Понедельник , 5 Декабрь 2016
полиция

Первые итоги реформы МВД: преступность растет, а денег нет

Добавлено в закладки: 0

Прошел уже месяц с того дня, как полиция в Украине полностью заменила милицию. Начальник Национальной полиции Хатия Деканоидзе утверждает, что процесс реформирования займет длительное время — до пяти лет, однако первые положительные результаты работы полиции, по ее словам, будут заметны уже через сто дней работы. “Апостроф” пообщался с бывшими и действующими сотрудниками новой полиции и узнал, какие проблемы придется решать при реформировании. Большинство сотрудников говорят о том, что органы внутренних дел дезорганизованы, а сотрудники демотивированы из-за непродуманных реформ, неудачного процесса люстрации, а также низких зарплат. Эксперты и народные депутаты во многом согласны с этими оценками.

Полиция не готова к росту преступности

Источники “Апострофа” в МВД отмечают, что дезорганизация милиции в 2014 году, люстрационная кампания и ликвидация милицейской спецслужбы — Главного управления по борьбе с организованной преступностью — ухудшили криминогенную ситуацию в стране. “После Майдана получилось так, что качественная работа резко перестала интересовать руководство МВД. Наши начальники старались сохранить посты, устранить конкурентов и уволить неугодных подчиненных под видом люстрации, а в министерстве делили портфели и должности, не забывая делать политические заявления и приглашать иностранцев руководить милицией”, —рассказал “Апострофу” сотрудник Управления уголовного розыска столичной полиции Алексей Л.

Такая ситуация привела к тому, что милиция начала “отставать” от преступников. ”Мы стали лишь реагировать на их действия, а не заранее выявлять их и разрабатывать”, — рассказал “Апострофу” бывший сотрудник Главного управления по борьбе с организованной преступностью (ГУБОП). В качестве примера он привел историю с Геннадием Корбаном, который попал в разработку силовиков еще летом 2014 года. “Созданные под его кураторством боевые отряды, оформленные как охранные фирмы, начали проводить рейдерские захваты предприятий. Мы все это фиксировали, однако вплоть до октября этого года, это никого не интересовало”, — рассказал собеседник “Апострофа”.

Слова полицейских о резком росте преступности подтверждают данные Генпрокуратуры, отмечающей значительный рост особо тяжких преступлений, по сравнению с “дореволюционным” 2013 годом. По данным надзорного ведомства, в 2013 году в Украине было зарегистрировано 13 776 особо тяжких преступлений, а в 2014 году — уже 25 872. При этом, в январе-сентябре 2015 года зарегистрировано уже 16 989 особо тяжких преступлений. Рост отмечается практически по всем категориям: разбои, грабежи, угоны машин, похищения людей, незаконный оборот наркотиков и оружия. В стране заметно возросло количество преступлений, совершенных с применением огнестрельного оружия. Если в 2013 году таких преступлений было 761, то в 2014 году — уже 2 523, а за 9 месяцев 2015 года — 1 152. Только в Киеве за 8 месяцев 2015 года зарегистрированы 163 преступления с применением огнестрельного оружия, тогда как за аналогичный период 2014 года — всего 52. При этом, по словам сотрудников полиции, за 2014-2015 годы статистика преступлений явно неполная, ведь по внутренним оценкам МВД, не менее 50% всех совершенных в эти годы преступлений являются латентными, то есть о них в силовые ведомства никто не заявлял. Особенно значительным является недоучет краж, случаев хулиганства, нанесения телесных повреждений, порчи имущества, а также преступлений разных категорий, совершенных в зоне АТО.

Эксперты полагают, что рост преступности, в том числе и с применением огнестрельного оружия, связан с боевыми действиями в нашей стране. “В стране война, люди взбудоражены, это побуждает личные конфликты вплоть до совершения преступлений. Кроме того, статистику 2013 и 2015 годов сравнивать некорректно: при Януковиче ее фальсифицировали. В конце года выбрасывали из единого реестра досудебных исследований большое количество уголовных дел, улучшая таким образом статистику”, — пояснил правозащитник, председатель правления Украинского Хельсинкского союза по правам человека Евгений Захаров. А вот член комитета парламента по вопросам правовой политики и правосудия Александр Грановский (“Блок Петра Порошенко”, БПП) отмечает, что борьба с незаконным оборотом огнестрельного оружия ведется плохо либо вообще не ведется. “В связи с реформой МВД, сотрудники демотивированы. Они не знают, будут ли работать завтра, а это не способствует эффективности их работы”, — пояснил Грановский.

