Пятница , 9 Декабрь 2016
Чумаченко

Кого и как отобрали в украинскую киберполицию

Добавлено в закладки: 0

В начале октября прошлого года глава МВД Украины Арсен Аваков объявил о начале набора в украинскую киберполицию спецагентов и инспекторов.

Чуть позже Кабмин разрешил устанавливать для будущих киберполицейских довольно высокие по меркам силовиков ставки — до 30 000 гривень. Желающих пополнить ряды нового департамента были тысячи. И что же в итоге? Сколько претендентов окажутся к лету 2016 года в строю? 

И.о. начальника управления информационных технологий и программирования департамента киберполиции Национальной полиции Украины Евгений Чумаченко рассказал как проходил набор спецагентов и над какими преступлениями они будут работать совместно со следователями. 

— Закончен ли уже набор спецагентов в киберполицию?

— Мы имели определенное количество критериев отбора. Тесты шли в несколько этапов. Первая часть — тест технического характера и на знание английского языка. Второе тест благонадежности MIDOT. Следующий  этап — собеседование. Соответственно на каждом этапе люди отсеивались.
На данный момент у нас уже есть 25 отобранных человек основного состава. И есть 40 человек резерва. Мы сейчас ведем переговоры с людьми, которые нам помогают проводить реформы о том, как их лучше протестировать. Один из вариантов, который мы видим — подвергнуть их
техническим испытаниям практического характера.

— А сколько всего нужно?

— 39. Сколько их будет, на данный момент непонятно. На данный момент железно есть 25 человек. А сколько нам даст последний тест, я не знаю.

— Что будет потом?

— Будущие агенты проходят процесс военно-врачебной комиссии. Часть из них уже прошли. После этого идет процесс комплектации личного дела, разворачиваются определенного рода проверки. Когда все заканчивается, сотрудник встает в строй. И для него он начинается с учебки. Она организована на базе Харьковского национального университета внутренних дел.

— Сколько будет длиться учебка?

— Три месяца. Будет 400 часов занятий теоретического и практического характера. Осуществлять тренинги будет помогать команда специалистов из ОБСЕ, американского посольства, сотрудники харьковского университета и гражданские лица, которые будут преподавать технические дисциплины. Занятия будут параллельно для сотрудников двух категорий: спецагентов (по сути экспертов по информационной безопасности) и инспекторов (это “опера”). В процессе обучения они познакомятся друг с другом. Будут учить друг друга и помогать.

— Чем отличаются функции инспектора и агента?

— В функции инспектора входит добыча информации классическими методами оперативно-разыскной работы, предусмотренной законами Украины.

— Можно ли на каком-то примере это разъяснить?

— Допустим, у нас есть случай мошенничества. Преступник пользуется учетной записью на каком-нибудь онлайн-аукционе, используя вымышленные данные, банковскую карточку, которая не совсем его, какие-нибудь телефоны, которые он периодически меняет. Он делает какие-то бестоварные операции с предоплатой. Пострадавшие вносят предоплату, ожидают товар. А его нет. Для того чтобы это дело отработать, нам нужно сделать следующие процедуры: собрать заявления, завести уголовные дела, через решение суда добиться открытия банковской тайны и получить доступ к информации по карточным операциям, по телефону мошенника. Провести операции, предусмотренные законом об ОРД, провести определенную аналитическую работу. Если есть зацепки, то выйти на физическое месторасположение лица. И вся эта работа выполняется инспектором.

— Интересно, а за что же тогда отвечает агент?

— Спецагент занимается тем, что оказывает технологическую помощь в процессе розыска злоумышленника. Оказывает помощь инспектору, где его технических знаний не будет хватать. Он будет добывать дополнительные данные, например, из заголовков писем, из той информации, которую найдет инспектор. Он помогает обработать ее с технической точки зрения. Бывают случаи, когда достаточно сложно понять, как совершается преступление. А технические знания помогают складывать картинку этого преступления в единое целое. В отличие от обычного преступления (допустим, кто-то кого-то ударил ножом), где место локализовано, есть свидетели, ущерб очевиден, в киберпреступлениях бывает очень много ситуаций, когда нет абсолютно никаких свидетелей. А в их роли оказываются устройства. Их нужно определенным образом ”опросить”.

Также присутствует фактор транграничности, преступление может начинаться на территории одного государства, продолжаться на территории другого, а заканчиваться на территории третьего государства. Тут вступает в свою роль Национальный контактный пункт, который согласно международной конвенции “Про киберпреступность”, играет роль в обмене информацией полицейского характера между государствами — участниками конвенции.

— Когда киберполиция приступит к выполнению своих обязанностей?

