Понедельник , 5 Декабрь 2016
001

Олигархи и футбол. «Динамо»: от Безверхого до братьев Суркисов.

Добавлено в закладки: 0

В конце 80-х киевское «Динамо» было одним из преуспевающих клубов (если так можно выразиться) по советским меркам. Напомним, что первым так называемым «хозрасчетным клубом» объявил себя днепропетровский «Днепр» в 1987 году. Тогда по стране под названием СССР вовсю шагала «перестройка», и футбол не мог оставаться в стороне. По сути, «Динамо» было вторым клубом бывшего СССР, перешедшее на «хозрасчетные рельсы»…

Кураторы, комсорг, Медведчук и деньги

До этого в «Динамо» было все более-менее очень даже в порядке с деньгами и материлальными благами (опять-таки по советским меркам). Клуб курировали первые лица Украины, в «Динамо» стекались все лучшие игроки с просторов Украинской ССР, и материальное обеспечение было на уровне — игроки основного состава, как правило, довльно быстро решали вопросы с квартирой и машиной. Большую роль в этом играл главный (тогда назывался — старший) тренер «Динамо» Валерий Лобановский, для которого вопрос материального обеспечения подведомственных ему футболистов был весьма важен, дабы игроки ни в чем не нуждались и всецело отдавались футболу.

Тем более, что нагрузки у Лобановского были такие, что многие новички поначалу не выдерживали, и думали ехать обратно в провинцию, тем более, что жили в гостиницах, общежитиях или на базе вдали от родного города и семьи. Поэтому вопросы материального обеспечения в «Динамо» решались оперативно, дабы у игроков как можно быстрее исчезали «дурные мысли». Одним из главных опекунов столичного клуба являлся первый секретарь Центрального комитета Коммунистической партии Украины Владимир Щербицкий, страстный болельщик «Динамо», всецело доверявший Валерию Лобановскому. Благодаря Щербицкому клуб считался одним из самых благополучных на территории СССР в вопросах жилищно-материального обеспечения.

Один из помощников Владимира Щербицкого в 1960-80 е годы Константин Продан вспоминает: «Сказать, что В.В. (Щербицкий — А.К.) любил футбол, был искренним почитателем этого замечательного вида спорта, означало бы не сказать ничего. Будучи человеком основательным, он досконально знал футбол, его организацию, кадровое обеспечение, создание суперкоманд, знал внутреннюю кухню, тончайшие нюансы самой игры, судейство. Знал многие другие параметры футбола на уровне профессионала. Сам он, непосредственно, не общался, скажем, с коллективом киевского «Динамо», которое занимало особое место в его жизни, но он постоянно держал в поле зрения всю околофутбольную ситуацию».

1

По словам Продана, Щербицкий занимался «Динамо» основательно. «…На стадионе В.В. не щелкал, как некоторые, семечки или не пил пиво. Он сидел с ручкой и блокнотом, делал свои пометки, после чего мог сделать профессиональный разбор игры секретарям ЦК — одним из кураторов команды. Им-то приходилось непосредственно вникать во все стороны жизни коллектива и каждой игры в отдельности».

При Щербицком «Динамо», как собственно и весь украинский футбол, весьма активно развивались. Он понимал, как утверждает Константин Продан, что «спорт — это политика, а футбол, благодаря его воздействию на настроения миллионов , заслуживает постоянного внимания первых руководителей республики».

Идеи о самофинансировании возникали в умах функционеров киевского клуба и их кураторов еще в 1987 году. В год, когда днепропетровскому «Днепру» разрешили некий «экономический эксперимент», и «Днепр» стал «хозрасчетным». Однако «Динамо» не удалось одновременно вместе с «Днепром» встать на самостоятельные финансовые рельсы. В Госкомспорте СССР не особо спешили дать «зеленый свет» киевской команде. Однако в Киеве с этим мириться не особо желали — особенно после того, как игрок «Динамо» Александр Заваров перешел в 1988 году в итальянский «Ювентус», и из пяти миллионов за переход Заварова долларов «Динамо» досталось только два. Остальные ушли на Федерацию футбола СССР и осели в Москве у чиновников и спортивных функционеров…