По его мнению, проблемы связаны еще и с несовершенством Уголовного процессуального кодекса (УПК), принятого в 2012 году: “Как правило, серьезные операции по борьбе с незаконным оборотом огнестрельного оружия проводятся с внедрением сотрудника, который осуществлял спецзакупку. Однако, из-за несовершенства УПК, прокуратура уже после первой закупки требует задерживать преступников. Хотя ранее в МВД могли отрабатывать несколько эпизодов, чтобы полностью раскрыть всю цепочку. На законодательном уровне нужно изменить УПК и ввести в нем понятия длительного документирования и негласных следственных действий”.

В свою очередь, заместитель главы комитета парламента по вопросам предотвращения и противодействия коррупции Виктор Чумак (БПП) полагает, что в Украине должен быть принят закон о свободном обращении оружия: “Ни в одной стране, где он был принят, не было отмечено всплеска преступности”. Такого же мнения придерживается и Евгений Захаров. “Необходимо ввести конституционное право на хранение оружия и право на его применение в случаях, когда есть угроза для жизни человека. В так называемых ДНР и ЛНР иметь оружие не запрещено. Кроме того, из-за военных действий оружие из зоны АТО попадает на территорию Украины. Это делает наших граждан беззащитными. Нужно ввести в законодательное русло эту ситуацию, а потом привлекать к ответственности тех, кто будет нарушать закон”, — уточнил Захаров.

Что необходимо сделать

По словам собеседников “Апострофа” в МВД, для успешной работы необходимо полностью перестроить работу полиции, сделать уклон не столько на расследование совершенных преступлений, сколько на превентивную работу по разработке преступных группировок, чтобы их ликвидировать до того, как они начнут действовать. Превентивная работа в полиции, по их словам, сейчас ведется крайне слабо. “ГУБОП, который этим занимался, ликвидирован, его сотрудники хоть и вошли в уголовный розыск на правах отдельного отдела, но, по сути, скованы новым начальством и всевозможными приказами и инструкциями”, — рассказали источники “Апострофа”. Народные депутаты по-разному комментируют эту ситуацию. Так, по мнению Виктора Чумака, на сегодняшний день ситуация с организованной преступностью все же не такая сложная, как в 1990-х годах, когда создавался ГУБОП: “Поэтому сейчас проблему можно решить благодаря деятельностью криминальной полиции. А расследования по организованным преступным группам — я не утверждаю, что их совсем нет — должно проводить Государственное бюро расследований”.

Александр Грановский не соглашается с этой позицией. Он напомнил о мировом опыте, согласно которому борьба с организованной преступностью ведется путем внедрения в организованные группировки сотрудников спецподразделений. “В Украине таких структур сегодня нет. Все функции ГУБОП передали уголовному розыску, который, по моему ощущению, просто физически не справляется с работой. Департамент криминальной разведки только-только организован, хотя должен был уже давно полноценно работать. Все происходит слишком медленно”, — отметил Грановский.

В кардинальной реформе нуждается институт следователей. “У нас на каждого следователя сейчас по 100-150 уголовных производств. Количество дел не убавляется, я так их до пенсии расследовать буду”, — шутит следователь Шевченковского райотдела полиции Михаил К. По словам полицейских, следственные структуры и УПК 2012 года, требующий от следователя практически по каждому поводу обращаться в суд, чтобы получить ту или иную санкцию, очень плохо приспособлены для борьбы с преступностью. “Правильно было бы объединить следственные и оперативные подразделения в одно целое, чтобы расследованием занимался тот сотрудник или подразделение, кто это преступление выявил, а не тот, кому его спустили сверху по подследственности”, — считает он.

Эту проблему Александр Грановский также связал с несовершенством УПК. “От сотрудников полиции я слышу о необходимости срочно вернуть в состав полиции отдел дознания, который бы занимался расследованием мелких преступлений, а именно семейными скандалами, легкими телесными, мелкими кражами. Сейчас этим вынуждены заниматься следователи наряду с расследованием крупных преступлений. Потому что после принятия нового УПК стадии дознания и досудебного следствия объединили в одну стадию досудебного расследования, которое начинается с момента поступления информации о совершенном преступлении к правоохранительным органам. Следовательно, по всей сложной процедуре”, — отметил Грановский. По его словам, необходимо законодательно ввести понятие “криминального проступка” и расследовать такие инциденты, как кражи велосипедов по упрощенному механизму.

