Среда , 7 Декабрь 2016
001

Крым ваш — продукты наши. Вежливая блокада.

Добавлено в закладки: 0

20 сентября началась бессрочная акция по блокированию грузового транспорта, который везет товары в Крым. Прошло время, эмоции стихли, и «Репортер» решил разобраться, кто был инициатором протеста и какие цели преследуют активисты.

Притча о занятой комнате

— Разве у нас есть выбор? Давайте тупо, как животные, сидеть и ничего не делать. Чего мы дождемся? Того, что нас тупо раздавят сапогом. Выбор какой? Либо ты начинаешь что-то делать, либо ты червь земной, ковыряешься среди корней и о тебе никто не вспомнит, когда ты умрешь, — Ленур Люманов, глава Херсонского меджлиса, распаляется все сильней.

Мы стоим на Чонгаре. В сотне метрах от нас — бетонные блоки, которые поставили, чтобы блокировать движение фур. Собственно грузовиков нет, они разъехались спустя несколько дней после начала акции протеста.

За нашими спинами стоят две армейские палатки, рядом с ними сколачивают помост еще для одной. В соседнем кафе небольшой склад, там аккуратными рядами лежат мешки с картошкой, луком, морковью. Кричащую вывеску «Чебуреки» заклеивают тыльной стороной рулона обоев.

Через дорогу «Правый сектор» украшает свою базу черно-красными флагами. Все говорит о намерениях участников акции остаться здесь всерьез и надолго.

— Эта блокада бессрочная, — утверждает Ленур Люманов.

— Но вы же понимаете, что ваши требования практически невыполнимы. Как может Чонгар повлиять на Кремль?

Мой собеседник взрывается:

— В твой дом зашел чужой человек, занял комнату. Завтра он захочет спать с твоей женой, послезавтра изобьет твоего сына, потом вас всех выставит за дверь. И что вы будете делать? Молча ждать? Будете думать, какие требования выставить? Какие из них выполнимы, а какие нет? «Попросить ли мне у него туалетную бумагу? Пойдет ли он на такие уступки?» Не выводите меня!

Эту притчу «о занятой комнате» мне будут пересказывать еще много раз, объясняя мотивы блокады. Да и не только мне.

— Друзья мои не могут понять, почему мы грузовики не пускаем. Я им говорю: «У вас комнату заняли, а вы вору еще и плов носите!» Они сперва примолкли, а потом: «Не, ну мы же не бесплатно туда товары поставляем, за деньги». Что сказать? Вам за ту тарелку еды 15 грн заплатят, а вы и рады, уже и не вспоминаете, что комнаты лишились, — рассказывает Энвер, который полгода назад переехал из Крыма в Херсонскую область.

И если вопрос «почему блокируем?» для большинства очевиден, то «с какой целью?» рождает широкий спектр ответов.

— Сейчас продукты перекрыли. Потом воду, затем электричество. Посмотрит-посмотрит на это Путин и скажет: «Да нафиг мне нужен этот Крым?» — новоалексеевский таксист сопровождает пару курортников и по дороге начитывает политинформацию. Но парень, так бесхитростно излагающий события, лишь прикидывается простаком:

— Только не будет так, ребята. То, что отжали, назад так просто не отдают.

1

Впрочем, на Чонгаре и соседних блокпостах не ждут быстрого разрешения вопроса.

— Нужно время, чтобы блокада начала приносить дивиденды. Цены потихоньку растут. Все сильней контраст между обещаниями новой власти и реальностью. Надеюсь, что у людей откроются глаза, они начнут протестовать, — рассказывает один из участников блокады.

Лидер Меджлиса говорит, что результаты уже есть:

— Мы добились того, что Крым перестал быть гигантским насосом, через который перебрасывались товары из материковой Украины в материковую Россию, — заявил на днях Рефат Чубаров.

По словам активистов, многие товары не задерживались на полуострове.

— Подогнали нашу фуру к российской, перебросили товар и разъехались. Одна поехала назад в Украину, вторая — к парому через Керченский пролив, — рассказывали мне крымские татары.

— Потоком шли фуры, не разгружаясь на рынках и в магазинах. Для нас оккупация — трагедия, а для них — бизнес, — вторит им Алексей Бык, пресс-секретарь «Правого сектора».

