Понедельник , 5 Декабрь 2016
беркут

Как убегала «черная рота»: загадка 16 «беркутовцев» — версии и вопросы

Добавлено в закладки: 0

Что это была за «глупая ситуация» в апреле с задержанием 16 «беркутовцев», о которой говорит министр внутренних дел? Действительно ли существуют доказательства их причастности к расстрелам на Майдане? А если так – то где они, потому что в материалах следствия, по словам адвокатов, их нет? И если такие доказательства существуют, то, как случилось так, что правоохранители не были задержаны и, в конце концов, бежали в Крым и в Россию?

И если беглецы действительно причастны к совершению массового расстрела, то не имеем ли мы право узнать их имена – где бы они не скрывались?

С приближением годовщины расстрелов на Майдане неизбежно возвращаемся к теме расследования самого  громкого в истории страны дела. «Дело Майдана» – название условное. На самом деле речь идет о множестве эпизодов и производств, которые расследуются ГПУ, МВД, прокуратурами Киева и других регионов. Какие новости есть в последнее время? В декабре прошлого года в Генпрокуратуре было создано управление специальных расследований. Адвокаты Небесной сотни говорят, что с тех пор дело Майдана сдвинулось с мертвой точки. Лед вроде бы тронулся и в деле «титушек», которое ведет МВД: задержаны 13 участников событий в Мариинском парке 18 февраля.

Да, успехи в расследовании не слишком поражают, но мы уже готовы радоваться чему угодно. Война. К тому же, сложно не заметить, как система круговой поруки и безнаказанности, сформированная годами, сопротивляется: раскрытие правды о Майдане неизбежно должно привести и к реформам. Недаром оказалось, что четверо правоохранителей, задержанных по подозрению в участии в силовом разгоне Майдана 30 ноября, находились на руководящих должностях в уже переформатированном «Беркуте».

К этому добавьте сложности субординации: в ГПУ с МВД сотрудничество складывается непросто – происходит настоящая информационная война. Ведомства обвиняют друг друга в неэффективном расследовании или сознательном торможении дела. Хотя во многом то, что дело до сих пор не «растворилась» в коридорах ГПУ и МВД – это заслуга группы адвокатов Небесной сотни, активистов и родственников погибших, которые не дают спуску следственным органам, самостоятельно собирают доказательства, ищут свидетелей, приходят на все судебные заседания по делам Майдана, где попытки системы себя уберечь как раз наиболее очевидны.

Взять хотя бы недавнее слушание дела подозреваемых в расстреле 39 майдановцев Аброськина и Зинченко в знаменитом Печерском райсуде Киева. Оно длилось 11 часов и сопровождалось спектаклем с ротацией судейского состава, уже традиционными для дела Майдана «сердечными приступами» и вызовами скорой (проблемы со здоровьем регулярно появлялись, напомним, у Садовника и его адвоката Вилкова, а в этот раз – у одного из тройки судей).

Несколькими неделями позже судей того же Печерского райсуда один из следователей специального управления ГПУ обвинит в попытках скрыть возможный «российский след» в деле о массовом расстреле на Институтской. В конце концов, прежде всего, именно судью Светлану Волкову (какая неожиданность – опять Печерский суд!) должен благодарить Садовник за возможность уйти от следствия. Хотя не только.

Как раз на днях адвокат Светланы Волковой Николай Павленко обнародовал обращение к Совету судей Украины, в котором говорится о том, что сотрудники милиции, а именно, Днепровского РУ ГУ МВД Украины, контролировали местонахождение Дмитрия Садовника, не начали активных действий по его розыску в течение пятнадцати часов с момента получения сигнала тревоги на пульт мониторинга.

Настоящие обстоятельства исчезновения Садовника сознательно скрываются руководством силовых органов, заявляет Павленко. Действительно, еще после исчезновения Садовника возник вопрос, на который пока нет ответа: расследованы ли должным образом и в полном объеме обстоятельства побега командира «черной роты» – и не только в части решения судьи Волковой, но и в части дальнейшего развития событий?

