Воскресенье , 4 Декабрь 2016
3

Нацбанк не заметил миллиардов «Привата»

Добавлено в закладки: 0

Коломойский летом вывел за границу $ 1,8 млрд., а Нацбанк тогда же потерял $ 2 млрд для удержания курса гривны. Сразу после чего начался коллапс.

— В прошлую пятницу в СМИ появилась статья, в которой приводятся данные, что Приватбанк вывел из страны через фиктивные импортные контракты около 11 млрд грн. Летом вы выпустили разъяснение, что штраф за такие нарушения будет равняться сумме липового контракта. Будете штрафовать Приват?

Я не видела у Приватбанка операции по выводу 11 млрд грн. Пока я видела у него, как и у остальных банков, лишь отток депозитов. И не видела я, чтобы Приват задержал хотя бы одну платежку. На сегодняшний день у меня претензий к Привату нет.

Это фрагмент интервью председателя Нацбанка Украины Валерии Гонтаревой изданию «ЛIГАБiзнесIнформ». Она дала его в ноябре, через несколько дней после публикации Федора Орищука в «Главкоме» о выводе «Приватбанком» сотен миллионов долларов за границу по договорам, которые очень сложно назвать нефиктивными.
Несколько дней назад, после того, как Нацбанк окончательно расписался в своей несостоятельности удержать курс гривны и позволил ей отчалить в район 20 грн ./$, об этой истории напомнил блогер Алексей Романов. Дополнив своими поисками.

Мы решили свести воедино все исследования, добавив свои. Несмотря на то, что, во-первых, история эта оказалась незаслуженно забытой, во-вторых, все-таки вычислить полную цену вопроса. Поэтому.

В судебном реестре есть несколько десятков дел, свидетельствующих о том, что прошлым летом из «Приватбанка» были выведены за границу не менее $ 1,8 млрд. В те же месяцы резервы Нацбанка похудели на $ 2 млрд, а официальный курс гривны искусственно удерживался на уровне 11,5.

1
Так случилось, что после того, как «приватовцы» вывели за границу свои деньги, курс гривны начал окончательно валиться без шансов на остановку. Возможно, «просто так случилось». В каждом случае Нацбанк этой зависимости не исследовал, потому напомним Гонтарева «Не видела у Приватбанка операции по выводу 11 млрд грн».

Однако не будем обвинять руководителя НБУ. Возможно, она имела в виду, что не видела 11 млрд, зато заметила большие сумму. Ведь $ 1,8 млрд тогда составляло около 21 млрд грн. И если бы журналист уточнил, то услышал: «21 миллиард видела, а 11 — нет, не было такого».

Здесь есть еще один интересный нюанс. Все «личные» сделки по выводу денег были проведены в мае-августе. Последняя сделка — 21 августа. А уже на следующий день стало известно, что Гонтарева обратила внимание банкиров на то, что «покупка валюты под фиктивные экспортно-импортные контракты, «мусорные» ценные бумаги, а также мнимые сделки, смыслом которых является искажение реального содержания транзакций, сокрытие 100% продажи валютной выручки и другие операции, которые придумываются в обход введенных регулятором административных ограничений, — это нарушение валютного законодательства, следствием будет применение штрафов в размере соглашения».
То есть Гонтарева включила регулятора только после того, как «приватовцы» закончили свои дела.

Теперь перейдем к механике сделок, которую мы реконструировали из судебных решений. Стандартная схема выглядела так.

Связанная с группой «Приват» фирма получала в «Приватбанке» кредит, деньги которого оставались на счету у этом же банке. Затем фирма заключала соглашение с какой британской компанией на закупку какого-то товара (название товара — несущественна) на десятки миллионов долларов. Через несколько дней после этой сделки фирма перечисляла 100-процентную предоплату британцам на счет в «PrivatBank Cyprus branch». Только после этого украинская фирма заключала соглашение с «Приватбанком» о том, что залогом по ранее взятому кредиту является имущественные права на еще не поставленный товар от британцев. А уже после этого британская фирма сообщала, что не может выполнить поставку и разрывала соглашение с украинской фирмой, не поворачивая полученные деньги.

Вот так в мае-августе с «Приватбанка» в «PrivatBank Cyprus branch» было перекачано $ 1,8 млрд.

