Понедельник , 5 Декабрь 2016

Ликвидация УБОП: о покойнике только плохо

Добавлено в закладки: 0

Легендарная когда-то спецслужба имеет бесславный конец.

5 февраля нынешнего года Верховная Рада проголосовала за ликвидацию структуры УБОП в системе МВД. Легендарное в первой половине 1990-х спецподразделение очень быстро само стало очагом организованной преступности — именно тем, против чего создавалось и боролось в первые годы.

УБОП как вызов… «продажной ментярне»

Своим появлением УБОП «обязан» известному в прошлом в масштабах СССР криминальному авторитету из Днепропетровска Александру Мильченко (кличка «Матрос»).

…В 1983-1985 годах расследовалось уголовное дело по обвинению в бандитизме некоего «Матроса» в г.Днепропетровске. Банда состояла из 70 человек. Обкладывала директоров крупных предприятий и организаций данью: последние платили ежегодно «отступные» крупными суммами. Всего «навымогали» — по материалам уголовного дела — около 300 000 рублей. А потом, когда один из директоров отказался платить дань, подкупили его невестку; она ночью застрелила его любимого сынка (картежника и бабника), положила пистолет рядом с кроватью, инсценировав самоубийство.

Необычность этого дела — в масштабах Советского Союза — заключалось в том, что расследование «крепила кадрами» Прокуратура СССР. Потому что в указанных событиях были замешаны практически ВСЕ работники УВД Днепропетровска, включая начальника и его заместителей: последние, в свою очередь, брали взятки с вымогателей, взамен обещая свое покровительство. А среди вымогателей, замешанных в грязной истории, основной состав — рецидивисты и наркоманы.

Многие из которых оказались… агентами милиции. В тот день, когда задержали «Матроса», в тот же день повесился начальник уголовного розыска горотдела милиции Днепропетровска. Тот самый, который вел оперативно-розыскное дело в отношении организованной преступной группировки «Матроса» — подонок в погонах так боялся разоблачения своих связей с бандой, что наложил на себя руки.

Как оказалось много лет спустя, авторитетный «Матрос»-Мильченко из Днепропетровска, якобы, выступал посредником между Лазаренко-Тимошенко и непосредственными исполнителями «заказа на Щербаня». Что характерно: «роль» «Матроса» в этом деле в материалах следствия обозначилась только тогда, когда сам «Матрос» уже умер — якобы от цирроза печени…

Банды «Матроса» могло и не быть, если бы не продажное руководство прокуратуры Днепропетровской области, которое оказалось сплошь прогнившим и коррумпированным. И годами не реагировало на «спайку» высокопоставленных ментов, партийно-хозяйственного актива региона и матерых уголовников Днепропетровска.

«Дело банды Мильченко», вскрывшее тотальную коррумпированность правоохранительных органов целого региона и, в частности, милиции, требовало адекватной реакции. Ответом на этот вызов стала организация в 1988 году в Днепропетровске первого в СССР экспериментального отдела по борьбе с организованной преступностью. Сотрудники этого небольшой структуры (на старте 12 человек) стали прообразом т.н. «6-х отделов» в УВД крупных территориальных образований. Позже — мощных подразделений УБОП (в России — РУБОП), взявших на себя основную тяжесть борьбы с оргпреступностью и бандитизмом.

По сути, создание «шестых отделов» (позже — УБОПа и РУБОПа) — стало вызовом прогнившей насквозь, коррумпированной системе самого МВД СССР. Повсеместно пошедшей на «смычку» с «теневиками» и криминалитетом в последние годы советской власти.

Ветераны тех самых, первых подразделений УБОП — не любят вспоминать, что на самом деле за их организацией торчали уши Комитета государственной безопасности СССР. Который проверял «чистоту» кадрового отбора претендентов на службу в УБОП. И, соответственно, влиял на кадровую политику спецподразделения милиции, вербуя наиболее перспективных — со своей, специфической точки зрения — офицеров.

И если вербовка агентуры работниками КГБ осуществлялась как «на позитиве» (любовь к Родине, чувство патриотизма, долга перед Отечеством), так и «на негативе» (компромате — совершенном правонарушении, преступлении), то работников первых подразделений УБОП Комитет госбезопасности вербовал только на компромате. Как правило, когда сотрудник попадался на должностном преступлении — кража при обыске, кража вещественных доказательств, пьяная драка с членовредительством, избиение подследственного до инвалидности потерпевшего и т.д. Очевидно, это делалось для большей зависимости завербованных сотрудников милиции от кураторов из Комитета.

