Суббота , 10 Декабрь 2016
воры

Сходка воров в законе

Добавлено в закладки: 0

Сотни погибших во время революции достоинства и тысячи убитых в войне на востоке не помешали высокопоставленным чиновникам грабить страну на миллиарды гривен

На своей странице в Twitter 25 января музыкант и общественный активист Святослав Вакарчук написал: “Чиновник, который берет взятку в то время, когда солдаты отдают жизнь за свою землю, ничем не лучше террориста, который стреляет из Града по мирным жителям”.

Эмоциональная запись Вакарчука появилась неслучайно: эта сентенция — точное отображение украинской действительности.

Ни кровь Небесной сотни на киевском Майдане, ни жертвы войны на востоке Украины не уберегли высшие государственные чины от соблазна коррупции и разграбления казны в особо наглых размерах.

Те, кто пришел на смену преступному режиму Виктора Януковича, цинично продолжили дело своих предшественников.

Поборы, подкупы, контрабанда и рейдерство не переместились вслед за своими хозяевами в Москву и Ростов-на-Дону.
Торговля “хлебными” креслами в госорганах — от $10 тыс. оптом до $5 млн за штучный товар — снова в массовом обороте.
Алексей Мирошниченко, зампредседателя правления Федерации работодателей Украины, говорит, что в 2014 году в карманах чиновников осело около 100 млрд грн в виде взяток и откатов. В 2013‑м эта сумма была на уровне 180 млрд грн, что выглядит как небывалый прогресс. Однако скамья подсудимых пуста, несмотря на заверения в нулевой терпимости к коррупции бывших лидеров революции, которые весной прошлого года въехали в высокие кабинеты власти.

Нет на ней ни тех, кто крал в период заката преступного режима, ни тех, кто принял от них зловещую эстафету.

Прокуратура сохранила за собой репутацию главного звена в коррупционных схемах страны.

Здесь тонут и растворяются все более или менее громкие разоблачения и многочисленные жалобы на чиновничий произвол.

Старые криминальные схемы теперь работают не только на личное обогащение, но и на кассы близких к власти партий и политических объединений.

“Коррупционный фараон убежал из страны, однако его грабительская пирамида не рассыпалась и продолжает работать,— констатирует Егор Соболев, глава парламентского Антикоррупционного комитета.— Более того, часть людей, пришедших к власти в результате Евромайдана, пытаются стать новыми коррупционными фараонами”.

Локомотив под откос

В начале октября 2014 года НВ спросило у министра аграрной политики Игоря Швайки, как он противостоит тотальной коррупции в его ведомстве.

В ответ чиновник рассказал, что на внешней стороне здания министерства он повесил ящик, куда граждане могут нести свои жалобы и обращения. Швайка то ли пожаловался, то ли похвастался, что ящик почти всегда пуст.

“Очень мало людей приходят и кладут свои послания,— сказал он, а затем добавил: — Те, кто жалуются, что дают взятку, должны начать с себя”.

Однако команда советников нового министра агрополитики Александра Павленко все же решила начать со Швайки.

Кейс обнаруженных злоупотреблений не вмещается ни в один настенный ящик. Здесь и поборы с бизнеса через всевозможные инспекции, продажа должностей, выкачивание средств через госкомпании и вывод госсредств через фирмы с явным признаком фиктивности.

Министр экономического развития Айварас Абромавичус рассказывает НВ, что только на получении карантинного сертификата по перевозке зерна внутри страны (ни в одной стране мира такого сертификата нет) в прошлом году чиновники Министерства агрополитики выкачали из бизнеса в свой карман 1 млрд грн.

Таким же криминальным способом подчиненные Швайки зарабатывали за выдачу фитосанитарного сертификата.

“Когда корабли не хотели простаивать, они платили за ускорение процедуры куда‑то на сторону,— рассказывает глава Минэкономики.— По нашим подсчетам, это тоже 1 млрд грн”.

Ровно на такой же скорости — 1 млрд грн в год — воровались деньги в Госсельхозинспекции. Сектор ответственности этого рыночного рудимента широк — от регистрации транспортных средств до сертификации семян и контроля безопасности пищевых продуктов.

