Воскресенье , 4 Декабрь 2016
1037900428

«Гроздья гнева» против украинской власти уже почти созрели.

Добавлено в закладки: 0

Властвущие циники по обе стороны противостояния превратили борьбу за аэропорт в подобие спортивного матча, в хэпеннинг, а реалити-шоу, где человеческие жизни были всего-лишь разменной монетой.

Судя по тому, что украинские генералы решили превратить войну в бесконечный сериал, бесконечные штурмы бессмысленных целей (как, например, донецкого аэропорта) будут продолжатся до тех. пор, пока прозревшие солдаты не поставят их к стенке

Альфред Кох

Эта статья представляет собой обзор последних знаковых событий, но не под «филижанку кави» как это любит делать один из постоянных авторов наших СМИ, но под сердечные капли от ощущения бессильной ярости против политиканов, которые погружают страну в пропасть. Смесь мерзости и пошлости, исходящее из официальных источников на фоне приближающейся трагедии Большой Войны, с одной стороны, и немыслимый героизм патриотов, чьи смерти правящая верхушка использовала в пропагандистских целях – вот то смутное ощущение от всего происшедшего и того, что вот-вот произойдет.

Попробую разложить это по полочкам и как-то систематизировать все эти впечатления.

1. «Болезнь языка» или агрессор до сих пор не назван. В последнее время эта болезнь повально преследует не только украинскую власть, но и в каком-то смысле и все мировое сообщество. Свежий пример – рассмотрение Европарламентом вопроса о признании ДНР и ЛНР «террористическими организациями». Еще до заседания 15 января было понятно, что никогда и ни при каких обстоятельствах, несмотря ни на какие разглагольствования о «европейских ценностях», такого признания не последует. (Кстати, в августе уже одна такая попытка была). То, что так оно и случилось, удивление не вызывает, как не вызывает его и бюрократически-некрофильская жвачка Резолюции с бесконечными «решительными осуждениями» агрессии и т.п. Но подлинный умилеж состоит в том, как европейские чиновники все-таки охарактеризували ДНР и ЛНР, сказав о том, что они «ведут террористическую деятельность»!

Вот типичное языковое кривляние, когда явление как бы называется и одновременно не называется, и волки сыты, и овцы целы, и «ценности» заявлены и юридических последствий никаких. Матрица такого кривляния просто господствует над политиками, поскольку является очень удобной. Так, Петр Порошенко после событий в Волновахе в серии интервью заявил о том, что российские регулярные части все время переходят границы Украины и что в данный момент их уже насчитывается примерно 9 тысяч человек. Но означает ли это, что началось полномасштабное вторжение и что Президент Украины готов, наконец, это признать? Да нет, конечно! Иначе придется вводить военное положение и реально воевать, а не имитировать процесс. И что мы имеем на выходе этих констатаций? Агрессия есть, а вот «субъекта агрессии» в очередной раз как бы и нет. Поэтому и вторжения пока еще нет и военное положение объявлять вовсе и не нужно. Если бы Порошенко взял на вооружение лексические упражнения еврочиновников, то мог бы сказать, что  Россия осуществляет «вторгательную деятельность», но собственно войной ее называть рано.

Но экс-президент Кучма в технологии «языкового кривляния» почти приблизился к европейскому эталону. Так, несколькими днями ранее он сказал, что только дураку не понятно, что на Донбассе нет российских войск. Но тут же уверил, что «открытой войны с Россией не будет» и что обилие российских войск в регионе никоим образом не является вторжением. А что же это, спросит недоуменный читатель, неискушенный в тонкостях языковых игр? Ответ Кучмы умиляет не меньше европейцев: «Это давление». Да, спите спокойно, дорогие соотечественники, это всего лишь давление, козырь на будущих переговорах, не более.

