Суббота , 3 Декабрь 2016
приват

Приватбанк: мина замедленного действия

Добавлено в закладки: 0

На этой неделе президенту Порошенко пришлось в буквальном смысле отвечать за «Приват». Заявив, что банк «чувствует себя мощно и стабильно» и «мы никаких проблем с «Приватом» не допустим», глава государства фактически взял на себя персональную публичную ответственность за состояние дел в банке, который принадлежит его «заклятому другу» Игорю «Бене» Коломойскому, а также Геннадию Боголюбову. При этом Порошенко напомнил, что председатель НБУ Валерия Гонтарева также заявила, что государство будет поддерживать стабильность и эффективность функционирования Приватбанка. «И я как президент полностью поддерживаю такие действия правительства и Нацбанка по обеспечению стабильности «Привата», — отметил он, тем самым подразумевая, что фактически одобряет выделение этом банке миллиардов гривен рефинансирования НБУ.

Этим заявлениям сложно не поверить, учитывая, что по состоянию на 1 февраля с.г. человек по фамилии Порошенко числилась в списках крупнейших VIP-клиентов банка как владелец депозита на 50 млн долл. Но президентские заявления отнюдь не снимают проблемы, которая заключается в том, что от платежеспособности одного банка напрямую зависит состояние всей финансовой системы страны, и экономики в целом. Не говоря уже о том, что у государства, в случае чего, точно нет денег для компенсации 245 млрд грн его обязательств, из которых 140 млрд приходится на депозиты населения (на 1 марта 2015 года). Миллионов пострадавших вкладчиков «Привата» было бы вполне достаточно, чтобы собрать площади во всех крупных городах Украины. Власть об этом знает. Владельцы — тоже. …

Эта проблема, которую раньше по-тихому обсуждали в очень узких профессиональных кругах, оказалась под софитами общественного внимания во время последнего шестидневного «сюрреалити-шоу» с участием совладельца Приватбанка. Именно тогда напомнило о себе то обстоятельство, что судьба минимум каждой четвертой гривны на депозитах украинских граждан напрямую зависит от того, договорятся только два человека. Как минимум один из которых, к тому же, слишком эмоциональная и несдержанный…

После того, как между Порошенко и Коломойским было заключено этапное перемирие, стороны договорились и о «компенсационные пакеты». В них, по данным источников DT.UA, содержится и значительная порция нового рефинансирования для Приватбанка от НБУ. Итак, непосредственная угроза серьезных осложнений в банковской системе за «конфликт на высшем уровне» отступила.

По вздохами с облегчением по этому поводу никто так и не сформулировал вопрос: как же так получилось, что теперь вся страна вытягивает банк Коломойского и его ОПГ? И надолго эти облегчения, учитывая характеры фигурантов и масштабы проблемы? И наконец главное — существуют способы нейтрализации накопившихся угроз? Тем более, что проблемы характерны не только для Приватбанка, но и для всей банковской системы.

С фасадной стороны

По данным НБУ, на начало 2015 по Приватбанком значилось 15,5% всех активов банковской системы (204,6 млрд грн). При этом он сконцентрировал 19,7% всех средств банковских клиентов и, в частности, более четверти (25,5%) всех депозитов населения. По абсолютным большинством показателей и рыночных долей учреждение в разы обгоняет даже ближайших преследователей.

Возможно, кто-то из язвительных читателей заметит, что к показателям, скажем, группы «Райффайзен», которая контролирует более 30% австрийского банковского рынка, или «Сбербанка России», на долю которого приходится около половины сферы банковских услуг в РФ, Приватбанка еще далеко. Поэтому якобы есть куда расти.

Однако здесь необходимо учитывать его негосударственное происхождение и довольно непродолжительную по сравнению с вышеупомянутыми банками корпоративную историю. А также очень своеобразную специфику ведения бизнеса и манеру конкурентной борьбы, на которых мы остановимся чуть ниже. А пока отдельно упомянем о позиции ПриватБанка на рынке платежных систем, которые усиливаются с каждым годом, особенно по количеству выпущенных платежных карт и инфраструктуры их обслуживания.

Согласно последним данным НБУ на 1 января 2015, на долю «Привата» приходилось около половины всех выпущенных активных платежных карт в банковской системе (или более 16,3 млн). Среди их владельцев — миллионы пенсионеров и работников бюджетной сферы, в том числе учителей, медицинских работников и студентов. Также на долю этого учреждения приходится 53% всего банкоматного «парка» в стране (19,4 тыс. банкоматов и терминалов самообслуживания) и более 53% платежных терминалов (109 тыс.). Именно приватовскими терминалами обслуживается более половины предприятий в сфере торговли и услуг (51%, или более 63 тыс.).

