Пятница , 9 Декабрь 2016
0011

«ИРОНИЯ СУДЬБЫ» ПО-УКРАИНСКИ

Добавлено в закладки: 0

Лирический киношедевр безвременно ушедшего Эльдара Рязанова выдержал немало интерпретаций. В нашей стране ему уготовано еще одно испытание: фильм предлагают запретить, поскольку в нем снимались актеры, занявшие антиукраинскую позицию. Очевидно, пришло время создать собственную «Иронию» — фильм, который стал бы таким же общенациональным мифом, как лента Рязанова в советские времена. Редакция «Досье» предлагает свой вариант украинской «Иронии судьбы».

Начало фильма. 31 декабря. Народ готовится к празднику, а сотрудник фирмы «Строительные технологии» Евгений Лукашин собирается на работу. Начальство срочно попросило всех явиться. «Я ненадолго», — говорит Женя своей девушке Гале. Вечером они идут встречать Новый год на Софийскую площадь, а потом – на квартиру к друзьям.

У Лукашина недобрые предчувствия. Весь декабрь компанию лихорадило. Так и есть. На спецсобрании шеф объявляет, что с нового года фирма закрывается – скажите спасибо родному правительству. Сотрудникам выдают конверты с «тринадцатой зарплатой». После чего персонал идет в ближайшее кафе и с горя напивается.

***

Около 17.00. Лукашин провожает коллег, живущих в пригороде Киева. Он едва стоит на ногах. В последний момент Лукашина по ошибке заносят в маршрутку, следующую в Новую Боярку.  Минут через сорок герой с трудом просыпается от окрика водителя «Мужчина, освобождаем салон, конечная».

На улице тускло горят фонари. Зато здесь понастроили многоэтажек как в Киеве. Лукашину нужно домой, на улицу Сечевых стрельцов (бывшую Артема). С этим никаких проблем: декоммунизация внесла нужные коррективы в топонимику, и в каждом населенном пункте теперь есть улицы Бандеры, Петлюры и Сечевых стрельцов. Не заблудишься.
Завидев знакомый номер девятиэтажки, герой бредет к дому из последних сил. Он поднимается на свой четвертый, открывает турецкий замок ключом-«отверткой» и заваливается спасть наполовину раздевшись.

***

Около 21.00. В квартиру, где спит Лукашин, заходит живущая здесь Надя. Она работает в новобоярском салоне красоты, а вообще-то родом с Хмельнитчины. В Киев пока не пробиться, пришлось осесть, где взяли. Сегодня было много работы, народ прихорашивался до упора. Зато впереди – Новый год и два выходных. Надя снимает сапоги и с наслаждением вытягивается в продавленном кресле съемной квартиры.

Спящий на диване Женя громко пускает ветры. Надя подпрыгивает. Следует Надина истерика, Лукашин тоже в шоке, хотя ему проще в полупьяном состоянии. Мало-помалу разъясняется фатальная ошибка с адресами. Лукашин просит воды.

В дверном замке слышен новый поворот ключа: это вернулся Надин сожитель Ипполит, переселенец с Донбасса.  Они познакомились в салоне красоты, где Ипполит делал маникюр, и теперь снимают квартиру на двоих. Ипполит – здоровый донецкий бугай, занимается серыми схемами. Только что прилетел в «Жуляны» из Днепропетровска, где проворачивал дела. Он уже принял на радостях и потому не замечает Лукашина, спрятавшегося за елкой.

-Надюха, подъем! – веселится Ипполит.

Он принес пакеты с подарками, бухлом и деликатесами. Часы показывают половину одиннадцатого. «О, так я ее еще и трахнуть успею», — думает Ипполит.

Неуклюжий Лукашин задевает шары на елке.

-Там еще кто? – настораживается донецкий. – Кота завела? – смеется он.

Вскоре улыбка сходит с лица Ипполита.

-Пиздец, — говорит он нецензурное слово.

-Погоди, я все объясню, — подлетает Надя. – Это вор, он хотел нас обокрасть.

«Вот сволочь», — думает Лукашин.

-И для этого штаны расстегнул, — уточняет Ипполит.