2

2 января 1989 года киевское «Динамо» становится акционерным футбольным клубом «Динамо» (Киев). Был избран президент — бывший комсорг завода «Арсенал» Виктор Безверхий. Поначалу в кассе «Динамо» было пусто и работникам клуба пришлось немало поработать, дабы касса начала наполняться. Вскоре у клуба появилось несколько спонсоров — несколько известных фирм из Италии и Великобритании. За короткие сроки «Динамо» удалось встать на самоокупаемость и не требовать от государства дотаций на содержание команды.

Более того, в 1989 году киевское «Динамо» совершило некую финансовую революцию на просторах Советского Союза, совершив фактически первый крупный трансфер в СССР. Впервые в истории советского футбола один клуб перечислил другому деньги за переход игрока. «Динамо» перечислило ленинградскому «Зениту» за переход нападающего Олега Саленко 37 500 рублей. Тут же разгорелся и первый финансовый трансферный скандал — «Зенит» не удовлетворился данной суммой и запросил полмиллиона. «Динамо» удалось тогда таки решить вопрос в свою пользу и убедить московских чиновников из Госкомспорта, что Саленко не имел «срочных договорных отношений» (тогда так называли контракт — А.К.) с ленинградским клубом…

Как вспоминает сам Олег Саленко, в киевском «Динамо» сразу решили его бытовые и материальные вопросы. «Когда футболист играет, он не должен думать о других проблемах. Тем более я еще в 1988-м женился. После перехода в киевское «Динамо» мне сразу же дали квартиру на Крещатике. У Лобановского все было налажено. К нему благосклонно относилось руководство Украины», — рассказал Саленко

Известный футбольный комментатор и один из функционеров «Динамо» Алексей Семененко в интервью Дмитрию Гордону рассказывал, что денег в конце 80-х -начале 90-х в «Динамо» было очень много. «Мы, представители клуба, в аэропорту «Борисполь» кого-то встречали. К Виктору Медведчуку (он тогда был адвокатом клуба) подошел какой-то солидный дядя и принялся расспрашивать: «Как дела в «Динамо»? Как развиваетесь?». На вопрос о финансах Виктор Владимирович ответил: «Того, что имеем, лет на 15 хватит»

3

Распродажа и самолет за Ребровым

Касса клуба усиленно пополнялась валютой, «Динамо» платило налоги и чувствовало себя неплохо в плане пополения клубной казны долларами и марками. Правда, пополнялась клубная казна во многом благодаря фактически масовому уходу из клуба звездных игроков, создавших имя и славу «Динамо» в восьмидесятые, выиграв Кубок Кубков и успешно выступивших на ЧМ 1986 в Мексике и чемпионате Европы в Германии в 1988-ом.

Опять-таки здесь имеет смысл сделать скидку и на то, что препятствий для отъезда за границу для советских футболистов больше не существовало, и в зарубежные клубы массово потянулись за длинным рублем и возможностью себя испытать множество футболистов бывшего СССР, в том числе и «Динамо», а столичный клуб изрядно пополнил клубную кассу, получив компенсацию за переходы игроков. Фактически клуб покинула целая плеяда футболистов, однако далеко не за всех были выплачены сумасшедшие деньги — многие игроки «Динамо» уехали за небольшие деньги за границу фактически доигрывать и перешли во второстепенные европейские клубы…

Хотя «Динамо» продало в полном расцвете сил таких игроков, как Олег Протасов и Геннадий Литовченко (оба стали игроками греческого «Олимпиакоса»), Алексей Михайличенко, перебравшийся летом 1990-го в итальянскую «Сампдорию», а также Сергей Юран, который уехал в португальскую «Бенфику» в 1991 году в 21 летнем возрасте. Между тем, в «Динамо» строили большие планы, объявили ставку на молодых игроков и даже вознамерились строить в Конче-Заспе современную спортивную базу за деньги, вырученные за продажу Алексея Михайличенко.

