Воскресенье , 4 Декабрь 2016

Откупиться от армии

Добавлено в закладки: 0

Читал на днях о законопроекте контуженого нардепа Семенченко  — он предлагает брать с украинцев деньги, если они захотят откупиться от армии. Что-то около 50 000 гривен за отсрочку на год, то есть по 50 000 гривен за каждый год войны, пока идет мобилизация. Говорит, соберем таким образом в бюджет полтора миллиарда гривен.
Контуженый не понимает, что такими вещами не торгуют.
Кроме того, если закон примут, война никогда не закончится, потому что государству станет выгодно воевать и доить народ еще и через мобилизацию. Если государство возьмется торговать отсрочками, войну сделают не просто затяжной, но и особенно кровопролитной, с гигантскими котлами, подставами и полным отсутствием доверия к военному руководству страны — тогда и желающих откупиться будет больше. Это бизнес, ничего личного.

Кстати, закон еще не приняли, но работа в этом направлении уже проделана большая. Отсутствие доверия к тому же Генштабу есть.
Плата за отсрочку защищает богатых и побуждает бедных становиться еще беднее из страха потерять жизнь. Если нет даже квартиры в хрущевке, чтобы продать ее и откупиться от армии, бедный пойдет воевать за то, что ему не принадлежит. Ведь очевидно, что таким людям ничего в Украине не принадлежит, а значит и воевать им не за что. Флаг и гимн красивая вещь, но этого недостаточно.
Народ пока воюет, так как жизнь и порядки в бандитских республиках сильно отличаются в худшую сторону от того, что происходит в Украине. Украинцы не хотят пускать на свою землю совсем уж откровенных отморозков, которые устроят кровавый террор и уничтожат все блага цивилизации. Украинские менты плохи, но оккупационные полицаи еще хуже. Украинские судьи продажны, но оккупанты вообще не судят, приговаривая к смерти или сидению в подвале под настроение. В Украине экономические трудности, но при оккупантах даже банки не работают, оккупанты угрожают печатать фантики или вообще — расплачиваться трудоднями.
Есть такое выражение — образ жизни. Американцы постоянно твердят, что защищают свой образ жизни. Так вот — в Украине образ жизни хреновый. Ничего не изменилось, кроме появления контуженых депутатов.
Защита своего образа жизни, когда есть возможность хорошо жить, работать и не бояться государства — это и есть настоящий патриотизм без мишуры. А если образ жизни хреновый, государство начинает поощрять ура-патриотизм, в нашем случае шароварный патриотизм, вышиватничество.
Не смог откупиться от армии и не понимашь почему сын депутата прохлаждается в Лондоне, а ты сидишь в окопе? Ну так поцелуй флаг, спой гимн, процитируй Шевченко (не футболиста), поменьше думай о плохом — и сиди в окопе дальше. Мы победим. Ты же патриот.
В наше сложное время Украина держится исключительно на армии. Я бы даже уточнил — на армии энтузиастов. Там, на передовой, они понимают, что не хотят защищать ублюдочный образ жизни нынешней Украины, они просто пытаются не пустить к себе еще более ублюдочный образ жизни российских оккупантов и надеются после победы перестрелять всех крыс в тылу. Скоро солдаты решат, что крыс можно стрелять и до победы.
А ведь армия может действительно сплотить украинцев и хотя бы начать формирование нормального образа жизни. Если в одном окопе сидят сыновья судьи, прокурора, депутата и комбайнера — значит у этой страны есть надежда. Значит у каждого в Украине есть ощущение общей судьбы и общая цель.
Часто приводят в пример Израиль и Швейцарию, где нашего контуженого нардепа просто заплевали бы, окружив презрением. Украина никогда не станет Израилем или Швейцарией, у нас совсем другая ситуация, но к армии у нас тоже должен быть причастен каждый гражданин. Это необходимость, окружение обязывает. Необходимость, которую можно превратить в нечто большее.
В Израиле твой неофициальный социальный статус во многом зависит от того, в какой части ты служил — в боевой или тыловой. Молодежь стремится попасть в боевые подразделения, чтобы заслужить уважение. Когда под ружьем вся страна, армия может выбирать и позволяет понять кто есть кто. В армии начинает формироваться новая национальная элита.
К примеру, Семенченко может сколько угодно бегать около передовой, фоткаясь и раздавая интервью, но над его ранениями и контузиями все равно будут смеяться. В армии, если ты чего-то стоишь — у тебя есть результат, и он сразу виден всем. В армии не так легко обманывать и заниматься политическим пиаром. Если падлюка, в Раду по спискам пройдешь, но уважения все равно не заслужишь.
В демократическом обществе, где приветствуется плюрализм мнений и всевозможные различия, все равно должны оставаться принципиальные вещи, одинаковые для всех. На них держится общество. В нашем случае и на данном этапе — это армия.

Армия даже сейчас далеко не всегда означает участие в боевых действиях, так как это большой сложный организм и многие мобилизованные месяцами служат, фактически не воюя. Стоят на отдаленных блокпостах, охраняют склады, находятся не на Донбассе, а в других регионах, где присутствие военных также необходимо. Если каждый будет обязан пройти через армию, не исключено, что многие даже во время войны ни разу не увидят врага. Но дело-то не в этом. Нам очень нужен хотя бы первичный объединяющий всех центр.
Кстати, родственников первых лиц государства я бы во время войны от службы в армии освободил. Если сын президента или министра обороны попадет в плен, никакой веры такому президенту или министру не будет — по уважительной для них причине. Есть очень узкий круг руководителей, которых государство во время войны (только во время войны) должно защитить и с этой стороны. Но уже депутаты и главы гражданских министерств, думаю, к ним не относятся.

Служить должны все.

 

pauluskp

Рейтинг: 1

Опубликовал(а):

не в сети 1 день

Бодя Красномордый

426
Украина.
Комментарии: 1068Публикации: 999Регистрация: 12-02-2015
    Авторизация
    *
    *
    Войти с помощью: 
    Регистрация
    *
    *
    *
    Пароль не введен
    *
    Ваш день рождения * :
    Число, месяц и год:
    Войти с помощью: 
    Перейти на страницу
    закрыть