Это обстоятельство напрямую связано с тем, о чем мы намерены рассказать вам далее. А рассказать мы планируем обо всей той сумме вопросов, на которые предстоит найти ответы, чтобы воссоздать картину событий зимы, которая нас изменила. И весны, которая изменила нас не меньше. В конце концов, для истории важным будет не только то, кто стрелял, но и то, кто, когда и при каких обстоятельствах позволял бежать убийцам.

Почему «черная рота» медлила с бегством?

Вообще-то, странная вещь… Значительная часть «беркутовцев» убежала сразу после исчезновения Януковича – по состоянию на начало апреля заместитель министра внутренних дел Сергей Яровой сообщал о 67 таких бойцах. Среди них знаковая фигура: заместитель командира киевского «Беркута» Сергей Кусюк, которому протестующие на Грушевского посвящали монументальные граффити.

Странная вещь заключается в том, что ребята из «черной роты» киевского «Беркута», которых подозревают в расстреле минимум 39 майдановцев, засиделись в Киеве слишком долго. Возможно, ожидали, что пройдет (ведь почти все доказательства были уничтожены), и очень скоро все вернется на круги своя. В принципе, почти так и случилось. Ничто не предвещало беды: «Беркут», на расформировании которого сделали большую пиар-акцию, на самом деле был просто реорганизован в полк милиции общественной безопасности особого назначения.

Впрочем, в начале апреля, пока мы завороженно следили за фокусами с появлением «зеленых человечков» в Крыму и дестабилизацией на Донбассе, произошло нечто, что заставило больше десятка бывших правоохранителей срочно паковать чемоданы.

Информационные запросы не сработали
Порой складывается впечатление, что наши силовые органы живут в параллельных реальностях – настолько разные версии они выдвигают в отношении одних и тех же событий. Между прочим, мы бы и не узнали об этой истории, если бы не желание руководителей силового блока подчеркнуть свои заслуги в раскрытии дела Майдана.

18 ноября во время брифинга председатель СБУ Валентин Наливайченко заявляет, что МВД совместно с СБУ «были задержаны и арестованы 16 офицеров бывшего «Беркута», наиболее опасные, те люди, которых больше всего подозревали в Генеральной прокуратуре относительно выстрелов в протестующих на Майдане».

Стоп, каких 16? Мы знаем только о трех – о командире спецроты Дмитрии Садовнике (благополучно убежал и в настоящее время находится в розыске), а также о его подчиненных – Павле Аброськине и Сергее Зинченко, находящихся под стражей. А где остальные?

В тот же день заместитель министра внутренних дел Антон Геращенко еще больше нас запутал, когда озвучил альтернативную версию: МВД знает, что расстреливали Майдан именно эти 16, но они не задержаны, а выскользнули из рук следствия: «Мы знаем полностью, кто стрелял на Институтской 20 числа. Это 16 человек, которые бежали из Украины – кто в Крым, кто в Россию».

Так они, те 16, задержаны или бежали? И если «мы знаем полностью, кто стрелял» или хотя бы если их «более всего подозревали в Генеральной прокуратуре», то почему они не в статусе подозреваемых? Кто дал им убежать?

Наши попытки с ноября прошлого года разгадать тайну «16 беркутовцев» и установить, кто и как бежал, были удачными только частично. Не в последнюю очередь из-за того, что в Украине институт информационного запроса работает в одностороннем режиме, то есть «на что хочу – на то и отвечаю, а не хочу – посылаю отписку». В ответ на первые наши попытки прояснить ситуацию силовые ведомства просто «включили дурачка». В ГПУ, например, ответили, что, кроме Садовника, Аброськина и Зинченко, в деле Майдана следователями ГПУ никто не задерживался. В МВД посоветовали обращаться в ГПУ. Ответы от СБУ мы так и не получили.

Правда, нам удалось задать свой вопрос лично председателю СБУ Валентину Наливайченко во время одной из встреч с общественностью. Но в ответ не услышали ничего нового: «В марте-апреле с риском для жизни, с применением всех имеющихся на то время в Службе безопасности и технических, и оперативных, а главное – силовых средств – по поручению Генеральной прокуратуры задержаны 16 особо опасных сотрудников «Беркута». Все 16, заявил Валентин Наливайченко, были доставлены к следователям ГПУ и МВД.

То есть задержание все же было. А что же произошло дальше?

