в результате чего количество жертв на сегодняшнее утро составило 12 человек. Поэтому все хотят мира. Причем зачастую позиция такова, что все равно, где будет Донбасс с миром в Украине или в России. Главное, чтобы он был. «Может, кто-то бы уже на уступки пошел? Сколько же можно стрелять?» говорит Нила из Опытного.
Волонтеры уехали. Но они обязательно вернутся. И не раз.

[youtube]https://

Наталья Непряхина

Рейтинг: 0

Опубликовал(а):

не в сети 7 часов

Сергей Кирилов

4 967

Модератор сайта.
Если есть вопросы, задавайте в «приватный чат» в личном кабинете.

Италия. Город: Катания
34 годаКомментарии: 4341Публикации: 23067Регистрация: 01-08-2014
  • Модератор сайта
Авторизация
*
*
Войти с помощью: 
Регистрация
*
*
*
Пароль не введен
*
Ваш день рождения * :
Число, месяц и год:
Войти с помощью: 
Перейти на страницу
закрыть