Летом 1990 года после чемпионата мира в Италии Валерий Лобановский покинул киевское «Динамо» и сборную СССР, которую возглавлял, совмещая с тренерством в «Динамо». Фактически Лобановский во времена Советского Союза был в «Динамо» не только главным (старшим) тренером, но и, как принято сейчас говорить, менеджером. Именно он был одним из инициатором и разработчиком перехода «Динамо» на профессиональные футбольные рельсы. При его участии еще в 1988 году осуществлялся переход в «Ювентус» Александра Заварова, и уже тогда Лобановский был по всей форме посвящен в нюансы функицонирования профессиональных футбольных клубов.

Во многом благодаря связям Лобановского среди кураторов «Динамо» в 80-е и состоялся переход клуба в ранг профессионального. В связи с этим приход в клуб Виктора Безверхого, назначенного президентом «Динамо» в 1989 году, был согласован Лобановским и «кураторами» клуба в лице людей, приближенных к Владимиру Щербицкому. Лобановский долгие годы поддерживал политику Безверхого и доверял ему, а после отъезда «Василича» на Ближний Восток тренером «Динамо» стал его ближайший друг и соратник Анатолий Пузач, при котором «Динамо» стало чемпионом СССР в 1990 году, и казалось, что будущее киевского клуба видится безоблачным на ближайшие десятки лет, как пророчествовал Виктор Медведчук

4

В 1991 году «Динамо», распродав фактически всех игроков, восхищавших в 80-е весь футбольный мир, заняло в последнем чемпионате Советского Союза лишь пятое место. Однако трагедии в клубе не делали — дескать, пришла молодая талантливая молодежь, и на ближайшие годы перспектива у «Динамо» видится безоблачная, только надо чуть подождать с результатами. Клуб, потрясший Советский Союз первой покупкой игрока в советском футболе, почему-то решил отказаться от покупки уже известных футболистов — к примеру, сорвались переходы в «Динамо» игрока «Торпедо» Олега Ширинбекова и футболиста «Памира» Мухсина Мухамадиева. Как объяснил тогда главный тренер «Динамо» Анатолий Пузач, в «Динамо» собраны очень талантливые молодые игроки, которые должны выстрелить, и покупать игроков нет смысла. Хотя в клубе -по прежнему водились деньги…

Как вспоминает бывший нападающий «Динамо» Олег Саленко, он был одним из первых, кому в «Динамо» платили зарплату валютой. «В 1991-м мне привозили 500 долларов. А в 1992-м у шести-семи ведущих игроков была одинаковая зарплата — по тысяче. У остальных — 500-700 долларов. В 1992-м платили уже официально, были контракты. До этого неофициально — тогда еще был Союз и не знали, как эти зарплаты оформить», — говорит Саленко. По его словам, этих денег с лихвой хватало на жизнь игрокам «Динамо». «Если переводить в рубли, то квартира тогда стоила пять тысяч долларов, машина — «девятка» — тысячу. То есть за месячную зарплату можно было купить авто. Еще не забывайте, что премиальные были почти такие же, как зарплата».

5

По словам Саленко, за победу в матчах последнего чемипионата СССР в 1991 году игрокам «Динамо» платили премию по 500 долларов. А вот в матчах чемпионата Украины за победу премии уже не платили. «В чемпионате Украины нам не сочли нужным платить за победы над командами, которые мы должны были обыгрывать просто так. Для игроков это была, мягко говоря, пародия, а не чемпионат», — вспоминает экс-нападающий «Динамо»

В 1992 году после распада Советского Союза «Динамо» приняло участие в первом чемпионате уже независимой Украины, и выступило очень неважно, заняв второе место и пропустив вперед симферопольскую «Таврию». Функционеры «Динамо» уже тогда отличились, заявив за клуб сбежавшего из московского «Динамо» Виктора Леоненко, который успел сыграть в матче Кубка Украины, однако потом попал под запрет ФИФА из-за протестов московского «Динамо». Леоненко потом таки разрешат играть за «Динамо», и он впоследствии станет, пусть и на короткий срок, настоящей звездой киевского клуба…

