Суббота , 3 Декабрь 2016
001

Из ГПУ сейчас массово вывозят ценные вещи, как из «Межигорья»

Добавлено в закладки: 0

«Потрясти бы местные прокуратуры. Найдем очень много интересного. Хватит, чтобы погасить, наверное, внешний долг Украины» — депутат Елена Сотник. Произвол, царящий в ГПУ, давно пора решительно пресечь, а кадры — тщательно «зачистить»: разговор о наболевшем Виталия Портникова с народными депутатами из молодых«. Гости передачи «Ваша Свобода»: народные депутаты Андрей Левус, председатель подкомитета по вопросам государственной безопасности Комитета Верховной Рады Украины по вопросам национальной безопасности и обороны, и Елена Сотник, секретарь парламентского Комитета по вопросам европейской интеграции.

Виталий Портников: Поговорим сегодня о тех событиях, которые происходят даже не вокруг, а в самой ГПУ. Что это: начало самоочищения или какие-то проявления внутреннего ведомственного конфликта?

Перед тем, как мы начнем наш разговор, посмотрим на то, как разворачивались события, о том, как были задержаны двое чиновников Генпрокуратуры Украины, которых обвиняют во взяточничестве. Подробности этой истории расскажет вам Андрей Кузнецов.

— Так все же что это, уважаемые гости?

Андрей Левус

Андрей Левус: На самом деле ситуация, которая есть в ГПУ, это не секрет, то, что происходит. Мы обращались, возможно, десятки раз и раз пять были у Гузыря по поводу деятельности Бойко, Бакулина, Левочкина, Фирташа, Еремеева, всех остальных. Всегда для нас были такие детские ответы, отговорки, которые всегда подталкивали только к одному выводу: собственно, ГПУ и покрывает всю эту деятельность этих всех товарищей олигархов.

Соответственно, кроме того, знаете о большом скандале, о котором неоднократно говорил Вячеслав Константиновский, о том, что ГПУ требовала крупную взятку в размере 3 миллионов гривен с предпринимателей. И начало этой спецоперации фактически берет начало именно в этом деле, когда к этому предпринимателю обратились очередной раз с тем, что необходимо дать крупную взятку ГПУ.

Давид Сакварелидзе откликнулся на эту ситуацию. И довольно быстро отреагировал. Надо отдать должное и СБУ, у которой была быстрая реакция. И только благодаря тому, что действовали на грани фола, действовавших на грани того, что может быть сейчас использовано или хотели использовать некоторые чиновники ГПУ — что незаконным образом были проведены обыски (так аргументирует вторая сторона), были взяты эти взяточники и изъяты большие суммы средств.

Если бы это шло по привычной схеме, поверьте мне, ничего не было бы обнаружено, никто бы не был задержан и арестован.

— Г-н Андрей сам говорит, что это необычная схема и приходится идти на нарушение …

Андрей Левус: Формально нарушения не было.

Елена Сотник: Формального нарушения Уголовно-процессуального кодекса нет.

— Но даже не в том дело, а в том, что люди, которые точно знают, что к ним никто не может войти в кабинет, в этом кабинете могут позволить себе все, что угодно. И сегодня! Вот в чем проблема.

Елена Сотник: Я на месте Давида прежде, чем начать реформировать местные прокуратуры, потрясла бы все местные прокуратуры. Мы найдем, я думаю, там очень много интересного. Нам хватит, чтобы погасить, наверное, внешний долг Украины.

А что касается того, что происходит. Давид не просто новое лицо, он совсем другой. И он явно отличается от того руководства ГПУ, которое есть. Служба внутренних расследований, которую сегодня он возглавляет, я думаю, не очень непросто далась. Если бы не решение президента о создании этой службы, никогда и никто внутри ГПУ не позволил бы создать такой орган. И более того, я уверена, что такая спецоперация, по крайней мере, для этих высших должностных лиц ГПУ, не прошла бы.

Но этот вопрос, я думаю, с одной стороны, на грани фола, а с другой стороны, у него не было других вариантов. Если бы он не осуществил такую показательную операцию, если бы эту показательную операцию не поддержала СБУ, если бы не было оперативного реагирования, то мы никогда с вами как общество не получили явных доказательств того, что ГПУ и прокуратура вообще — это в большинстве своем коррупционеры, которых просто надо таким образом, голыми руками, неожиданно брать и доказывать обществу, что необходимы изменения, необходима резкая очистка и очищение.

