Четверг , 8 Декабрь 2016
001

И вот как жить с таким соседом?

Добавлено в закладки: 0

Почему Россия никогда не смирится с существованием у себя под боком независимой от неё Украины.

«Путин — хуйло!» — весной прошлого года эта хулиганская шутка харьковских футбольных фанов стала популярнейшим мемом, лаконично выражающим эмоции патриотически настроенных украинцев к президенту соседней державы. Её пели на улицах и стадионах, писали на стенах и транспарантах, вешали вместо номерных знаков, повторяли в прямом эфире общественники и политики.

За что Владимир Владимирович удостоился такой «чести», наверное, никому из украинцев пояснять не нужно. Будучи автократическим главой России, Путин проводит и олицетворяет всю её политику – так что, как говорится, ему за всё и отвечать! И всё же украинская традиция возлагать всю вину на одного только Путина весьма необъективна, а надежда на то, что с его уходом из Кремля российско-украинские отношения положительно изменятся, весьма призрачна…

Откровение изгоев

Помнится, еще сразу после первого Майдана 2004 года на одном из популярных тогда телемостов Киев — Москва в студии горячо обсуждали причины нежелания Кремля отпускать Украину из своих крепких объятий. Много говорили о демократии, о евроинтеграции, о том, что «кэгэбист» Путин якобы реставрирует СССР, и что другой, прозападный либеральный президент на его месте не мешал бы Украине сделать свой независимый выбор, время от времени давая слово разным «демократическим» претендентам на российский трон, которые бодро кивали головой, воспевали Майдан и обещали сделать такой же у себя в Москве.

«Поверьте, дело вовсе не в Путине!» — неожиданно проговорился тогда один из радикальных российских диссидентов. Из числа тех политических изгоев, которые оппонируют не только засевшей в Кремле власти, но и всей управляемой ею России, нещадно критикуя её историю и устои. А потому они не только гонимы российской властью, но и отвергнуты российским обществом, очень не любящим когда кто-то столь беспощадно обличает его недостатки. Впрочем, а кто такое любит?! По крайней мере, россияне за это ещё не убивают своих писателей.

И вот тогда, к великому неудовольствию надувавших щеки видных российских демократов, этот диссидент пояснил, что смена власти в России не изменит её отношения к Украине – а точнее, к её независимости. Которое всегда будет, мягко говоря, негативным, и чем больше Украина станет отдаляться от Москвы, тем более негативным оно будет. И дело тут вовсе не в президентах, а в укоренившейся привычке считать Украину частью России. Привычке, которую не сможет изжить даже самый демократический, либеральный и прозападный президент, который, очень вероятно, и сам не захочет отпускать украинцев из сферы российского влияния.

И ведь действительно, оглядываясь назад на четверть века современных украино-российских отношений, мы можем увидеть, что это вовсе не Путин придумал оттяпать Крым у Украины. Подобные заявления звучали в Москве еще тогда, когда будущий президент ещё служил у Собчака на посылках. Равно как и крымский сепаратизм возник еще в 1992 году, когда не было еще никаких «правосеков» и никто не грозил севастопольским пенсионерам «поездами дружбы». Он возник просто потому, что московские и крымские отставники советских силовых ведомств, проникшись «русским духом», принципиально заявляли, что «Крым – это Россия». Впрочем, точно так же они думали и о большей части территории Украины.

Борис Ельцин, будучи президентом РФ, сдерживал эти эмоции, не давая им выйти за рамки политических заявлений и демаршей – ведь ему было невыгодно развивать конфликт с Украиной. Владимир Путин, в третий раз надев на себя президентские регалии, решил использовать это в своих политических целях – и выпустил из вольеров псов гибридной войны…

Детские страхи великодержавности

Общепринято считать, что та особая «нежность», с которой Москва пытается прижать к себе Украину и Беларусь, является следствием не только нынешних имперских амбиций РФ, но и традицией российской политики «собирания земель». Традицией, идущей еще со времен Ивана Калиты, являющейся ровесницей и соратницей великорусского православия и потому составляющей саму суть московско-российской государственности. От неё просто так не избавиться, потому что это не только наследие веков, это единственная на сегодня концепция державности, понимаемая большей частью российского общества,в представлении которого Россия либо собирает земли и развивается, либо теряет их и деградирует.

