Понедельник , 5 Декабрь 2016
001

«Шершель» Терещенко, или Киса Воробьянинов Глуховского уезда

Добавлено в закладки: 0

Патриархальную тишину города Глухова (Сумская область) буквально взорвал с порошенковской подачи новый мэр Мишель Петрович Терещенко. Приход (в хорошем смысле этого слова) Мишеля на мэрство напоминал пришествие миссионера в африканскую глубинку с целью обращения в истинную (в данном случае чисто европейскую) веру местных недалеких, но крайне добрых и отзывчивых туземцев.

Если кто-то еще не понял, Мишель действительно является французом, но с украинскими корнями. А то многие считают, что «Мишель» – это кличка. Нет, все правильно: относительно свежий глуховский мэр является многократным «пра-пра» известного мецената Терещенко. К самим предкам Мишеля никаких вопросов нет. Достойные люди, меценаты и гуманисты. Правда, финансировали, на свою голову, революцию против Царя-Батюшки, выступали, значит, за демократию. Однако, как оказалось, хороший генный материал, даже будучи переданным вполне естественным путем, сам по себе еще ничего не значит.

Глядя на вечно улыбающееся лицо наследника славной фамилии, невольно задумываешься: ну, как так получилось, что он удивительно напоминает человека со специфическими отклонениями? Вроде бы и шейный платок повязан элегантно, и та же улыбка постоянно «включена», а поди ж ты: невольно ожидаешь (подсознательно), что Мишель вот-вот пустит слюну. Не зря в «Идиоте» Федора Михайловича Достоевского сказано: «Русские за границей – это фантазия». Впрочем, в соответствии с высокими стандартами европейской журналистики, мы не будем акцентировать внимание читателей на геноме глуховского мэра.

В настоящий момент Терещенко является последним представителем так называемого «набора интуристов» в региональные органы государственной власти. Мишель почему-то любит представляться то французско-поданным, то бывшим офицером ВМФ США, то, как Киса Воробьянинов, «барином из Парижа». Но что-то нам подсказывает: просрав состояние предков и обанкротившись в результате собственного мошенничества, кинув оставшихся родственников, Мишель удачно изображает вечно улыбающегося сумасшедшего, забежав в глубинку Украины и встретив там понимающих спонсоров. Они водят улыбчивого мэра по различным приемам, разводя амбициозных журналистов и госслужащих на общение с растраченными остатками былой мощи рода Терещенко. А в том, что это именно интеллектуальные остатки, сомнений нет, поскольку за 15 лет пребывания в Украине Мишель говорит на украинском и русском языках хуже чем среднестатистический грузин.

Все тексты, входящие в улыбающуюся голову Мишеля и выходящие из нее же, идут исключительно через линии интерфейсов помощников-аферистов и постоянно меняющихся дворовых девок барина, кои заполонили сегодня исполком когда-то гетманской столицы Украины.

Терещенко, конечно, не горячий грузин, а француз, в срочном порядке получивший украинское гражданство из рук самого президента Порошенко. К сожалению, пока еще не все жители Глухова выучили французский, и поэтому есть определенные трудности в общении с новым мэром. Но зато он практически все понимает. К примеру, как-то пришла к нему на прием бабушка с просьбой помочь с похоронами. Так он, к его чести будет сказано, сразу понял, о чем речь, и с истинно французской элегантностью послал бабулю в довольно эротическом направлении. Что сказать… Галантен в обращении с женским полом. Недаром же его постоянно сопровождает приятная во всех отношениях женщина Елена Еськина: то ли личный помощник, то ли переводчик, то ли человек, помогающий скрашивать пребывание в дикой (по европейским меркам) стране, где не всегда есть освежитель воздуха в местах общественного пользования.

Мэр Глухова с непосредственностью истинного француза буквально прикипел одним всем известным местом к госпоже Еськиной, которая в настоящее время рассматривается горожанами как естественное продолжение самого Мишеля. Впрочем, одной Еськиной Терещенко не ограничивается. Его натура пидстаркуватого, глупо умничающего деятеля, требует многого. Поэтому особое внимание с первых же дней своего мэрства Мишель стал уделять проблемам борьбы с безработицей. Он регулярно оплачивает труд юных девиц-глуховчанок, которые из-за недотраха полностью готовы к интеграции в Европу. В их среде Мишеля ласково называю «Шершель Терещенко». И девочки активно готовятся к участию в голландском референдуме в квартале красных фонарей по поддержке интеграции «нэньки» в Европу.

