Понедельник , 5 Декабрь 2016
001570

Охота на смертельных невидимок

Добавлено в закладки: 0

15 лет назад, в декабре 1999 года, ньюсмейкерами в российских СМИ стали «белые колготки» — снайпершы из Прибалтики, которые воевали на Кавказе. Споры о том, являлось ли это правдой, не утихают до сих пор, но итог тех боев показал, насколько важным является профессиональный антиснайпинг.

Артиллерией по призракам
Тактика контрснайперской борьбы начала формироваться в годы Второй мировой войны. По воспоминаниям Эйке Миддельдорфа, референта генштаба вермахта, на начальном этапе русской кампании в условиях городского боя немцы успешно использовали мобильные радиофицированные группы, в состав которых обязательно входили команды подносчиков, обеспечивающих штурмовиков всем необходимым, в первую очередь, ручными гранатами.

Их фашисты бросали в дома, в чердачные помещения и в подвалы, подавляя очаги сопротивления. В Сталинграде эта тактика дала сбой из-за успешных атак советских снайперов. Смерть от русских невидимок подействовала на агрессора деморализующе. Приходилось вести мощные и не всегда успешные артобстрелы, чтобы нейтрализовать дерзких стрелков. «Первым упал, сраженный пулей Ивана Карпова, офицер с моноклем, — писал в своей книге «Снайперские дуэли» советский снайпер Евгений Николаев. — Следом за ним начали валиться и другие чины, четко садившиеся на мушку нашим истребителям. Озверевшие гитлеровцы целый час не могли успокоиться — вели артиллерийский огонь… по пустым домам, давно покинутым Иванами».

Снайперские дуэли
Антиснайпинг в годы ВОВ зачастую сводился к снайперским дуэлям. В частности, в советских школах стрелков отдельно рассказывалось о том, как выжить в условиях контрснайперских операций вермахта. В первую очередь, говорилось о том, что главным признаком того, что началась охота на стрелка, является наступившая тишина. При этом поиск поста снайпера сводился к игре с приманкой в виде поднятых над бруствером касок или фуражек. В то же время правила обязывали советского бойца вступить в единоборство с немецким контрснайпером и уничтожить его.

Бывало и так, что ликвидировать фашистского стрелка приказывало высшее командование. Например, снайпер Номоконов вспоминал, как он участвовал в одной такой операции. Его срочно вызвали на участок, где были убиты адъютант генерал-майора Евгения Андреева и командир стрелкового батальона. Причем офицеры погибли на глазах комдива. Осмотрев тела погибших, Номоконов определил возможное месторасположение стрелка snipergroup и потребовал прекратить бессмысленный огонь из наших пулеметов и пушек, что и было сделано. Определив наиболее удачные позиции, удобные для стрельбы по позициям РККА, «таёжный шаман» — так называли Номоконова — вскоре ликвидировал немецкого снайпера.

По словам Номоконова, находить гнезда фашистских снайперов ему помогал здравый смысл. «Таёжный шаман» ставил себя на место немцев и думал, где бы он выбрал позицию. Как правило, это были возвышенности, находящиеся в тени деревьев, причем, лучше всего было стрелять, когда солнце слепит врага. В городах он предпочитал крыши домов или верхние этажи. Похожим образом действовали и другие советские снайперы.

Впоследствии накопленный опыт контрснайперских операций Второй мировой войны и других войн двадцатого века был систематизирован в качестве обязательных рекомендаций для военнослужащих. В частности, в полевом уставе армии США говорится:
«…Командир должен определить уровень снайпера, которого требуется уничтожить, тип его оружия, боеприпасов, тактику и приборы ночного видения, доступные противнику».
«… Контрснайперская тактика предусматривают два вида действий: активные меры противодействия и пассивные меры защиты».

Советская школа антиснайперской борьбы также имеет набор четких рекомендаций. В первую очередь, командир части обязан обеспечить постоянное наблюдение за территорией противника. В круг его обязанностей входит организация антиснайперских засад, а также работа с агентурой – с местными жителями.

«Белые колготки»
До развала СССР лишь немногие страны уделяли особое значение антиснайперским службам. Считалось, что войны будут иметь глобальный масштаб и характеризоваться массовым применением танковых соединений и авиации. Однако конфликты конца двадцатого века заставили иначе взглянуть на эту проблему. Специфика локальных этнополитических противостояний привела к тому, что они стали ареной для участия разноязычных наемников, которые предпочитали убивать издалека. Легионеры вроде как не пятнали честь своей страны, но наносили максимально возможный ущерб, зарабатывая, по некоторым данным, до десяти тысяч долларов в месяц.