По мнению же исполнительного директора Международного центра перспективных исследований Сергея Кищенко, качественное изменение работы правоохранительных органов должно начинаться с реорганизации службы внутреннего контроля. “Откладывание реформы системы внутреннего контроля, следственного аппарата, оперативной службы и специальных подразделений свидетельствует о том, что как таковая реформа не происходит, а предпринимаются только “маркетинговые” действия”, — считает он.

Еще одной проблемой является конфликт с Россией. До 2014 года МВД обеих стран более или менее регулярно обменивались информацией о деятельности международных преступных группировок, например, сообществ “воров в законе”, действующих в постсоветских странах, и часто содействовали друг другу в поиске преступников. События Майдана и последующий конфликт, положили этому конец. В результате, борьба с теми же “ворами в законе” и этнической преступностью резко спала. Например, если еще в 2014 году сотрудники милиции задержали более 20 приезжих “воров в законе”, то в 2015 уже всего три, при этом одного пришлось отпустить.

Наличие “неприкасаемых”

Собеседники “Апострофа” в полиции уверяют, что сейчас существенно расширилась категория так называемых “неприкасаемых”. Если раньше к таковым преимущественно относилась “семья” Виктора Януковича и ее окружение, то сейчас в число “неприкасаемых” входит не только широкий круг политиков, бизнесменов и чиновников, но и всевозможные активисты, командиры и члены добровольческих формирований.

“По моим наблюдениям, руководство дает нам возможность реализовать собранные данные о противоправной деятельности всего где-то на 20%, все остальное — или “ждите приказа”, или блокируется нашим начальством и прокуратурой”, — рассказал “Апострофу” бывший высокопоставленный сотрудник уголовного розыска. По его словам, есть большое количество “тем”, преимущественно связанных с коррупцией и бизнесом приближенных к командам президента или премьер-министра лицам, где работа практически не ведется. “Одни “угольные” отношения с ДНР и ЛНР и работа конвертационных центров чего стоят”, —отметил он.

По словам источников “Апострофа”, если не преодолеть деление на “своих” и “чужих”, то любая реформа МВД в Украине будет бесполезна, а полиция как и прежде, будет лишь выполнять заказ власти и давить на тех, кто оказался неугоден.

Материальное обеспечение и кадры

Собеседники “Апострофа” в МВД отмечают, что материальное обеспечение с каждым годом становится все хуже. “В райотделах, особенно за пределами Киева, автопарк на грани износа, существуют лимиты на топливо. Даже в Киеве сотрудникам часто приходится ездить на задания на своих машинах. Все делается за свой счет, не говоря уже о закупке разной там офисной техники и канцелярки”, – рассказал “Апострофу” сотрудник столичного уголовного розыска, который сам половину своей зарплаты тратит на заправку своего автомобиля для служебных нужд. Значительного роста зарплаты после Майдана так и не произошло. Старший инспектор уголовного розыска, работающий в центральных структурах МВД, имеющий большой стаж работы, сейчас получает 6 тыс. грн в месяц, в райотделах зарплаты значительно меньше — от 4 тыс. грн и ниже. Более или менее финансируется только работа новой патрульной полиции, хотя, по словам собеседников “Апострофа”, уже летом следующего года ситуация может измениться,в связи с окончанием соответствующей международной программы поддержки.

Такое невнимание к нуждам полиции ведет лишь к раздражению сотрудников. Многие уже уволились из органов или подыскивают себе работу на “гражданке”. В этом смысле показателен пример бывшего замначальника столичного УБОП и начальника отдела по борьбе с международными организованными преступными группами и международной преступностью ГУБОП Виктора Ремского, который известен раскрытием многих громких преступлений и борьбой с этнической преступностью. Недавно он ушел из МВД и в настоящее время работает заместителем председателя Донецкой военно-гражданской администрации.

