Вторник , 6 Декабрь 2016
крым

Оккупация Крыма. Год спустя

Добавлено в закладки: 0

Еще недавно многие желающие соревновались в прогнозах о дальнейшей судьбе полуострова. Но сегодня на передний план вышли другие проблемы. О возвращении Крыма в Украину в ближайшее время речь уже не идет, и «крымский вопрос» как-то быстро переместился с первых полос печатных изданий в соцсети, где имеет ярко выраженную «черно-белую» окраску.

А тем временем в Крыму происходят структурные социально-экономические изменения, последствия которых поймем не за один месяц. Однако промежуточный анализ сделать следует, ибо независимо от того, какой статус будет у Крыма в будущем, исторически и территориально он связан с Украиной, а, значит, стратегию отношений с полуостровом необходимо разрабатывать уже сегодня.

Недавно мне удалось побывать на своей малой родине, в Севастополе. Сразу же разочарую тех, кто ждет однозначных оценок. Жизнь — не черно-белая, и категориями «хорошо-плохо» не измеряется. Люди живут в новой реальности, ходят на работу, покупают продукты, организовывают субботники, посещают театры, отдыхают и даже празднуют. Думать, что им всем станет настолько плохо, что они попросятся назад в Украину, наивно.

Отношение людей ко всему происходящему определено их взглядами и убеждениями. Те, для кого родительским домом была Украина, переживают личную трагедию. Кто-то собирался защищать докторскую диссертацию — теперь труд многих лет пошел прахом, кто-то не смог закончить учебу, получить молодежный кредит, кто-то потерял создаваемый годами бизнес и нажитое имущество, кто-то — работу, а кто-то — даже дом или семью.

Без лишнего пафоса — это сломанные судьбы, разрушенное, по крайней мере на сегодня, будущее, безысходность, беспомощность. Но есть и такие, что стали жить лучше — по их личному мнению. А как на самом деле? Очевидно, что жизнь для крымчан усложнилась, и каждый приспосабливается к ней, как может, ищет свою зону комфорта.

Позволю себе лишь одну субъективную оценку. С моей точки зрения, Крым застрял между реальностями. Образно говоря, одной ногой он еще в Украине, а второй уже переступает в Россию. Дело в том, что на момент получения Украиной независимости коренных жителей в Крыму практически не было. Крымские татары только возвращались после депортации, а большинство населения составляли переселенцы из всех уголков бывшего Советского Союза.

И сегодня — это второе–четвертое поколение крымчан, живших здесь только «при Украине»: сначала — советской, потом — независимой, более либеральной и терпимой, чем нынешняя крымская администрация. И, возможно, так и не став украинцами, они все же по своему менталитету, языку, образу жизни от «коренных» россиян существенным образом отличаются, как бы неистово это кто-либо ни отрицал.

Сегодня в Крыму происходит очередной виток миграции, оценить масштабы которой пока довольно сложно. По данным Крымстата на протяжении 2014 г. с полуострова выехали около 2 тыс. чел., а прибыли сюда почти 16 тыс. Очевидно, это те, кто получил или снял местную регистрацию. Поскольку большую часть года паспортные столы не работали, эти цифры весьма условны. По информации ООН, на конец декабря 2014 г. Крым покинули почти 20 тыс. чел. — вынужденных переселенцев.

Однако и это не окончательные данные. Многие переселенцы по тем или иным причинам не встали на учет как временно перемещенные лица, а кроме того, люди выезжают и до сих пор. Еще значительное количество граждан, зарегистрированных как жители Крыма (я в том числе), переехали на материк до печально известных событий и вынужденными мигрантами не считаются. Покинули полуостров и украинские военные со своими семьями.

Все они преимущественно люди трудоспособного возраста с высшим образованием и активной жизненной позицией. Вместо них в Крым перебралась часть беженцев из зоны боевых действий в Донбассе, увеличился российский военный контингент, прибыли из России чиновники различных рангов. Россияне активно скупают крымскую недвижимость и землю. Так что демографический состав населения постепенно будет меняться.

Теперь по поводу экономики. Все мы помним распад Советского Союза. Процесс отделения бывших советских республик и провозглашения ими независимости не был внезапным. Украина, в частности, проходила его больше года — от Декларации о государственном суверенитете в июле 1990-го, референдума в его поддержку в декабре 1990-го до Акта провозглашения независимости в августе 1991-го.

При этом независимое украинское государство становилось правопреемником формально самостоятельной УССР со своим собственным бюджетом, ресурсами и постепенно меняло законы и способ хозяйствования. Украину признали в мире. Но, даже невзирая на это, разрыв хозяйственных связей имел катастрофические последствия для отдельных отраслей украинской экономики. Что касается Крыма, то он в один день «проснулся» в другом государстве — с другими законами и хозяйственной практикой. По сути, он стал анклавом, ресурсно-зависимым от материковой Украины и никем не признанным в цивилизованном мире. Без транспортного сообщения и соответствующей инфраструктуры, без логистики, без какой-либо стратегии дальнейшего развития.

