Суббота , 10 Декабрь 2016
001

Как манипулируют законами о декоммунизации

Добавлено в закладки: 0

Вьятрович как историческая истина в последней инстанции

Бессарабскому рынку вернули его более-менее начальный вид: 8.07. департамент промышленности и развития предпринимательства КГГА сообщил, что «здание, которому уже более ста лет, очистили от звезд и медальонов, которые напоминали о советском прошлом».

На самом деле, историки могли бы реализовать инициативу создания отдельного киевского музея артефактов советского времени. Будет жалко, если следующие поколения украинцев не смогут увидеть, какими они были.

Как и во время открытия, 3 июля 1912 года, на фасаде Бессарабки — горельефы Алексея Теремца, Татьяны Руденко и Павла Сниткина — «Крестьянин с волами», «Молочница», «Рыбы» и «Голова вола». Уместно было бы установить мемориальную доску, где упомянуть и об этих скульпторах, и об архитекторе Бессарабки Генрихе Гае, и, конечно, о Лазаре Бродском, который дал денег на ее строительство.

Но нынешняя власть – она по «посносить», а не «построить» — в том числе, мемориальную доску на рынке.

Впрочем, декоммунизация Бессарабки открывает и некие новые возможности.

Лазарь Бродский дал на строительство 500 тысяч царских рублей под условия, что Киев на основанные Бродским благотворительные заведения выплачивает по 22,5 тысячи 200 следующих лет. Душеприказчик, т.е. юридический распорядитель завещания Бродского, которого звали Авраам Гольдемберг, изменил эти условия: казна выпустила городские облигации на постройку рынка под 4,5 процента годовых. Киев должен был вернуть займ через 64 года, накапливая деньги из прибылей рынка.

Не получилось. Гольдемберг не предвидел революцию 1917 года.

Если наследники Лазаря Бродского живы и готовы юридически доказать свое родство с человеком, благодаря которому в Киеве существует Бессарабка, то — есть варианты. Принимая во внимание признание нынешней Украиной советского режима преступным, они могут истребовать от Кличко полмиллиона царских рублей в эквиваленте к любой твердой валюте в ценах 1917 года, из которого, по одному из законов о декоммунизации, исчисляется момент преступности советского режима, а по завещанию Бродского перестали платить.

Думаю, эту крупную сумму денег можно было бы извлечь из денег нас, как налогоплательщиков, которыми Кабмин Яценюка финансирует «институт национальной памяти» имени Вьятровича.

Что опять придумали его люди?

Украинский институт национальной памяти издал список из 110 названий транспортных магистралей в Киеве, которые, по его мнению, «должны быть переименованы» вследствие законов о декоммунизации.

В нем, под номерами 16, 69, 77 и 79 предлагается переименовать бульвар Алексея Давыдова, улицы Марины Расковой, Тимофея Строкача и Валентины Терешковой.

Круто замахнулись. На что расчет? Уверен, что у Вьятровича осознают: нынешние политические обстоятельства в Украине уникальны для реализации их гнусных целей: политическое сопротивление идеологическим последователям находится на минимальном уровне. А вечно такое положение существовать не будет. Именно поэтому, не взирая на то, что в стране – война, население нищает, экономика катится от дна к дну– ребята Вятровича вознамерились переименовать все, желательно одним махом.

Сталин по другому поводу называл такие настроения «головокружением от успехов».

Русановка, бульвар Давыдова

В отношении Давыдова, председателя исполкома Киевского горсовета в 1947-1963 годах, УИНП указывает, что «он был «одним из главных виновников Куреневской катастрофы», техногенного ЧП на киевском Подоле в 1961 году.

Катастрофа известная. Была ли в ней вина Давыдова? Только Давыдова?

Не знаю, надо исследовать. В мемуарах «Да не судимы будете» Петр Шелест, бывший первый секретарь ЦК КПУ пишет о том, что 5.04.1961-го действия Давыдова разбирались высшим партийным руководством тогдашней УССР. Было принято решение снова рекомендовать Давыдова на должность председателя Киевского горсовета.

Партия не хотела признавать ошибки, а отставка Давыдова была бы таким признанием? Возможно. Давыдов предупреждал о возможности Куреневской трагедии? Поднимите архивы. Надо разбираться.