Он начинает крупный квартирный дебош. Лукашин от мощного удара вылетает в общий коридор. Оставшаяся в квартире Надя визжит, а затем хрипит: Ипполит душит ее шнуром от электрогирлянды. В коридоре Лукашин видит кусок водопроводной трубы: соседи меняли сантехнику и за собой, как водится, не убрали. Ворвавшись в квартиру, Женя лупит Ипполита по чердаку. Донецкий отключается.

***

Квартира с Надей, Женей и бесчувственным Ипполитом. Похоже, Женя вырубил его навсегда. У Нади – новая истерика. Приходится даже ненадолго ее связать и рот заклеить.

-Я не хотел его убивать, а вот он бы тебя точно прикончил, — объясняет Женя Наде весь драматизм произошедшего.

-Скотина, жизнь мне поломал! – всхлипывает Надя. – Черти тебя принесли, алкаша. Мы уже и кредит оформили на квартиру…

-Ну, прости, — пытается утешить Лукашин. А, собственно, почему он должен утешать? Может его кто погладит-поцелует? На нем теперь труп, между прочим.

В кармане у Лукашина разрывается мобилка. Это бедная Галя пытается узнать, что случилось. Женя сбрасывает звонки. Не до тебя, любимая.

-Надо что-то делать с телом, – говорит он.

-Ну, позвони в полицию. Ой, что я говорю,.. — осекается Надя под свирепым взглядом Жени.

-Это чья гитара? – спрашивает вдруг Лукашин, указывая на стоящий в углу инструмент.

-Моя, а что? Я в конкурсе СТБ участвую. Шоу «Поющие парикмахеры», — говорит Надя.

-Ну, спой что-нибудь.

-Дурак что ли?

-Спой, мне под музыку лучше думается.

Надя нехотя берет гитару и жалобно поет песню из «Океана Эльзы».

-Красиво поешь, — одобрительно говорит Женя. – Поехали закапывать.

***

Улица. Надя и Лукашин везут Ипполита на санках в лес. Со стороны кажется, что волокут домой пьяного, нормальная картина. Санки сперли у соседей на лестничной клетке. Снега вот мало, трудно теперь с экологией.

Надя уже смотрит на Женю несколько по-иному. Он такой же деловитый, но вдобавок чуткий и интеллигентный. А Ипполит называл ее заливную рыбу говном.

-Стоп! – вдруг командует Лукашин. – Разворачивай. Есть идея получше!

Гена, брат его девушки Гали, только что вернулся домой из АТО. У него должны быть гранаты. Взорвем этого Ипполита нахрен. Так, будто он сам — никакая экспертиза не докопается!

***

Половина двенадцатого ночи. Такси, везущее в Киев Женю и Надю: она наотрез отказалась оставаться в квартире с бывшим сожителем.
Женя думает, что ему еще повезло: друзья посадили его в маршрутку до Новой Боярки, а могли бы запихнуть в электричку до Здолбунова. Что бы он там сейчас делал?

-Ты-то чем занимаешься? – спрашивает Надя Лукашина.

-Учился в медицинском, работал в поликлинике, потом ушел в коммерцию, — рассказывает Женя. – Продаем стройматериалы.

-Ну и как?

-Да никак. Малый бизнес давят, «эпицентров» кругом понастроили. Надо валить, а куда?

***

Софийская площадь. Пять минут до полуночи. Шумно, весело. На экране демонстрируется поздравление президента. Он говорит, что год был непростым, но если в следующем поднажмем – всё наладится.

У киоска с глинтвейном стоит Галя. Она смотрит на экран заплаканными глазками. Всю неделю Женя был сам не свой. Она чуяла неладное, но он ей говорил, что, мол, трудности на работе. И вот они, эти трудности: бросил, сволочь, одну в новогоднюю ночь. Но как он мог?

К Гале уже клеились на площади два грузина.

Начинает бамкать колокол.

-Галя! – к девушке сквозь толпу прорывается Лукашин. – Галочка!

Влюбленные заключат друг друга в объятья.  Площадь ревет.

-Как я счастлив! – говорит Женя. – С Новым годом, любимая!

-Но где ты был? – чуть погодя спрашивает Галя. Интересный номер: возле Лукашина отирается какая-то бикса.