2. Очередной приступ миротворчества вместо «военного положения». Как только начались полномасштабные боевые действия на Донбассе и минские договоренности были выброшены в мусорник, тролли (как из среды собственно власти, так и из журналистского сообщества) срочно получили задания в очередной раз вбросить в публичное пространство тезис о невозможности ввести сейчас военное положение. Я не буду сейчас разбирать тезисы т.н. экспертов, но не могу не упомянуть активность господина Пашинского, председателя комитета по вопросам безопасности и обороны, который по всем каналам транслирует месседж о нецелесообразности введения военного положения. (Кстати, Пашинский является членом «Народного фронта», что говорит о консенсусе среди властных элит в вопросе объяснения отказа власти по-настоящему воевать).

Его аргументы уже набили оскомину, они давно развенчаны, но власть продолжает их упрямо вдалбливать в массовое сознание и пытаться манипулировать общественным мнением. Аргументы таковы: а) объявление военного положения означает объявление войны России (ложь чистой воды, потому что ни в одном юридическом документе не содержится указание на причино-следственную связь между объявлением военного положения и объявлением войны другому государству); б) введение военного положения нам ничего не даст, например, не будет из-за него «больше танков» (еще одна ложь, потому что военное положение означает совершенно иную форму организации всего общества в ситуации агрессии в виде централизации управления, создания Ставки, переход экономики на военные рельсы); в) военное положение будет означать невозможность получения кредитов МВФ, что приведет к тотальному обеднению населения (еще одна ложь, которая неоднократно разоблачалась экспертами и я не буду останавливаться на их аргументах).

И пусть не сбивает с толку воинственная лексика Порошенко, тот факт, что он поет панегирики в адрес побед украинской армии, что он срочно покинул Давос, чтобы собрать очередное совещание силовиков в связи с «обострением ситуации». Напрасно ждать от такого совещания подлинно решительных действий, вместо них – общие фразы, обещания «дать по зубам» и т.д. Все это пиар, не более. Истинная сущность всех риторических упраженений Гаранта состоит в очередном приступе мироотворческой активности, о которой торжественно и радостно сообщил на последнем брифинге Валерий Чалый, сияющий как начищенный медный таз. Рассказывая о «небывалых успехах» швейцарского визита Порошенко, он как благую весть возвести о том, что «мирный план» остается незыблемым способом рещения конфликта на Донбассе, поскольку Порошенко был, есть и будет «президентом мира, а не войны».

Интересное кино получается. Россия нагнала уйму техники, аппроирует новейшее вооружение, готова в любой момент начать военные действия в «континентальной Украине», помимо Донецка сегоднря уже запылал Мариуполь, а вместо жестких действий по отношению к ней господин Порошенко предлагает ей вступать в ЕС вместе с Украиной! Как комментировать подобную неадекватность? Иначе, чем клиническим случаем, это назвать уже просто нельзя. «Мирный план» постепенно превратился в мантру, утратив всякое содержание в сложившейся ситуации. Подобная утрата реальности может квалифирироваться уже в клинических терминах как «паранояльная зацикленность». А учитывая аналогичную зацикленность Путина на теме «войны», могу снова констатировать, что Путин и Порошенко составили идеальную садомазохистcкую пару. Только их игры очень дорого обходятся Украине.

3.За что погибли украинские «киборги»? И в контексте всего сказанного возникает вопрос о Донецком аэропорте, события вокруг обороны и утраты которого стали главной темой СМИ последних дней. Тот факт, что он не имел решающего стратегического значения, фиксируют все большее число военных экспертов. И вопрос уточняется следующим образом: «Зачем украинскому командованию понадобилось так долго его защищать, жертвуя жизнями наиболее мотивированных и бесстрашных украинских патриотов? За что лучшие из них погибли, в конце концов»? Я предложу свой ответ и боюсь, что он не понравится как критикам Порошенко, так и его адвокатам. Я считаю, что власть и лично Порошенко сознательно «заморозил» оборону аэропорта, понимая (даже при его очень слабом уровне стратегического и военного мышления), что горстка бойцов не сможет до бесконечности его удерживать. И, тем не менее, ему было нужно постоянко привлекать общественное внимание к героической защите ненужного объекта, вызывая ассоциации со «Сталинградом» и знаменитым «Домом Павлова».