— К сожалению, к 1 февраля, как раньше обещали, мы вряд ли успеем всех оформить. А после этого новым сотрудникам еще трехмесячные курсы предстоят. Думаю, сроки немного сдвинутся. Будем стараться успеть к 1 марта. Поэтому в лучшем случае с первого июня я смогу увидеть бойцов в строю после подготовки в Харькове.

— Сколько набрали уже следователей? Я слышал, что нужно 400.

— Эта общая численность по всем регионам. Включая действующих сотрудников, которые прошли или проходят процесс переаттестации. Всего, насколько я помню, на открытый конкурс было выставлено 187 вакансий. После проведенной переаттестации действующих сотрудников эта цифра стала больше (часть отсеялась). Точной цифры сказать не смогу сейчас.

— На какой стадии процесс набора инспекторов?

— Они только проходят процесс собеседования. Их больше — процесс сложнее. Если мне не изменяет память, было всего 10 700 кандидатов на старте. И чуть меньше 3 000 из них было кандидатов в спецагенты. То есть более 7 000 заявок на должности инспекторов.

— Правильно ли я понимаю, что у следователей и агентов будет разная зарплата?

-Да, ставки разные. По информации, которая официально была озвучена руководством министерства, было изначально заявлено 8000 грн для инспектора. Но в этих пределах. А для спецагента — 25000-30000 тыc грн.

— Откуда приходят к вам спецагенты?

— Есть несколько человек из других ведомств, которые решили попробовать свои силы и прошли до конца. А в основном приходят из сферы IT. Много фрилансеров. 90% — это гражданские люди. Пару человек взяли из топ-менеджмента. Они имеют серьезный опыт управления IT-проектами. У них достаточно серьезная подготовка для того, чтобы в определенное время стать руководителями, когда уйдем мы.

— То есть такой зарплаты хватило, чтобы переманивать из IT?

— Здесь есть ряд моментов. Зарплата, которая рядовому сотруднику полиции показалась бы достаточно немаленькой, на самом деле для человека с познаниями в IT-отрасли, а тем более в информационной безопасности, достаточно скромная. С тем набором требований, который нам необходим, эти люди стоят на рынке $3 000-$5 000. Большинство из тех, кто нам реально интересен, не подавали анкет.

— Кто же тогда набранные люди?

— Наша целевая аудитория — это талантливые “джуниоры”, имеющие потенциал. Он раскрывается в процессе сдачи экзаменов и собеседований. Они могут себе пока позволить на эти деньги работать и развиваться, для того чтобы чего-то большего достичь. Часть из агентов самомотивирована, готова оставить серьезные зарплаты. По крайней мере, 3-4 человека у нас таких есть. Они очень сильно хотят что-то изменить в этом государстве. Им все равно, сколько будут платить. И они в любом случае готовы испробовать свои силы.

— Какие у киберполиции будут первоочередные задачи? Назовите топ-3 болевые точки в Украине.

— Самое массовое — это онлайн-мошенничество. Примерно в 80-85% случаев люди на каких-то онлайн-аукционах или других ресурсах делают бестоварные операции с предоплатой. Есть определенный процент, где мошенничество идет с применением серьезного подхода, например фишинга (воровство ценных онлайн-данных. — Авт.), вирусных атак в банковской, платежной сфере. Это вызов номер два. Есть много вызовов, связанных с нелегальным контентом, начиная от нарушения авторских прав и заканчивая детским порно. Также есть сфера кибербезопасности. Тут мы бок-о-бок работаем с соответствующим подразделением СБУ. Есть случаи, при которых обслуживание объектов критической инфраструктуры, а также отработка стратегических угроз государства осуществляются именно ими. Тогда мы интересуемся ситуацией, уточняем определенные моменты, но стараемся не вмешиваться. Тут есть определенная градация. Хотя данными можем обмениваться.

Плюс ко всему, у нас большой вал задач идет по уголовным производствам
общекриминального характера, когда приходят поручения от других
департаментов, касающие установления лиц, совершивших преступления,
нахождения следовой информации, которая может содержаться в тех, или
иных устройствах, поиск украденных устройств, который на данный момент
достаточно усложнен в силу ряда объективных причин.

— Будет ли еще один набор в киберполицию?

— Да, он планируется. Но не раньше чем через полгода, я думаю.

via

Рейтинг: 0

Опубликовал(а)

не в сети 49 минут

Сергей Кирилов

5 008

Модератор сайта.
Если есть вопросы, задавайте в «приватный чат» в личном кабинете.

Италия. Город: Катания
34 годаКомментарии: 4357Публикации: 23092Регистрация: 01-08-2014
  • Модератор сайта
  • Бронзовый крест за рейтинг 5000
Авторизация
*
*
Войти с помощью: 
Регистрация
*
*
*
Пароль не введен
*
Ваш день рождения * :
Число, месяц и год:
Войти с помощью: 
Перейти на страницу
закрыть