Совершеннолетние и не очень особы женского пола, отвечающие высоким европейским стандартам (рост под два метра и пропорциональная длина ног), могут смело рассчитывать на трудоустройство. Всего запланировано создание четырех тысяч рабочих мест в Глухове. У Мишеля прекрасный стартовый потенциал, плюс современная медицина творит чудеса с эректильной функцией. Но четыре тысячи… Скорее всего, это перебор. Кстати, менеджерами проекта по созданию интегрально-блядских рабочих мест в городе Глухове являются трудолюбивые сутенеры, заваленные заказами из мэрии. Начинается все мягко и прилично: девочек приглашают на тренинги по коммуникации. Но затем происходит демонстрация коммуникаций в натуральную величину. Так сказать, мягкий европейский ввод.

И точно: иногда на Терещенко накатывает волна какого-то глубокого разочарования. Как правило, это происходит ближе к уик-энду. Его уже не радует тугость бедра, затянутого в порванную в процессе борьбы за коммунальную собственность юбку той же Еськиной. Извечная улыбка становится пугающе отстраненной. «Мишель сумует», – перешептываются члены мэрской свиты-кодла. Все они, естественно, весьма достойные люди с кристальной биографией: опытные контрабандисты, крышующие потоки на границе с Россией, убийцы с непогашенной судимостью, выполняющие адвокатские функции (Ростислав Павленко), воры и просто проходимцы. К примеру, жена бывшего начальника Глуховской таможни, нынешнего вороватого зама Мишеля, Ольга Вискуб организовала прекрасную работу магазинов «дьюти-фри» на пунктах пропуска Катериновка и Бачивск. Местные жители берут в этих магазинчиках не парфюмы, виски и шоколадки, а дешевую водку.

Все знают, чем в результате закончится период грусти элегантного француза: он улетит в Париж на выходные плюс следующая неделя, традиционно не оформив отпуск. Ну, хоть один человек в Глухове может реализовать извечную «советскую мечту» простого труженика – уехать в Париж на лядки. Мы, конечно же, не знаем, чем он там занимается. То ли проводит сравнительный анализ обитательниц Булонского леса и площади Пигаль с их глуховскими аналогами, то ли предается философствованию. Очень амбициозная и, не побоюсь этого слова, сексуальная цель.

В этом месте следует упомянуть о спонсорах первого прихода француза-реформатора в Глухов. Это господа Уткин и Тарута. Честно говоря, не знаю, что подвигло этих, скажем так, бизнесменов вкладывать средства в кретински улыбающегося Мишеля. Давать бабло на пиар в центральных СМИ, в т.ч. за наезды на оппонентов, причем задорого. Возможно, они верят в его потенцию и искренне желают создания четырех тысяч рабочих мест в Глухове. Хотя с этой целью придется привлекать моделей из других районов страны. В это «глуховское чудо» уже вбухали около 350 тысяч «зеленых», но «лайнер» все равно не взлетает. Почти за три месяца, в соответствии с опросами, Мишель потерял половину людей, которые за него голосовали. Его рейтинг болтается в пределах 22% от общего числа жителей и 33% – от пришедших голосовать. Даже местный слесарь-интеллигент со средним образованием Евгений Долгополый, он же главред ТРК «Глухов», метящий на руководство и разворовывание коммунальной собственности, своими зализанными статьями и сюжетами не может ничего сделать. Получается все как-то через «ж»: претензия на аналитику, увядающий куст любви, интеграция в Европу в позе ракетчика (или ракетчицы) и помидоры на ночь.

Теперь расскажем немного о реальных делах глуховского «Шершеля». Начал Мишель вполне демократично, в чисто гасконском духе. Он покорил и продолжает покорять в кабинете, а также комнате отдыха уже упомянутую госпожу Еськину. Затем завел себе двухметровую секретаршу. Причем, покоряя секретаршу в кабинете, получил скандал от внезапно вернувшейся Еськиной. И все же: с чего начать воину европейского света?

Мишель не долго думал над проблемой и с ходу нанес разящий удар. Странно, но первыми жертвами галантного француза опять стали женщины. Возможно, они не сумели дать Мишелю то, что он получил от Еськиной: теплоту и понимание. Поэтому досталось главному редактору глуховской газеты «Неделя» Оксане Коваленко. На одном из заседаний горсовета Мишель Терещенко, буквально поскуливая и покряхтывая от охвативших его чувств, силой вывел Оксану из зала. «За что?!» – спросит неискушенный читатель, не знакомый с местными особенностями имплантации европейских ценностей. А журналистка не разглядела в Мишеле выдающегося реформатора, мецената и невероятно талантливого менеджера уровня Евросоюза. Более того, глуповатая улыбка Терещенко в совокупности с элегантно повязанным шейным платком не произвела на нее никакого впечатления.