Согласно информации на сайте ПриватБанка, в его почти 2,5 тыс. Отделений сегодня обслуживаются 14600000 индивидуальных и 334 тыс. Корпоративных клиентов. Правда, в комментариях для DT.UA в банке почему привели несколько иную цифру — 230 тыс. Корпоративных клиентов.

Как часто отмечают финансисты, на сегодня «Приват» уже есть «отдельной системой в банковской системе» страны. Не умаляя заслуг его менеджеров, все же заметим, что как достигнутые за последние годы показатели, так и возможное дальнейшее наращивание рыночных долей сложно назвать позитивом для системы в целом. Исходя из многих соображений, в том числе и учитывая факторы концентрации рисков и даже очевидную угрозу монополизации ряда рыночных секторов. И агрессивный рост, как показывает не только опыт «Дельта банка», и не только украинский, — вещь хорошая и достаточно доходная, но только пока оно не закончится. Это известно на примере всех «пирамид».

Приватбанк же вырос и стал значимым настолько, что многие участники регулярных «сорокабанкирських» совещаний в НБУ, наблюдая за процессом обсуждения и оценивая принятые в дальнейшем решения, отмечают: на сегодняшнем этапе уже время ставить вопрос, кто и чью работу «координирует и направляет» — Нацбанк «Привата» или «Приват» Нацбанка? В частности, в вопросе того же рефинансирования (о чем поговорим ниже).

Не считаться с «Приватом» в нынешней ситуации чиновникам нельзя. Ведь если какой-то банк в Украине и может претендовать на статус «слишком большого, чтобы обанкротиться» (от англ. To big to fail), то это прежде всего Приватбанк. Именно он, как ни одна другая организация, — неоклассический пример системной структуры-гиганта, чаще слишком агрессивно, но все-таки органично для украинских бизнес-реалий выращенной менеджерами и собственниками в местном мутном финансовом болоте. И именно такие по относительным масштабам монстры, как научил ведущие центробанки мира опыт последнего финансового кризиса, составляют одну из ключевых и даже чрезвычайных угроз стабильности национальных финансовых систем.

В отечественных реалиях это угроза мультиплицируется активными инсайдерским и схемными операциями, которые, несмотря на декларируемое в отчетности банка формальное соблюдение приличий, достаточно четко прослеживаются по косвенным признакам (подробнее об этом — далее). Замешана подобным образом гремучая смесь может иметь очень даже неуповильнену действие. Поэтому не будет преувеличением вывод: жизнеспособность и платежеспособность «Привата» — вопрос национальной безопасности (именно для недавно созданной президентом Совета по финансовой стабильности).

Нацбанк не видит ФПГ? А она есть!

Структура приватовского бизнеса одновременно и традиционная, и уникальная для украинских реалий. С одной стороны, она построена по классическому принципу, который используется доморощенными украинскими бизнесменами, как минимум частично являясь так называемым пылесосом для привлечения ресурсов в бизнес владельцев. С другой — банк уже давно вырос из штанишек сугубо кэптивной структуры, став не только крупнейшей, но и одной из самых инновационных учреждений в стране. Однако акцентированность на бизнесах основателей остается.

По официальной информации банка, на начало 2015 его крупнейшими акционерами являлись Игорь Коломойский и Геннадий Боголюбов. Любому, кто хоть немного интересуется реалиями и расписаниями украинской экономки, хорошо знакомо понятие «группа» Приват «, владельцами которой также называют Коломойского и Ко. Не секрет и то, что центральным и ключевым элементом этой финансово-промышленной группы считается именно Приватбанк , ведь даже их названия созвучны. Однако проблема заключается в том, что хотя понятие «группа» Приват «уже давно и устойчиво используется в отечественном финансово-экономической жизни, формально такое образование не существует. А его консолидированная отчетность не ведется и не публикуется и существует как бы в теневой бухгалтерии владельцев.