Вскоре к «диким гусям» стали присоединятся обычные стрелки-спортсмены, в том числе и женщины. Так, во время абхазо-грузинского конфликта 1992—1993 годов были замечены девушки-снайперы не кавказкой внешности из числа так называемых «белых колготок». Позднее – в январе 1995 года в газете «Коммерсантъ» № 7 (725) сообщилось об эстонских снайпершах, воюющих на стороне Дудаева. В феврале 2000 года «Общественное российское телевидение» даже показало репортаж о задержании некой женщины европейской внешности, которая по всем признакам являлась снайпером. Впрочем, эксперты с сомнением отнеслись к этой информации.

Военные специалисты на проблему противоборствующих снайперов предпочитали смотреть шире. Офицерам было приказано разъяснять солдатам сильные и слабые стороны смертоносных невидимок. В связи с этим среди «федералов» стали распространять памятки антиснайперского содержания. В частности, подчеркивалось, что «…неприцельная стрельба противника может свидетельствовать о начале работы снайперов…для маскировки одиночных винтовочных выстрелов». Отдельно приказывалось применять дымовые шашки для эвакуации раненых с поля боя.

Опыт Сараево
Самая настоящая снайперская война развернулась в Сараево. Она длилась с апреля 1992 года по февраль 1996 года. Кроме военных ее жертвами стали гражданские лица, как сербы, так и боснийские мусульмане и хорваты. Анализ тех боев показал, что от пуль невидимок эффективно спасали экраны из брезента, установленные на оживленных маршрутах, а также дымовые гранаты. Именно здесь в качестве антиснайперского оружия впервые стали применять винтовки калибра 0.338 и даже 0.5. Довольно часто для поиска места, откуда велся огонь, использовали простой, но весьма эффективный метод «обратного азимута». Для этого в отверстие в стене, возникшее от пули стрелка, устанавливали шомпол и по его направлению пускали ПТУР. Появилось еще одно нововведение, запрещающее оказывать помощь раненому бойцу во время штурма позиций снайпера.

В наше время обнаружение снайпера пытаются автоматизировать. Как правило, для этого применяют так называемую контрснайперскую триангуляцию, позволяющую по схеме «щелчок-удар» достаточно точно вычислить месторасположение стрелка. Метод основан на обработке специальными микрофонами временных характеристик дульных и звуковых волн летящих пуль.
Одна из первых работающих систем детекции снайпера, названная Boomerang, была разработана в США. К её минусам эксперты отнесли тепличные условия эксплуатации – без шумовых помех и в открытом пространстве. Инженеры корпорации IROBOT спроектировали прибор RedOwl, в котором помимо акустики стали применять лазерные датчики. Впрочем, и здесь достаточно быстро проявились значительные недостатки.

Вообще-то таких систем американцы придумали достаточно много, стараясь как можно быстрее опробовать их в локальных войнах, в частности, в Ираке. Однако какой-либо положительный результат так и не был получен. Директор агентства перспективных исследовательских проектов Минобороны США, доктор Энтони Тесер в целом невысоко оценил эти приборы. В первую очередь критике подверглись сенсоры обнаружения оптических приборов стрелков. Так, автор книги «Совершенный снайпер» Джон Пластер особо отметил, что мишенью таких контрснайперских комплексов могли стать дети, играющие с калейдоскопом, или девушки, смотрящие в макияжные зеркальца.

В России также имеются приборы детекции снайпера, например комплекс «СОВА», спроектированный Всероссийским научно-исследовательским институтом экспериментальной физики. Данная система имеет интерфейс со средствами уничтожения стрелковых огневых точек, в том числе и с гранатометом АГС-17.

Опасные «соседи»
Американский эксперт Джон Пластер, который анализировал контрснайперские операции в Ираке, констатирует практическую невозможность их проведения в условиях народного сопротивления. Так называемые «соседские снайпера» в любое время дня и ночи могут выстрелить в солдата и опять вернуться к повседневной жизни. Если они соблюдают меры предосторожности, то обнаружить их невозможно. «Обычно наиболее опасные «соседи» живут в Рамади, Багдаде, Тикрите, Фаллудже или в дюжине других городов суннитского треугольника, — так описывал американскую оккупацию Ирака Пластер. — Когда силы США сталкиваются с ними, оказавшимися по соседству, это все равно, что поднять камень и обнаружить под ним змею. Они рассматривают американцев как удобную цель, появившуюся прямо на заднем дворе его дома». Считается, что именно поэтому янки остерегаются наземных операций.
Как и в годы Второй мировой войны, контрснайперские операции в настоящее время являются уделом профессиональных групп, укомплектованных квалифицированными наблюдателями. Причем, в будущих конфликтах роль снайперов и контрснайперов будет только возрастать.

Рейтинг: 0

Опубликовал(а):

не в сети 12 часов

Олег "Италия"

1 548

Жизнь коротка, но время проведенное в море в зачет не идет.

Италия.
46 летКомментарии: 2976Публикации: 2664Регистрация: 05-02-2015
  • Модератор сайта
Авторизация
*
*
Войти с помощью: 
Регистрация
*
*
*
Пароль не введен
*
Ваш день рождения * :
Число, месяц и год:
Войти с помощью: 
Перейти на страницу
закрыть