Разбираться, изучать, исследовать. Но что же делает группировка Вьятровича?

Она пишет о Давыдове, как «одном из главных виновников Куреневской катастрофы». Без разбора, безапелляционно. УИНП, таким образом, берет на себя совершенно неприемлемые для любой демократии функции – исторического суда, судилища поступков людей, которые умерли, и не могут себя защитить.

Это более, чем подло.

Более, чем подлость Вьятровича — в том, что покойный Давыдов сам себя защитить не может. Дело его пока живет и пока не уничтожено деиндустриализацией Украины под руководством Яценюка. За Давыдовым — постройка столичного метрополитена, аэропорта Борисполь, моста Патона, Киевского телецентра, сотен домов. Вьятрович не может уничтожить то, что сделал Давыдов. Но он может бороться с памятью о том, что сделал для столицы Украины покойный Давыдов, как символ преступного советского режима. Ее следует уничтожить – из этого исходит УИНП.

Отдельно стоит сказать о сонме так называемых историков Украины, защитивших сотни диссертаций о том периоде. В противодействии вьтровичеподобным они, как в рот воды набрали. Проживая, не исключаю, в квартирах, построенных во времена Давыдова.

Не стыдно, товарищи дорогие?

Борщаговка, улица Тимофея Строкача

В одной из статей о декоммунизации я предупреждал

http://blogs.korrespondent.net/blog/events/3513364/

что «в истории СССР (как и любой другой страны) периоды массового нарушения прав человека неотделимы от героических страниц, тех, которыми мы, потомки своих отцов и дедов, по праву может гордиться». Вот такую жизнь и прожил Тимофей Амвросиевич Строкач. Он служил заместителем наркома, а с января 1946 года— наркомом/министром внутренних дел УССР, и руководил операциями против УПА после Великой Отечественной войны.

Но в 19421945 годах он возглавлял крупнейшую войсковую организацию — Украинский штаб партизанского движения. Пока что я не встречал даже идеологически антисоветски заряженных публикаций, которые ставили бы под сомнение, что руководимые Строкачом советские партизаны воевали с немцами.

Смотрите, как лихо, требуя переименования улицы Строкача, манипулирует Вьятрович.

Закон «Об осуждении коммунистического и национал-социалистического (нацистского) тоталитарных режимов в Украине и запрете пропаганды их символики» предусматривает, что трогать не будут памятники и памятные знаки, связанные с сопротивлением и изгнанием фашистских оккупантов с Украины». Строкач, собственно говоря, и изгонял. А УИНП говорит, что Строкач «непосредственно руководил репрессиями против «националистов» и «пособников фашизма», против тех, кто оставался на оккупированной немцами территории во время Советско-германской войны 1941-1945, проводил массовые аресты в Западной Украине, руководил карательными операциями против украинского национального Движения сопротивления».

Безусловно, Строкач воевал против тех, кто боролся против Красной Армии. Очевидно, что Строкач изгонял фашистских оккупантов и тех, кто выступал их союзником.

А как могло быть по-другому? Будь то вермахт, немецкая полиция или УПА – они были враги Красной Армии, освобождавшей Украину и, с точки зрения Строкача, они подлежали уничтожению. И Ковпак, и Попудренко, и Федоров, герои партизанского движения Украины воевали против украинских националистов. А те воевали против них. И ни одна из сторон не вела себя, как кришнаиты.

Логично предположить, что после Строкача будут требовать переименования магистралей, которые названы в честь и других партизанских командиров.

Вот Вам и еще один вывод. Потерявший совесть (если предположить, что она у него была) Вьятрович пытается закончить ту далекую войну — победой бандеровцев.

Не буду удивлен, если вскоре он начнет отстаивать точку зрения, что УПА сыграла решающую роль в разгроме гитлеровской Германии, а военнослужащий Красной Армии украинец Берест, водружавший Знамя Победы над рейхстагом, был тайным оуновцем.

Левый берег, улица Марины Расковой

Что касается Марины Расковой, то ее «вина» перед УИНП состоит в якобы том, что она была «сотрудником НКВД СССР, а с февраля 1939 года – уполномоченным особого отдела НКВД».

