Среда , 7 Декабрь 2016
001

Сказ о том, как Черновол и Тищенко украинцев «разводили»

Добавлено в закладки: 0

3 сентября по инициативе народных депутатов Татьяны Черновол и Олега Барна в ВРУ был зарегистрирован законопроект № 3025 «Об особом режиме специальной конфискации имущества». Документ предполагает конфискацию в пользу государства собственность Виктора Януковича, Сергея Арбузова, Николая Азарова и  еще 19 человек «преступного режима» (весь перечень этих лиц в законе приводится поименно). Нормы этого закона предполагают также конфисковать имущество лиц и компаний, включенных в украинский санкционный список, утверждающийся СНБО. Популярность таких идей не вызывает сомнений, но их популистская реализация вместе с юридической неграмотностью «рубят на корню» благородную и полезную идею. Не говоря уже о скандале и конфликте интересов, окутывающих этот законопроект.

Конфискация без приговора суда: мировая практика и опасность нашего варианта
Законопроект хотели внести в повестку дня и принять уже в первый день, без юридической экспертизы ВР, но успехом эта попытка не увенчалась (всего 214 депутатов были «за»). Второй попытки пока не делали.

Внесем сразу ясность о главном правовом понятии законопроекта. Специальная конфискация – это принудительное безвозмездное изъятие по решению суда в собственность государства денег, ценностей и иного имущества (ст. 96-1). Уголовный кодекс Украины предусматривает четкий перечень преступлений, за которые предусмотрена специальная конфискация (ст. 354, ст. 364, 364-1, 365-2, 368-369-2). Безусловно, это ограничивает дела, по которым можно конфисковать доходы от преступной деятельности.

Данный законопроект противоречит Конституции Украины, а именно статье 41, в соответствии с которой «никто не может быть противоправно лишен собственности. Право частной собственность является нерушимым… Конфискация собственности может быть применена исключительно по решению суда в случаях, объеме и порядке, установленных законом». То есть, наличие решения суда является обязательным условием конфискации имущества. Согласно ст. 100 Уголовного процессуального кодекса Украины, применение специальной конфискации совершается только после доведения в судебном порядке стороной обвинения, что собственник (законный владелец) денег, ценностей и другого имущества знал об их незаконном происхождении и/или использования. Таким образом, конфискация имущества является наказанием, которое может установить только суд.

Авторы законопроекта ссылаются на ст. 54 Конвенции ООН против коррупции, которую Украина ратифицировала в 2006 году. В данной статье говорится о том, что государство имеет право «рассматривать вопрос о принятии таких мер, которые могут потребоваться, чтобы создать возможность для конфискации такого (приобретенного в результате преступления) имущества без вынесения приговора в рамках уголовного производства по делам, когда преступник не может быть подвергнут преследованию по причине смерти, укрывательства или отсутствия, или в других соответствующих случаях».

Действительно, международные обязательства Украины должны исполняться, даже если они противоречат национальному законодательство. Но это не может быть применено к самой Конституции Украины. В ст. 9 Конституции говорится о том, что «заключение международных договоров, противоречащих Конституции Украины, возможно только после внесения соответствующих изменений в Конституцию Украины». Таким образом, международные договора не имеют высшей силы чем Конституция Украины.

Особый режим специальной конфискации — это бестолковая попытка ввести в Украине конфискацию без приговора суда – NCB (non-conviction based forfeiture), которая существует во многих странах. Главным основанием ее существования является независимая судебная ветвь власти, чего в нашей стране нет. Этот инструмент имплементируется в рамках гражданского процесса и обычно используется параллельно с уголовным производством (США, Великобритания). То есть, если в рамках уголовного производства собраны достаточные доказательства преступного происхождения имущества, то следствие может не ждать полного доказывания вины человека по всем составам преступления, а в рамках гражданского процесса добиться конфискации преступно нажитого имущества в пользу государства (например, дело Лазаренко – в рамках уголовного процесса у него конфисковали виллу, а в рамках гражданского процесса арестовали 250 миллионов долларов).

Самый важный момент в применении NCB – это необходимость серьезного доказывания преступного происхождения собственности и наличие многих правовых инструментов защиты для собственника. Нужно показать и доказать прямую связь преступления с имуществом на основании качественного, беспристрастного уголовного производства.

