Воскресенье , 11 Декабрь 2016
дефолт

Дефолт поможет правительству удержаться во власти

Добавлено в закладки: 0

Политики выбирают дефолт, когда становятся перед выбором: оплатить долги за счет экономии бюджета и вызвать народный бунт или отказаться платить, переложив оплату на будущие поколения.

Самая страшная сказка

За последние шесть лет можно насчитать всего несколько месяцев, когда в Украине не звучали месседжи об угрозе дефолта. Пророчеством о финансовой катастрофе нас пугали в 2008-2009 гг., когда в стране бушевал кризис. В 2010 г. дефолт предвещали новые цены на газ, в 2011-м — нестабильность исполнительной власти, в 2012-м — выплаты по ранее взятым кредитам, а в прошлом году — все вместе взятое.
В 2015 г. вопрос банкротства Украины стал едва ли не самым обсуждаемым — курс национальной валюты продолжает падать, ВВП сокращается, а по счетам иностранных кредиторов нужно заплатить $11 млрд при резервах Нацбанка $7,5 млрд (на 1 января 2015 г.). Хотя в Минфине утверждают, что слухи о дефолте слишком преувеличены и страна продолжит оплачивать долги без сбоев. «Украина — пример того, как неправильно оцениваются риски. После глобального кризиса 2008 года нам предрекали дефолт не один раз. Но эти прогнозы так и не оправдались. Украина, наоборот, показывала себя дисциплинированным заемщиком», — заявила недавно глава финансового ведомства страны Наталья Яресько.

В мировой экономике под дефолтом понимают разные явления. Бывает технический дефолт — когда государство на несколько дней или даже часов просрочило выполнение своих обязательств. Есть дефолт по внутренним обязательствам. Такое Украина переживала в 1998 г., тогда правительство смогло переоформить ОВГЗ на сумму около 700 млн грн. на новые бумаги. Их в конце концов погасили в 2003 г., во время экономического подъема. Другая разновидность дефолта — по внешним обязательствам. Именно его чаще всего имеют в виду, когда стране предвещают банкротство. Такого в экономической истории Украины еще не было — в секретной кубышке деньги для иностранных кредиторов всегда находились.

В 2009 г., после роста курса доллара и 15%-ного падения экономики, о банкротстве нашей страны не говорил только ленивый. Масла в огонь подливала западная пресса, пестревшая заявлениями о «90%-ной вероятности суверенного дефолта Украины». Вопреки прогнозу, тогда просрочку платежа допустили более 40 украинских компаний, но не государство. По факту госдолг нашей страны составлял 20-35% ВВП (начало и конец года), что было очень далеко от критического уровня в 60%, установленного Маастрихтскими критериями финансовой стабильности. По взятым ранее кредитам государство в 2009 г. заплатило $4 млрд и при этом сумело сделать новые долги на сумму свыше $12 млрд, в которую вошли кредит МВФ, выпуск ОВГЗ (были периоды, когда в бюджет через продажу облигаций еженедельно привлекалось по 2 млрд грн.) и займы других организаций. Украина начинала 2009 г. с золотовалютными резервами в $31,5 млрд, закончила — с $26,5 млрд. Оглядываясь на ситуацию сейчас, становится очевидным, что дефолтом тогда и не пахло.

Другой всплеск разговоров о дефолте пришелся на 2013 г., когда был пик выплат по набранным в 2009-2011 гг. займам. Тогда авторы Financial Times решили, что «Украине не удастся рассчитаться по внешним долгам без денег Международного валютного фонда». За год нам предстояло погасить $5,6 млрд по кредитам МВФ, $1 млрд по еврооблигациям и от $4,5 млрд до $5 млрд по ОВГЗ (оценки разные, так как некоторые ОВГЗ были с правом досрочного погашения). Общая сумма долгов государства к погашению достигала $12 млрд (с учетом процентов) — то есть около половины объема резервов НБУ, составлявших на начало 2013 г. $20,4 млрд. Но на конец 2013 г. резервы снизились только до $18,8 млрд (без учета российского кредита), поскольку значительную сумму Украина смогла привлечь через ОВГЗ в разных валютах.

Другими словами, ситуации, когда денег не оставалось совсем, в последние годы у нас, к счастью, не было. Во-первых, в стране всегда имелись финансовые ресурсы (да, транжирить валютные запасы или заниматься секвестром бюджета ради выплаты долгов никому не хотелось, но по факту средства были). Во-вторых, обычно находились желающие нам одолжить. Хотя фактор политической воли, безусловно, создавал дополнительные риски, которые, однако, так и не реализовались.

http://photo.unian.net

Когда перестанут просить затягивать пояса

Хотя дефолт и является экономической дефиницией, он зависит от политики и политиков гораздо больше, чем того хотелось бы. Вся новейшая история признания государств неспособными оплачивать свои долги показывает, что дефолт наступает в двух случаях — когда на то есть политическая воля или когда денег нет и взять их неоткуда.