Раскова Марина Михайловна – одна из легендарных советских летчиц. Она — одна из первых женщин, удостоенная звания Герой Советского Союза, после того, как 24-25 сентября 1938 года, в составе экипажа Валентины Гризодубовой и Полины Осипенко совершила беспосадочный перелет «Москва — Дальний Восток» протяженностью 6450 км.

Советская власть декларировала равноправие мужчин и женщин, а потому увековечила ее память в рамках стандартной пропагандистской кампании по увековечиванию памяти не только героических мужчин, но и женщин.

Раскова действительно с 1937 года находилась в штате НКВД, служила в 3-м Управлении Народного комиссариата обороны СССР. В те годы это было управление транспорта спецслужбы, что вполне подходит профилю работы летчицы.

Следовательно, ни к каким репрессиям НКВД, Раскова не могла иметь никакого отношения. Арестованных самолетом перевозила, это придумают люди Вьятровича?

В годы Великой Отечественной войны Раскова сформировала женский бомбардировочный авиаполк, получивший неофициальное название «Ночные ведьмы». Погибла 4 января 1943 года, пилотируя самолет в сложных метеоусловиях.

Целью переименования улицы Расковой в Киеве является присвоение ей имени Евгения Сверстюка, украинского диссидента, жившего в доме по этой транспортной магистрали. Я неплохо знал этого человека, но в Киеве довольно много чего и другого можно назвать в его честь.

Раскова, как и Строкач, относится к тем, кто воевал против гитлеровцев. Поэтому Вьятрович, интерпретируя историю нашей страны, как ему вздумается, выбирая те факты, которые ему милее, и в этом случае, нарушает закон «Об осуждении коммунистического и национал-социалистического (нацистского) тоталитарных режимов в Украине и запрете пропаганды их символики», согласно которому не положено трогать названия, связанные с изгнанием фашистских оккупантов с Украины.

Бортничи, улица Валентины Терешковой

Чем не угодила УИНП легендарная летчик-космонавт Валентина Терешкова, улицу которой тоже требуют переименовать, люди Вьятровича не объясняют.

Улицы имени первой в мире женщины-космонавта существуют во многих странах мира. Терешкова – не просто генерал-майор советской авиации. Она стала символом успеха земной женщины, героем феминизма своего времени. Женщины всего мира гордились ею.

Ау, украинские феминистки, вы существуете? Или вы блистаете гневными сексистскими текстами исключительно на 8 марта? Почему не защищать Терешкову от Вьятровича?

Выводы

Декоммунизация, как и следовало ожидать, превращается в сведение исторических счетов. Одни идиоты проголосовали в парламенте на радость Вьятровичу и его гнилой кампании, а Порошенко подписал. И теперь организованная группировка УИНП выдергивает отдельные исторические факты, навязывает их комиссиям по переименованию.

Принятие неправовых актов, не выполнение их, а игра законами – фирменный стиль этих политических прохвостов.

Но вот сообщение 11.06. информагентства «РБК-Украина». Порошенко в Мариуполе: «мне задают вопрос: будем переименовывать завод Ильича или не будем. Это не в Киеве вопросы будут решаться. Если мариупольцы скажут «нет» — не будут».

Слово Порошенко против Вьятровича тоже кое-что значат.

А в будущем, при неизбежной смене политического режима в Украине, необходимо ликвидировать УИНП. Историческое судилище – неприемлемо.

Говорю об этом ясно, сознательно пишу об этом сейчас, когда Вьятрович и его люди думают, что они Бога за бороду ухватили.

Да, кстати, почему от этих манипуляторов историей до сих пор нет инициатив о переименовании улиц имени дивизии СС «Галичина» в Тернополе и Ивано-Франковске – как подпадающих под запрет нацистской символики?

Вячеслав Пиховшек

Рейтинг: 0

Опубликовал(а)

5 010

Модератор сайта.
Если есть вопросы, задавайте в «приватный чат» в личном кабинете.

Италия. Город: Катания
34 годаКомментарии: 4357Публикации: 23101Регистрация: 01-08-2014
  • Модератор сайта
  • Бронзовый крест за рейтинг 5000
Авторизация
*
*
Войти с помощью: 
Регистрация
*
*
*
Пароль не введен
*
Ваш день рождения * :
Число, месяц и год:
Войти с помощью: 
Перейти на страницу
закрыть