Таким образом, для того, чтобы, например, Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ) не отменил подобное судебное решения, в законе должны быть прописаны все гарантии, стандарты и механизмы для защиты собственником своего имущества. В развитых правовых странах есть четкое понимание того, что неприкосновенность имущества является базовым конституционным принципом.

Через ЕСПЧ и Гаагу к реабилитации Януковича и других преступников режима
Таким образом, Европейский суд по правам человека без особых колебаний отменит решение о конфискации имущества на основании закона Черновол & Ко. Ведь в нем просто приводится перечень людей и говорится, что все их имущество может быть конфисковано в особом порядке без приговора суда. Принцип вины человека на основании того, что он плохой и у него можно все забрать – это абсурд с юридической точки зрения.

Данное обстоятельство подталкивает к мысли о том, что, возможно, авторы законопроекта намерено хотят помочь вернуть с помощью Европейского суда по правам человека Януковичу, Арбузову, Азарову и другим, перечисленным в законопроекте лицам, стоимость их имущества в Украине и заблокировать поиск активов, выведенных за границу «попередниками». Украина не может игнорировать решения международных судов, а конфискация «по-черноволски» – прямая дорога к проигрышу Украины в ЕСПЧ, а по некоторым эпизодам, даже в Постоянной палате третейского суда в Гаага (ведь в списке имущества на конфискацию могут оказаться нефтетранспортные активы и энергоносители российских компаний, а объекты энергетики имеют дополнительную международную защиту).

Фактически, закон написан таким образом, чтобы перечисленные в нем люди не получили наказание, а избежали его. Ведь единственным основанием для конфискации является принадлежность имущества Януковичу, Арбузову, Курченко и т.д., а мы с вами, как налогоплательщики, еще и оплатим им моральный ущерб от деятельности наших депутатов и правоохранителей.

Этот закон – прямое нарушение ст. 6 Европейской конвенции о защите прав человека и основных свобод, ведь конфискацию предлагается проводить без суда и доказательств. Также, нарушается ст. 1 Первого протокола к Конвенции, речь в которой идет о защите собственности. Украина гарантирует, что никто не будет лишен своей собственности иначе, как на условиях, предусмотренных общими принципами международного права.

Есть вопросы и к самому списку лиц, подпадающих под специальную конфискацию. Чем продиктован именно такой его формат? Ведь там нет, например, Фирташа, Левочкина, Бойко. Зато там есть Геннадий Кернес. При этом, других мэров и губернаторов, которые при Януковиче воротили «делишки» — нет. Чем же Кернес заслужил честь быть рядом с такими «великими людьми»? Личной враждой с господином Аваковым? Пребывание в санкционном списке ЕС тоже не является критерием включения в круг лиц, попадающих под специальную конфискацию. В нем есть Алексей Азаров, Андрей Портнов и Алексей Якименко, с которых Евросоюз еще в марте снял все ограничения. В общем, включение происходит по принципу: «По моему хотению, по щучьему велению!».

Популизм vs здравый смысл
Популизм в нашей стране процветает. Иначе как можно объяснить восторженные возгласы об этом законопроекте некоторых нардепов и общественных деятелей. Так, Леонид Емец, еще до рассмотрения законопроекта в парламенте писал в своем Fb, что «закон имеет 100 процентов шансов быть принятым».

Карл Волох, известный лоббист люстрационных и антикоррупционных законов, был еще категоричен. В Fb он заявил: «Ничего более революционного, кажется, после Майдана парламент не принимал. Де-факто этот порядок спецконфискации имущества всех мега-воров прошлого режима институционализирует результат Революции достоинства в финансовой отрасли».

А вот представительство ЕС заявило, что «право собственности гарантировано статьей 1 Первого протокола к Европейской конвенции по правам человека. Этот документ является частью того набора ценностей и принципов, которые являются основой ассоциации Украины и ЕС». «Мы верим, что украинская власть будет действовать в соответствии с этими принципами, в том числе – когда речь идёт о возможности конфискации имущества» — пояснила свою позицию европейская дипломатическая миссия. Такие слова четко говорят о том, что ЕС не будет закрывать глаза на нарушение Украиной международных правовых норм и принципов.