Политики выбирают дефолт, когда становятся перед выбором — оплатить долги за счет экономии бюджета (что грозит народными бунтами) или отказаться платить, переложив оплату на будущие поколения. В 2009 г. у Украины было четыре возможных варианта — дефолт, новые займы, трата золотовалютных резервов или сокращение расходов бюджета. То есть выбор был исключительно политический, ибо каждый из вариантов нес свои риски. Существенный секвестр бюджета грозил потерей власти, трата валютных резервов — девальвацией, дефолт — цепной реакцией банкротств компаний и банков. И только новые займы, по сути, не несли политических рисков непосредственно в ближайшем будущем. Аналогичная ситуация была в 2010-м и в 2013 гг.

Осенью 2014 г., после получения второго транша кредита stand-by, госдолг Украины превысил 60% ВВП, то есть государство первый раз пробило Маастрихтский критерий по безопасности госдолга. Сейчас кажется, что ситуация хуже, чем когда бы то ни было. В 2015 г. нам предстоят выплаты порядка $11 млрд при резервах $7,5 млрд. В МВФ заявили, что Украине для предотвращения финансового коллапса необходимо найти дополнительно $15 млрд. С кредитором соглашаются и многие украинские эксперты. Но нельзя забывать о ранее достигнутых договоренностях. В течение 2014-2015 гг. нам было обещано $27 млрд помощи от МВФ, Евросоюза и других международных доноров. Львиную долю этих денег (порядка $19 млрд) Украине еще только предстоит получить. То есть одолжить нам по-прежнему есть у кого.

IMF Greece Financial Crisis

Правда, взяв эти деньги, государство одновременно примет на себя обязательство ежегодно выплачивать до $8-10 млрд кредиторам в течение многих лет, проводя политику «затягивания поясов» и вызывая недовольство в широких народных массах. А это в конце концов чревато потерей популярности нынешней власти. Поэтому соблазн рискнуть и объявить дефолт будет огромным. Оппозиционные и радикально настроенные политики потихоньку начинают говорить об этом. Альтернативой финансовому коллапсу может стать реструктуризация долгов на более длинный период и безотлагательное проведение реформ.

Почему плохо кончили сменщики аргентинской «Семьи»

За последние 40 лет дефолты в мире объявлялись около 80 раз, а в некоторых странах даже не единожды. Рекордсменом стала Аргентина, объявлявшая дефолт четырежды. Самый известный аргентинский дефолт 2001 г. принято связывать с реформами МВФ, что недалеко от истины. Правда, обычно умалчивается тот факт, что «проводник» этих реформ — президент страны Карлос Менем — одновременно с реформированием государства любил на безумной скорости гонять по улицам Буэнос-Айреса на красном «феррари» и устраивать грандиозные вечеринки с футбольными звездами и известными супермоделями. Любопытное совпадение: самого Менема и его окружение на родине называли «семьей». Обычным гражданам же предлагалось затянуть пояса. Хотя при Менеме их затягивали не то чтобы сильно — коррупция процветала, от уплаты налогов уклонялось около 40% бизнеса, теневые зарплаты выплачивались не менее 35% работников. При этом страна постоянно брала в долг, то есть не решала проблемы, а замораживала их. В 1999 г. Менема не переизбрали, новая власть предложила еще туже затянуть пояса, и ради погашения долгов у населения забрали пенсии и предложили ввести в действие девятую по счету программу экономии. В ответ люди устроили массовые беспорядки, тогдашний президент ушел в отставку, а его сменщик, понимая, что народ может его свергнуть, быстро объявил дефолт, пообещав потратить деньги не на погашение долгов, а на продовольственную программу. То есть по большому счету это был политический выбор. Последний аргентинский дефолт, который произошел в 2014 г., тоже политический — страна просто отказалась оплатить долг в $1,5 млрд, имея ЗВР в $28 млрд. Причем эти $1,5 млрд — это «наследство» все того же дефолта 2001 г.

Рейтинг: 0

Опубликовал(а)

не в сети 18 часов

Андрей

658

Доставка авто из Европы без растаможки!

Украина. Город: Киев
29 летКомментарии: 805Публикации: 4451Регистрация: 04-08-2014
    Авторизация
    *
    *
    Войти с помощью: 
    Регистрация
    *
    *
    *
    Пароль не введен
    *
    Ваш день рождения * :
    Число, месяц и год:
    Войти с помощью: 
    Перейти на страницу
    закрыть