Вместо того, чтобы зомбировать жителей Глухова прекрасными сказками о «светлом будущем», газета «Неделя», руководимая Оксаной Коваленко, освещала такие «пошлые темы», как стыренный Мишелем на предыдущем месте работы НДС у государства, странные махинации с коноплей глуховского «Лубинститута». Она рассказывала правдивые истории жизни уголовников и контрабандистов, а также профессиональных девочек по вызову из окружения Терещенко. Вполне понятно, что подобное поведение раздражало Мишеля. Сказать толком он ничего не может, поскольку языком слабо владеет. Ну, как слабо… Еськиной и провинциальным девочкам хватало.

Кроме того, и за руку вывести из мэрии «Шершель» оказался в состоянии. Что, собственно говоря, он и продемонстрировал. Только журналисты, которые прониклись реформаторскими идеями «гиганта мысли» и «отца глуховской демократии» Терещенко, вправе внимать откровениям просветителя. Оксана Коваленко была изгнана из «европейского рая». Да, в Париже подобный номер не прокатил бы. Там бы поднялся страшный скандал, поскольку должностное лицо, которое использует силу в отношении журналистов, тем более женщины – это как-то не по-европейски. Однако в Глухове совсем другое дело. Губернатор вместе с милицией по указанию президента прикрывает пидстаркуватого жиголо в попытке сохранить уже сильно попорченную «витрину европейских реформ» на границе с агрессором.

Надо сказать, сам Мишель воспрянул духом, когда увидел: а ничего ему за это все не будет. Все по-прежнему пытаются читать проплаченный пиар в центральных СМИ – статьи и сюжеты, верят в то, что барин из Парижа обладает полномочиями заявить: «Крепитесь! Заграница нам поможет!».

Великая «реформаторская война» Терещенко продолжилась с еще одной газетой. На этот раз мэр Глухова решил недрогнувшей рукой уничтожить издание «Народная трибуна». По иронии судьбы «НТ» готовилась справить столетие со дня своего основания. Пережив целую эпоху, причем даже не одну, «Народная трибуна» так и не научилась колебаться в унисон с генеральной линией партии. Даже кровавый режим Януковича не сумел уничтожить газету. Я уже не говорю о легендарном тридцать седьмом годе. Но вот первого в истории Глухова мэра-гастролера («бе-бе-бе-бе») и афериста коммунальное издание переживает с трудом.

Европеец-миссионер развернул бурную деятельность по закрытию «Народной трибуны», возглавляемой, к слову сказать, тоже женщиной. Главный редактор Светлана Халимоненко стала объектом целенаправленной травли. «Шершель» во главе кодла сумасшедших адептов с топором организовал борьбу за демократию методом захвата газеты «Народная трибуна». Апофеозом стало хватание лично Мишелем за горло охранника издания в присутствии местного начальника милиции. Последний чувствовал себя не очень комфортно, ведь, согласитесь, отдирать барина из Парижа от органов дыхания охранника – это чревато сильным когнитивным диссонансом. Спасло только то, что у Мишеля не было бритвы, как у Кисы Ворбьянинова.

Попытка зачистки местных изданий, которые критиковали деятельность власти, – это единственный результат почти ста дней деятельности Мишеля Терещенко. Еще были попытки разговоров с батальонами коммерческих патриотов, чтобы обложить данью машины, проезжающие мимо Глухова, и получать мзду не только с контрабандистов (теперешних членов глуховского горисполкома типа Выскуба и Михайлика), но и просто «обилечивать» проезжающий по трассе Киев–Москва транспорт.

Хотя нет, вру: еще по инициативе Терещенко снесли памятник Ленину в Глухове. Свергли, так сказать, тирана с пьедестала. На этом явные признаки превращения провинциального городка в «украинскую витрину европейских реформ» закончились. Мишель сосредоточился на своих подорванных политической борьбой ощущениях и подолгу где-то пропадает с госпожой Еськиной и друзьями-контрабандистами. Но друзья-контрабандисты, по ходу, зря стараются, поскольку «Шершель», как Киса Воробьянинов, все спустит на блядей и сбежит из Украины, перерезая глотки своим подельникам.

Сергей Никоненко, для “ОРД”

Рейтинг: 0

Опубликовал(а):

4 967

Модератор сайта.
Если есть вопросы, задавайте в «приватный чат» в личном кабинете.

Италия. Город: Катания
34 годаКомментарии: 4341Публикации: 23067Регистрация: 01-08-2014
  • Модератор сайта
Авторизация
*
*
Войти с помощью: 
Регистрация
*
*
*
Пароль не введен
*
Ваш день рождения * :
Число, месяц и год:
Войти с помощью: 
Перейти на страницу
закрыть