Понедельник , 5 Декабрь 2016
кличко

Виталий Кличко и подвески Коломойского

Добавлено в закладки: 0

Мэр Киева Виталий Кличко широко улыбался на фоне входа на станцию метро «Крещатик». Одна его рука крепко обнимала за плечи президента Петра Порошенко, в другой он держал метровую селфи-палку с прикрепленным айфоном, водя ею в разные стороны в поисках самого красивого ракурса. Порошенко сначала тоже улыбался, потом вспомнил, что на дворе война, а на нем шелковый камуфляж, портупея, офицерский планшет с секретными картами, а также пистолет «форт» в набедренной кобуре, и сжал губы в волевую ниточку. Виталий возился с моноподом добрых десять минут и все никак не мог с непривычки прицелиться (девайс он купил только вчера, играл с ним всю ночь, но особых успехов в фотоискусстве пока не достиг)

Порошенко потел и злился, Ляшко и Гройсман, скромно державшиеся в сторонке, украдкой злорадствовали, благородный Корбаньян сосредоточенно пересчитывал алмазные подвески.

— Есть, поймал отличный ракурс! — воскликнул Кличко с облегчением. — Итак, друзья, сейчас мы отправимся в метро, где проведем беглую инспекцию очередных реформ в рамках проекта «Смарт-сити»: половим на станциях современный вайфай, проверим, как работают установленные моей молодой командой камеры безопасности в вагонах, сделаем красивые фотографии, каких у нас еще никогда…

— Хватит звиздеть, — сквозь зубы прошипел Порошенко, вытирая рукавом пот со лба, — ты же не видео снимаешь.

Виталий бросил на президента ошарашенный взгляд, но быстро понял, что тот прав, и снова растянул губы в улыбке.

— Скажите «чиз»! — радостно прорычал мэр. — Снимаю! Раз, два…

Ляшко быстро надел ему на голову сачок.

— Три! — сказал Кличко и под подлый хохот Гройсмана щелкнул кнопкой. — Ляшко, проклятый идиот! Что за шуточки?

— Очень хотелось, чтобы эта красивая вещь попала на снимок, — объяснил Ляшко, быстро пряча сачок за спину. — Я купил ее во время рабочего визита на Капри. Я честный депутат, денег у меня нет, поэтому приходилось ловить бабочек, бегая вокруг палатки в чем мать родила.

Кличко замахнулся было на него селфи-палкой, но на его плечо легла твердая рука благородного Корбаньяна.

— Проявите великодушие, сударь, каналья еще не опомнилась после велосипедной контузии, — звучно сказал гасконец, обмахиваясь мушкетерской шляпой. — Пройдемте в казематы, жарко здесь.

— Минуту, — с некоторым раздражением сказал Кличко и, сняв с палки айфон, набрал номер инвестиционного грузина.

— Алло-шмалло, дарагой! — радостно откликнулся Никонов. — Каму апэлсины, каму мандарыны, тамада на свадьба, улибки-смэх, да?

— Пожалуй, мандарины, — сказал Кличко, подумав. — Мы сейчас в метро заходим, смотри не облажайся мне опять. Вайфай и камеры проверил? Все работает?

— Абижаеш, дарагой, клянусь мой дэдушка Автомангал! — укоризненно сказал инвестиционный грузин. — Все работает так, что проста пальчики аближешь! Пэрсык!

— Что пэрсык? — не понял Кличко.

— Пэрсык нада? Вкусный.

— Нет, — раздраженно ответил мэр и дал отбой.

Товарищи вошли в метро, плотно прижавшись друг к другу: всем было страшно, но интересно.

— Нас четверо, пока еще мы вместе, — сипло сказал Корбаньян и тут же получил от мэра сильный удар локтем в бок.

— Не начинай, — злобно прошипел Кличко. — Убью.

— Говорят, тут надо куда-то жетоны бросать, — нервно сказал Порошенко. — В такие штуки.

— Жетоны — это вчерашний день, пережиток старой власти, — гордо сказал Кличко, доставая бумажник. — Киев — первая умная столица Европы, в которой прогрессивная команда Виталия Кличко ввела систему «смарт-пэй»!