По замыслу создателей, практически полностью автономное, засекреченное подразделение, сотрудники которого пользовались, скажем прямо, широчайшими оперативными возможностями и широкой сетью завербованной ими же агентуры, и даже имели возможность создавать «легендированные» фирмы, должно было наступательно бороться с организованной преступностью. И со временем ее локализовать, разобщить и ликвидировать.

УБОП в Украине очень быстро стал мощной, разветвленной структурой с тысячами оперативных сотрудников, с собственной разведкой, с собственным спецназом («Сокол»), с собственной закрытой информационной базой данных (сначала «РИС», позже — «Скорпион»), десятками тысяч осведомителей и агентов. Поэтому ключевые ОПГ на территории Украины не имели никаких шансов уцелеть уже к середине 90-х прошлого столетия. Их удивительная живучесть после 1994-1995 годов объяснялось только тем, что многие руководители региональных подразделений УБОП активно «кормились» с крупных ОПГ, закрывая глаза на очевидные «шалости» своих уголовных «поднадзорных».

Но в 1998-1999 годах все известные МВД преступные сообщества насильственной направленности были разобщены, рассеяны и ликвидированы. А их лидеры либо подались в бега, либо сели в тюрьму. На свободе остались только те «авторитеты» преступного мира, которые в действительности давно уже являлись агентами милиции и активно сдавали своих «братанов». То есть УБОП (в компании с аналогичными подразделениями Главка «К» СБУ) потребовалось ровно 10 лет, чтобы оргпреступность в ее «диком» — бандитско-рэкетирском виде перестала существовать.

Разложение

Но в середине 90-х проблемой стал сам УБОП. Многие сотрудники которого, привыкнув к бесконтрольности, порожденной секретностью, и легким деньгам, получаемым то от бандитов, то от «крышуемых» бизнесменов, сами стали «барыгами».

«Честный опер» стал чем-то вроде легенды, уступив место офицерам в дорогих заграничных костюмах и с часами ценой в десятки тысяч долларов. И почему-то руководство МВД, СБУ и прокуратуры совсем не задавалось вопросом, почему активы разогнанных преступных группировок стали собственностью высокопоставленных и не очень офицеров УБОП, которые эти группировки разрабатывали.

Очень много примеров того, как «разрыв» бизнеса того или иного криминального авторитета происходил сразу после его убийства — как правило, нераскрытого. И, конечно же, в пользу офицеров УБОП. Так случилось, например, с активами убитых братьев Савлоховых — Теймураза и Бориса («Салохи»). Так случилось с активами Рыбалко («Рыбка»). Так случилось с активами Валерия Прыщика («Прыща») и т.д.

Случай с «Прыщем» и его наследием вообще показателен, поскольку этот криминальный авторитет был, своего рода, «последним из могикан» — несмотря на все превратности судьбы, козни, пули конкурентов, он умудрился прожить неестественно долгую для человека его образа поведения жизнь. Тем не менее, был застрелен и он. Убийство так и не было раскрыто. А главный актив его жизни — столичный рынок «Троещина» — стал собственностью Александра Лищенко (кличка «Лича»), некогда «правой руки» «Прыща».

Вскоре после убийства «Прыща» из столичного главка УБОП уволился офицер Алексей Савченко, долгие годы отвечавший за разработку ОПГ «Прыща». Но так «Прыща» и не посадивший. Через пару лет он вдруг сказочно разбогател — стал мультимиллионером и совладельцем «Авант-банка». На пару с «прыщевцем» А. Лищенко.

Позже в «Авант-банке», созданном на капитале покойного бандита «Прыща», «отметились», на различных руководящих должностях, сын Виталия Яремы — Валерий, будущий начальник Департамента госрегистрации прав на недвижимое имущество Государственной регистрационной службы, Валеорий Гелетей — в будущем министр обороны… И все трое — Виталий Ярема, Савченко и Гелетей — выходцы из киевского главка УБОП. О чьих интеллектуальных способностях, принципиальности, верности долгу, профессионализме сегодня каждый может составить свое собственное мнение.

Напомним, что вице-президент (в прошлом) «Авант-банка» Валерий Гелетей, ответственный за «иловайский котел» и сотни жертв, сегодня возглавляет Управление государственной охраны. Виталий Ярема пока «в резерве» — уволен по собственному желанию с должности Генпрокурора, где завалил всю работу. Александр Савченко — депутат Верховной Рады от Блока Петра Порошенко, где ценят такие таланты. И все трое — товарищи и коллеги активного члена ОПГ «Прыща» Александра Лищенко. Эдакий союз ментов, бандитов и бабла.