Восемь «беркутовцев» – растворились

Один из координаторов группы адвокатов Небесной сотни Виталий Титич называет эту историю «мутной». Впрочем, ссылаясь на процессуальные документы, говорит, что может рассказать о некоторых подробностях, которые могут прояснить картину. Судя по всему, в начале апреля ГПУ решилась на, так сказать, сложную операцию.

«В начале апреля 2014 года Генпрокуратура решила допросить 16 работников бывшего «Беркута», которые в то время работали в реорганизованном подразделении. С целью обезопасить себя от возможного побега, прокуроры обратились к руководству МВД с тем, чтобы именно милицейское руководство вызвало правоохранителей в ГУ МВД города Киева в связи с проведением служебного расследования. На случай возможной попытки побега было задействовано также СБУ, – рассказывает Виталий Титич. – Но информацию о таком замысле «слили», и эти 16 просто не пришли на вызов в установленное время, оставаясь на службе, а часть стала скрываться под разными предлогами – больничный, отпуск и тому подобное. Например, Садовника на своем собственном авто вез из Киева действующий начальник спецроты переформатированного «Беркута» (сейчас – полк милиции общественной безопасности особого назначения, – Прим. ред.), но где-то на выезде из города был остановлен сотрудниками СБУ и сопровожден к следователю».

Это к вопросу о сопротивлении системы. Кроме того, здесь мы сталкиваемся с тем, что пока так и не смогли выяснить: сколько именно «беркутовцев» из 16, вызванных на разговор, доставили в органы следствия? И сколько же, кроме Садовника, пытались убежать? СБУ в лице Наливайченко дважды заявляла, что задерживали 16 человек. Руководитель центра СБУ по взаимодействию с Генпрокуратурой в расследовании уголовного производства по факту гибели Небесной сотни Анатолий Дублик в телефонном разговоре уточняет, что задержанных доставили в следственный отдел главного управления СБУ в Аскольдовом переулке в Киеве. «Мы их физически задерживали, подразделение «Альфа». А дальше их опрашивали, допрашивали и принимали все другие процессуальные документы следователи следственной группы ГПУ».

Министр внутренних дел Арсен Аваков в одном из недавних интервью вспомнил о задержании 16 человек. Кроме того, рассказал некоторые подробности: «Да, мы тогда задержали 16 человек, это была сложная проработка. Привезли в отделение, под него вышел бунтовать остаток того «Беркута», человек 50. Прокуроры тогда (старый состав группы), сорри за прямоту, испугались, к ночи дали санкции на трех, других выпустили. Половина из них сразу села на поезд и поехала в Крым. Глупая была ситуация…»

Итак, МВД обвиняет во всем прокуроров, мол, это они под давлением других правоохранителей не дали санкции на задержание «беркутовцев». Между прочим, когда мы в третий раз обратились с запросом в ГПУ (второе наше обращение было лично к старшему помощнику генпрокурора Валерию Карпунцову – безрезультатно), Генпрокуратура оказалась более разговорчивой. Впрочем, в ее версии неизвестно куда исчезли 8 из 16 «беркутовцев».

«В апреле 2014 года оперативным подразделениям МВД Украины было поручено для проведения следственных действий обеспечить явку 16 работников указанной роты, однако фактически прибыло только 8 человек», – говорится в ответе ГПУ, которая не уточняет остросюжетные подробности с преследованием Садовника и компании, участием «Альфы», бунтом «беркутовцев» и тем, что министр внутренних дел называет «глупой ситуацией». Хотя на неформальном уровне наши источники в органах следствия подтверждают, что в ГУ МВД Киева, где находились задержанные, ночью пришло даже не 50, а «от 200 до 300» бывших «беркутовцев», которые «едва не взяли штурмом управление», требуя освободить «своих». «Это все происходило ночью, был очень большой скандал», – так описывает ту ситуацию наш собеседник.

Адвокат Виталий Титич уточняет, что, по его информации, 8 из 16 руководство ГУ МВД в Киеве «уговорило прийти и дать показания». Они появились в главк, где сначала давали показания на полиграфе, а «когда допрашивать их пришли следователи ГПУ, то каким-то чудом в охраняемые помещения попали их адвокаты (и это в закрытом помещении главка – уникальный случай в истории адвокатуры!), и в этот момент «беркутовцы» просто прекратили давать показания».