В сентябре прошлого года Кабмин объявил о ликвидации Госсельхозинспекции. Вопреки всему, она никуда не делась.

“Это очень серьезная коррупционная составляющая, которую можно было в кратчайшие сроки сломать. Министр аграрной политики [Игорь Швайка] уперся и не подписал [постановление о ликвидации Госсельхозинспекции]»,— поясняет внештатный советник нынешнего Минагрополитики, попросивший не называть его имени из соображений безопасности.

С ним журналиста НВ познакомил Егор Соболев как с экспертом, у которого есть полный перечень раскрытых и задокументированных коррупционных схем Минагрополитики.

Советник министра рассказывает, что собранные деньги в Госсельхозинспекции шли на самый верх: “В зависимости от региона руководство сельхозинспекции собирало по $50 тыс. с каждого регионального начальника инспекции. Это в 2014 году”.

Собиратели мзды и себя в нужде не оставляли. Отследить их заработки сложно, но, вероятно, эти суммы не ниже, чем стоимость кресла, за которое многие из них заплатили в твердой валюте.

“Мне рассказывал совладелец крупного агрохолдинга, что должность главы лесного хозяйства в прошлом году стоила $100 тыс. Так ли это?” — спрашивает журналист НВ.

“Это очень мало,— отвечает советник министра агрополитики.— Я думаю, столько стоила разве что должность областного лесника в Кировоградской или Черкасской области.
В более “хлебных” областях — от полумиллиона долларов. В министерстве был прайс-лист, который предлагался кандидатам при назначении на самые “хлебные” должности.

Этот прайс-лист предполагал цифры от $3 млн в год за назначение на руководящие посты в такие, например, госпредприятия, как Артемсоль, ГПЗКУ [Государственная продовольственно-зерновая корпорация Украины] и прочие. Остальные почти 400 предприятий — как в магазине “все по $10 тыс.”. Я видел этот список”.

Заработать на госпредприятии, даже генерирующем убытки, можно простой ловкостью рук и с минимальным мошенничеством.

Из докладной записки нового министра агрополитики Алексея Павленко: “Имущество отчуждалось всеми возможными и невозможными способами: в качестве возвращения кредиторки, через суд, через создание предприятия смешанной формы собственности (с дальнейшим получением контрольного пакета акций)”.

Например, осенью 2014‑го крупнейшая госкомпания Спецагро, подчиненная Минагрополитики, отказалась от помещения в центре Киева по улице Гринченко, которое у нее арендовал Финбанк и остается там поныне.

“Причем письмо об отказе от этого помещения подписал лично Швайка,— рассказывает советник министерства агрополитики.— Хотя сдача этого помещения приносила госпредприятию, которое обслуживает данное помещение, 150 тыс. грн в месяц”.

Еще один из способов умыкнуть деньги из казны практиковали в ГПЗКУ — называется он плохие долги.

Схема необычайно проста. Госпредприятие платило офшорной фирме, а в некоторых случаях подставной фирме в Украине за услугу или же товар, и на этом история заканчивалась.

Ни денег, ни продукции. Теперь таких плохих долгов скопилось примерно на $100 млн.

В Генпрокуратуру и финмониторинг переданы все материалы по аферам в ГЗПКУ на сотни миллионов гривен.

Другое крупное госпредприятие — Укрспирт (объединяет 75 спиртзаводов) — весь год за бюджетные средства закупало зерно, кукурузу и оплачивало услуги логистики — все по завышенной цене на 25–30 %.

Из докладной записки Павленко: “Отгрузка спирта по заниженной стоимости нанесла государству убытков на сумму 9,6 млн грн <…> необоснованное завышение цен на покупку сырья привело к неоправданным потерям и недополученным доходам на 3,6 млн грн”.

В интервью ЛИГАБизнесИнформ первый замглавы Государственной фискальной службы Владимир Хоменко подвел итог этой пьянящей истории — руководство Укрспирта украло у государства около 200 млн грн.

После аудита в Укрспирте,19 декабря 2014 года, директор госкомпании Михаил Лабутин слег на больничный, что защитило его от немедленного увольнения.