Конечно, так считают не все россияне. Другая часть российского общества не грезит великодержавными мечтами, а удовлетворена сытой спокойной жизнью в условиях социального капитализма и глобальной культуры. Они не хотят «снова кормить хохлов», а предпочитают, чтобы российские ресурсы тратились только на обеспечение должного уровня жизни россиян – и поэтому они против всяких там союзов и собирания территорий. Сегодня это мировоззрение политики «жлобского изоляционизма» весьма популярно среди определенной части граждан РФ, прежде всего среднего и высокого уровня достатка. Им хорошо живется и в границах нынешней России! Но всё же большинство россиян грезят то «великой Россией», то «славянским союзом» — и этими грезами играет Владимир Путин, обеспечивая себе их политическую поддержку.

Казалось бы, теория «собирания земель» объясняет все претензии Москвы к Украине, однако в ней есть некоторые несостыковочки. Ну вот, например: великодержавники «русского мира» считают «русскими землями» Крым, Донбасс и Харьков и хотят «вернуть» их в состав РФ – это понятно. Но почему они не считают «русскими землями» Эстонию и Литву, которые были завоеваны и освоены Российской империи гораздо раньше, чем Донбасс и Крым, почему не заявляют о желании «вернуть» и их?

Или возьмем чисто пример Украины: чем дальше на запад страны, тем менее привлекательны украинские регионы для российских великодержавников. Западную Украину они вообще мечтают отдать Польше, чтобы та не портила им картинку «русского мира»! Получается, что под идею «собирания» попадают только те «русские земли», которые населены русскими или же сильно русифицированным местным населением, которое можно влить в состав русского народа.

Любопытно, что подобная тенденция имела место и во время Гражданской войны 1917-22 гг., когда красные в первую очередь стремились освободить именно русскоязычные территории, а вот национальные территории Средней Азии, Кавказа и Прибалтики оставляли на потом. Вряд ли причиной этого была только ленинская политика самоопределения наций! Опять же интересно: почему с таким упорством большевики старались ликвидировать белый Крым и не допустить существования Дальневосточной республики как независимого государства? Почему они так боялись создания русской автономной республики в Харбине?

Возможно причина этого в том же, почему сегодня Москва с таким неистовством «опекает» самопровозглашенные ЛНР и ДНР. Все понимают, что только своей разносторонней помощью Москва позволяет им существовать как «кусочку России в Украине», но не все видят, что одновременно с этим она не позволяет им существовать как независимым русским государствам. Присмотримся: всех пропагандистов «самостийности» Донецка и Луганска убрали, заменив их кремлевскими марионетками, твердящими, что «Донбасс немыслим вне России». Разыгрывается карта двух вариантов будущего восточного Донбасса: возвращения в Украину, если не получится каким-то образом присоединиться к России. Парадокс? Вовсе нет!

Просто если мы вспомним многовековую историю России, то найдем интересную черту московской политики: крайняя нетерпимость к существованию еще одной немосковской Руси. Веками Москва придерживалась твердого принципа, гласящего, что Русь (Россия) может быть только одна — московская, и управляться она может только из Кремля или Зимнего Дворца. Как говорится, на том она стояла и стоять будет!

Причем попытки пересмотра этого принципа при Николае II, Временном правительстве, а также в 90-е приводили Россию на грань катастрофы. Впрочем, возможно, это была не катастрофа, а лишь начало непростой трансформации во что-то иное, более качественное? Этого мы не знаем, потому что ни одна подобная трансформация не была доведена до конца, и каждый раз Россия возвращалась к традиционной московской концепции державы.

Новгородская Русь, белый Крым, независимая Новороссия – это модели государственных устройств, являющихся наглядным примером того, что русские могут жить по-другому, в другой России, не под управлением Кремля, по другим правилам и с другими традициями. Думается, что для Москвы это гораздо страшнее любого нашествия и ига! Потому что вторжения супостатов лишь укрепляли единоличную власть Кремля, а вот существование моделей альтернативной России эту монополию бы подрывало и ослабляло.

Вот почему Кремль всегда стремится не допускать их появления. А если это так произошло, то торопится сразу либо трансформировать их из модели «альтернативной России» в осколок «единой и неделимой», либо уничтожить – пусть даже в ущерб идеям «собирания русских земель». Что сейчас и происходит с пресловутой «Новороссией», которая так и не стала «народной республикой». Ведь зачем Кремлю еще одна, тем более народная Россия?

Эй, вы, там, за стеной!

Будущее своей несостоявшейся аферы на Донбассе Кремль уже определил, очистив ДНР-ЛНР от «самостийников» и «народовольцев». Теперь многое зависит от самой Украины: если она проявит слабину, то Россия найдет способы присоединить к себе восточный Донбасс — уже силой не оружия, а экономического принуждения и политических махинаций. Если же Украина найдет в себе силу воли и проявит твердость, то Кремль сам заставит эти мятежные территории вернуться обратно, согласно пунктам Минского мира.