И если другие олигархи и «просто крупные бизнесмены» уже консолидировали свои активы, поместив их под крыло в основном оффшорных управляющих компаний (System Capital Management Ахметова и Smart-Holding Новинского (вместе «Метинвест Холдинг»), EastOne Пинчука, Group DF Фирташа, » Укрпроминвест «Порошенко, Ferrexpo Жеваго, Ukrlandfarming Бахматюка,» Мироновский хлебопродукт «Косюка,» Донецксталь «Нусенкиса и т.д.), то с» Приватом «все гораздо сложнее.

К числу прямо или косвенно связанных с группой «Приват» и собственниками банка структур, кроме якобы государственной «Укрнафты» и прежде татарской «Укртатнафты», относят ООО «Приват-Агроцентр», Орджоникидзевский ГОК, Марганецкий ГОК АК «МАУ» и «Днеправиа», Запорожский ферросплавный завод, НПК «Галичина», Стахановский ферросплавный завод, «Днепроазот», Никопольский завод ферросплавов, заправочные сети «Авиас», «Укрнафта», «Мавекс», ANT, Sentosa Oil и др. Именно эти предприятия являются получателями львиной доли кредитов финучреждения. Но доказать эту связь, как и инсайдерский характер сделок, исходя из ныне действующих формальных критериев, проблематично (особенно если делать это не очень хочется).

Так, вспоминая о связях с инсайдерами, сотрудники банковского надзора НБУ в отчетах о проверках, с копиями которых удалось ознакомиться DT.UA, констатируют, что «большинство заемщиков банка прямо или косвенно относятся к финансово-промышленной группе «Приват» и акционеров банка», однако ссылаются при этом на …» данные сети Интернет».

В официально обнародованном на сайте банка список его аффилированных компаний числятся 26 позиций. Но на самом деле перечень инсайдеров банка должно быть гораздо длиннее. Вот некоторые примеры лежащие на поверхности — вышеупомянутое ООО «Приват-Агроцентр», которое является Управляющей компанией «Приват-Агрохолдинга», объединяющий более двух десятков агропредприятий с одним из крупнейших в стране земельным банков (около 120 тыс. га).

Как отмечает «Деловая столица», «формально эта структура не имеет отношения к Коломойскому и Боголюбову — компания оформлена на несколько физлиц, имена которых ничего не говорят широкой общественности (Евгений Доценко, Мария Егорова, Владимир Макаренко, Светлана Щипчинська, Юлия Ципченко)». «Впрочем, участники рынка утверждают, что де-факто им полностью управляют акционеры ПриватБанка. Кроме того, «Приват» контролирует три предприятия, специализирующиеся на переработке подсолнечника, — Харьковский, Львовский и Запорожский масложировые комбинаты», — констатирует издание.

Таким же образом построены все бизнес группы — формально связей между структурами бы и нет, но на самом деле они очень даже есть. Получается что-то вроде гигантского спрута, «щупальца» которого, в том числе из-за огромного количество ООО и оффшорных LTD, проникают в интересующие приватовских акционеров бизнес-сферы. Многие из этой армии юридических лиц активной деятельности не ведет, зато активным образом используется в различных оптимизационных схемах. Во всех этих хитросплетениях банк является ключевым и системообразующим элементом бизнеса Коломойского и его партнеров.

Засорены «пылесосы»

Кстати, вышеупомянутые тяжеловесы украинского бизнеса тоже в свое время обзавелись собственными банками (просто не столь добились успехов на этом поприще). Ахметов — ПУМБ (ранее Донгорбанк, который затем был объединен с ПУМБ), Новинский — «Форум», Пинчук — «Кредит Днепр» (2007-го он выгодно продал итальянцам Укрсоцбанк), Фирташ — «Банк Надра», Жеваго — » Финансы и Кредит «, Бахматюк -» Финансовая инициатива «и затем VAB, Нусенкис — Кредитпромбанк (продан в 2013 году Лагуну). Ну и, наконец, президент Порошенко, который так до сих пор и не продал принадлежащего ему Международного инвестиционного банка (ранее он владел банком «Мечта», проданным в 2006-м российскому ВТБ).

Как известно, многие из вышеупомянутых банков сейчас являются проблемными и уже даже перешли в ведение Фонда гарантирования вкладов. Эти структуры активно использовались как ресурсные кубышки для финансирования бизнес своих владельцев. Такие соглашения языке финансистов называются инсайдерским или еще операциями со связанными лицами. Напомним, что именно такие операции, как показывает печальный опыт практически всех банков-банкротов, традиционно становились причиной возникновения их финансовых проблем. В уже признанных неплатежеспособными банках раскрываются массовые злоупотребления — более 70% кредитов было выдано именно связанным лицам. И это основная причина их банкротства. Слишком много учреждений с украинским капиталом работают в роли «пылесосов», собирая под чаще нереально высокие проценты вклады населения для кредитования связанных с собственниками бизнеса. Естественно, затем возвращение этих кредитов, как правило, становится делом чрезвычайно трудным. А как следствие, и депозитов вкладчикам, которые поверили таким банкам.