Ирония судьбы в том, что точно так же поступил и его предшественник в этом кресле — Александр Харт.

Он после разоблачения также слег в больницу, а в конце мая 2014‑го чудесным образом исчез.

В конце июня он был объявлен МВД в розыск. Сейчас, по данным СМИ, благодаря “расторопности” милиции греется в Крыму.

Неорганизованная преступность

Члену парламентского Антикоррупционного комитета Бориславу Березе пожаловались сотрудники Государственной миграционной службы (ГМС) на непомерный оброк, которым их обложило вышестоящее начальство.

“Существует понятие пятничный билет,— рассказывает нардеп.— Каждую пятницу приходит поставленная задача собрать [определенную сумму] с каждого районного ГМС”.

Жалобщики готовы рассказать в подробностях, как работает эта система, но не всем подряд, а только высшему руководству силовиков.

“Вы не представляете, какие там деньги крутятся,— цитирует Береза свои источники.— Нас просто уничтожат”.

Депутат рассказывает, что осенью прошлого года пересказал тогда еще советнику министра внутренних дел Антону Геращенко суть дела, но пока никакого интереса эта история у правоохранительных органов не вызвала.

Это будит у нардепа подозрения в том, что со времени свержения режима Януковича украинская коррупция не претерпела никаких изменений.

Это не совсем так. По мнению Мирошниченко, украинская коррупция модернизировалась — разрушена ее строгая вертикаль, когда весь черный нал поднимался к единому центру, на самый верх, к чинам, при упоминании которых вся цепочка падала в обморок.

“Коррупция была управляемой, все знали нормы, проценты, откаты. Многих наказывали за “крысятничество” [сокрытие собранной дани],— рассказывает топ-менеджер ФРУ.— Сейчас, на мой взгляд, коррупция стала горизонтальной”. Иными словами, никто никого не боится.

Все отпущены на вольные хлеба. Одна большая вертикаль превратилась во множество маленьких.

Из коррупции клана она превращается в коррупцию кланов. Кто что контролирует — тот с того и имеет.

Виталий Шабунин, глава правления Центра противодействия коррупции, приводит в пример схемы вывода госсредств через госкомпанию Укрэкоресурсы, которую контролирует Министерство экологии и природных ресурсов.

С импортеров собирают средства на утилизацию упаковки и отходов промышленного производства. Растаможить груз, не заключив соглашение с Укрэкоресурсами, невозможно.

Тарифы на услуги завышены, но сами услуги предоставляются в весьма усеченном виде.

На собранные средства монополист обязан был создать сеть предприятий по переработке отходов. Но так ничего и не построил.

“Часть этих денег просто была использована нецелевым и сомнительным образом”,— поясняет Шабунин.

“Я четыре раза пытался уничтожить эту компанию,— заявил на киевском саммите YES бывший министр экономического развития Павел Шеремета.— Один раз мне сказали, чтобы не трогал ее, потому что эта компания нужна для потока денег для избирательной кампании одной из партий. В другой раз мне сказали, чтобы не трогал ее, потому что уже две партии получали финансирование через нее”.

Тогда пресса заподозрила две партии, замешанные в этой нечистоплотной истории: Народный фронт и ВО Свобода, чей протеже, Андрей Мохник, возглавлял Минэкологии.

Доходы от взяток, откатов, поборов наполняют кассы политических объединений, которые пришли на волне борьбы с коррупцией.

Томаш Фиала, президент Европейской Бизнес Ассоциации и директор инвестиционной компании Dragon Capital (в число ее активов входит компания Медиа-ДК, издающая журнал и сайт НВ), рассказывает, что в ряде министерств директора департаментов зарабатывают до $20 млн в год.

“Знаю, что некоторые министры с марта по ноябрь прошлого года сгенерировали для себя и партии, которая их назначила, $300 млн,— обнажает действительность Фиала.— То же самое касается правоохранительных органов и судов”.

Большие потоки черного нала все еще идут с таможни, которая не перестала зарабатывать на контрабанде.

Импортеры умоляют руководство государственной фискальной службы закрыть контрабандные потоки.