Потому что, если бы он (Сакварелидзе — ред.) начал с кадровой политики, то ему просто перекрыли бы все эти процессы, а мы в результате получили какие-то формальные изменения — кадры изменились бы на 10%, а все старые остались бы на старых схемах. А так он подорвал к ним окончательно доверие и доказал, что нельзя доверять старым, теперь у него есть полный карт-бланш, я считаю, что общество в этом должно его поддержать — заменить (старые кадры — Ред.) на новые.

— Мне эта история как раз не кажется такой положительной, так что она просто продемонстрировала, насколько там, в этих авгиевых конюшнях, насколько они не только не расчищены, там никакого Сакварелидзе не хватит. Нужно было, чтобы сам кадровый состав этих ведомств был готов меняться, а не чтобы он менялся, потому что кто-то придет в кабинет.

Елена Сотник: Я думаю, что кадровый состав не готов меняться. Именно то, о я говорю, там надо менять людей, а не менять подходы тех, кто на сегодняшний день, к сожалению, есть.

Например, возьмем того же сейчас и.о. генпрокурора, первого заместителя Гузыря. Очень много вопросов, например, по качеству представлений по Клюеву. Мало кто обратил на это внимание, но когда первый раз подавался, кстати, он все это представлял в парламенте, тогда он также был и.о., что сначала по Клюеву подавали по какому-то энергетическом контракту, получению преференций, якобы кабминовские дела, где очень сложно было обосновать и доказать именно его влияние, а потом, когда уже подавали на арест, второе представление, то уже в представлении на арест было «Межигорье». Очень конкретные факты, здесь даже не надо доказывать, так как все об этом знали. Это было его официальное заявление годичной давности, можно его найти в интернете и на всех ресурсах.

Вопрос к Гузырю: почему сразу не подали по этому делу, по которому его можно было задерживать прямо в зале Верховной Рады? И почему тогда не подавалось на его арест, когда уже были все основания?

И там очень много таких дел. Действительно, я с коллегой согласен, когда приходили, давали конкретные факты, но никаких действий не было. Поэтому я думаю, что здесь следующим шагом, который логичен, является то, что нам нужно сейчас уже спрашивать: почему эти люди до сих пор в руководстве ГПУ?

Андрей Левус: Я думаю, что, возможно, даже на уровне законодательном ввести такую вещь. Человек же подает представление на назначение на какую-то должность. Если этот человек, которого он подал, является взяточником, а сейчас мы это видим по Главному следственному управлению, собственно, то этот человек, который сделал это представление, которое назначило на работу, должен также автоматически лишаться своей работы.

Я не верю. Главное следственное управление рассматривает особо важные дела, которые находятся под личным контролем генпрокурора Украины. У меня очень простой вопрос: за что эти деньги, которые в этих кабинетах лежат, и кому они предназначались? Потому что этот заместитель руководителя Главного следственного управления, очевидно, это не самое высокое звено.

— Держат сейчас средства в бриллиантах.

Андрей Левус: Да. Куда эта цепочка вверх двигалась? И здесь тот, кто его назначал, соответственно, этот человек, который его назначил, должен быть автоматически уволен.

Второй момент. Очень хитро сейчас Гузырь говорит на пресс-конференции, что не было уголовного производства против Давида. Но по факту захвата госучреждений оно было. Человек, который дал указание открыть это уголовное производство, уже немедленно должен быть отстранен от исполнения своих обязанностей и проходить такую же антикоррупционную проверку.

— А это не является вообще формальным требованием к определенному ведомству, когда происходит такой вот захват в административном учреждении, начинать уголовное дело, чтобы расследовать обстоятельства, или нет?

Андрей Левус: Я работал в СБУ. Знаю очевидцев этой операции. Более того, был в курсе. Вячеслав Константиновский — один из тех, кто стал формальной причиной. Давид всегда был настроен положительно. Когда действительно была попытка порвать удостоверение следователя, когда блокировались двери, когда говорилось, что вы завтра будете на улицу выброшены и так далее — это же куча свидетелей. Я считаю, что должна быть действительно проверка в ГПУ по факту проведения этой спецоперации. Кто оказывал сопротивление — эти люди завтра должны быть уволены и не просто уволены, а по ним предстоит проверка. И, поверьте мне, они также понесут наказание.

