Воскресенье , 11 Декабрь 2016
001

О монопольном праве государства на применение оружия и силовые действия

Добавлено в закладки: 0

Июль 2015 года против февраля 2014-го

21.07. Украина опять услышала вещее. От человека, которого зовут Джеффри Пайетт, он посол Соединенных Штатов Америки в Украине.

Этот человек, один из реальных руководителей нашей страны, пребывая в Ужгороде, высказал официальную позицию относительно событий с «Правым сектором» на Закарпатье: «я хочу заметить, что мы, США, поддерживаем позицию, высказанную Порошенко, Аваковым и руководителем области Москалем: применение силы, использование оружия — это исключительная прерогатива силовых структур украинского правительства. Это общепринятая демократическая норма».

Сказано очень понятно.

Мое уважение к официальной позиции США ограничивается только официальной позицией Европейского Союза. 13.07. глава представительства Евросоюза в Украине, посол Ян Томбинский заявил: «только государство и государственные органы уполномочены иметь исключительное право на обеспечение общественного порядка и использование оружия».

Похоже на Пайетта, не правда ли?

«Применение силы, использование оружия — это исключительная прерогатива силовых структур украинского правительства» — это превосходная позиция. Но – не только позиция.

Это – темник, инструкция, обязательная к исполнению всеми подчиненными Пайетта и Тобминского.Он уже использовался – в марте текущего года, при конфликте Порошенко и Коломойского.

Мостовая Юлия, «Зеркало недели», 27.03.: «Коломойский заступил за черту, определяющую монопольное право государства применять силу».

Найем Мустафа, 23.03. , в программе Андрея Куликова «Свобода слова» на телеканале ICTV: «у нас должна быть монополия на использование власти. Эта монополия должна быть только у президента, правоохранительных органов и премьр-министра».

Лещенко Сергей, 27.03., «Украинская правда»: «Порошенко, как легитимный главнокомандующий единственный имеет право распоряжаться силовыми подразделениями».

Вы, наверное, не будете удивлены, уважаемые читатели, почему слова о монопольном праве государства на применение силы Пайетт, Томбинский, Мостовая, Найем, Лещенко не произносили полтора года назад, в феврале 2014 года. А ведь тогда «евромайдану» противостояли вполне легитимные, абсолютно государственные структуры – подразделения МВД, СБУ, внутренних войск. Якобы имевшие монополию на применение силы. Просто об этом ничего не знали «мирные митингующие», применявший абсолютно мирный коктейль Молотова. Не помнил Пайетт, который не сделал ни одного заявления, успокаивающее толпу, поджигавшую милиционеров, магазины и рестораны на Крещатике. Молчал Томбинский. А Мостовая, Найем и Лещенко если и были недовольны действиями «мирного евромайдана» — только из-за того, что вооруженное противостояние затягивалось.

У меня нет вопросов по поводу того, почему темник о монопольном праве государства на применение силы вышеперечисленные лица не произносили тогда, когда:

— 24 января 2014 года из обреза 12 калибра был убит милиционер Ендржиевский;

— 18 февраля 2014 года при штурме МВД баррикад на Институтской погибли 7 правоохранителей. По ним стреляли из нарезного и гладкоствольного оружия 20-го, 16-го и 12-го калибра;

— 19 февраля 2014 года при штурме на Институтской погибли от сквозных огнестрельных ранений из нарезного оружия сотрудники милиции Цвигун и Захарченко.

— 20 февраля были убиты милиционеры Спичак, Зубок, Михайлович, Симисюк;

— 19 февраля на Борщаговке были расстреляны сотрудники ГАИ Евтушко и Савицкий.

Нынешние смерти правоохранителей в Закарпатье, покалеченная молодая женщина-милиционер во Львове…

А все ведь начиналось тогда. Вы этим людям и родственникам погибших правоохранителей слова о «монопольном праве государства на применение силы» расскажите. И ответ выслушайте.

Надеюсь, на слова Пайетта и Томбинского о монопольном праве государства на применение силы обратит внимание суд столичного Святошинского суда, где с февраля рассматривают обвинение «беркутовцев» Аброськина и Зинченко в убийстве 39 лиц на майдане, превышении служебных полномочий и завладении служебным оружием (сокрытие орудия преступления). Аброськин и Зинченко в суде утверждают: они не стреляли. Один из них вообще водителем служил, не автомат Калашникова, а баранку в руках держал.

И оба, бывшие сотрудники правоохранительного подразделения МВД «Беркут», и судьи столичного Святошинского суда слышат эти сегодняшние слова о монопольном праве государства на применение силы.

Пока в одних ситуациях о монополии государства на насилие молчат, а в других настаивают – издевательство над нашей страной и будет продолжаться.

Вячеслав Пиховшек

Рейтинг: 0

Опубликовал(а)

не в сети 7 часов

Сергей Кирилов

5 012

Модератор сайта.
Если есть вопросы, задавайте в «приватный чат» в личном кабинете.

Италия. Город: Катания
34 годаКомментарии: 4359Публикации: 23109Регистрация: 01-08-2014
  • Модератор сайта
  • Бронзовый крест за рейтинг 5000
Авторизация
*
*
Войти с помощью: 
Регистрация
*
*
*
Пароль не введен
*
Ваш день рождения * :
Число, месяц и год:
Войти с помощью: 
Перейти на страницу
закрыть