На мой взгляд, причины этого лежат на поверхности. Аэропорт был единственным местом, которое в официальной пропаганде могло фигурировать, как победа украинской армии, как то, чем президент мог похвалиться как своим личным достижением в военных действиях, прикрывая ими постыдную сдачу украинских территорий. Ему нужна была красивая телевизионная картинка, и  героические «киборги» защищали не только аэропорт, но и постоянко падающий имидж Порошенко. Посмотрите, сколько раз, начиная с сентября 2014 года в обращениях Порошенко фигурировала тема обороны аэропорта! Последний раз мы услышали упоминание о ней в виде лозунгов и победных реляций  16 января на встрече с фракциями Парламента. В частности, Порошенко в совершенно советском пропагандистском духе пафосно рассказал о том, что киборги (конечно во взаимодействии с мудрым военным руководством!) «сделали невозможное» и отстояли объект.

Все эти лозунги показывают, что ему, повторяю, была нужна красивая телевизионная картинка, с помощью харизматических героев демонстрирующая зрителю, что это Он так хорошо воюет, отвлекающая его внимание от страшных событий в Иловайском котле. Поэтому так долго искусственно сохранялась ситуация вокруг аэропорта, причем с обеих сторон. Путину и его днровским холуям было важно продемонстрировать российскому телезрителю, что укры неспособны противостоять воинству «Русского Мира», а украинскому руководству, что, наоборот, даже в подавляющем меньшинстве, без реального подкрепления, они сильнее врага и потому должны послужить вдохновляющим примером для украинской армии и украинского населения. Властвущие циники по обе стороны противостояния превратили борьбу за аэропорт в подобие спортивного матча, в хэпеннинг, а реалити-шоу, где человеческие жизни были всего-лишь разменной монетой.

Повторяю, с учетом того, что по Минским соглашениям аэропорт по любому должен был отойти к боевикам, можно было сразу сделать то, что мы имеем в настоящий момент – полностью разрушить здания и инфрастурктуру объекта и контролировать территорию с помощью артиллерии. И все. И не подставлять людей, не превращать их в смертников, не уничтожать лучших людей страны или, как говорять «генофонд нации». Поэтому все, что люди в высших эшелонах власти сотворили, можно охарактеризовать знаменитими словами Талейрана, но только наоборот: «Это хуже, чем ошибка, это – преступление».

ХХХ

За последние два дня в соцсетях меня просто потрясли два сообщения. В одном из них изображено фото киборга из Тернополя, который, умирая, смотрел на фотографии своих детей и с последним вздохом посылал им свою любовь. Второе содержало просто душераздирающий рассказ о последнем звонке девушки-киборга, которая осталась под завалами зданий аэропорта без всякой надежды на освобождение. На ее счету оставалось немного денег и она позвонила подруге попрощаться. Вдумайтесь в эти две наугад взятые истории (а таких там море). И сравните их с политиками-некрофилами с их бессмысленными речами, которые хладнокровно посылали их на  смерть. Речь идет о всех участниках этого по сути ритуального убийства, независимо от географии их политической «прописки» (европейской, российской или украинской). Эти все импотенты, серые нули, кучка властвующих ничтожеств – все они вместе взятые не стоят даже волоса погибшего киборга или умирающей девушки. Но День Гнева, гроздья которого уже дозревают, обязательно настанет. И высший суд будет скорым и праведным.

Алексей Шевченко

Рейтинг: 1

Опубликовал(а):

не в сети 7 дней

Монгол

776

Российский укроп :)

Россия. Город: Питер
28 летКомментарии: 810Публикации: 1100Регистрация: 08-08-2014
    Авторизация
    *
    *
    Войти с помощью: 
    Регистрация
    *
    *
    *
    Пароль не введен
    *
    Ваш день рождения * :
    Число, месяц и год:
    Войти с помощью: 
    Перейти на страницу
    закрыть