Начало стагнации экономики полуострова наглядно показали многочисленные вывески «Продам» на центральных улицах Севастополя уже в декабре прошлого года. Закрылись и продаются около трети контейнеров самого большого городского рынка. За почти год аннексии хоть какие-то приемлемые логистические решения для поставок российских товаров взамен украинских так и не были разработаны. Керченская переправа не способна обеспечить соответствующий грузопоток. Многодневные очереди на въезд-выезд существенно увеличивают затраты на транспортировку, а также риски потери и порчи продуктов. Торговые сети, конечно, что-то завозят, однако российские товары и дороже, и менее качественные по сравнению с украинскими.

Продолжительное время ситуацию спасали рынки за счет фактически контрабандных поставок из Украины. Лес, мебель, стройматериалы, продукты — хоть и в меньших объемах и с дополнительными затратами на «неформальные платежи» — крымские предприниматели умудрялись завозить. На конец прошлого года ассортимент базарных лотков по сравнению с дооккупационным периодом практически не изменился, разве что немного оскудел. Наличие на них украинских продуктов стало предметом особой гордости. А в том, что крымчане их просто требуют у торговцев, я имела возможность убедиться лично.

Но с 1 января 2015 г. переходный период закончился, и в Крыму начали действовать правила Таможенного союза. Теперь за большинство товаров, «импортируемых» из Украины, необходимо платить пошлину, которая вместе с транспортной блокадой делает бизнес нерентабельным. Кроме того, российским законодательством не предусмотрена упрощенная система налогообложения, да еще и такая либеральная, как в Украине.

Как результат — мелкие предприниматели вытесняются с рынка крупными сетями либо просто закрываются. Не исключено, что некоторые из них переедут на материк, когда возможности для бизнеса исчерпаются окончательно. По данным крымских медиа, количество предпринимателей на протяжении 2014 г. сократилась в пять раз.

Даже по скромным данным Крымстата, численность безработных в конце прошлого года начала стремительно расти (+16,5% за декабрь). И эти процессы будут углубляться.

001

За исключением производства отдельных видов сельскохозяйственной продукции (яиц, некоторых зерновых), произошло падение во всех сферах экономики полуострова. Больше всего пострадала строительная отрасль, в первую очередь из-за сокращения кредитования, поскольку инвестиции в основной капитал на более чем 40% обеспечивались за счет кредитов банковских учреждений. На конец 2014 г. доля банков в финансировании таких инвестиций сократилась до менее 5%. Финансовая система полуострова на сегодняшний день полностью разрушена. А когда зашедшие в Крым третьестепенные российские банки начнут полноценно обеспечивать нужды экономики, да еще и в условиях санкций, — вопрос открытый.

Масштабное сокращение грузового оборота и пассажирооборота тоже понятно. Больше всего пострадали авиаперевозки собственным эксплуатационным парком. Они свелись практически к нулю. Увеличились только морские перевозки и объемы перекачки газа по трубопроводам. Однако морские перевозки — это только по 0,2% грузового- и пассажирооборота, и их рост вовсе не компенсирует существенных потерь транспортной отрасли.

Из-за проблем со снабжением на полуостров сырья сократилось производство продуктов питания (–22%), изделий из древесины и полиграфической продукции (–54%), резиновых и пластмассовых изделий (–33%), текстильное производство (–30%), производство электроэнергии (–20%). Незначительное (–10%) уменьшение общего индекса промышленной продукции обусловлено пятиразовым ростом фармацевтического производства. Из-за отсутствия на полуострове собственного этилового спирта производство водочных изделий снизилось более чем вдвое.

На 23% сократились объемы производства виноградного вина и на 30% — коньяка. Но когда анализируешь скупые данные Крымстата, больше всего поражает ситуация в рыбном хозяйстве. В целом за 2014 г. объемы вылова рыбы и других водных живых ресурсов сократились по сравнению с 2013 г. почти на 60%, и это после того, как в 2013–м они выросли в 1,8 раза. За весь 2014 г. во внутренних водоемах Крыма выловлено всего 7 т рыбы, что составляет 14% вылова 2013 г.

Официальные данные о снижении розничного товарооборота и оборота предприятий общественного питания не отражают фактического положения дел из-за большого теневого рынка, который, очевидно, тоже сократился. Эта тенденция сохранится из-за санкций, транспортной блокады и импортных пошлин. А произойдет ли полноценное замещение российскими товарами и импортом из других стран, пока сказать трудно.

