Пятница , 9 Декабрь 2016
шокин

Как в ГПУ меняют версию расстрела «Небесной сотни»

Добавлено в закладки: 0

Расследование расстрела «Небесной сотни» в феврале 2014 года является наиболее болезненным вопросом для нынешней украинской власти, представители которой получили свои полномочия, фактически, на крови «майдановцев». Однако, несмотря на то, что каждый из руководителей ГПУ, которые занимали свои должности с февраля 2014 года, обещал расследовать дело о расстрелах протестующих, особого прогресса в деле не наблюдается до сих пор. Периодически следствие активизируется перед выборами, представляя ту или иную «обновленную версию», или называя очередную фамилию «обвиняемого», однако потом все опять заходит в тупик. За прошедшее время выдвигались разные версии: от «российской» и даже до следа «Свободы», и каждый раз это связано с изменениями политической конъюнктуры

Дорогой и кощунственный фарс

Расследование дела о «Небесной сотни» декларировалось в качестве главного приоритета всеми «постреволюционными» Генпрокурорами: и Олегом Махницким, и Виталием Яремой, и Виктором Шокиным. И хотя, в общем, преступление разворачивалось перед глазами огромного количества людей, а потенциальные подозреваемые казались очевидными, действия прокуратуры не приближали их наказание.

Длительное время в 2014 году общество только кормили обещаниями и создавали разнообразные дутые «сенсации», не приближая реальных результатов. Уже после назначения Генпрокурором Шокин обвинил в провале «первого этапа» следствия первого постмайданного прокурора Махницкого. Мол, именно из-за непрофессионализма последнего, а также из-за недостаточного сотрудничества ГПУ и МВД расследование дела «Небесной сотни» было некачественным с февраля по июнь 2014года.

Тяжело, впрочем, отрицать, что при Махницком произошло несколько странных с точки зрения следствия событий. Во-первых, это известная всем история со «спиленными деревьями» на Институтской. После её запуска в информационное пространство с легкой руки российских телевизионщиков, она обросла подробностями и «разоблачениями». Впоследствии, сторона защиты экс-беркутовцев утверждала, что деревья с пулевыми отверстиями могли бы позволить утверждать, что снайперская стрельба на поражение и по силовикам, и по митингующим велась из одних и тех же позиций.

Также при прокуроре-свободовце в первую же неделю его работы была расформирована группа, которая ранее занималась расследованием расстрелов на «Майдане». Собранные материалы частично всплыли в различных пророссийских материалах, где утверждалось, что по митингующим стреляли «свои». При этом ряд прокуроров, которые входили в ту следственную группу, продолжаю работать в структуре прокуратуры. Таким образом, начало расследования больше «нагнало туману», чем реально дало ответов, возможно, потому, что они были не очень выгодны для нового руководства ГПУ?

Впрочем, тяжело сказать, что и Ярема в последующем добился каких-то выдающихся результатов. При нем все свелось к тому, чтобы продемонстрировать обществу в качестве главных обвиняемых исполнителей из «Беркута». Как отмечал позже бывший командир спецроты данного подразделения Дмитрий Садовник, обвиняемый в убийстве людей на «Майдане», правоохранители буд-то бы «забыли», что тогда была объявлена антитеррористическая операция и были задействованы вооруженные формирования со всей Украины: «Барсы», «Тигры» и так далее. Но решили остановиться именно на «Беркуте», который в сознании граждан уже превратился в «символ режима» Януковича и символ противостояния власти и «Евромайдана».

Потому, с политической точки зрения было выгодно указать на «беркутовцев» как на обвиняемых, поскольку данное подразделение уже было ликвидировано. Но другие специализированные структуры для новой власти были не менее важны, чем были нужны старой. И деморализировать их никто не собирался.

Садовника и еще двух экс-сотрудников «Беркута» в ГПУ подозревали в убийстве 39 человек. Однако уже 19 сентября 2014 года экс-командира спецроты «Беркута» отпустили под домашний арест. Это произошло после того, как Генпрокуратура отчиталась о завершении расследования дела о расстрелах на Майдане против него а также экс-сотрудников «Беркута» Сергея Зинченко и Павла Аброскина. Тогда суд неожиданно принял решение освободить Садовника из-под стражи. Рассмотрение апелляции на это решение несколько раз переносилось из-за неявки подсудимого. Его адвокат Сергей Вилков говорил тогда, что у Дмитрия – сердечный приступ и он в больнице. В конце концов, прокуроры, которых отправили за подозреваемым, не нашли Садовника по месту его регистрации, но зато в квартире обнаружили электронный браслет, который он должен был носить. Фактически, человека, который обвинялся в десятках смертей, отпустили под честное слово и дали сбежать. Очевидно, это не могло произойти без соответствующей санкции в руководстве «силовиков».