Единственный вопрос – когда? Пока этого не случится, восточный Донбасс останется в неопределенном статусе эдакого Приднестровья-2. И поверьте, что этот вариант весьма и весьма опасен для Украины! Ведь неопределенность восточного Донбасса – это отсроченное решение его вопроса, а кто знает, каким это решение может стать лет через 5 или 10?!

Дело в том, что как бы мы ни называли Владимира Путина, но нынешний российский президент не самый худший из возможных. До 2013 года его политика в отношении Украины вообще была весьма сдержанной, что, впрочем, объяснялось надеждами мягко охмурить соседку Неньку и затащить её в Таможенный Союз. Лишь когда эти надежды рухнули, начался экономический шантаж, а затем Путин «психанул» и захватил Крым. За всё это он вполне заслужил своё прозвище, однако давайте согласимся с тем, что могло быть значительно хуже!

Путин мог загодя подготовить куда более широкомасштабную операцию и отхватить не только Крым, но и половину Украины. Он мог бы вообще ввергнуть Украину в хаос террористической войны, в которой профессиональные ДРГ взрывали бы не офисы волонтеров, а мосты и госучреждения. Наконец, еще сразу после первого Майдана 2004-го года он мог бы методично и постепенно удушить Украину экономически, одновременно вызвав в ней гражданский конфликт всех против всех. Однако Путин этого не сделал. А если бы на его месте был какой-то радикал без тормозов? Тогда дело могло бы дойти и до ядерной войны!

Вот почему Путин – не самый худший вариант для Украины, но ведь так будет не всегда, потому что он не вечен. И кто бы ни пришел ему на смену, можно с уверенностью спрогнозировать, что политика будущего российского президента в отношении Украины будет более мягкой или более жесткой, но она всегда будет основана на неизменных принципах: либо подчинить Украину, либо присоединить Украину, либо расчленить Украину. Иной вариант невозможен, пока в российском обществе не будет изжита въевшаяся в него идеология великодержавности в варианте московского «русского мира».

Поэтому Украине еще предстоит получить от России немало вызовов, далеко не на все из которых она может достойно ответить. Уровень украинской внешней политики пока остается крайне примитивным: он не тянет даже на пассивное сопротивление, это не борьба за место под солнцем, а попытки «ботана» спрятаться от хулиганов в шкаф и позвать на помощь дядю-полицейского. А в таких условиях Кремль способен играть с Украиной, как кошка с обреченной мышкой. И мышка при этом делает много фатальных глупостей, вместо того чтобы использовать слабости противника.

Например, Киев уже много лет подыгрывает Москве, уничтожая у себя «русскоязычную Украину» — по сути, ростки альтернативного «русского мира», не подконтрольного Кремлю — вместо того, чтобы активно развивать его в своих интересах. Да и чего можно ожидать от украинских национал-патриотов, которые не видят дальше своего заляпанного сметаной пуза, чья политика основана на принципе «да заберіть вже собі той Донбас, тільки відчепиться від нас!».

Даже самый смелый проект радикалов «возвращения Кубани» — откровенная глупость, потому что Кремлю только и надо, чтобы кто-то извне угрожал пойти на Россию с такими вот «антироссийскими» замашками. Ведь это лишь сплотить россиян вокруг их вертикали власти, в том числе и кубанцев, которые отнюдь не жаждут стать гражданами Украины. А вот догадаться, что Кремль реально боится, скажем, автономии Войска Донского, как альтернативного русского проекта, у наших патриотов «клепки не вистачає».

Таким образом, Москва готовит Украине вызовы, всегда опережая её на один и более ходов вперед, а Украина лишь отвечает на них, не всегда адекватно и эффективно и всегда запаздывая с ответами. И это непозволительная слабость для государства, имеющего подобного соседа….

Виктор Дяченко

Рейтинг: 0

Опубликовал(а):

4 990

Модератор сайта.
Если есть вопросы, задавайте в «приватный чат» в личном кабинете.

Италия. Город: Катания
34 годаКомментарии: 4353Публикации: 23088Регистрация: 01-08-2014
  • Модератор сайта
Авторизация
*
*
Войти с помощью: 
Регистрация
*
*
*
Пароль не введен
*
Ваш день рождения * :
Число, месяц и год:
Войти с помощью: 
Перейти на страницу
закрыть