Четверг , 8 Декабрь 2016
001651

«Троллейбус», и другие особенности казенного дома на оккупированной территории

Добавлено в закладки: 0

До войны в Донбассе отбывал наказание каждый 4-й зэк Украины. Особенно густо населена «спецконтингентом» была Донецкая область – здесь сидели примерно 13,5 тысяч человек (20 колоний и СИЗО), а в Луганской – 8 тысяч (17 учреждений). И все они, за исключением четырех пенитенциарных учреждений, оказались под контролем боевиков.
Продолжая цикл тюремных публикаций, расскажем – как донбасские зэки жили последние 2 года и как живут сегодня.
Для начала стоит уточнить, что в сравнении с лагерями соседней Харьковщины сидеть в Донбассе всегда считалось вполне неплохо. По крайней мере, пытки тут не были распространены. С приходом «народных республик» ситуация изменилась в корне.
В начале лета 2014 года пенитенциарная система Донбасса столкнулись с рядом новых проблем — работники администрации перестали получать зарплату и начали массово писать рапорты на увольнение. Начались обстрелы и перебои со светом. Благодаря чему боевикам в ряде учреждений удалось завладеть оружием.
Положа руку на сердце, большая часть таких историй была результатом договорняков: изображая, будто их взяли в залжники, тюремщики передавали оружие своим друзьям террористам. Примером может служить инсценировка захвата на базе УИН на ул. Красноармейской в Донецке. Там базировался так называемый отряд спецназначения при УИН Госдепартамента Украины. Задачей этого «уиновского спецназа» (как называли его сами сотрудники) было как раз противодействие террористам, но несколько сотрудников, уже на тот момент вступивших в «ополчение», сговорились с начальником об имитации захвата оружейного арсенала.
«Позднее и руководитель отряда подполковник Галкин, и начальник штаба Колесник открыто перешли на службу в «ДНР», а в тот момент еще колебались, поэтому изобразили сопротивление «ополченцам», — рассказал «ОРД» бывший сотрудник Сергей Саломатин, который ушел на пенсию из этого отряда за несколько лет до начала АТО. – Тогда боевикам «ДНР» достались три десятка автоматов, снайперские винтовки. И даже БТР был как будто «захвачен», а по правде – передан украинскими сотрудниками «ДНРовцам». Уиновский спецназ перешел на службу «ДНР» почти в полном составе».