Отметим, что правозащитники и народные депутаты понимают необходимость достойного финансирования полиции. “Неправильно, что патрульная полиция получает в три раза больше, чем остальная милиция. Минимальная зарплата должна быть не меньше 5 тыс. грн. Если оставить существующую зарплату, коррупционные схемы никуда не денутся”, — говорит Евгений Захаров. В свою очередь, Александр Грановский полагает, что зарплата рядового сотрудника “должна быть на уровне 20-30 тыс. грн”. “Финансирование должно осуществляться из госбюджета. Плюс премии по результатам работы. Как показывает мировая практика, эффективно дополнительное премирование по итогам успешных спецопераций. Например, по задержанию крупных партий наркотиков”, — добавляет он. Их мнение разделяет и Сергей Кищенко. “Созданию поля для борьбы с коррупцией препятствует не только низкий уровень зарплат рядового и среднего состава, но и установление несправедливой разницы между их материальным обеспечением и обеспечением руководства. Кроме того, серьезной проблемой остаются выплаты “нереформированным” милиционерам, которые ходят на работу и имеют право на оружие, на уровне 2 тыс. грн”, — считает исполнительный директор Международного центра перспективных исследований.

Что касается кадрового обеспечения, то Сергей Кищенко подчеркивает, что достижению целей реформы будет способствовать использование механизма конкурсного назначения на руководящие должности и модернизация системы профильного образования. “Сохранение подхода, когда на руководящие должности без конкурса назначаются кадры, которые их занимали в прошлые годы и выполняли “заказы”, не позволит достигнуть прогресса. Отсутствие же современных образовательных методик не позволит сформировать новое отношение к роботе. Эти изменения должны быть первоочередными”, — отмечает Кищенко.

Кризис лояльности

Из-за всех проблем, подавляющее большинство сотрудников новой полиции, опрошенных “Апострофом”, практически не скрывают своей неприязни к действующей власти. “У нас распространено мнение, что никакой “Революции достоинства” на самом деле не было, а был обычный государственный переворот, после которого ситуация в стране, в том числе и в сфере преступности, кардинально ухудшилась”, — рассказал Алексей Л. “Все прекрасно видят, что в МВД работают много случайных людей или фаворитов министра Арсена Авакова, не имеющих ни малейшего понимания о полицейской работе. Нам с “земли” часто кажется, что наверху мало понимают наши проблемы. Получается, что мы не верим им, а они не верят нам”, — резюмирует собеседник “Апострофа”.

Эксперты по-разному оценивают заявления о лояльности полиции. “Эта проблема действительно существует. Большинство сотрудников полиции считают, что в государстве абсолютно незаконно обвиняют правоохранительные органы в том, что они выполняли “преступные” приказы во время событий Евромайдана. Но такого определения, как “преступный приказ” просто нет и быть не может. Поэтому такую позицию сотрудников правоохранительных органов, можно понять. Уровень самосознания сотрудников правоохранительных органов разный, так что трезво оценить справедливость, своевременность, правовые и человеческие последствия отданного приказа в действительности могут далеко не все”, — полагает Грановский. Вместе с тем, по мнению правозащитника Евгения Захарова, нелояльными могут являться милиционеры, а не патрульные полицейские, “которые получают по 8 тыс. грн”: “Те очень лояльны. Возможно, речь идет о милиции, которая осталась. Они обижены, считают, что с ними плохо обошлись”. А Виктор Чумак считает кризис лояльности нормальным явлением: “Его не может не быть. Когда тебя встряхивают, поднимают, говорят: иди беги, сдавай кросс, экзамены, тесты, то понятно, что это не нравится. Это нормальное явление. Те, кто останутся, будут лояльными, те, кто уйдут, будут хаять реформу полиции”.

via

Рейтинг: 0

Опубликовал(а):

не в сети 2 часа

Сергей Кирилов

4 967

Модератор сайта.
Если есть вопросы, задавайте в «приватный чат» в личном кабинете.

Италия. Город: Катания
34 годаКомментарии: 4342Публикации: 23070Регистрация: 01-08-2014
  • Модератор сайта

Один комментарий

  1. Ну и немного видео, для поднятия настроения. laugh

    rel="nofollow">https://

    Рейтинг: 0

Страница 1 из 11
Авторизация
*
*
Войти с помощью: 
Регистрация
*
*
*
Пароль не введен
*
Ваш день рождения * :
Число, месяц и год:
Войти с помощью: 
Перейти на страницу
закрыть