Напомним, 12 августа 2014 года Верховная Рада создала свободную экономическую зону на территории Крыма. Странная ситуация. С одной стороны, полуостров оккупирован, с другой — работает как украинская СЭЗ.

— Очень надеюсь, что буквально в начале следующей недели — а она пленарная в Верховной Раде — будет зарегистрирован поданный президентом законопроект относительно отмены свободной экономической зоны, — заявил Чубаров в эфире одного из телеканалов. А в первые дни блокады он говорил о том, что на Херсонщине можно было бы сделать продуктовый хаб для жителей полуострова, и это позволило бы контролировать торговлю, бороться с серыми зонами.

Самое слабое звено блокады — отсутствие четко сформулированных целей. За прошедшее время заявления лидеров акции протеста накладывались одно на другое. Звучали требования и о деоккупации Крыма, и об освобождении Савченко и Сенцова, и о борьбе с серой торговлей и отмене СЭЗ.

Сам собой возникает вопрос: это спланированная акция или стихийный протест, который пытаются использовать политики?

«Это проект Меджлиса»

В соседней с Чонгаром Новоалексеевке нет ощущения, что инициатива протеста идет снизу. Исторически сложилось так, что здесь живет несколько тысяч крымских татар — потомки тех, кто возвращался после депортации, но не смог пустить новые корни в Крыму. Для них возвращение в Крым (а сейчас возвращение Крыма) — очень больная тема. Но при этом в разговорах с местными я не слышал: «Мы решили блокировать», да и не обсуждают эту тему на всех углах. Нет в воздухе эйфории оттого, что фуры остановили. И хватает тех, кто, напротив, едва слышно шепчет: «Лишь бы хуже не было. Россия же рядом. Лишь бы не было, как в Донецкой области».

Но если не народ, то кто был инициатором? Одни из самых активных участников блокады — добробаты. На блокпостах видны шевроны «Правого сектора», «Айдара», самооборон соседних городов. Крымские татары не составляют подавляющего большинства участников протеста. Но после Мукачево тяжело представить «Правый сектор» инициатором акции по борьбе с контрабандой.

2

Президенту вроде как нет резона лишний раз показывать слабость власти, обращать внимание на то, что проблемами занимаются не госорганы, а волонтеры. Но блокада — акция, очевидно согласованная с Киевом. Если не инициированная им. Как доказательство — мягкое содействие силовиков.

Крымские татары на просьбы назвать тех, кому принадлежит идея блокады, щурятся: «А вы в ФСБ не работаете? Такие вопросы у вас интересные».

— Здесь серьезные люди заняты серьезными вещами. Вы что думаете, что все началось вот так, спонтанно? Проснулся и побежал на границу к фурам? — пожимает плечами Ленур Люманов. — И не надо делить нас на национальности, считать, кого больше, а кого меньше. Есть те, кто думает о сытости и наполнении кармана. Есть те, кто смотрит в будущее и хочет свободы. Они хотят, чтобы гордо и достойно звучало имя их страны и народа.

— Это проект Меджлиса, — утверждает Александр Лиев, экс-министр курортов и туризма АР Крым. — Они создали хороший информационный повод, напомнили о своей организации. Риторика такая: «Мы сторона для переговоров». Почему не провели эту блокаду летом? Тогда бы дефицит товаров чувствовался острее, сейчас уже собрали свой урожай, цены вырастут лишь на несколько процентов.

— Тут не нужна конспирология, это Меджлис, — соглашается политолог Владимир Фесенко. — Но я бы не искал в их действиях такой составляющей, как предвыборный пиар.

Как уже писал «Репортер», ссылаясь на мнение экспертов, акция по блокаде Крыма была приурочена к началу Генассамблеи ООН. «Наша задача — не дать миру и мысли, что можно договориться за счет Крыма», — заявил не так давно Чубаров.

Старые раны

— Мне, конечно, немного обидно, что нас здесь больше, чем крымских татар. Но поверь, им болит, им очень болит, — признается Валера, приехавший на Чонгар из Мелитополя.

И надо отметить, что без знания истории крымских татар невозможно оценить и понять их действия сегодня. Те, кто стоит на блокпостах, прекрасно помнят, как возвращались в Крым из Узбекистана и Урала. Депортация для них не пустое слово, еще живы старики, которые помнят ее ужасы. И самый главный страх — потерять Крым еще раз.