Те с пониманием кивают, на этом церемония борьбы с коррупцией заканчивается. “Импортеры попросили меня обратиться к новому министру финансов, сделать последнюю попытку, перевести весь импорт в правовое поле, чтобы все работали на равных,— говорит Фиала.— Если не получится, то многие вернутся опять к той же контрабанде, чтобы не потерять бизнес”.

Виновники торжества

Весь этот беспредел возможен исключительно по одной причине: правоохранительные органы, в частности прокуратура, игнорируют жалобы бизнеса, откровенно подыгрывая нечистым на руку чиновникам.

Иллюстрация к сказанному: Тедер Хиллар, самый богатый бизнесмен Эстонии (собственный капитал — $500 млн), через своих юристов обратился в прокуратуру из-за преступных действий рядового чиновника, который по собственной инициативе убрал из реестра имущественных прав запись об аресте оспариваемого собственниками киевского ТРЦ Sky Mall.

В результате Андрей Адамовский, бизнесмен российского происхождения и представитель одной из сторон, немедленно переписал недвижимость на себя, а потом использовал его в качестве залога под ипотеку с Financing and Invest Solutions BV (Нидерланды).

Укргосреестр вину своего жуликоватого сотрудника признал, о чем сообщил в Генпрокуратуру.

Компания Тедера Хиллара Arricano также обратилась в украинскую прокуратуру с иском.

Но дело стремительно закрыли, из 40 свидетелей, указанных в иске, были допрошены лишь трое. Жалобы в прокуратуру не дали никакого эффекта.

Хиллар все еще надеется на перемены в преодолении коррупции. “Тогда прокуратура не будет закрывать глаза на кражу у иностранных инвесторов торгового центра стоимостью в $200 млн и на то, что госбюджету недоплатили налогов на миллионы долларов”.

Впрочем, такими копейками прокуратуру уже не разжалобить. Шабунин рассказывает, что за последние полгода Госфинмониторинг передал в правоохранительные органы информацию о подозрительных трансакциях на общую сумму в 133 млрд грн. Это примерно одна треть госбюджета.

Из этой суммы всего 870 млн грн арестовано до судебного рассмотрения. Это сопоставимо с годовым бюджетом Ивано-Франковска.

В результате в казну вернули 380 тыс. грн. Немногим меньше стоимости однокомнатной квартиры на окраине Киева.

Эта ниспадающая шкала — точное отображение эффективности следственных и судебных органов.

Прокуратура играет на руку не только коррупционерам свежего призыва, но и бережет от потерь изгнанных ценой большой крови преступников режима Януковича, рассказывает Соболев.

Генпрокуратура не собрала никаких доказательств по ключевым фигурантам, которые попали под международные санкции (Андрей Клюев, Андрей Портнов, Сергей Курченко, Сергей Арбузов, Александр Янукович и прочие).

Украинская собственность Виталия Захарченко (экс-министр МВД), Эдуарда Ставицкого (экс-министр топлива и энергетики), Николая Злочевского (экс-министр экологии) несколько раз сменила владельцев, добавляет Шабунин.

Разыскиваемому бывшему министру агрополитики Николаю Присяжнюку суд вернул $2 млн, изъятых при обыске жилья его сестры. Прокуратура не обжаловала это решение.

Только в конце января 2015 года МВД объявило в розыск Юрия Иванющенко, теневого кардинала в свите Януковича.

Целый год человек, который, по словам Хоменко, контролировал 60 % контрабанды крепких напитков во времена Януковича и замешан в ряде иных экономических преступлений, не занимал милицию.

И только после своего исчезновения в декабре 2014‑го Иванющенко объявлен в розыск. Остается все меньше романтиков, которые верят в наивную глупость правоохранителей, все больше прагматиков видят в таком бездействии преступный сговор.

Соболев считает плевком в глаза общества декларации о доходах людей, которые по роду службы должны бороться с коррупцией.

Например, одной из статей дохода семьи заместителя генпрокурора Олега Бачуна в размере 6 млн грн указаны подарки, призы и выигрыши. Соболев, не веря в этот зигзаг удачи, подозревает, что под этой статьей Бачун прячет часть нетрудовых доходов.