В августе 2014-го поздно вечером пять снарядов попали на территорию Донецкой колонии № 124, где находится областная больница для заключенных. В момент обстрела в колонии не было электричества, а в стенах образовались пробоины. В результате один человек погиб и 5 получили ранения, в том числе погибли два сотрудника. Тогда в панике разбежалась почти вся зона. Но в «ДНР» без документов можно бегать только до первого блокпоста. Вскоре 106 беглецов были вынуждены вернуться, еще 72 некоторое время считались убежавшими.
А в начале осени 2014-го в колониях узнали, что такое голод. Родственники, которые живут на подконтрольной Украине территории, больше не могли, как раньше, возить передачи (то же самое касается лекарств для больных узников), а централизованное обеспечение отсутствовало более двух месяцев. В Макеевской 32-й колонии осужденные питались разведенной в воде мукой, ели свеклу, натертую на терку и запаренную кипятком. Постепенно «республиканские власти» взяли на себя часть заботы по обеспечению зэков хлебом, заставив сидельцев отрабатывать пайку рытьем окопов.
Пользуясь общим бепределом, в Донецке нашлись желающие устроить «досрочное освобождение» своим друзьям. Так вырвался на волю организатор заказного убийства главы Конгресса Азербайджанцев Игбала Махмудова (которое произошло в Макеевке в 2012 году). Осужденного Захида Ахмедова неизвестные боевики отбили во время этапа. Впрочем, подозревают, что это освобождение было щедро оплачено.
Что же касается неимущих осужденных, для них начался период «пересиживания» — те, кому давно пора было выйти по УДО (условно-досрочно), а так же подследственные, имевшие шанс поменять в суде меру пресечения на не связанную с арестом – оказались забыты.
Енакиевская 52-я колония — учреждение с непростой судьбой. Несколько месяцев 52-я находилась на линии огня, в буферной зоне между «ДНР» и украинской армией. В период артиллерийских дуэлей из всех строений повылетали стекла, а зэки вместе с контролерами прятались в подвалах. Год назад «Ураган» разрушил здание столовой, и можно считать счастливой случайностью то, что внутри находилось только пару работников кухни. Обвалившееся перекрытие искалечило одного из них и убило второго.
В советское время режим Енакиевской колонии назывался «особым», в последние годы она получила максимальный уровень безопасности. Здесь есть локальный сектор для пожизненников — тюрьма в тюрьме, в которой сидят те, кто убил больше, чем однажды.
И на остальной части учреждения № 52 сидят, как говорится, не за кражу кур, но настроения в зоне в большей мере проукраинские (может, потому, что тут находятся не только уроженцы Донбасса и немало «блатных»). Этих взглядов не разделял, как оказалось, зам.начальника по фамилии Мешков, который самопровозглашение «народной республики» отметил попойкой, а потом решил заняться воспитанием «любви к Донбассу» у зэков. Вспоминают, что пьяный представитель администрации устроил «салют» по случаю смены власти и самых гонористых «подопечных» распорядился поставить на колени, как «врагов». На зданиях до сих пор видны дырки от выпущенных этим замом начальника автоматных очередей.
Прошлую зиму пожизненники провели в минусовой температуре и во тьме. И некоторые настолько одичали, что, когда весной их решили вывести в баню (а в бане они не были около года), попрятались под нары, не желая выходить. Были готовы скорее поверить в то, что их будут расстреливать, чем мыть. Казалось бы – приговорены к высшей мере, находились в немыслимых условиях – но и эти люди хотели жить.
Среди осужденных к высшей мере, которые содержались в 52-й зоне, был и Вадим Болотских по прозвищу Москвич. Ключевой член банды Евгения Кушнира, доживший до наших дней (киллер, который заявил в суде, что лично расстрелял Евгения Щербаня в ноябре 1996 года на летном поле) — Болотских оказался одним из тех 8 «смертников», которые сбежали в 2014 году.
До войны идея побега из тюрьмы для ПЖ была из области фантастики. Но из-за обстрела УИН-52 оказалась обесточена. Подсобил беглецам и сговор с одним из помощников администрации, который открыл двери камер и помог выбраться за пределы внутренней тюрьмы, натянув тросы. Есть сведения, что шестеро беглецов в дальнейшем были убиты, но не Вадим Болотских.
Такую же невероятную (в прошлом) задачу решили шестеро зэков-«смертников» из Луганска. Все они содержались в местном следственном изоляторе и, как и енакиевские «коллеги», воспользовались аварийным отключением электричества. Одного из беглецов «ЛНРовцы» застрелили, остальные скрылись.