В итоге только в отношении трех из них – Садовника, Аброськина и Зинченко – было принято решение о задержании по подозрению в совершении преступления. Согласно официальной информации ГПУ, пять человек из восьми, «учитывая полученные данные о причастности, после проведения допроса в качестве свидетелей были отпущены».

Приведенное выше заявление Арсена Авакова Виталий Титич называет странным. «Я не выгораживаю ГПУ, но заявление Авакова о том, что прокуратура испугалась, звучит странно. Ибо допрос происходил именно на территории МВД, а следовательно, сам Аваков на своей собственной территории не смог обеспечить то, что обязан был обеспечить – эффективное сотрудничество с прокуратурой», – говорит адвокат, добавляя, что есть вопросы к министру внутренних дел не только в разрезе дела о расстреле 39 майдановцев, но и других майдановских дел.

«Заявления Авакова – просто пиар. По сути, он использует путинские технологии: в эфир агрессивно и безапелляционно вбрасываются месседжи: «мы расследовали», «мы задержали», которые не подтверждаются. Например, в этом же интервью Аваков говорит о том, что, оказывается, в деле Веремия задержаны убийцы. Это неправда (Виталий Титич является адвокатом потерпевшей стороны в деле об убийстве журналиста Веремия, сейчас задержан человек, который, принимал участие в нападении и избиении Веремия, но к собственно убийству, по мнению обвинения, он не имеет отношения – Прим. ред.). Аваков говорит также о «пуле Жизневского» и 700 экспертизах. Это вообще абсурд, поскольку пуля, которой был убит Жизневский, не найдена, она прошла навылет. С чем именно они там проводят экспертизы, непонятно. А если у Авакова эта пуля, и он проводит какие-то экспертизы вне рамок уголовного производства, которое находится в ГПУ, то это преступление», – отмечает Виталий Титич.

Еще одна деталь. Во время встречи с семьями Небесной сотни Валентин Наливайченко заявил: «Никаких проблем нет с тем, чтобы рассекретить имена тех людей, которые задерживались», говоря о тех 16, которые, по информации СБУ, задерживала «Альфа». Мы догадывались, что никаких фамилий от СБУ мы не дождемся, но на всякий случай переспросили – раз председатель сказал, что проблем нет. Анатолий Дублик имен не назвал, напоминания об обещании господина Наливайченко не сработали. «Есть уголовное процессуальное законодательство, где говорится, что данные досудебного следствия могут быть обнародованы только с разрешения следователя. Я не следователь… – заявил Дублик в телефонном разговоре. – Служба безопасности не отказывается предоставлять информацию, не передергивайте…»

Версия экс-генпрокурора

Чтобы окончательно вас запутать, нужна еще версия тех событий в интерпретации экс-генпрокурора Олега Махницкого. В интервью от 31 декабря 2014 года он говорит, что все доказательства на 16 «беркутовцев» (которые в то время еще работали в органах внутренних дел) были собраны за три месяца, и он передал их новому генпрокурору, который тянул резину – пока те не убежали.

«Мы всего за три месяца собрали необходимые доказательства, установили виновных и подготовили все документы для судов… Процесс затягивался так, что они все «внезапно» в один день уволились из органов и убежали в Крым или Россию – кто куда».

Но что-то здесь не срастается. Если ГПУ собрала все необходимые доказательства, то в чем проблема? Почему не были проведены задержания? К тому же, именно во время прокурорства Махницкого «черная рота» и убежала. Напомним, что с прокурорского кресла на должность советника президента Олег Махницкий пересел только в середине июля.

Слова экс-генпрокурора ставит под сомнение также адвокат Виталий Титич. Он говорит, что никаких доказательств, кроме тех, которые касаются Садовника, Аброськина и Зинченко, в деле нет. А если они есть у Олега Махницкого – то, как минимум, он должен выступить свидетелем.