И действительно сейчас очень много слухов, а это не слухи, а правда, что массово из ГПУ сейчас осуществляется вывоз ценных вещей и всего остального.

— Как из «Межигорья».

Андрей Левус: Так, как из «Межигорья».

Елена Сотник: Я на самом деле никого не защищала бы и не говорила бы о юридических основаниях и о такой оперативности, простите, первого заместителя генпрокурора.

Я, как юрист, отвечу. Есть очень много заявлений об уголовных производствах, которые даже в течение 24 часов не вносят в этот реестр. А когда им надо было каким-то образом надавить, то они его в течение 20 минут внесли в реестр и начали уже угрожать тем, что есть уголовное дело.

Мы очень хорошо понимаем, что означают эти двойные стандарты. Так, с юридической точки зрения, основания у них, возможно, и были. Если есть подозрение о том, что в определенных действиях есть признак уголовного преступления, но с реальной точки зрения, это было не что иное, как просто давление на тех людей, которые реализовали эту операцию.

— Но, с другой стороны, это тоже надо осознать: если будет понятно, что можно совершать определенные действия, которые подпадали бы под уголовное производство, а такое уголовное производство не будет проводиться, с точки зрения политической целесообразности, то мы можем в другую сторону зайти. И воспользуются этим совсем другие люди.

Елена Сотник: Если мы посмотрим, то каждый обыск, который происходит, или какая-то спецоперация, то, на первый взгляд, она может иметь признаки определенных незаконных действий. Надо разбираться.

— Конечно. Это главное!

Елена Сотник: Если эта операция проводится, и в результате этой операции есть конкретные факты коррупционных действий, если в данном случае он, как прокурор, получил заявление, и угроза того, что действительно совершается тяжкое преступление, потому что это коррупционное преступление высокого уровня, если у него есть такое подозрение, то он, по Уголовно-процессуальному кодексу, имеет право на такие оперативные действия. И я считаю, что это не что иное, как лишь давление.

Андрей Левус: Более того, я думаю, что и господину Гузарю, и господину Шокину следует тщательно изучать судьбу Яремы. Сейчас начался сбор подписей за отставку генпрокурора Украины в Верховной Раде. Я думаю, что этот эпизод ускорит и сбор подписей, и ускорит и политические решения, в том числе и в рамках коалиции. Сегодня, я знаю, на совете коалиции точно эта тема будет поднята.

А я думаю, что как раз, собственно, Давид был бы неплохим руководителем ГПУ.

— Два замечания.

Первое — это то, что коалиция уже в течение года после победы Майдана не может определиться с постоянной кандидатурой руководителя такого важного в ситуации борьбы с коррупцией ведомства, как ГПУ, это вопрос не к генпрокурорам, а к эффективности коалиции.

Второе. Если в результате единственным выводом касательно эффективности коалиции является то, что генпрокурором у нас может быть только иностранец, то мы возвращаемся к временам приглашения на Русь покойного князя Рюрика.

Елена Сотник: В данном случае я буду говорить как представитель фракции. «Самопоміч» не голосовала за Шокина, Ярему мы не поддерживали, были инициаторами его снятия. И перед тем, как назначили Шокина, когда он к нам пришел на заседание фракции, мы уже тогда об этом говорили, и президенту тогда говорили, что прекратите просто назначать своих людей, то есть тех своих, которые будут вам просто лояльны, начните назначать людей, которые могут быть эффективны. А еще лучше, чтобы эти люди были не из системы. Да, они должны быть юристами, но они должны быть не из системы.

И, возможно, Давид — хорошая кандидатура. Но я считала бы, что он был бы как раз лучшей кандидатурой (на должность начальника — Ред.) Главного следственного отдела (правильно — Управления — Ред.), то есть первого заместителя, а генпрокурор должен быть украинским, но этот человек должен быть не из системы. Я в этом уверена. Это должен быть авторитетный юрист, которого уже сегодня можно предлагать. Я считаю, что в том числе и общественность, и профессиональные круги должны уже каким-то образом себя проявить и определяться. Нардепы также, кстати, могут.