В противовес подобным явлениям существуют специальные регуляторные нормативы — допустимый кредитный риск на одного инсайдера (Н9 — не более 5% уставного капитала) и группу связанных лиц (Н10 — не более 30%). Но отследить и обеспечить выполнение этих нормативов банковский регулятор слишком часто не в состоянии. (Интеллекта мало или «бабок» много?) Хотя исключения все же есть: превышение инсайдерских лимитов зафиксированы в ПУМБа Рината Ахметова (Н9 = 16,7, Н10 = 16,84), но только, как утверждают в банке, установить это удалось по его доброй воле. Однако это все-таки тот случай, когда исключение подтверждает правило. Так, в «Финансовой инициативе» Бахматюка в графах Н9 и Н10 вообще значатся нули, хотя более откровенного «пылесоса» на рынке, пожалуй, и не было. Упоминание этого факта не вызывает у банкиров улыбки — становится слишком грустно.

В теневой украинской действительности ограничение инсайдерских операций при большом желании и «хороших» возможностей всегда можно обойти (или договориться с государственными «смотрящими»). Да и о каких соблюдения нормативов и надлежащий контроль рисков и выполнение других «ненужных формальностей» может идти речь, если денежки владельцами ФПГешних банков выдаются самим себе, любимым? Если нужно, всегда можно что-то пидхимичиты в отчетности, перекрыть или «оптимизировать». В худшем случае, занять у Нацбанка …

Однако при всей этой «малины» есть еще одна очень серьезный недостаток: вклады населения — все-таки слишком ненадежный ресурс, способный быстро растворяться при панике вкладчиков, которая может быть спровоцирована практически чем угодно. К тому же отток депозитов очень часто совпадает по времени с периодами, когда и в основных бизнес владельцев возникают проблемы с рентабельностью и ликвидностью. Такая вот пороховая бочка.

И если такие процессы становятся слишком масштабными и продолжительными, то «бочка» взрывается и наступает банкротство. Но как вы думаете, чье? Ну, конечно же, не самих бизнесменов, а принадлежащих им или контролируемых ими банков. К удовольствию этих персон, проблемы можно безнаказанно перевести на государство и вкладчиков. Это и есть главный скелет в шкафах и сейфах отечественных банков и основная первопричина абсолютного большинства их нынешних банкротств.

На самом деле ФПГ не должны иметь собственных банков в принципе, и компромиссам в виде каких-то инсайдерских нормативов не может быть места. Кэптивные банки (те самые «пылесосы») должны быть категорически запрещены — и это единственное надежное решение прямого конфликта интересов, который возникает в этих структурах.

Тем более, что в проблемы привлечения ресурсов (особенно крупных и долгосрочных) есть и другой, значительно более цивилизованный способ решения, достаточно распространенный в мировой практике. Кстати, именно для этого наши самые предприниматели и шли на консолидацию своих активов, делая структуру своего бизнеса более прозрачной. Это позволяет значительно расширить как инструментарий (IPO, выпуски облигаций, привлечения крупных долгосрочных займов и т.д.), так и географию привлечения средств, выходя на международные рынки капитала.

И хотя сейчас рынки этих ресурсов, как известно, для украинских бизнесменов закрыты, именно поиск доступа к ним и заставлял бы дельцов привыкать работать не за дикими местным понятиям, а по цивилизованным общемировыми бизнес-правилам.

А так единственным кредитором их последней надежды остался Нацбанк (ну и Минфин мог бы как-то подсобить), но из-за фактического банкротства страны им приходится считаться с мнением функционеров МВФ, соблюдая неудобных формальностей. Плюс многие из крупнейших бизнесменов, которые пользовались благосклонностью режима Януковича (или хотя бы нейтралитетом с его стороны), пришлись не по нраву нынешней власти. И дело здесь далеко не в первую очередь в политических разногласиях, а в новом переделе собственности, уже идет полным ходом. Это, конечно, весьма упрощенное описание всех хитросплетений нынешних процессов, но суть их именно такая.