По мнению Сергея Лещенко «закон о спецконфискации от Тищенко – это типичная «операция прикрытия». В предчувствии того, что Тищенко надо увольнять с должности, депутатами от «Народного фронта» в парламент вносится закон на такую популярную тему. И теперь у Авакова дилемма: ты не просто снимаешь аферистку Тищенко – теперь ты выгоняешь «борца за возвращение активов Януковича». Что делает ее увольнение гораздо более проблематичным. Циничная пиар-афера, разыгранная на обостренных чувствах страны, которую годами обманывали – и продолжают обманывать».

Парламентская экспертная группа по Евроинтеграции (ПЭГ) выступила с критикой законопроекта. Эксперты ПЭГ сделали вывод, что законопроект Татьяны Черновол №3025 пренебрегает как европейским, так и украинским правом. ПЭГ предостерегает, что без решения суда имущество бывшего президента и его подельников не может быть конфисковано. Более того, существует процедура заочного судопроизводства, и ее нужно было бы применять.

К слову о заочном осуждении. Данный закон «О внесении изменений в Уголовный и Уголовный процессуальный кодексы Украины относительно неотвратимости наказания за отдельные преступления против основ национальной безопасности, общественной безопасности и коррупционные преступления» был принят еще в октябре 2014 года, но толку пока мало. Об  этом «Прокурорская правда» уже писала. Виновных нет и о конфискации говорить не приходиться.

Как Тищенко активы возвращала
Активную поддержку законопроекта высказала соратница Черновол, скандально известная Елена Тищенко, экс-супруга крупного нефтяного бизнесмена Сергея Тищенко, партнера по бизнесу и близкого друга Сергея Пашинского. Тищенко была подельницей Мухтара Аблязова (бизнесмен-аферист из Казахстана; в свое время был министром энергетики, индустрии и торговли Казахстана, доверенным лицом президента Нурсултана Назарбаева; организатор БТА-Банка), который был оглашён в розыск Казахстаном, Россией и Украиной по обвинению в краже миллиардов долларов. Сама же Тищенко была арестована в Москве, но признав свою вину и «сдав с потрохами» Аблязова, вышла на волю. Подробно об этом писал Сергей Лещенко.

При этом, 7 июля 2015 года она была назначена на должность начальника Управления по возврату активов, полученных преступным путем при МВД.

«Кульминации абсурда кадровая политика Авакова достигла, когда он назначил такую себе Елену Тищенко руководителем специально созданного для нее Управления МВД по обеспечению возврата активов, полученных преступным путем», — писал тогда журналист-нардеп Лещенко. Он обнародовал информацию, которая подтверждает, что Елена Тищенко, находясь на государственной службе в Украине, работала в бизнес-империи Аблязова за пределами Украины, что является прямым нарушением законов Украины.

Сергей Лещенко всю собранную информацию направил Виктору Шокину и Арсену Авакову. Первый, послей депутатского обращения попросил спикера Гройсмана провести расследование относительно Тищенко. Правда результатов расследования пока нет. Ну а Аваков далее продолжает покрывать своего «ценного» кадра.

Не забыл о Тищенко и Андрей Портнов. Пообещав заняться разоблачением борцов с коррупцией правящего режима, он заявил в своем Fb, что «начать возвращение активов и средств с зарубежных счетов предлагаю с начальника управления МВД по возврату украденных активов Елены Тищенко, как раз для этого и разработавшей недавно законопроект о специальной конфискации имущества». Портнов потребовал от Тищенко публично пояснить наличие у нее дома во Франции по адресу: 439 Route Du Grand Chene Mougins France 06250; дома в Англии по адресу: Tanglewood Villa, Ravenscroft Road, Weybridge, KT13 0NX; cчетов в трех европейских банках Julius Bar (Швейцария), Valartis (Лихтенштейн), HSBC (Великобритания); и личной офшорной компании Mary Alice & Partners.

Исходя из этого следует логичный вопрос: как, с такой репутацией Аваков доверил Тищенко заниматься вопросами возвращения активов? Или он решил воспользоваться ее бесценным опытом для обратных целей?! Кроме того, Тищенко находится в сфере интересов спецслужб России, Казахстана и половины Европы.

До конца непонятно, чем именно занимается госпожа Тищенко: возвратом или выводом?! Первые пробы пера были сделаны ею в процессе разработки постановления Кабмина о продаже арестованных нефтепродуктов по «делу Курченко». Тогда ее бывший муж (партнер Пашинского) через свою фирму «Фактор» купил и перепродал значительную часть «нефтепродуктов Курченко» по заниженным ценам. А само дело так и зависло в Генеральной прокуратуре.