Похоже, на тот момент уже было политически невыгодно расследовать след «Беркута». Вся страна только что пережила «Иловайскую трагедию» и болезненный «Минский договор». Темой номер один была очередная волна мобилизации, и все это постепенно вытесняло старые ощущения. Власть же осознавала, что ей уже нужен «свой Беркут», а потому большинство старых сотрудников данного спецподразделения спокойно переходили в другие структуры. Осуществлялась серьезная идеологическая работа по «отмыванию Беркута», основой для чего служила служба бывших силовиков в зоне АТО. Потому, процесс над Садовником был тогда просто не нужен власти и его просто «отпустили». Но «виновный» все равно был нужен.

История «российского следа»

В декабре 2014 года во время встречи с родственниками погибших на Майдане Глава СБУ Валентин Наливайченко рассказал о задержании бывшего начальника департамента контрразведки СБУ, генерала Владимира Быка, который совершал планирование преступлений против активистов Майдана вместе с «заезжими группами генералов ФСБ и других спецслужб России». Московские «чекисты» тогда получили доступ к правительственной связи, секретной информации и планированию операций против «майдановцев», о чем сам Бык сообщил во время дачи показаний в Генеральной прокуратуре.

Подробности участия представителей российских спецслужб в киевских событиях конца 2013 – начала 2014 годов сообщала в своих публикациях главред интернет-издания «Левый берег» Соня Кошкина.

«В первый раз – с 13 по 15 декабря – группа была самая многочисленная: двадцать семь человек. Второй раз – с 26 по 29 января – шесть человек. И третий – с 20 по 21 февраля – семь человек. Обратите внимание: каждый раз «эфэсбэшники» появлялись после пика противостояния. В декабре – после попытки разгона с 10 на 11. В январе – после срыва введения ЧП. В феврале – после бойни 18 числа и в день массовых расстрелов на Институтской», — отмечала она в книге, опубликованной в феврале 2015 года.

Наконец, в то же время в ГПУ также поддерживали версию об участии России в преступлениях на «Майдане». Именно такая позиция заключалась в комментарии, который дал изданию «Укринформ» старший прокурор Управления процессуального руководства в уголовных производствах следственных центрального аппарата Генпрокуратуры Алексей Донской 19 февраля 2015 года. Тогда он утверждал, что к массовым расстрелам на Майдане причастны представители российских силовых структур. По крайней мере, так тогда полагало следствие. При этом прокурор уточнил, что российские силовики выступали именно организаторами расстрелов. Что же до исполнителей, то они могли быть обычными наемниками из других государств или представителями тех самых российских силовых структур. По словам Донского, следствие вышло на организаторов расстрелов благодаря анализу распечаток телефонных разговоров экс-президента Виктора Януковича. По телефонам, которые числились в ГУД, разговоров на такие темы он не проводил, но в ходе следствия удалось установить номера, по которым Янукович общался с очень ограниченным кругом лиц и, в частности, этими россиянами. Засветились российские абоненты в телефонных распечатках Януковича еще осенью 2013 года, когда экс-президент отказался подписывать Соглашение об ассоциации с ЕС.

Также данную версию тогда подтверждал непосредственный участник событий, первый заместитель Главы Верховной Рады Андрей Парубий. В феврале 2015 года он утверждал, что на последнем этапе развития событий на «Майдане» все более очевидным становился след «третьей силы», в качестве которой выступали представители российских спец-служб. Они постоянно занимались провоцированием серьезного конфликта.

Президент указывает на Суркова

Но наиболее активно тема с «российским следом» начала «продвигаться» в информационном пространство с легкой руки президента Петра Порошенко. Он особо подчеркнул этот факт во время выступления перед родственниками погибших 20 февраля 2015 года.

https://

Согласно «февральским тезисам» президента, СБУ и Генпрокуратура совместно установили российский след». Кроме того, бойцы украинской «Альфы» якобы дали показания, что помощник президента России Владислав Сурков руководил организацией снайперских групп иностранцев на Майдане.