«Динамо» продолжало распродавать игроков — летом 1992 года из команды ушел Олег Саленко, не захотевший играть в украинском чемпионате и желавший попробовать себя в Европе. А в в спортивном плане дела клуба шли хуже некуда. Команда под руководством Анатолия Пузача выступала в чемпионате Украины и в еврокубках хуже не придумаешь, заняв по итогам первого круга чемпионата Украины 1992-93 лишь третье место, и выбыв из Кубка УЕФА, проиграв дважды бельгийскому «Андрелехту», в том числе и дома в ответном матче со счетом 0:3…

Хотя в 1992 году киевский клуб, несмотря на плачевные футбольные результаты, мог позволить себе такие невообразимые для футбольной Украины начала 90-х вещи, как послать за игроком «Шахтера» 18 — летним Сергеем Ребровым (нынешний главный тренер «Динамо» — А.К.) персональный самолет в Донецк. Сумма трансфера тогда была чисто символическая, и естественно, что Ребров по рекомендации тренера «Шахтера» Валерия Яремченко с удовольствием перебрался в Киев. Тем более, что донецкий клуб тогда также активно распродавал весь костяк команды, чтобы хоть как-то финансировать свою жизнедеятельность…

6

В ноябре 1992 года «Динамо» вместо Анатолия Пузача возглавил известный в прошлом игрок киевского клуба, один из учеников Лобановского Михаил Фоменко (нынешний главный тренер сборной Украины — А.К.) , поработавший тренером дубля «Динамо» в середине 80-х. Фоменко после дубля «Динамо» работал весьма успешно главным тренером «Гурии» из Ланчхути, вернув ее в высшую лигу чемпионата СССР в 1989 году, а также успев засветиться в Ираке, потренировав тамошнюю сборную и клуб и заслужив уважение самого Саддама Хуссейна. С приходом Фоменко игра «Динамо» наладилась, и киевский клуб выиграл чемпионат Украины 1992-93, догнав и опередив в итоге днепропетровский «Днепр», курируемый на тот момент Леонидом Кучмой, являющимся президентом «Днепра»…

«Динамо» с Фоменко выиграло чемпионат и Кубок Украины 1992-93, однако в клубе разразился очередной скандал. На сей раз — финансовый. Все мировые агенства облетел сюжет о том, что в киевском «Динамо», совсем недавно считавшемся одним из самых стабильных клубов бывшего СССР, не хватает денег даже на минеральную воду игрокам… Хотя, по всей видимости, ситуация не была внезапной и назревала в клубе давно, просто до поры до времени финансовые дела клуба тщательно скрывались…

7

Сабо, путч и «большая семерка»

 

«Разразилась катастрофа. Стали задерживать зарплату. Денег не было даже на то, чтобы купить воду футболистам. Они отказывались тренироваться, играть. В коллективе начались разброд и шатания. Каждый выживал как мог», — вспоминает пресс-аташе «Динамо» Алексей Семененко.

По его словам, сотрудники «Динамо», состоя в штате клуба, были вынуждены заниматься чем угодно, лишь бы прокормить семьи.

«Моя зарплата была четыре доллара. Ровно столько стоил блок сигарет «Данхилл», которые курил Виктор Ванифатович (Безверхий — А.К.). Я занимался частным извозом, у меня была машина. Грачевал, как это называется. Кроме того, с режиссером Николаем Рябовым, другом и еще одним моим кумом, мотались в Польшу. Приходилось продавать даже лифчики и женские трусики», — вспоминает Семененко.

20 июля 1993 года в газете «Спорт Экспресс» появляется небольшая заметка о смене руководства киевского «Динамо» и о катастрофическом положении дел в столичном клубе.