-Я тебе все объясню, — говорит Женя. – Меня в селе чуть не убили.

***

До Гали доходит смысл появления Лукашина.

-Так ты пришел ко мне ради гранаты? С этой курвой?!

***

Начало первого. Такси, везущее Галю, Женю и Надю на Оболонь. Там, в одной из наливаек, отмечает Новый год  Галин брат Гена.

Галя смотрит на Женю со смешанными чувствами.

-Если он из-за тебя сядет, я тебя сама кончу, — обещает она Наде.

***

Кафе на Оболони. Бойцы АТО празднуют Новый год и воспевают фронтовое братство. Пьяный, но еще адекватный Гена рад появлению сестры, ее хахаля и новой телки. Вот только все гранаты он уже продал, иначе за что бы они тут гудели?  С полудня сидят, менты уже два раза подходили.

-Кого тебе надо убить? – достает пистолет Гена. – Обойдемся без гранаты!

-Уже, — грустно отвечает Женя.

***

Такси несет Женю, Гену, Галю и Надю на Левый берег Киева. Граната должна быть у некоего Лехи, и за ней пришлось ехать на Позняки. В машине Гена пытается активно познакомиться с Надей, которая нервно реагирует на его ухаживания.

Город сияет новогодней иллюминацией, ночной Днепр отражает огни салюта. Возле дома Лехи подозрительное скопление полицейских машин. Оказывается, боевой побратим успел бросить свою гранату в соседей.

-Невезуха, – говорит Гена. — А тротил не подойдет?

***

Новая Боярка, рассвет. Такси с Женей, Галей и Надей. Пьяный Гена подрался в предыдущем такси и его оставили в Киеве.

«Надо было закопать», — думает Лукашин. Он проездил на тачках все выходное пособие.

В кармане у Жени вожделенная граната (купили у таксиста).  Вот только взрывать Ипполита следовало раньше: народ уже угомонился с петардами и одинокий грохот привлечет внимание. Может перенести операцию на Рождество?

-У меня есть завуч знакомая, — говорит очередную глупость Надя. – Давай положим его пока в спортзал. Все равно сейчас каникулы.

-Хорошего друга ты себе нашла, — отпускает колкость Галя.

-Он по чужим домам не ходил, — парирует Надя.

-Да заткнитесь вы! – Женя порядком устал от ночных передряг.

***

Квартира на Сечевых стрельцов. Женя, Надя и особенно Галя входят с осторожностью и нерешительностью. В комнате – разгром, устроенный Ипполитом, но самого его нет. Труп куда-то испарился. Это могучий организм Ипполита вернул его к жизни, после чего переселенец ушел на поиски новых приключений. С донецкими такое бывает.

-Так он живой! – в голову Нади приходит счастливая догадка. – Ты его не убил! Не убил!

Надя бросается на шею Лукашину и жарко его целует. Галя, оторопев, наблюдает за этим непотребством.

-Я не убил его, не убил, ты понимаешь?! – Лукашин столь же страстно обнимает Галю, вовлекая ее во всеобщее ликование.

Женя с шумом открывает шампанское из пакета Ипполита. Надя, Галя и Лукашин сияют от счастья и прыгают как дети по квартире.

***

Распахивается входная дверь. В квартиру, пошатываясь, входит пьяный и помятый Ипполит. В руке у него невесть откуда взявшийся нож-мачете со следами крови: по пути Ипполит для тренировки разрубил пару котов.

-Шо, бляди, не ждали? – приветствует он троицу традиционной цитатой из анекдота про Вовочку.

Женя, Надя и Галя замирают. Лукашин медленно достает гранату и подымает ее вверх, как матрос на картине «Оборона Севастополя».

Конец первой серии

(Вторая еще не написана)

via

Рейтинг: 0

Опубликовал(а)

не в сети 7 часов

Ростислав

519
Россия.
36 летКомментарии: 758Публикации: 423Регистрация: 18-12-2015
    Авторизация
    *
    *
    Войти с помощью: 
    Регистрация
    *
    *
    *
    Пароль не введен
    *
    Ваш день рождения * :
    Число, месяц и год:
    Войти с помощью: 
    Перейти на страницу
    закрыть