С этими словами Виталий достал из бумажника какую-то карточку, торжественно поводил ею над турникетом и смело шагнул вперед, выставив перед собой селфи-палку. Из турникета немедленно высунулись два жутких костыля и громко бахнули его по ноге. Кличко проворно отскочил назад, закричав от боли и неожиданности, и машинально сфотографировался под подлый смех Гройсмана.

— Пошли отсюда, — с тревогой сказал Порошенко. — Не нравится мне тут.

— Просто вайфай сюда не добивает, — загадочно объяснил Кличко. — Он же только на станции работает. Пошли через контролершу, у меня есть пенсионное удостоверение киевлянина.

Сбоку опять что-то бахнуло: это Ляшко играл с турникетами, просовывая между ними сачок.

— Бедная каналья, как же ее торкнуло, — покачал головой Корбаньян. — Позвольте, господа, я куплю жетон, мне нельзя рисковать.

— Что, всем можно, а тебе нельзя? — подло спросил Гройсман. — Вот мы, например, с Петром Алексеевичем…

— Галантерейщик и кардинал — это сила, — саркастически сказал Корбаньян и со значением похлопал себя по груди: — Вы видите эти алмазные подвески? Это подвески Коломойского, и я должен доставить их ему в целости и сохранности.

— Подумаешь, — с фальшивым безразличием сказал Порошенко. — Можно посмотреть?

— Хрен тебе, шоколадная каналья! — торжествующе засмеялся Корбаньян и, круто развернувшись на каблуках, пошел за жетонами.

Вопреки опасениям, вахтершу прошли гладко: Кличко по пенсионному, Порошенко по президентскому, Гройсман по спикерскому, Ляшко по сачку и депутатскому. Честный Корбаньян по неопытности бросил жетон не в ту дырку и был побит турникетом, но в целом проскочил.

Спустившись на платформу, Виталий принялся ловить вайфай, вайфай не ловился, Ляшко предложил сачок, поругались, пропустили поезд, влезли во второй.

Порошенко обступили двое гопников. Один толкнул президента в бок, отвлекая внимание, второй срезал с его плеча офицерский планшет с секретными картами, и в тот же миг оба выскочили на платформу. Двери закрылись, поезд поехал.

— Измена, — слабым голосом сказал Порошенко, судорожно хватаясь за поручень. — У меня же там были тайные договорняки с Путиным.

— Ничего страшного, заново договоритесь, — неуклюже пошутил Корбаньян.

— Не смешно, — сказал подлый Гройсман.

— Все в порядке, друзья! — самодовольно объявил Кличко. — Согласно программе команды Виталия Кличко «Умный город» в вагонах метро установлены смарт-камеры для безопасности пассажиров. Огромные инвестиции на благо киевлян! Сейчас доедем до станции «Днипро», сигнал появится, я кое-кому позвоню, и негодяев сразу арестуют.

Порошенко посмотрел на него с нескрываемой надеждой.

— Виталя, век тебя не забуду, — с чувством сказал он. — Квоту в блоке увеличу…

— Очко облигациями обклею, — сказал Ляшко, безумно вращая глазами, и поймал сачком лампу на потолке.

Приехали на «Днипро». Вдохновленный открывающимися перспективами Кличко первым выскочил на платформу и лихорадочно набрал знакомый номер.

— Алло-шмалло, дарагой! — немедленно закричал на другом конце соты инвестиционный грузин Никонов. — Что, пэрэдумал нащот пэрсык-шмэрсык? Есть такжэ свэжий нэктарин, вах, попка дэвственница, клянусь мой дэдушка Автошиншил!

— Во-первых, где вайфай на станциях метро? — злобно спросил Кличко.

— Вах, дарагой, какой-такой вайфай-шмайфай? — удивился грузин. — Не видишь — нэту!

Кличко скрипнул зубами, но гигантским усилием воли взял себя в руки: ставки были слишком высоки.

— Слушай, генацвале, черт с ним, с вайфаем, тут вот какое дело, — начал Виталий. — Только что у Петра Алексеевича в вагоне метро украли такую сумочку с секретными ка…

Порошенко с силой наступил ему на ногу.