16 сентября Тищенко подала в отставку. Заявила, что ей не дали вернуть активы и вообще мешали работать. Но Лещенко в Fb говорит, что причиной тому стало уголовное производство открытое против нее по статье 366 УК Украины (служебное подделывание). И ее якобы добровольный уход – попытка замять историю.

Альтернативы и главные выводы
Вопрос конфискации без приговора в Украине экспертами поднимается уже давно. И главный механизм сдерживания — это отсутствие у нас профессиональной, некоррумпированной, независимой прокуратуры и судов. И пока мы не построим систему, отвечающую всем вышеперечисленным эпитетам, конфискация без приговора будет дополнительным инструментом выборочного правосудия, борьбы с неугодными, рейдерских захватов и нечем другим.

Кроме инициативы «Черновол-Барна», имеющийся правовой недостаток со специальной конфискацией решается двумя правительственными законопроектами № 2541а, который расширяет применение спецконфискации на все умышленные составы преступлений. И законопроект № 2540а решающий проблему с арестом имущества на ранних этапах уголовного производства и ареста имущества третьих лиц, путем внесения изменений в ст. 170-174 КПК. Этот законопроект детализирует, как арестовать имущество для целей спецконфискации. То есть, в рамках уголовного дела, если есть достаточно доказательств, что имущество было получено от преступной деятельности или является предметом преступления, то его можно арестовать, даже если оно записано на третье лицо.

Благодаря этому закону главные фигуранты преступного режима превратятся в жертв произвола украинской власти. Применение персональных наказаний решением Верховной рады не имеет ничего общего с правом. Это варварство. Нужны четкие критерии, по которым можно будет применить специальную конфискацию, необходимо разработать профессиональную процедуру предварительного следствия, которая бы обосновывала конфискацию и защищала конфискованное от возврата преступникам.

Открытым остается вопрос о том, чьи же все-таки интересы отстаивают симпатики и противники законопроекта. Первые – умышленно, за вознаграждение, хотят компенсировать издержки чиновников и бизнесменов прошлого режима, или провести спецконфискацию в свою пользу, оставив казну с носом? А вторые – выполняют заказ Януковича и компании, которые страх, как боятся конфискации в Украине, или действительно видят опасность, которую несет этот законопроект? Очевидно, что «организаторы» закона сами очень не чисты на руку и видят в нем, как всегда, возможность нажиться.

Далеко не последнюю роль в появлении этого законопроекта сыграл Пашинский и Аваков, уже имеющие опыт проводить конфискацию в свою пользу.

Если мы действительно строим в Украине правовое государство, то наши правоохранительные органы должны провести независимое и грамотное расследование коррупционных преступлений «Семьи». И лишь на основании качественных и весомых доказательств совершать конфискацию преступно нажитого имущества в пользу народа Украины. Другого пути, чтобы не быть посмешищем перед международной общественностью, просто нет. А подобный популизм «Черновол & Ко» отбрасывает нас в каменный век и даёт возможность Януковичу и другим «беглым» легализовать свое коррупционное имущество, а Украина еще и штраф заплатит. И тогда, все мы, благодаря безграмотным и/или «запроданцям», останемся с носом.

Исходя из этого, у «Прокурорской правды» есть несколько вопросов:

— сделает ли ВРУ хоть один шаг на пути построения правового государства и начнет принимать законы на основе международных стандартов? Или так и будет заниматься популизмом?

— сможет ли всё-таки Черновол & Тищенко реабилитировать имущество и компании приспешников Януковича и какую позицию в этом вопросе займет ГПУ? Как обычно: «наблюдательную»?

— будут ли наконец  расследованы Генпрокуратурой  преступления самой Елены Тищенко?

via ОРД

Рейтинг: 0

Опубликовал(а):

4 978

Модератор сайта.
Если есть вопросы, задавайте в «приватный чат» в личном кабинете.

Италия. Город: Катания
34 годаКомментарии: 4349Публикации: 23082Регистрация: 01-08-2014
  • Модератор сайта
Авторизация
*
*
Войти с помощью: 
Регистрация
*
*
*
Пароль не введен
*
Ваш день рождения * :
Число, месяц и год:
Войти с помощью: 
Перейти на страницу
закрыть