«Вчера отстранен от должности президента ФК «Динамо» (Киев) Виктор Безверхий, передает УКРИНФОРМ. Решение принято на экстренном собрании игроков и тренеров, которые заявили, что неправильная финансовая и хозяйственная политика превратила «Динамо» в банкрота. Клуб сейчас в астрономических долгах, в том числе и в валютных. Признаны невыгодными ряд контрактов на переход футболистов команды в зарубежные клубы. Вчера же по решению динамовцев создано акционерное общество «Футбольный клуб „Динамо“ (Киев)». Республиканский и городской Советы «Динамо» ему передадут две тренировочные базы и динамовский стадион. Президентом АО избран Григорий Суркис. Учредителями кроме футбольной команды и динамовских Советов стали также коммерческо-консультационный центр «Славутич» и британская фирма NEWPORT MANAGMENT. Уставной капитал — 10 миллиардов карбованцев. Избран и наблюдательный совет, в который вошли руководители республиканских МВД, СБ, пограничных войск и Генеральной прокуратуры»

Публикация вызвала шоковое состояние в футбольных кругах и всех болельщиков «Динамо» и не только. Разразившийся скандал продлился фактически до середины сентября, когда «Динамо» стартовало в квалификации Лиги чемпионов с испанской «Барселоной». Фактически в киевском клубе произошел некий переворот, и власть в нем захватили, как многим тогда казалось, какие-то непонятные люди. К тому же шокировала сама информация о банкротстве «Динамо» — клубе, который еще вчера казался весьма благополучным.
Клуб фактически перед стартом еврокубоков оказался в состоянии банкрота, о чем и свидетельствовали опубликованные документы. Однако в души болельщиков вселялась надежда, что киевский клуб останется на плаву, и пришедшие на смену Безверхому люди его спасут от банкротства и как-то «вырулят» ситуацию.

Доселе фамилия Григория Суркиса мало что говорила широким кругам украинской общественности, а тем более — болельщиков ФК «Динамо» (Киев). И здесь новоиспеченное руководство постаралось максимально уверить всех болельщиков «Динамо», что в клубе все будет хорошо, долги будут выплачены, а команда Михаила Фоменко не будет ни в чем нуждаться, сосредоточившись на достижении новых футбольных высот.

8

9

Как говорили тогда в кругах, близких к «Динамо», Григория Суркиса в киевский клуб стал подтягивать еще Йожеф Сабо — знаменитый в прошлом игрок столичной команды. Кстати, сам Сабо пришел в «Динамо» уже на административную работу в летом 1992 года, приглашенный «для дисциплины» на должность начальника команды вместо Владимира Веремеева. Роль Сабо в событиях лета 1993 года весьма значительна, так как именно он, по сути, занимался всеми делами клуба, как начальник команды. До прихода в «Динамо» Сабо трудился директором спорткомплекса «Трестбуддеталь», и уже был знаком с Григорием Суркисом. В частности, как утверждают источники в «Динамо», Суркис и Сабо любили проводить время в бане, где и обсуждали всевозможные футбольные, и не только, вопросы…

Собственно, Григорий Суркис всегда был близок к «Динамо» еще до его прихода в клуб в качестве президента. В особенности, если вспомнить тот факт, что его друг и соратник Виктор Медведчук был адкокатом «Динамо» еще в конце 80-х — начале 90-х, когда в «Динамо» было много денег… Впрочем уже тогда клуб фактически опекала неформально небезызвестная «киевская семерка» в лице Виктора Медведчука, Валентина Згурского, Григория Суркиса и других соратников. Об этом в одном из интервью в свое время упоминал Виктор Медведчук.

«Я с 1989 года начал заниматься футбольным клубом, а Суркис был ярым болельщиком. Мы с ним объединились вместе и начали работать на клуб. Он дружил со Згурским. Так появился Згурский. Потом появились Карпенко и Губский — два молодых ученых, которые стали кооперативщиками, зарабатывали деньги. Ребята тоже «отрывались»: была возможность заработать, почему бы и нет. Зарабатывали честно. Потом появился Лях, банкир, возглавивший Украинский кредитный банк. Еще Игорь Суркис. Вот так наша семерка замкнулась» (Виктор Медведчук, из интервью «Инвестгазете»)

10

11

12

Что же произошло в клубе летом 1993-го, насчитывающем миллионы болельщиков по всему бывшему СССР и за его пределами? Каким образом могло так случиться, что команда, ворочающая миллионами, вдруг резко обнищала и оказалась не в состоянии даже оплатить закупку минеральной воды игрокам? И случилось ли это внезапно или же назревало годами?