Родственники добивались передачи украинских зэков Украине. И так называемый «премьер народной республики» Захарченко был не против – по 52-й зоне он даже издал отдельный «государственный указ». Но передать смогли всего несколько десятков человек. В число счастливчиков попали 20 арестантов 52-ой колонии (из пятиста, которые там содержатся, включая 130 пожизненников). Их перевели в соседний Артемовск, подконтрольный Украине.
Вернулись в Украину и еще 20 обитателей Донецкого СИЗО, которых транзитом занесло в Донецкий централ (были доставлены для участия в судебных экспертизах в украинский город, и вдруг очутились в «ДНР»). Обе акции были распиарены, как успех омбудсмена Валерии Лутковской, но погоды не сделали.
А поле для приложения усилий правозащитников в «Л-ДНР» огромно. После того как 52-я колония из разряда ничьих перешла в число «ДНРовских», сюда начали поступать новички, осужденные т.н «республиканским судом». Возобновились и «спецназовские учения»: «народная республика» первым делом завела в зону «ОМОН» и жестоко избила зэков. Одному повредили позвоночник и он теперь передвигается на костылях.
За последние три месяца в Донецкой 124-й колонии пятеро были убиты при приеме этапов. Это известный способ, позволяющий ломать вновь прибывших, но раньше здесь не практиковался. Массовое избиение для «профилактики» применяют и в Донецком следственном изоляторе.
«Там теперь регулярные «маски-шоу», — рассказал «ОРД» Павел Паныч, бывший заключенный, который нынче помогает арестантам бороться за свои права. — Чтобы ударить человека, тоже нужна смелость и навык. Нужна «живая масса». И донецкое СИЗО для таких «тренировок» отлично подходит. «Омоновцы» набивают руку, чтобы в случае массовых протестов в Донецке никто не стеснялся».
Самой грустной колонией «ДНР» сегодня называют 27-ю в г. Горловка (средний уровень безопасности – бывший строгий режим). Здесь 16 сентября 2014 года произошло настоящее побоище. Привыкшие к тому, что им при Украине не запрещали смотреть футбол до отбоя (отбой, согласно внутреннему распорядку был в 22.00), зэки обиделись, что им неожиданно рано выключили свет, и стали тарабанить в двери. Обычно было так: постучали — футбол посмотрели — свет выключили. Но в этот раз дежурный в ответ на стук почему-то произвел выстрел вверх. Из-за забора это услышали «ДНРовцы» и приняли за бунт.
«Ворвались с автоматами бухие, наколотые, положили лицом в землю администрацию, потом стали стрелять по стенам, — рассказал один из бывших работников колонии. – Дежурный, который сдуру первым выстрелил, испугался за свою жизнь, и был вынужден сказать, что зэки взрывали петарды и буянили. «ДНРовцы» вошли в тот сектор, и стали бить зэков прикладами, стреляли по нарам. Троих убили. Один остался калекой – его долго били прикладом по голове. Еще одного ранили так неудачно, что пришлось ему отрезать руку. Всего было 19 раненых».
Говорят, с тех пор пытки в 27-й колонии стали обычным делом. Особенно популярна экзекуция под названием «троллейбус».
Заключенного сажают в клетку, внутри которой есть игрушечный руль. По бокам для потехи приделали колеса. Этот «троллейбус» стоит на плацу. Провинившегося сажают внутрь и выставляют на посмешище на 2-3 суток. Порой — даже в лютый мороз. Попасть в такую клетку можно по любому пустяку – например, за отказ пройти «отработки». «Не хочешь мести зону – получи «проездной» на «троллейбус», — так «шутят» в этой зоне.
Те зэки, кому уже по сроку пора на волю, попадают в коллизию – их сажали по украинским законам, а на территории «ДНР» действуют российские. И чтобы начальство проявило благосклонность, надо платить. Например, за свидание с родственниками местное начальство хочет 30 тысяч рублей.
Недавно в этой зоне состоялся своеобразный «референдум». Зэкам было предложено выбрать — где бы они хотели отбывать наказание – в Украине, или в «ДНР». Абсолютное большинство, надеясь, что это не просто опрос (а вдруг за ними, как и за теми двадцатью енакиевцами, приедет сама Валерия Лутковская?) выбрали Украину. В результате такого «голосования» не больше сотни из более, чем тысячи зэков пожелали сидеть в «ДНР». Столкнувшись с таким «недоразумением», начальство начало вызывать «проголосовавших» по одному и предлагать «подумать хорошенько». В итоге человек 50 оказались неуступчивы и теперь ждут репрессий.

 

Татьяна Заровная, «ОРД».

Рейтинг: 0

Опубликовал(а):

не в сети 8 часов

МУРЗІК ВЧОНЫЙ КІТ

825

Миротворец

Украина.
39 летКомментарии: 1039Публикации: 679Регистрация: 08-05-2015
    Авторизация
    *
    *
    Войти с помощью: 
    Регистрация
    *
    *
    *
    Пароль не введен
    *
    Ваш день рождения * :
    Число, месяц и год:
    Войти с помощью: 
    Перейти на страницу
    закрыть