Однако и в этом раскладе владельцы группы «Приват» имеют серьезные козыри. Ведь если подавляющем числе из крупнейших бизнесменов сейчас приходится выступать в роли просителей (Гонтарева подчиняется только непосредственно президенту), то у владельцев группы «Приват», учитывая эффект масштаба их банковского бизнеса, есть и очень сильные аргументы, чтобы диктовать условия. Поэтому государству, выдавая рефинансирование и стабкредиты Приватбанка, приходится как минимум частично финансировать и бизнес его владельцев. При этом чиновники зачастую понятия не имеют, куда на самом деле эти деньги потом деваются. Упоминание о куратора банка способно рассмешить (а точнее, заставить заскучать), если учитывать масштабы приватовского бизнеса: полтора десятка миллионов вкладчиков и треть миллиона корпоративных клиентов означают миллионы ежедневных трансакций и проводок, отслеживать которые не в состоянии даже самый гениальный индивидуум.

Тут уж, если даже в значительно примитивном случае с банком «Финансовая инициатива» регулятор не замечает более очевидных и масштабных (в относительных величинах) нарушений его нормативов.

Романсы о рефинансе

Финансовое состояние Приватбанка за его огромные по украинским меркам, масштабы — тема особенно чувствительна для отечественного рынка. По этой причине от власти поступают не только успокоительные мессиджи о контролируемости ситуации в учреждении, но и с завидной для других банков регулярностью сообщения о предоставлении Нацбанком все новых порций финансирования.

Проблема рефинансирования действительно неоднозначная. Ведь если финучреждение объективно имеет ситуативные трудности вроде системного оттока вкладов, то объемы его поддержки регулятором должны быть значительными по определению, учитывая его масштаб. Однако остается без ответа вопрос контроля надлежащего целевого использования выданных Нацбанком ресурсов. Проблема, конечно, не из простых. В свое время на фоне очередного витка девальвации на валютном рынке Нацбанк даже «красиво» открещивался от необходимости контроля за использованием выданного рефинансирования. Сейчас по этому вроде следят кураторы. Но как показывает опыт того же «Дельта Банка», от такого контроля пользы мало.

И случайно, например, после того, как 19 февраля с.г. НБУ принял решение о выдаче «Привату» 2,28 млрд грн (всего за февраль — 3,28 млрд), менее чем через неделю, 24 февраля, курс гривны к доллару по итогам торгов на валютном межбанковском рынке снизился до тогда исторического минимума в 33,85 грн. А на «черном» рынке цена «зеленой» наличности вплотную приблизилась к отметке 40.

Последний выданный Приватбанку стабкредит на 800 млн грн вывел общую сумму полученного им от НБУ только в январе-марте с.г. финансирования до 7,7 млрд грн. В прошлом году, по официальным данным Нацбанка, учреждение получило от регулятора рефинансирование сроком от 30 дней на сумму около 20,8 млрд грн. Причем из них стабкредиты (предоставляемых минимум на два года) составляли 9,9 млрд грн. Основную долю прошлогодних кредитов было выдано при руководстве в НБУ С.Кубива (13,5 млрд). В залог же, по имеющейся у DT.UA информацией, могли быть (или все же были?) Переданы активы в уже аннексированных на тот момент Крыму на сумму 10 млрд грн.

Здесь необходимо сделать небольшое отступление, чтобы понять корпоративную этику и уровень социальной ответственности «Привата», ярко характеризуют манеру ведения бизнеса.

Потеряв крымские активы, банк отказался и от обязательств в этом регионе — не выплатил депозитов. При этом интересы крымчан, переметнулись в российское гражданство, были защищены: изъяв активы Приватбанка на полуострове, российские власти частично возместила депозиты вкладчиков-физлиц. Другие ждут, когда продадут «национализировано» имущество Коломойского и ПриватБанка (по крайней мере так им обещает Аксенов). А многие украинские граждане и юридические лица остались ни с чем даже после переезда на материковую часть Украины. Весьма кстати оказалась и постановление НБУ, принятая в соответствии с законом о СЭЗ «Крым», что наделила крымчан статусом нерезидентов и лишила прав на банковские услуги.