Тогда, летом 1993-го во время брифинга на тот моммент заместитель председателя спортобщества «Динамо» Александр Бандурко последствии станет одним из приближенных к Григорию Суркису лиц во время его руководства в Федерации футбола Украины — А.К.) поведал журналистам на брифинге, что финансовое состояние «Динамо» волновало его еще с 1990-го года. «Скажу лише те, що на сьогодні клуб заборгував різним банкам, іншим структурам понад мільярд карбованців і 2 мільйони 235 тисяч доларів США. І надії на швидке погашення цих боргів примарні. Тому й виникла необхідність акціонування клубу, залучення до цього тих, хто здатний вивести „Динамо“ з кризи»» — рассказал тогда Бандурко.

А Йожеф Сабо, на тот момент начальник команды и по роду своей деятельности отвечающий за ее обеспечение, рассказывал душераздирающие подробности. «Все время, покуда футболисты были в отпуске, мы ломали себе голову: как рассчитаться с людьми, выполнит или нет руководство свои обещания. От этого зависело, с каким настроением команда начнет сезон, как будет готовиться к матчам Кубка чемпионов с «Барселоной». Оказалось, на тренировку им выйти не в чем: нет бутс, тапочек, тренировочных костюмов — нет ничего. Такого я не помню за всю историю «Динамо». Приехали к себе в Кончу, еще новость — есть проблемы с приготовлением пищи. Почему? Потому что на всех базах закрыты динамовские счета, кругом мы должны. Такое бы случилось еще полгода назад, если бы не коммерческие структуры. Не ФК «Динамо», а они помогали команде — давали деньги на проживание, питание, все остальное. Поэтому, когда встал вопрос о том, как жить дальше, — не пятнадцать, а всего пять минут понадобилось команде, чтобы принять решение…», — рассказал Сабо журналистам.

Григорий Суркис, которого и имел в виду в качестве благодетеля «Динамо» Йожеф Сабо, говорил СМИ о том, что по доброте душевной предлагал Виктору Безверхому сменить «тактику и стратегию» хозяйственно-финансовой политики. «К сожалению, Безверхий не явлется специалистом в коммерции. Он очень быстро подписывает контракты«, — сказал Суркис.

Сместившие Безверхого товарищи также рассказали, что экс-президент «Динамо» не отчитался за 11 заграничных командировок, что представитель «Динамо» в Москве регулярно встречал и провожал жен руководителей клуба, отправляя их в разные концы земного шара, что первый заместитель президента Николай Федоренко за клубные деньги купил четыре квартиры.

«На сегодня финансовое положение клуба плачевное, — рассказывал главный бухгалтер ФК „Динамо“ Владимир Булименко. — Клуб должен 1,5 миллиона долларов банку „Украина“, 214 тысяч долларов — совместному предприятию „Динамо-Атлантик“, 208 тысяч долларов — Федерации футбола Украины за проценты по трансферам игроков. Кроме того, существуют штрафные санкции за просрочку возврата кредита банку „Украина“, которые ежедневно равняются 7 тысячам долларов. Таким образом, ныне они уже составляют около 400 тысяч. Различным фирмам и организациям ФК должен еще и около 2 миллиардов карбованцев. То есть можно говорить о фактическом банкротстве клуба…»

Следует отметить, что в 1993 году далеко не все приняли сторону Суркиса и Сабо. Многие журналисты и футбольные деятели были на стороне отстраненного от власти Безверхого, посчитав происшедшее не иначе как переворотом. Собственно, именно переворотом, или путчем, называл происшедшее и сам Виктор Безверхий.

«Я недаром употребил термин „путч“, — говорил Безверхий журналистам. — Чересчур много аналогий с событиями августа 91-го. Масштабы, правда, не те, но в остальном… При этом народу, то бишь футболистам, сулят золотые горы. Но каковы бы ни были посулы, неизменными остаются цели организаторов переворота: деньги и власть».