— Я вот с вами разговариваю, а в голове такая мысль: «Только бы вы мою фамилию не напечатали». Вдруг что-то ФСБ не понравится и меня в Крым не пустят? Там живет моя мама, там могилы наших предков, — внимательно смотрит на меня Зорье Ислямовна.

Уже 40 лет она учит детей в школе Новоалексеевки, ее семья вернулась на полуостров в конце 1960-х.

3

— Мы ехали из Узбекистана шесть суток. И вот наконец Евпатория, раннее утро. Вышли все из вагонов, вокруг нас появилась толпа курортников. Смотрят во все глаза, как будто зоопарк привезли. Один из наших не выдержал, снял шляпу: «Смотри, рогов нет», — грустно улыбается моя собеседница.

Советская пропаганда очернила крымских татар настолько, что люди откровенно боялись их, ждали от них беды.

— Приехали мы в одно из крымских сел. Выделили нам участок, поросший бурьяном, а отец не знает, как сказать по-украински «тяпка», а узбекский никто не понимает. В итоге говорит: «Дайте мне топор». Что вы думаете? Врассыпную соседи кинулись, — продолжает Зорье Ислямовна. — Я хорошо помню разговор в троллейбусе Симферополь — Ялта: «Вот, приехали татары — начались пожары. Это они специально леса жгут». И меня, девочку, это за живое задевает, но что я могу ответить. Хорошо, нашлась женщина, которая одернула сплетников: «Вы посмотрите, как они к нам приезжают! Они землю целуют. И после этого вы их в поджогах обвиняете?»

По тону женщины слышно, что нанесенные 40 лет назад обиды еще не зарубцевались. И многие вспоминали, что к крымским татарам долгое время относились, как к людям второго сорта. Мне рассказывали, как тяжело было найти работу и получить прописку. Специалистов высокого уровня брали на самую грязную низкооплачиваемую работу. Зато часто находились те, кто бросал косые взгляды.

— Мне 10 лет пришлось доказывать, что я хороший учитель, что я могу преподавать украинский язык! — вспоминает Зорье Ислямовна.

Подобные истории о долгих годах унижений вам могут рассказать во многих татарских семьях. Но абсолютного единства между полуостров и материком нет.

— К сожалению, российское телевидение очень сильно промывает мозги, а российские силовики умеют заставить бояться сказать лишнее слово. Крымские татары пропадают, их находят мертвыми со следами побоев. Но, пожалуйста, не пишите мое имя. У меня там родня осталась, — вздыхает один из участников акции-блокады. — В Крыму есть те, кто после новостей о блокаде начал «пищать», но есть и те, кто говорит нам: «Делайте, что надо. Мы потерпим. Надо не пускать продукты — не пускайте, надо отключить электричество — отключайте».

«Будем стоять»

— У нас здесь вежливая блокада: «Крым ваш? Продукты — наши», — смеется Алексей Бык, спикер «Правого сектора». По его словам, на Чонгаре сейчас несколько десятков добровольцев, участвовавших в боях в Донбассе. Но больше всего рассказов мы услышали о комбате с позывным Татарин. О нем говорят как о легенде. Он прорвался из Иловайска, Дебальцево, но в других боях дважды попадал в плен и дважды бежал. Второй раз «заодно» угнал танк.

— Ты в танковых войсках служил? — интересуюсь я у него.

— Нет. Первый раз в танке сидел, — отвечает парень.

— И как же ты смог его завести? Вывезти?

— Методом тыка. Знаешь, жить захочешь — и не такое сделаешь, — признается Татарин. — Веришь, я здесь сплю по два часа и мне больше не хочется. Меня родная земля подпитывает. Сколько надо — столько и будем здесь стоять. А придет время — пойдем уже по Крыму.

via Влад Абрамов

Рейтинг: 0

Опубликовал(а):

не в сети 16 минут

Сергей Кирилов

4 979

Модератор сайта.
Если есть вопросы, задавайте в «приватный чат» в личном кабинете.

Италия. Город: Катания
34 годаКомментарии: 4351Публикации: 23084Регистрация: 01-08-2014
  • Модератор сайта
Авторизация
*
*
Войти с помощью: 
Регистрация
*
*
*
Пароль не введен
*
Ваш день рождения * :
Число, месяц и год:
Войти с помощью: 
Перейти на страницу
закрыть