И автора нисколько не удивляет, что ни одно убийство крупного криминального авторитета в Украине не было раскрыто тем же УБОПом. Хотя, как правило, именно офицеры УБОП оказывались выгодополучателями в результате этих нераскрытых убийств.

Но говоря об УБОП, нельзя не отметить, что кадры именно из этой «конторы» в Украине стали своего рода диверсионными отрядами спецслужб России. Ущерб от действия которых на протяжении двадцати с лишним лет оценить невозможно.

На службе чужому Отечеству

В начале статьи упоминалось о том, что первый набор «шестых отделов» в значительной мере был инфильтрован агентурой КГБ, завербованной на компромате. Именно эти кадры после развала СССР и обретения Украиной независимости составили костяк так называемых «банд оборотней». Офицеры УБОП, завербованные КГБ, были «активированы» ФСБ и натворили много бед в Украине.

Обладая широчайшими оперативными возможностями и полномочиями, имея доступ к массивам секретной информации, располагая собственной сетью завербованной агентуры и зависимых «помощников» из числа криминалитета, офицеры УБОП были отмечены в похищениях и убийствах бизнесменов, в переделе — в пользу России — крупного бизнеса в Украине, в политических убийствах.

В убийстве политиков Вячеслава Черновола и Вадима Гетьмана, журналистов Игоря Александрова и Георгия Гонгадзе, в «кассетном скандале» и «кольчужном скандале», во множестве других резонансных дел отмечен след офицеров УБОП. Киевская банда «оборотней» Игоря Гончарова, одесская банда «оборотней» Василия Марьянчука… А донецкая банда «Люкс» вообще пользовалась неприкрытым покровительством и регионального управления УБОП, и управления «К» СБУ.

На счету этих агентурно-диверсионных групп — сотни так и не раскрытых заказных убийств, содействие захвату сотен значимых промышленных и бизнес-объектов в пользу российского бизнеса, подконтрольного Кремлю, разведка, систематическая работа по развалу правоохранительной системы независимой Украины, диверсии и теракты.

Отметим, что банды Гончарова и Марьянчука, в немалой степени, были обезврежены благодаря усилиям офицеров из того же УБОП. Но это происходило, скорее, вопреки обыкновению и системе, и никогда не приводило к установлению заказчиков — кураторов этих агентурно-диверсионных групп. Провалы «низов» «хоронили» российские агенты влияния из числа руководителей ГПУ, СБУ и судейского корпуса.

А УБОП, как и его «двойняшка» — главк «К» СБУ, к началу 2000-х стали всего лишь инструментом принуждения конкурентов по бизнесу в пользу представителей той или иной властной команды, оказавшейся у власти. Никакого стратегического значения для становления государственности Украины УБОП, к сожалению, практически не имел. Потому что с начала 1990-х пережил те же самые болезни роста, которые пережило и общество. Потому что рожденный в СССР, он по определению не мог не подвергнуться коррозии во времена «дикого капитализма». Из которого наша страна до сих пор так и не вышла.

Простой вопрос: если УБОП был столь успешен, то почему к власти в государстве пришли донецкие бандиты?

Героизм и подвиги отдельных сотрудников УБОП растворились в масштабном предательстве присяги руководством, «заробитчанстве» со стороны подавляющего числа оперативников. И бесславных походах генералов из УБОП в большую политику, где их нравственная убогость и продажность всем сразу же стала очевидной.

В «наследство» от УБОП Украина получила сотни нераскрытых (и «заваленных» специально) уголовных дел, тысячи непонятно на какую страну и какую спецслужбу работающих агентов, тысячи пенсионеров МВД со специальной пенсией и правом на ношение огнестрельного оружия. И тысячи УБОПовцев — «успешных бизнесменов», людей с миллионными состояниями, со специфической психологией, хватательным рефлексом, готовых продать свои навыки кому угодно — за сходную цену.

 

Аргумент

Рейтинг: 0

Опубликовал(а):

не в сети 2 дня

Бодя Красномордый

426
Украина.
Комментарии: 1068Публикации: 999Регистрация: 12-02-2015
    Авторизация
    *
    *
    Войти с помощью: 
    Регистрация
    *
    *
    *
    Пароль не введен
    *
    Ваш день рождения * :
    Число, месяц и год:
    Войти с помощью: 
    Перейти на страницу
    закрыть