— С секретными конфетами, — поправился Кличко. — Быстро посмотри по камерам безопасности, кто взял, и…

— По каким-таким камэрам-шмамэрам? — удивился Никонов. — Нэту камэр, дорогой, пакрали камэр злые люди, шакалы бешений, я маму их ибаль.

— Ты что такое говоришь, чурка нерусская?! — заорал Кличко, чувствуя, как по спине в боксерские трусы ручьями стекает холодный пот. — Ты же мне говорил, что все работает, как персик!

— Ну, гаварыл, — вздохнул Никонов. — Кагда гаварыл, тагда и работало, а потом все сразу и пакрали, клянусь мой дэдушка Автосаксаул. Но нэ переживай, дарагой, я тебе дам дыня, очинь хароший, вах, сыська младэнца!

Кличко с потерянным видом опустил телефон в карман.

— Поехали обратно, — сказал он уныло. — Пошло оно все нахер.

— Стою среди друзей я, как в пустыыыы-не, и что мне от любви осталось ныне? — печально пропел Корбаньян.

Кличко, кляня судьбу, ударил его локтем в бок, Корбаньян выхватил шпагу, Ляшко выхватил сачок, Порошенко полез в кобуру, Гройсман подло засмеялся, поругались, пропустили поезд, сели в следующий. Там их обступили гопники, вырвали у Виталия селфи-палку, у Корбаньяна шпагу, у Ляшко сачок, у Порошенко кобуру, а Гройсману просто дали в морду, после чего выскочили на платформу. Двери закрылись, поезд поехал.

— Ничего, может, кто-то заснял их на фотоаппарат, — с отчаянием в голосе сказал Кличко.

Все посмотрели на него с открытой ненавистью.

По вагону катилась дорогая инвалидная коляска с электромоторчиком. В коляске, низко опустив голову с заплетенными в бублик волосами, сидела какая-то несчастная женщина в туфлях на высоком каблуке. В руках она держала плакат: «Подайте жертве политических репрессий на выборы».

— Ишь ты, совсем уже обнаглели, нищеброды, — удивился Гройсман и, приблизившись к жертве репрессий, заорал с неожиданной злобой в голосе: — Иди работай! Работай иди, сука ушастая! Смотри, на выборы намылилась! Я тебе щас дам выборы! А ну пошла вон с поезда!

Электричка остановилась на станции «Арсенальная». Жертва репрессий уныло подкатилась к дверям.

— Тысяча чертей, сударь, не смейте обижать бедную старушку! — возмутился Корбаньян и, наклонившись к нищенке, спросил вкрадчивым голосом: — С вами все в порядке, мадемуазель?

Мадемуазель подняла голову и широко улыбнулась гасконцу. Это была Юлия Тимошенко.

— Матерь божья! — выдохнул Корбаньян, столбенея.

Тимошенко хихикнула и, молниеносным движением выхватив из сумочки «Луи Виттон» большие ножницы, срезала с груди Корбаньяна алмазные подвески Коломойского. Зажужжал электромоторчик, коляска выкатилась на платформу, двери закрылись, поезд поехал.

Ноги Корбаньяна подкосились, и он сполз по стеночке на пол вагона, где все это время безутешно рыдал оставшийся без сачка Ляшко.

— Быть беде, — сказал Порошенко, опускаясь рядом.

— А что случилось? — спросил Виталий.

Ответом ему было гробовое молчание. Поезд быстро уносил потерпевших в сторону «Крещатика». За окнами проносилась зловещая тьма, но Кличко точно знал, что свет в конце тоннеля обязательно будет. Толку от этого знания, конечно, не было никакого, однако сама мысль отчего-то грела сердце, и на душе становилось хорошо.

Василий Рыбнико

Рейтинг: 0

Опубликовал(а):

не в сети 2 часа

Сергей Кирилов

4 967

Модератор сайта.
Если есть вопросы, задавайте в «приватный чат» в личном кабинете.

Италия. Город: Катания
34 годаКомментарии: 4342Публикации: 23070Регистрация: 01-08-2014
  • Модератор сайта
Авторизация
*
*
Войти с помощью: 
Регистрация
*
*
*
Пароль не введен
*
Ваш день рождения * :
Число, месяц и год:
Войти с помощью: 
Перейти на страницу
закрыть