Андрей Левус: О коалиции: опять же, надо вернуться к тому, КАК назначается генпрокурор. Это раз.

— По представлению президента.

Андрей Левус: Второй момент. Так же и я, и мои коллеги по межфракционному объединению «Самооборна Майдана» не голосовали за назначение Шокина и обращались к президенту: дайте нового человека. И сейчас это наша функция депутатского контроля. У нас есть Конституция, и если не справляется человек, то мы что делаем — снимаем его с должности, предлагаем президенту внести нормальную кандидатуру.

Я думаю, что президент поддержал в данном случае, он же не пошел на подавление ситуации в ГПУ. Более того, привлечение Грицака непосредственно и спецподразделения СБУ к операции показывает, что президент видит величину проблемы. Но там есть другая подпроблема. Вы знаете, почему не могли выступить против Давида. Потому что это был бы большой международный скандал в том числе. И все знают, какие были звонки на Банковую во время этой спецоперации.

— Какие звонки?

Андрей Левус: Из США. С Байденом. Об этом я могу говорить откровенно. В остальном — это «Фейсбук», Саакашвили, это реакция посла США, европейских структур. Потому что реально была угроза по Сакварелидзе. Реальная угроза, что открылись уголовные производства, особенно на тех молодых следователей, которые принимали участие в спецоперации.

— Вы подтверждаете российскую точку зрения, что мы на внешнем управлении?

Андрей Левус: Я подтверждаю украинскую точку зрения, которая говорит о том, что стратегические партнеры внимательно смотрят на реформы в Украине и на реалии борьбы с коррупцией в Украине. В противном случае, у нас не будет этих стратегических партнеров на Западе.

И то, что президент в данном конкретном случае сделал правильный шаг, дает надежду, что уже следующие назначения, в том числе и генпрокурора, будут сделаны с учетом точки зрения коалиции и с учетом точки зрения общественности, о которой Елена говорила. Я думаю, что больше никто не хочет таких скандалов. А это огромный скандал.

— А мне не нравится ни Ваш подход, ни Ваш. Мне не нравится ситуация, когда генпрокурором должен стать иностранец, потому что мы не можем найти своего честного человека, и не нравится ситуация, когда несистемный человек должен прийти, возглавить.

Елена Сотник: Не из прокуратуры?

— Не из прокуратуры.

Елена Сотник: А почему?

— Потому что, я считаю, единственным выходом из такой ситуации является коренное изменение самой системы. Я абсолютно уверен, что человек, который возглавляет коррумпированную, клановую, корпоративную систему, даже если он придет не из нее, или с каким бы паспортом он бы ни был, так или иначе он становится заложником этой системы, которую возглавляет.

Она может с ней бороться в отдельных кабинетах, время от времени делая терминаторские наскоки, действительно, в стиле, известном нам во времена Михаила Саакашвили в Грузии. Только проблема в том, что Саакашвили в качестве президента Грузии имел возможность изменить всю систему, а мы этих определенных несистемных людей …

Елена Сотник: Мы выбиваем по кирпичику.

— Да. И этим можно заниматься до вашей пенсии.

Андрей Левус: Абсолютно. Но это не взаимоисключающие процессы.

Елена Сотник: Да, вы взяли два разных вопроса. На самом деле сейчас очень удобное время. 15 июля вступает в действие новый Закон о прокуратуре. Это означает, что можно создать совершенно новую систему. И это означает, что новый человек будет иметь под это основания. То есть у него будет и ваша позиция, и моя позиция.

— Объединились.

 

  via Виталий Портников, Аргумент

Рейтинг: 0

Опубликовал(а):

не в сети 2 часа

Сергей Кирилов

4 964

Модератор сайта.
Если есть вопросы, задавайте в «приватный чат» в личном кабинете.

Италия. Город: Катания
34 годаКомментарии: 4339Публикации: 23062Регистрация: 01-08-2014
  • Модератор сайта
Авторизация
*
*
Войти с помощью: 
Регистрация
*
*
*
Пароль не введен
*
Ваш день рождения * :
Число, месяц и год:
Войти с помощью: 
Перейти на страницу
закрыть