Между тем анализ финотчетности банка дает немало интересной информации для размышлений. Сравнивая помесячно ресурсные отливы с зачислением средств с НБУ, можно предположить отсутствие в некоторые периоды острой необходимости в помощи регулятора. Особенно интересны апрель-май 2014 года, когда произошло существенное «неестественное» погашение кредитного портфеля корпоративных клиентов на 5,4 млрд грн, а уже в июне часть средств (1,7 млрд) было вновь выдано в кредит. Всего в первые пять месяцев 2014-го около 5 млрд грн были получены и не направлены на погашение задолженности перед клиентами. Стоит напомнить, что в апреле-мае курс гривны обвалился на 60%, что могло быть спровоцировано излишней ликвидностью на рынке, направленной на покупку валюты. Примечательно, что с учетом всех отливов, приливов и погашений и по состоянию на начало 2015 дисбаланс в 5 млрд грн между выданными средствами НБУ и направленными «Приватом» на погашение депозитов клиентов сохранялся.

На сайте Приватбанка можно почерпнуть информацию о достаточно динамичное на фоне общего банковского падения прошлогодний рост его кредитного портфеля (на 13,2%, до 161,3 млрд грн). А также об увеличении размещенных на счетах банка средств клиентов (на 6%, до 141,3 млрд грн). Более того, при зафиксированных системой убытках в 53 млрд грн ПриватБанк показал в своей отчетности прибыль в размере 749 млн грн. Примечательно, что банк декларирует все это, несмотря на регулярно получаемые от НБУ рефинансирование и стабилизационные кредиты. Официальная причина выдачи последних — необходимость финансового оздоровления учреждения.

«Рост гривневого кредитного портфеля нашего банка, как, впрочем, и других крупнейших учреждений, вызванное значительным ростом обменного курса и, как следствие, увеличением гривневого эквивалента валютных займов бизнеса. Количество действующих кредитных договоров за первые два месяца года снизилась на 10%. В гривне сокращение кредитного портфеля физ- и юрлиц в период с 1 января 2014 по 16 февраля 2015 составил 23,6 млрд «, — пояснили в ответ на запрос DT.UA причины номинального роста показателей в пресс-службе ПриватБанка.

Что касается получаемого рефинансирования в банке не забыли пожаловаться на его недостаточность: «Объем рефинансирования, полученный Приватбанком от НБУ, не покрывает реальных отливов депозитов почти в 64 млрд грн. По состоянию на 16 февраля 2015 рефинансирования покрывает только 26% с каждого рубля оттока вкладов физлиц (по состоянию на 1 января 2015 этот коэффициент составлял 31%). Остальные средства выплачиваются вкладчикам за счет собственных средств банка. Теперь скажите, как банк мог использовать на какие-то другие потребности деньги, которых нет? Мы уже не говорим о том, что рефинансирование украинским банкам вообще не предоставляется под отток средств юрлиц «.

То есть, с одной стороны, если судить по цифрам, лежащие на поверхности, отток депозитов в ПриватБанке объективно оказался крупнейшим в системе, требуя финансовой поддержки со стороны Нацбанка. С другой — как мы уже отмечали, вызывает серьезные сомнения способность регулятора контролировать целевое использование средств в учреждении.

Из результатов проверок банковского надзора вообще сложно почерпнуть значимую информацию. Ну разве что тот факт, что среди пяти крупнейших заемщиков ПриватБанка состоянию, например, на 1 мая 2014 значились Bank Winter & Co AG, Austria (4,42 млрд грн), EAST-WEST United Bank SA (3,44 млрд грн ). Возможно, публикация этой информации — нарушение банковской тайны. Однако мы считаем эту информацию социально значимой и верим в необходимость обратить на нее внимание нацбанковских надзирателей, учитывая то обстоятельство, что эти же две структуры фигурируют в списке учреждений, через счета которых с «Дельта Банка» выводились валютные активы на сотни миллионов долларов.

Использовались ресурсы Нацбанка (или те, которые благодаря их получению удалось высвободить) для выдачи новых кредитов и / или спекулятивных операций, могут достоверно ответить только в самом НБУ и правоохранительных органах, которые имеют или могут получить доступ к необходимой достоверной информации. Журналистам же делать однозначные выводы проблематично без допуска к банковской тайне, профильных навыков, полной и детальной отчетности и возможности сопоставить ее данные в каждый конкретный отрезок времени в разрезе срочности рефинансирования, динамики оттока вкладов (которые рефинанс, по официальной версии, должен был покрывать), погашение кредитов и тому подобное. Однако стражи порядка остаются просто-таки удивительно слепыми, даже если скандальная информация публикуется в СМИ.