«Если гражданин Махницкий располагает информацией об участии в преступлении других лиц, он должен быть допрошен в суде в качестве свидетеля по этому делу. Если Махницкий, будучи генеральным прокурором, собрал какие-то доказательства, и они отсутствуют сейчас в материалах уголовного производства – это преступление. В таком случае его должны допрашивать уже в другом качестве. Если ему что-то известно, он должен не говорить об этом в прессе, а сообщить следствию об имеющихся доказательствах. Между прочим, доказательства, которые проходят по делу (и являются надлежащими и допустимыми доказательствами в понимании уголовно-процессуального кодекса) были закреплены экспертизами буквально несколько месяцев назад, после значительного промежутка времени, после того, как Махницкий ушел с должности генпрокурора», – утверждает адвокат.

«Межклановые войны разваливают «Дело Майдана»

Виталий Титич утверждает, что именно тогда, в начале апреля, следствию по делу о расстреле 39 на Институтской был нанесен наибольший удар. Можно сделать вывод о том, что бегство лиц, которые могли быть причастны к расстрелу – продуманная и пошагово реализованная технология.

«Как раз на той стадии, на мой взгляд, и был нанесен наибольший ущерб следствию. Это следственное действие (задержание подозреваемых «беркутовцев», – Прим. ред.) развалили изнутри: все было организовано поспешно для отвода глаз, а не для раскрытия преступления, фактически вопреки воле следователей, которые вели планомерную работу, которая, пусть через месяц, но дала более полный и необходимый результат. Из-за бездействия МВД не произошло основного: надлежащего обеспечения организации и проведения следственных действий, которые позволили бы получить более полные доказательства причастности «беркутовцев». И именно это сейчас дает возможность ограничить установление объективных обстоятельств дела о расстреле 39-ти участников протеста на Майдане… Хуже всего то, что все информационные вбросы, касающиеся этого дела, как мне кажется, являются элементами межклановых войн, и они разваливают дело Майдана. До сих пор пытались развалить досудебное расследование, сейчас прямой вред наносится судебному следствию».

Что же имеем в сухом остатке?

Есть СБУ – утверждающее, что задержало 16 особо опасных подозреваемых; МВД – которое утверждает, что 16 убийц Майдана убежали; ГПУ – которое говорит, что было не 16, а 8, и их не задержали, а вызвали для дачи объяснений, а объяснение они давать отказались. В итоге – только трое задержанных, по остальным – сплошные знаки вопроса.

Мы до сих пор не знаем полного перечня имен тех, кто расстреливал людей на Майдане. Мы не можем точно установить подробности побега тех, кто, вероятно, был к этому причастен. Зато мы поименно знаем, кто те 39, которых утром 20 февраля убили выстрелами из автоматов Калашникова с позиций возле Октябрьского дворца люди в черной форме.

1. Георгий Арутюнян
2. Валерий Опанасюк
3. Алексей Братушко
4. Николай Дзявульский
5. Александр Щербанюк
6. Сергей Байдовский
7. Игорь Пехенько
8. Сергей Кемский
9. Богдан Вайда
10. Василий Моисей
11. Андрей Саенко
12. Богдан Сольчаник
13. Иван Тарасюк
14. Андрей Мовчан
15. Андрей Дигдалович
16. Игорь Дмитрив
17. Роман Точин
18. Роман Вареница
19. Юрий Паращук
20. Игорь Костенко
21. Владимир Жеребный
22. Иван Блёк
23. Богдан Илькив
24. Анатолий Корнеев
25. Виктор Чмиленко
26. Роман Гурик
27. Максим Шимко
28. Сергей Бондарчук
29. Александр Царек
30. Виталий Коцюба
31. Игорь Ткачук
32. Иосиф Шилинг
33. Иван Пантелеев
34. Эдуард Гриневич
35. Анатолий Жаловга
36. Назар Войтович
37. Николай-Олег Панькив
38. Леонид Полянский
39. Виталий Смолинский

Автор: Мария Томакжурналист Центра гражданских свобод, Радiо Свобода

Рейтинг: 0

Опубликовал(а):

не в сети 4 дня

Иванна "Катя МУ-МУ"

809

Модератор сайту. Заміжня.

Италия. Город: Неаполь
Комментарии: 1850Публикации: 2795Регистрация: 13-08-2014
  • Модератор сайта
Авторизация
*
*
Войти с помощью: 
Регистрация
*
*
*
Пароль не введен
*
Ваш день рождения * :
Число, месяц и год:
Войти с помощью: 
Перейти на страницу
закрыть