2
После этого начиналось заметания юридических следов. Украинская фирма обращалась в Хозяйственный суд Днепропетровской области (один из примеров) с требованием взыскать с британцев деньги и расторгнуть договор залога с «Приватбанком». Во всех случаях суд решал одинаково — деньги надо вернуть, договор залога — не разрывать.

Но за юридической стороной факт оставался такой: «Приватбанку» по договорам залога принадлежат так и не поставлены в Украину товары. А шансы взыскать авансы из британских фирм кажутся такими же призрачными, как в «ЮКОСа» взыскать убытки с Путина.

Теперь еще немного о том, почему эти сделки неприятно воняющие еще на момент заключения соглашений, и почему Нацбанк должен тщательно присмотреться к ним по их фиктивности.

Во-первых, $ 325 млн ушло на поставку в Украину экскаваторов и автокранов. Чтобы поверить, что в воюющей стране, где промышленное производство прошлым летом катилось в тартарары, кому то  резко понадобилась такое количество погрузочно-строительной техники, надо быть как минимум Гонтаревой.

Еще $ 366 млн пошло на приобретение полиэтилентерефталата, который используется при производстве фото-, кино- и рентгенпленки. Здесь можем Гонтарева напомнить, что единственный завод по производству кинопленки в Украине — шосткинская «Свема» — был распилен на металлолом Щербанем и Чмирьом еще в середине 2000-х.

Во-вторых, украинские закупочные фирмы, через которые шел вывод долларов с «Приватбанка», имеют кучу доказательств их аффилированности с группировкой Игоря Коломойского. Например ООО «Каринда», через которую вывели $ 18 млн, не всегда имела такое название, не всегда была зарегистрирована на оффшор «Равенскрофт Холдингз Лимитед» (Тортола), и только с недавних пор имеет директором некоего Максима Счастливца.

На момент образования в 2005 году эта фирма называлась ООО «Днепропетровская финансово-промышленная группа« Приват». Ее владельцем был оффшор «Компания «ФПГ Приват лтд»(Тортола). А директором несколько лет была Юлия Лихачева — член ревизионной комиссии ОАО «Днепроазот», принадлежащего «Привату».

В-третьих, об отношении британских «кидал» к «Привату» можно просто погуглить.

  • «Rossyn investing corp.» (Получила от «приватовцев» $ 61 млн) — это древний поставщик «Укрнафты» и через нее шли сделки по продаже бензина «Укртатнафты» с последующей продажей обратно в Украину из-за пресловутой «Ливелу».
  • «Teamtrend Limited» (выведено 494 млн) еще десять лет назад светилась в СМИ со ссылкой на решение британского суда, как компания, принадлежащая самому Игорю Коломойскому и Сергею Шекланову.
  • «Trade Point Agro Limited» ($ 501 млн) — это древний поставщик «Запорожского масложиркомбината» (ТМ «Щедро»), принадлежащий «Привату».
  • «Collyer Limited» ($ 721 млн) известен как акционер ОАО «Ботиевское хлебоприемное предприятие» (Днепропетровская область), регистратором прав собственности которого находится «Приватбанк».
  • «Milbert ventures inc.» ($ 33 млн) — это давний партнер «Укрнафты» и «Укртатнафты» по поставке нефти.
  • «Zao ukrtransitservice ltd» ($ 6 млн) — акционер днепропетровского ОАО «Лит»,  ранее через цепочку принадлежало самому «Приватбанку».

Далее описывать не будем. Перейдем сразу к выводам. Для написания этого текста журналисты потратили сутки на гуглопоиск, изучение ЕГР, реестра судебных решений и сопоставление вывода денег с потерями валютных резервов Украины.

Гонтарева, обладая несравненно мощнее ресурсами и аналитиками, «не видела у Приватбанка операции по выводу».

Ну, что же — это талант. И то, что в Украине — талантливый руководитель НБУ и является единственным позитивом в этом тексте.

Юрий Николов, Ирина Салий, «Наши Деньги»

Рейтинг: 0

Опубликовал(а):

не в сети 15 часов

Андрей

683

Доставка авто из Европы без растаможки!

Украина. Город: Киев
Комментарии: 801Публикации: 4446Регистрация: 04-08-2014
    Авторизация
    *
    *
    Войти с помощью: 
    Регистрация
    *
    *
    *
    Пароль не введен
    *
    Ваш день рождения * :
    Число, месяц и год:
    Войти с помощью: 
    Перейти на страницу
    закрыть