Итак, еще в феврале этого года «мейнстримом» для украинской власти и правоохранительных структур было утверждение о том, что российские спецслужбы активно участвовали и руководили убийствами протестующих на «Майдане».

Причины подобного единодушия в тот момент были прозрачными и носили ярко-выраженный политический подтекст.

Во-первых, общество требовало через год продемонстрировать прогресс в расследовании дела «Небесной сотни». Правоохранители же не могли предъявить ничего конкретного. Управление специальных расследований ГПУ даже собирало вещественные доказательства по данному преступлению через объявления. Как заявлял еще осенью 2014 года начальник отдела главного следственного управления ГПУ Сергей Горбатюк, установить личности тех, кто расстреливал «Майдан» не представляется возможным, поскольку отсутствуют документы, где было бы указано, кто участвовал в «операции», какие это были подразделения и даже оружие, из которого велась стрельба. Так что, реально предъявить гражданам Украины было нечего, но и расписаться в своей неспособности решать подобные задачи «силовики» и стоящая за ними власть не могли. Версия «российского следа» была тем привлекательна, что, вроде, указывала на конкретных преступников, но, одновременно, не могла быть подтверждена задержанием этих лиц. Ведь они, как россияне, находятся вне доступа Украины.

Во-вторых, данная версия могла быть выгодна власти в тот момент года ввиду внешне- и внутриполитической конъюнктуры. 12 февраля было подписано т.наз. «Второе минское соглашение», которое предусматривало урегулирование конфликта на востоке Украины на основе конституционной реформы и особого статуса для отдельных районов Донбасса. Данные положения вызывали неоднозначную реакцию в украинском обществе и прямо назывались многими политиками «сдачей национальных интересов». Дополняли картину неудачные боевые действия, которые закончились тем, что украинские войска оставили город Дебальцево. Опережая возможную критику, президент обвинил в расстреле «Небесной сотни» Россию, чтобы заблокировать обвинения в том, что он сам действует в интересах Кремля.

Наконец, подобная версия событий была оптимальной в условиях продолжающейся мобилизации в Вооруженные силы. Версия о «российском следе» выступала ярким подтверждением того, что в РФ давно готовили агрессию против Украины. Следовательно, мобилизация и укрепление вооруженных сил – единственный выход для страны и ее граждан.

След «свободовских» «шахматистов-снайперов»

В октябре этого года вектор развития дела о расстреле людей на «Майдане» принял необычный оборот. ГПУ по каким-то причинам решила плотно заняться представителями партии «Свобода».

12 октября прошел обыск в квартире зампредседателя ВО «Свобода», экс-вице-премьер-министра Украины Александра Сыча, а также у еще одного зампредседателя «свободовца» — нардепа Олега Панькевича. Сычу предъявили документы о том, что обыск осуществляется в связи с событиями на Майдане в 2014 году. Сказали, что ищут оружие, боеприпасы, фотографии, записи и тому подобное. Что же до Панькевича, то его адвокаты выложили в сеть копию санкции Печерского суда, дающую разрешение на обыск.

1

2

Фактически, обыск у Панькевича, исходя из документа, проводился потому, что он жил во время событий февраля 2014 года в гостинице «Украина», и в соседнем номере было открыто окно.

Позже стало известно об обыске во Львове у еще одного заместителя председателя «Свободы», председателя партийного суда Игоря Янкива. В свою очередь, помощник главы ГПУ Владислав Куценко заявил, что «свободовцы», у которых правоохранители провели обыск, не являются подозреваемыми в деле о событиях на Майдане. Тем не менее, он не смог назвать причины, побудившие прокуратуру обращаться в суд для выдачи санкции на обыск.

https://

И хотя в ГПУ всячески подчеркивали, что «свободовцы» интересуют их исключительно как «свидетели», зачем нужно в таком случае их обыскивать — внятно пояснить не могли.

Приоткрыл «завесу» над тем, что же хотели от бывших депутатов в ГПУ представитель фракции «Блока Порошенко» в нынешнем составе парламента Сергей Лещенко на своей страничке в сети facebook. По сообщениям Лещенко, обыски проводились на основании сюжета телекомпании ВВС.