Вот и недавно наши коллеги обнародовали очередную порцию подобной информации, которая дает возможность утверждать, что в ПриватБанке, видимо, вовсе не гнушаются схемными и спекулятивными операциями. Причем в очень даже крупных масштабах. Так, согласно информации интернет-ресурсов «Наши Деньги» и Главком, которой до сих пор никто не опроверг, в судебном реестре содержится несколько десятков очень похожих дел, которые свидетельствуют о том, что прошлым летом при посредничестве Приватбанка и связанных с его владельцами структур было выведено за границу минимум 1,8 млрд долл. (!) В то время как Нацбанк потратил около 2 млрд долл. из резервов на удержание курса (официальный курс гривны тогда искусственно удерживался на отметке 11,5 грн / долл.). Сразу после этого начался очередной виток девальвации национальной валюты.

Практикуемая «юридически безупречна» схема была нехитрая. «Связано с группой «Приват» фирма получала в ПриватБанке кредит, деньги которого оставались на счету в этом же банке. Затем фирма заключала договор с какой-то британской компанией на покупку какого-либо товара (его название несущественна) на десятки миллионов долларов. Через несколько дней после этой сделки фирма перечисляла 100-процентную предоплату британцам на счет в Privatbank Cyprus branch. Только после этого украинская фирма заключала договор с ПриватБанком о том, что залогом по ранее взятому кредиту является имущественные права на еще не поставленный товар от британцев. А уже после этого британская фирма сообщала, что не может осуществить поставку, и разрывала договор с украинской фирмой, не возвращая полученных денег. Так в мае-августе с Приватбанка в Privatbank Cyprus branch перекачали 1,8 млрд долл., — раскрывают суть схемы в «Наших Деньгах» . — После этого начиналось заметания юридических следов. Украинская фирма обращалась в Хозяйственный суд Днепропетровской области (один из примеров) с требованием удержать из британцев деньги и расторгнуть договор залога с Приватбанком. Во всех случаях суд решал одинаково — деньги надо вернуть, договор залога — не разрывать. Но за юридической стороной фактическая оставалась: ПриватБанка по договорам залога принадлежат так и не поставлены в Украину товары. А шансы взыскать авансы из британских фирм выглядят такими же призрачными, как в «ЮКОСа» взыскать убытки с Путина». В невозвращенные кредиты наверное пришлось формировать резервы, записывая их в убыток. Поэтому государство недополучило кругленькую сумму налоговых отчислений.

При этом Нацбанк в упор не замечал допущенных нарушений и схем, о чем публично заявляла его председатель Валерия Гонтарева. Более того, и в ответ на депутатский запрос прокуратура Киева официально сообщила, что не стала возбуждать дело против Приватбанка, потому что не видит в схеме вывода рефинанса за границу состава преступления. Комментарии, как говорится, излишние …

Подобная слепота еще больше возмутит, если вспомнить, что в структуре НБУ функционируют целые департаменты, призванные такие злоупотребления прекращать. Однако у них зачастую даже не налажен адекватный обмен информацией. Зато рынок на момент вышеописанных событий уже был обложен многочисленными запретами и ограничениями, которые давно стали настоящим кошмаром для добросовестных предпринимателей. Но, очевидно, только добросовестных.

Где выход?

Негативные тренды в системе уже давно имеют запредельную амплитуду. Опустошены недобросовестными владельцами и менеджерами банки с завидной регулярностью передаются в Фонд гарантирования, через который с вкладчиками за банкиров уже давно рассчитываются государство и налогоплательщики. Долгие годы в этой сфере царит безнаказанное круговая порука. Чиновники Нацбанка «добросовестно» закрывают глаза на «пылесосный» характер большей части банковского бизнеса, часто даже покрывая его.

Формальный повод — банковский надзор не только связанных структур, а также владельцев большинства банков толком не знает. Хорошее подспорье сокрытию — банковская тайна. Несмотря на повсеместное отмены (даже в Швейцарии), в Украине ее институт остается практически незыблемым. Поэтому конкретные сделки конкретных банков и их конкретных владельцев с инсайдерами остаются тайной за семью печатями не только для широкой общественности, а также для опытных финансовых экспертов.

Население тем временем беднеет от девальвации и инфляции, а высшие чины страны сокрушаются по поводу спекулятивных атак на валюту… Но, несмотря на распространенность и многомиллиардные масштабы злоупотреблений, ни одного крупного виновника на скамье подсудимых мы не видим. Тем более из числа чиновников, которые спрятались за вывеской «Регулятор», хотя именно они обязаны отслеживать характер финансовых операций своих надзорных подопечных и, особенно, соглашений с инсайдерами.