Плачевную ситуацию в клубе смещенный президент «Динамо» объяснял гиперинфляционными процессами, «душившими» 25 малых предприятий, в основателях которых числился ФК «Динамо»…

В отсутствии минеральной воды на базе в Конче-Заспе Безверхий обвинил Йожефа Сабо, тогдашнего начальника команды. Также, по мнению Безверхого, адвокат «Динамо» Виктор Медведчук умышленно «фальшивил» в работе с клубной документацией.

В этой связи весьма любопытно следующее. Учитывая, что Сабо давно был знаком с Суркисом и другими представителями «киевской семерки», вполне можно предположить, что начальник команды мог пойти на поводу у тех, кто хотел взять «Динамо» под свое крыло уже официально. Особенно если учитывать тот факт, что юристом в клубе трудился вышеозначенный Виктор Медведчук, также входивший в «киевскую семерку»…

13

Суркис, банк «Украина» и паркет

В футбольных кругах часто доводится слышать, что в 1993 году киевское «Динамо» банально «рейдернули», подставив под банкротство и фактически не оставив киевскому клубу и возглавлямшему его Безверхому выхода. Тем более, если учитывать, что в клубе постоянно имел дело с документацией Медведчук, прекрасно ознакомленный со всеми тратами бывшего комсорга Безверхого и возможно, вовремя не останавливающий его в силу одному ему известных причин… Тем более, что силовики были уже изрядно прикормлены и тесно работали с «киевской семеркой»… Во всяком случае, Безверхий жаловался журналистам на сотрудников силовых структур, давящих на него на предмет отставки и угрожающим «сроками»…

На самом деле в деле о «перевороте» в «Динамо» есть весьма любопытные нюансы. Как было уже упомянуто выше, «Динамо» на момент путча было должно, по словам главбуха киевского клуба Булименко, 1,5 миллиона долларов банку „Украина“, 214 тысяч долларов — совместному предприятию „Динамо-Атлантик“, 208 тысяч долларов — Федерации футбола Украины за проценты по трансферам игроков. Кроме того, существуют штрафные санкции за просрочку возврата кредита банку „Украина“, которые ежедневно равняются 7 тысячам долларов. То есть, структарам, пришедшим «Динамо» в итоге вытаскивать из ямы банкротства, учитывая хотя бы то, что «Динамо-Атлантик» как раз на тот момент «рулил» Григорий Суркис

Известно, что 5 августа 1992 года президент футбольного клуба «Динамо Киев» Виктор Безверхий обратился в банк «Украина» с просьбой предоставить валютный кредит в сумме 1 миллион 200 тысяч долларов сроком на три месяца. Цель — приобретение очень необходимого футбольному хозяйству оборудования для изготовления мозаичного паркета. Динамовцы обещали вернуть долг в первой декаде ноября, после того, как греческий клуб «Олимпиакос» рассчитается с ними за трансферы Олега Протасова и Геннадия Литовченко…

Далее цитируем «Украину Молоду»: «Накануне представители банка выезжали на улицу Вискозную, 32, где находился склад Киевской городской государственной товарно-сырьевой компании, чтобы убедиться в наличии оборудования для производства паркета и оформить его в качестве залога. Оборудование описали и, взяв за основу контрактную цену, оценили в 1 миллион 808 тысяч 473 немецких марок, что на тот момент соответствовало 1 миллиону 200 тысячам долларов США.

У любого человека, который имеет хоть минимальное представление о практике кредитования, возникает целый ряд вопросов: если срочно необходимо оборудование, то какой смысл оставлять его в качестве залога и для чего в таком случае брать кредит, если через три месяца ожидается поступление денег? И на каком основании банк одалживает деньги на условиях, выгодных заемщику, — цена залога составляет сумму кредита в соотношении один к одному (нормальным считается соотношение 1:2 или даже 1:3).