Критическая ситуация и в портовом хозяйстве. Еще до аннексии деятельность портов была убыточной и дотировалась государством. Оборудование физически и морально устарело и нуждалось в модернизации. Но вопреки этому через крымские порты шли транзитные грузы, в частности осуществлялась перевалка нефтепродуктов, проката, песка, зерновых, автотехники и т.п. Сейчас эти потоки полностью переориентированы на порты Одессы, Николаева и Ильичевска.

По информации Крымстата, за 10 месяцев 2014 г. объем обработки грузов в морских торговых и рыбных портах и причалах сократился на треть. Однако эти данные учитывают оборот керченской переправы, а не только портов, и не коррелируют ни с 60-процентным снижением улова рыбы, ни с 93-процентным сокращением импорта, ни с 86-процентным сокращением экспорта. В крымских СМИ промелькнула информация, что из-за отсутствия грузопотока планируется закрытие и консервация Феодосийского и Евпаторийского морских портов, имевших статус международных и являющихся бюджетообразующими предприятиями.

Своими силами загрузить работу портов Крым не может, а России эти мощности просто не нужны, поскольку у нее есть собственная инфраструктура — в частности в Новороссийске. Из-за санкций в Крым перестали заходить круизные лайнеры, которых только в Ялте ожидалось 211. В ноябре 2014 г. Всемирная организация здравоохранения изъяла порты Крыма из своего перечня международных санитарных правил. Эксперты отмечают, что отныне все медицинские и санитарные свидетельства, выдаваемые у них, не будут принимать в портах других стран.

То есть судно, зашедшее в крымский порт, не может быть принято в портах цивилизованных стран согласно международным медико-санитарным правилам. Некоторые возможности обойти эти нормы есть, однако все меньше иностранных судовладельцев рискуют нарушить запрет, тем более что крупные страховые компании отказываются страховать судна, идущие в Крым. Сможет ли новое руководство портового хозяйства радикально повлиять на ситуацию? Пока это представляется сомнительным, и крымские порты ждет упадок. А это тысячи работников, недополученные доходы в бюджет…

Не вселяют оптимизма и перспективы крымского туризма. Аннексия полуострова и наложенные на него санкции полностью разрушили часть отрасли, ориентированную на обслуживание иностранных круизных судов. Да и поток туристов из Украины, которые по разным оценкам составляли от 70 до 80% отдыхающих, значительно сократился. Крымстат стыдливо замалчивает информацию о туристических потоках за 2014 г. Единственная официальная цифра, которую здесь предоставили, — сокращение детских лечебных и оздоровительных учреждений: с 688 — в 2013-м до 306 — в 2014-м.

Я искала хоть какие-то косвенные свидетельства эффективности курортного сезона в Крыму — например благодаря увеличению поступлений в бюджет в летние периоды. Однако, по данным Федерального казначейства России, выполнение налоговых поступлений на полуострове в июле 2014 г. составляло 19,6% от запланированных (в ноябре уже 52%), а по г. Севастополю — 50% (92% в ноябре). Замечу, что бюджетная отчетность в РФ помесячная, и для Крыма бюджетная роспись по месяцам в этом году — одинаковая.

Доходная часть бюджета полуострова на 2015 г. составляет 66,5 млрд руб. Из них 76%
(50,7 млрд руб.) — дотации из федерального бюджета. Собственные поступления предусмотрены на уровне 15,8 млрд руб.

Если взвесить, что бюджет принимался с курсом 37 рублей за доллар, цифра немаленькая, однако при сегодняшнем курсе она кажется куда скромнее даже по сравнению с показателями украинского плана на 2014 г. Впрочем, по указанным выше причинам, вероятность того, что эти средства реально будут собраны, небольшая. Хотя бы потому, что растет доля убыточных предприятий полуострова (с 36% — в 2013-м до 52% — в 2014-м) и увеличивается задолженность по заработной плате (на 23% по итогам девяти месяцев). Значительные дотации из федерального бюджета предусмотрено выделить на социальную сферу (обеспечение выплат бюджетникам и пенсионерам по российским стандартам), трансформацию системы медицинского обеспечения и т.п.

Но на самом ли деле доходы крымчан будут расти? По оценкам экспертов, бюджетники составляют до 10% трудоспособного населения полуострова. Еще 36% всего населения — пенсионеры. Поэтому номинальные доходы за счет бюджетных средств могут возрасти у менее чем половины жителей Крыма.

Однако в последнее время постоянно поступает информация об уменьшении выплат работникам бюджетной сферы, сокращении надбавок, задержке пенсий. В частном секторе из-за снижения экономической активности оснований для увеличения доходов немного. Да и индекс потребительских цен на полуострове составлял в 2014-м 142,5%. По моим приблизительным подсчетам, индекс реальной зарплаты составлял только 1,01 к декабрю 2013 г.