Согласно сюжету, в 9.30 утра 20 февраля 2014 года журналист ВВС Габриэль Гэйтхауз находился возле входа в Октябрьский дворец, среди протестующих. В это время он обратил внимание на открытое окно гостиницы «Украина» (номер 1132), из которого в какой-то момент был произведен выстрел. Он зафиксировал это окно на видеозаписи, и когда он через несколько мгновений после выстрела снова наводит на него камеру, оно уже закрыто. В номере 1132 проживал депутат-свободовец Игорь Янкив. Соседями экс-депутата Янкива на 11 этаже отеля Украина были тогдашние нардепы-свободовцы Панькевич и Сыч.

Далее Лещенко поделился «эксклюзивом» о том, что вышеназванный Янкив, мол, является мастером спорта и инструктором по стрельбе.

Как вам подобная схема, в которой коварные «свободовцы», обученные и вооруженные расстреливают толпу из окон гостиницы, в которой проживают, очевидно, с целью провокации волнений? Правда, с Янкивым Лещенко и люди, которые «сливали» ему информацию, опростоволосились, а сам бывший журналист «Украинской правды» и был вынужден признать и извиниться. Оказалось, что «снайпер» Янкив преподавал не стрельбу, а шахматы. «Гениальная версия» рассыпалась на глазах.

Явная абсурдность ситуации заставила ГПУ не продолжать развитие данной истории. Начальник управления специальных расследований ГПУ Сергей Горбатюк вскоре подчеркнул, что «обыски проводились не только у представителей ВО «Свобода», но и у других лиц, в отношении которых в ходе расследования событий на Майдане возникла необходимость в проверке определенной информации».

Однако, все же подобный «зигзаг» в расследовании преступлений на «Майдане» не мог быть случайным. Как тут не вспомнить то обстоятельство, что после событий конца августа 2015 года, когда протесты против изменения Конституции переросли в столкновения под Верховной Радой с жертвами среди правоохранителей, отношения президента и партии «Свободы» стали враждебными. Сейчас представители данной националистической партии, которые еще недавно сами были «властью», превратились в подозреваемых, кто-то из которых оказался «под залогом», а кто-то – задержан. Соответственно, «Свобода» стала резким критиком власти в целом, и лично Петра Порошенко.

И тут «внезапно» прозрела ГПУ. Там вдруг решили пересмотреть британский документальный фильм, который выложили на видеообменный ресурс youtube 28 февраля 2014.

https://

Полтора года его не было ни времени, ни оснований смотреть, и только после того, как «Свобода» оказалась «в опале», в ГПУ вспомнили, что, оказывается, у отдельных ее представителей были открыты окна 20 февраля 2014 года, а, значит, их нужно обыскать. Что при этом хотели найти следователи – загадка. Видимо, надеялись, что снайперская винтовка все еще стоит в углу у стрелка-шахматиста Янкива.

Короче говоря, расследование дела об убийстве «Небесной сотни» в очередной раз было цинично использовано как повод для реализации чьих-то политических интересов.

Шокин и новый политический поворот

В средине октября 2015года в интервью одному изданию Виктор Шокин заявил, что Генпрокуратура не располагает данными о российском следе в расстреле на Евромайдане. Мол, хотя Валентин Наливайченко в свое время заявлял, что, некий российский чиновник зимой 2014 года находился в Киеве, отдавал команды силовикам стрелять по митингующим. Однако в ответ на просьбу Шокина предоставить эти документы, экс-глава СБУ так ничего и не передал.

Заявление это интересно тем, что полностью не соответствует действительности. Ведь в феврале 2015 года президент заявлял, что данные о «российском следе» есть у прокуратуры и СБУ, именно прокуратура допрашивала генерала Быка, и старший прокурор Алексей Донской полностью подтверждал тогда версию СБУ. Значит, какие-то документы все же у Прокуратуры были? Или они тогда занимались «научной фантастикой» и все свои заявления выдумывали под действием наркотических веществ?

Короче говоря, Шокин «попал» сам и крепко подставился. Ведь он в принципе не мог не знать о том, чем занимались в Генпрокуратуре еще полгода назад. Желая выставить в неприглядном свете Наливайченко, Генпрокурор продемонстрировал то ли некомпетентность, то ли неискренность.