Но если чиновник не способен или не хочет увидеть очевидные нарушения, которые привели к фактическому грабежа вкладчиков, государства и всей страны (из-за девальвации и инфляции), то он явно не справляется со своими функциями. И кто конкретно должен нести за это ответственность! Ведь потери порой исчисляются десятками миллиардов!

Вряд ли стоит рассчитывать, что ситуация быстро и принципиально изменится и после недавнего принятия под давлением МВФ закона (№2085), направленного на усиление ответственности конечных бенефициаров и топ-менеджеров банков (кстати, вплоть до лишения свободы сроком до пяти лет за доведение финучреждения к неплатежеспособности из корыстных побуждений).

Мероприятия по оздоровлению банковской системы, предусмотренные последней сделке Киева и МВФ, призванные решить только половину проблемы, предвидя повышение прозрачности структуры собственности украинских банков и ограничения операций с инсайдерами. Да и то реализация этих пунктов, как показывает многолетний опыт сотрудничества Украины с международными кредиторами, остается под большим вопросом, поскольку идет вразрез с интересами слишком многих банковских владельцев. В числе которых, придется еще раз напомнить, как и раньше, входит и украинский президент.

Между тем некоторые эксперты считают, что настойчивые требования МВФ к официальному Киеву навести порядок в системе, устранив бардак с инсайдерским кредитам, касающиеся Приватбанка в первую очередь. Ведь львиная доля корпоративных кредитов учреждения, раскинула свои щупальца практически на всю страну, «ну совершенно случайно» сосредоточена в родной для экс-губернатора и самого банка Днепропетровской области.

По данным финансовой отчетности учреждения, по состоянию на 1 января 2014 с 105,5 млрд общего гривневого корпоративного портфеля учреждения 102,6 млрд  (97,5%!) Было выдано в Днепропетровской области. В валютной части портфеля ситуация на тот момент сложилась несколько иная: из общей суммы в 3,797 млрд долл. 1,213 млрд  приходилось на Кипр и «только» 2,550 млрд — на Днепропетровскую область. Все равно получается, что другим регионам уделялось менее 1% валютной КОРПОРЕЙТ «Привата»! По нашим данным, за прошедшие с тех пор 15 месяцев ситуация принципиально не изменилась.

Логичный вопрос без ответа: как же так получается, что, несмотря на более чем значимое присутствие филиалов и отделений банка во всех регионах страны, его кредитный портфель завязан практически на одной только области? И разве кто-то вспомнит о масштабных многомиллиардные инвестиционные проекты в регионе? Ведь до начала последнего цикла штормов на валютном рынке вышеупомянутые суммы выглядели очень даже убедительно даже в долларовом эквиваленте. Поэтому официальные декларации Приватбанка в отчетности, что он, мол, выдерживает все «инсайдерские» нормативы НБУ, у участников рынка вызывают разве что иронические улыбки…

***

Меморандум с МВФ предусматривает, что до конца октября 2015 году каждый из десяти крупнейших банков должен подать в НБУ план действий по сворачиванию сверхлимитного кредитования связанных лиц в течение трех лет. Насколько успешной может быть соответствующая работа в случае «Привата» — вопрос в нынешних украинских реалиях почти философский. Но в любом случае понятно, что это будет предпосылкой для его «тесного контакта» с властью, которая может использовать «инсайдерский» повод для перекройки как конкретно Приватбанка, так и банковской системы в целом.

И это значит, что и на сам «Приват», и на весь банковский рынок ожидают изменения. Большие изменения, иначе система, как и вся экономика не выживут.

Юрий СКОЛОТЯНЫЙ, Василий Пасочник

via

Рейтинг: 0

Опубликовал(а):

не в сети 18 минут

Сергей Кирилов

4 964

Модератор сайта.
Если есть вопросы, задавайте в «приватный чат» в личном кабинете.

Италия. Город: Катания
34 годаКомментарии: 4339Публикации: 23061Регистрация: 01-08-2014
  • Модератор сайта
Авторизация
*
*
Войти с помощью: 
Регистрация
*
*
*
Пароль не введен
*
Ваш день рождения * :
Число, месяц и год:
Войти с помощью: 
Перейти на страницу
закрыть