“Таких людей нужно отдавать под суд, а не сохранять их на высоких государственных постах,— взрывается Соболев.— Иначе у нас точно не будет шансов победить коррупцию”.

Сомнения в чистоплотности доходов Бачуна есть и у Шабунина. Но вот невероятное благополучие другого заместителя генпрокурора — Анатолия Даниленко — тревожит его еще больше.

В сентябре 2014 года, когда журналисты программы Наші гроші обнародовали информацию о том, что Даниленко прибрал к рукам 140 га земли в Киевской области, разгорелся скандал.

Замгенпрокурора объяснил тогда, что, во‑первых, не прибрал, а приобрел, во‑вторых, не землю, а имущественный комплекс с озерами, и, в‑третьих, не он, а его 30‑летний сын.

За свою долгую карьеру в правоохранительных органах Даниленко успел не только вырастить сына и посадить дерево, но и построить три дома, пять квартир и обзавестись 1,3 тыс. кв. м. другой недвижимости, а также консолидировать 8,4 га земли в своей собственности.

“Мне очень больно, потому что для меня [Виталий] Ярема — это наибольшее разочарование Майдана,— говорит Шабунин.— Когда он стал генпрокурором, мы были счастливы.

Думали: ну, наконец‑то. Как только он сказал, что у него нет претензий к Даниленко, все стало ясно”.

Министр инфраструктуры Андрей Пивоварский, который пришел в Кабмин в декабре прошлого года, поражен тем, что и чиновники уровня глав департаментов по‑прежнему живут на широкую ногу.

“На руке у него [чиновника] часы за $15–20 тыс. и туфли из кожи какого‑то вымирающего вида животного,— делится личными наблюдениями Пивоварский, до этого работавший в частном бизнесе.— Человек всю жизнь был в бюрократической машине, зарабатывал несколько тысяч гривен в месяц, откуда у него может появиться Ягуар, Мерседес?”

Обычно свое высокое материальное положение чиновники объясняют “жена купила, мама подарила, богатый папа”, раздражается Пивоварский.

“Этих людей необходимо моментально менять, они по‑другому жить не смогут. Когда я его спрашиваю, а зачем тогда работать сюда пришел, если из такой богатой семьи,— цитирует он свой диалог с подчиненным.— А он отвечает: я, мол, патриот Украины. И смеется”.

Сломить прогнившую коррупционную машину в первую очередь следует, очистив власть от чиновников с сомнительной репутацией. На конкурсной основе набрать новый персонал.

Пусть даже без опыта работы в госструктурах. Как сказал бывший президент Грузии Михаил Саакашвили: “Лучше 5 лет ошибок, чем 50 лет саботажа”.

Предложение Фиалы: сократить 80 % сотрудников и львиную долю их функций, часть из которых оказывают нулевой, а часть — негативный эффект на рост экономики.

Новобранцам госуправления увеличить зарплату до рыночной, но при этом жестко карать за коррупцию.

“Я бы ввел в Уголовный кодекс коэффициент “два”,— предлагает Мирошниченко.— Статья предусматривает за взятку срок до 8 лет, а если это судья (прокурор и т. д.) — 16 лет. Чтобы люди понимали свою ответственность”.

Для реализации этого плана следует провести полную ротацию в силовых структурах. Уровень доверия к нынешней прокуратуре не поднимется выше уже никогда.

Кроме того, президент и премьер-министр должны взять на себя личную ответственность за происходящий произвол и в случае провала навсегда уйти из большой политики.

“При Януковиче было принято говорить: рыба гниет с головы,— заключает Фиала.— Я бы сегодняшнему руководству страны дал еще три месяца перед тем, как начинать повторять то же самое”.

 

инфа

Рейтинг: 0

Опубликовал(а)

не в сети 7 часов

Андрей

658

Доставка авто из Европы без растаможки!

Украина. Город: Киев
29 летКомментарии: 805Публикации: 4451Регистрация: 04-08-2014
    Авторизация
    *
    *
    Войти с помощью: 
    Регистрация
    *
    *
    *
    Пароль не введен
    *
    Ваш день рождения * :
    Число, месяц и год:
    Войти с помощью: 
    Перейти на страницу
    закрыть