Не забываем и об особом сегменте занятости крымчан — работе на судах иностранных компаний. Смогут ли они трудоустраиваться в будущем, если санкции будут действовать и далее? Ведь отдельные судовладельцы уже увольняют крымских моряков — даже с украинскими документами. Посему роста уровня жизни населения ждать пока не стоит.

Есть ли какие-то положительные сдвиги? Благодаря инвестициям, осуществленным Украиной в предыдущие годы, возросли добыча и транспортировка газа. Активизировалось фармацевтическое производство. Ожидаются масштабные вложения в крымскую инфраструктуру, но это при условии отсутствия финансовых проблем в самой России, которая уже анонсировала уменьшение предварительно объявленных затрат на поддержку полуострова. Сейчас же львиная доля выделенных средств ушла на финансирование организационных мер и латание бюджетных дыр.

Прогнозы дальнейшего развития экономической ситуации в Крыму в значительной степени будут зависеть от хода политических процессов. И оценивать их можно только с позиции если — то… Но это уже тема другого разговора.

via

Рейтинг: 0

Опубликовал(а):

не в сети 41 минута

Сергей Кирилов

4 969

Модератор сайта.
Если есть вопросы, задавайте в «приватный чат» в личном кабинете.

Италия. Город: Катания
34 годаКомментарии: 4344Публикации: 23080Регистрация: 01-08-2014
  • Модератор сайта

Один комментарий


  1. Такого уровня безразличия, цинизма и «продажности» не ожидал…

    В первые дни после победы революции достоинства я с осторожным оптимизмом смотрел в будущее. С одной стороны была вера в быстрые изменения к лучшему, с другой – был обеспокоен ростом активности сепаратистских организаций в Крыму и на востоке Украины.

    Первые крупные пророссийские акции начались в двадцатых числах февраля. Тогда избирались «народные мэры», агитировали за присоединение к России. Это были первые звоночки. Я не могу сказать, что тогда был сильно напуган – подобные пророссийские митинги в Крыму проходили часто и в мирное время, но это вызвало беспокойство.

    Прекрасно помню беседу с хорошим другом, который меня в среду убеждал, что ничего бояться «покричат и успокоятся».

    Вечером 26-го февраля после, того как проукраинской митинг вытеснил пророссийский – депутаты сказали, что не будут принимать решение о присоединении к России или о так называемом референдуме. На некоторое время всех успокоили и многие вздохнули с облегчением.
    На следующий день, я как всегда, утром поехал в университет. На первой паре, еще ничего не было известно, были слышны какие-то разговоры о том, что перекрыли дорогу, проблемы с транспортом и тому подобное. Но уже на перемене, я узнал о новости – захвачены административные здания.

    К тому времени, еще паники не было, но в глубине души я понимал, что это конец… Тогда нас отпустили домой и в пятницу дали выходной.

    Очень скоро захватили аэропорт, и начали блокировать воинские части. Я далек от военного дела, поэтому утверждать как действительно происходил захват частей я не могу.

    Было очень много противоречивой информации. Кто-то говорил, что не давали приказа, кто-то, просто не хотят; некоторые военные сегодня говорят, что будут стоять до конца и останутся верными присяге – завтра «сдают» части без боя. Такая неопределенность сильно огорчала. Все шло к логическому завершению.

    Больше всего, я был удивлен реакцией большинства общества. Несмотря на то, что в Крыму всегда был высокий уровень пророссийского населения, такого уровня безразличия, цинизма и «продажности» я не ожидал.

    Люди, которые еще несколько месяцев назад говорили, что аннексия это не правильно – за считанные дни стали искренними патриотами России. Люди равнодушно смотрели на героическую оборону Бельбека, когда военные Мамчура без оружия шли «отвоевывать» часть; патриотическое исполнения гимна военными вызвало у некоторых циничный смех. Даже когда в Симферополе убили военного – в городе все равно были слышны фейерверки.

    По моему мнению такая позиция части общества и стала залогом «молниеносно-быстрой» аннексии.

    После официального присоединения к России почти ничего не изменилось. Люди начали получать российские паспорта. Мы с семьей успели отказаться от «оккупантского» гражданства.
    Из-за отсутствия возможности получить украинский диплом (я тогда учился на 4-м курсе университета) я перевелся в один из вузов Западной Украины.

    В конце мая 2014 года, я оставил город в котором я родился и прожил 20 лет. И, скорее всего, навсегда…

    Олег Симферополец, крымчанин, krymr.com

    Рейтинг: 0

Страница 1 из 11
Авторизация
*
*
Войти с помощью: 
Регистрация
*
*
*
Пароль не введен
*
Ваш день рождения * :
Число, месяц и год:
Войти с помощью: 
Перейти на страницу
закрыть