Экс-глав-СБУшник это сразу же уловил и перешел в контр-атаку. 16 октября Наливайченко дает комментарий Интерфакс-Украина. В нем он заявляет, что документы, подтверждающие российский след в расстреле участников Майдана в феврале 2014 года, находятся в Администрации президента Украины и в канцелярии Генеральной прокуратуры «с фамилиями и датами, когда, и на даче у кого жил Сурков». Он отметил, что рассекреченные им как главой спецслужбы соответствующие документы, собранные СБУ, находятся также у украинских журналистов.

Наливайченко в данной ситуации знал на что «давить», ибо информацию в сети Интернет найти не так уж и сложно, и любой может отыскать выступление президента Украины от 20.02.2015 года, где речь шла о «российском следе» и Суркове.

Потому в ГПУ были вынуждены частично дезавуировать заявление Шокина. Помощник генерального прокурора Владислав Куценко признал, что Служба безопасности Украины передавала документы о сотрудниках Федеральной службы безопасности России в Киеве во время Евромайдана, но в них не было конкретики. Мол, не давали в СБУ данных, которые бы свидетельствовали о причастности сотрудников ФСБ и, в частности, советника президент РФ Владислава Суркова к расстрелам гражданских участников акции протеста.

https://

Впрочем, подобное «сглаживание» уже не помогало, ведь заявления Шокина вызвало большой общественный резонанс, что было нежелательно для президентской политической силы в самый канун местных выборов.

Потому уже 20 октября все тот же Куценко сделал новое заявление, в котором ГПУ уже не отвергает, а «расследует» участие российских спец-служб в расстрелах людей на «Майдане», а смысл заявлений Шокина заключается, якобы, не в отрицании данной версии, а в том, что просто СБУ не предоставила ее доказательства.

Вскоре последовало еще одно заявление из ГПУ. На этот раз помощник Генпрокурора утверждал, что, согласно результатам расследования, приказ об убийстве людей на «Майдане» отдавал лично экс-президент Виктор Янукович. Таким образом, в очередной раз обновилась «пирамида виновных» в преступлении, и теперь, согласно официальной версии, за все отвечает именно «Ростовский беженец».

Вряд ли в этом есть что-то удивительное. Винить Януковича во всем сейчас наиболее выгодно с точки зрения политики. А вот упоминать «российский след» более не стоит, ведь сейчас цель президента Порошенко заключается в попытке «зацепиться» за выполнение «Минских соглашений». Главный же фигурант «фсбшной версии» Владислав Сурков является одним из главных переговорщиков по Донбассу с российской стороны, потому публично обвинять его в преступлениях было бы невыгодно с политической точки зрения. Так же, как и провоцировать лишний раз антироссийские настроения теперь, когда ключевым тезисом президента становится «мир».

Потому сейчас целесообразнее «повесить» все на Януковича, который уже не вернется в Украину и достаточно одиозен, чтобы вызывать всеобщую ненависть. И снова в ГПУ правильно «прочитали» желание политического руководства и трансформировали его в соответствующие выводы. В последний ли раз?

В связи с изложенным, у «Прокурорской правды» возникло несколько вопросов:

— кто говорит неправду: президент Порошенко, когда в феврале этого года отрабатывал версию о «российском следе» в расстреле «Небесной сотни», или же Генпрокурор Шокин, когда в октябре этот «след» отрицал?

— кого вслед за «российскими спецслужбами» и «свободовцами» назначат «виновными» в преступлениях на Майдане по версии ГПУ?

— сколько еще будут «водить за нос» украинское общество «правоохранительные органы», обещая расследовать резонансные дела и наказать виновных?

via Прокурорская правда

Рейтинг: 0

Опубликовал(а)

не в сети 25 минут

Сергей Кирилов

5 010

Модератор сайта.
Если есть вопросы, задавайте в «приватный чат» в личном кабинете.

Италия. Город: Катания
34 годаКомментарии: 4357Публикации: 23097Регистрация: 01-08-2014
  • Модератор сайта
  • Бронзовый крест за рейтинг 5000
Авторизация
*
*
Войти с помощью: 
Регистрация
*
*
*
Пароль не введен
*
Ваш день рождения * :
Число, месяц и год:
Войти с помощью: 
Перейти на страницу
закрыть