Мало того, из общей суммы кредита на счет ФК «Динамо Киев», согласно тексту договора №28/19, следовало отправить только 30 тысяч долларов, остаток суммы следовало перечислить в берлинское отделение Deutsche Bank на счет №0541995, принадлежащий СП «Динамо-Атлантика» (генеральный директор — Г. Суркис).

Любопытно, что киевское «Динамо» в июне 1992 года уже обращалось в агропромбанк «Украина» с просьбой о кредите в 500 тысяч долларов для приобретения медицинского оборудования сроком на три месяца, пообещав рассчитаться в первой декаде сентября деньгами, вырученными от продажи Сергея Юрана в «лисабонскую Бенфику». И на тот раз, как пишет Украина молода, вся сумма полностью была отправлена со счета №618 ФК «Динамо Киев» в берлинское отделение Deutsche Bank на счет СП «Динамо-Атлантика» №0541995…

«Чтобы вернуть этот полумиллионный кредит, взяли новый: 14 августа 1992 года АПБ «Украина» получил 510 тысяч долларов – сюда вошли как сумма кредита — 500 тысяч, — так и проценты за его использование — 9 тысяч за 37 дней. Основная часть суммы, 642 тысячи долларов — осталась в распоряжении «Динамо-Атлантика».

А 1 сентября началось переписка динамовского президента с руководством банка «Украина». Для начала, чтобы его зря не тревожили, он попросил разрешения провести оплату процентов за пользование кредитом одновременно с погашением общей суммы кредита. Потом, через три месяца, 2 ноября, когда подошел срок возвращать деньги, В. Безверхий просит отсрочку погашения кредита, поскольку «ФК Олимпиакос» до сих пор не рассчитался с «Динамо» за купленных игроков, а судебное заседание по этому делу назначено на 23 ноября.

Через год, 1 июля 1993 года, «динамовцы», так и не заплатив ни цента даже процентов за пользование кредитом, просят пролонгировать договор, уже до 31 декабря. На этот раз «Динамо» надеется получить 500 тысяч долларов от испанского клуба «Логроньес» за трансфер Олега Саленко, а также предполагает, что «один из французских или австрийских клубов купит Ахрика Цвейбу, за которого можно выручить не меньше 250 тысяч долларов». А 2 миллиона 700 тысяч швейцарских франков, которые достались киевлянам за участие в Кубке чемпионов УЕФА, перечислят до конца года.

Когда в 1993 году коллективное предприятие футбольный клуб «Динамо-Киев», которое дышало на ладан, обрело новых хозяев, которые придали ему форму акционерного общества, новый президент Григорий Суркис, «будучи правопреемником», высказал готовность с помощью учредителей выполнить финансовые обязательства перед банком «Украина» по кредитному договору №28/19 от 4.08.1992 в полном объеме.

Вскоре от его благородных намерений не осталось и следа: 17 мая 1994 года Г.Суркис был готов взять на себя обязательства только по возвращению процентов в сумме 198 тысяч 066,67 доллара. К этому времени было подписано соглашение между председателем ликвидационной комиссии А. Бандурко «Динамо-Киев» и председателем правления АК АПБ «Украина» А. Коваленко, в котором была зафиксирована сумма задолженности — 1 миллион 398 тысяч 67 долларов США. «О готовности взять на себя финансовые обязательства заемщика, который находится в стадии ликвидации, письменно заявили:

— АО «ФК «Динамо-Киев» в части выплаты процентов за пользование кредитом в сумме 198 666,67 доллара США;

— СП «Паркет» (дебитор заемщика) в части погашения основного долга в сумме 1 200 000 долларов США путем переоформления на себя кредитного договора и последующего погашения кредита в течение 14 месяцев».

При этом банк полностью отказался от применения штрафных санкций, предусмотренных кредитным договором, и от взыскания процентов с 1 июля 1993 года.

16 августа 1994 года начальник управления валютных ресурсов и корреспондентских отношений банка «Украина» А. Скляров вынужден был напомнить: «Уважаемый Григорий Рахмилиевич! Акционерное общество ФК «Динамо Киев» взяло на себя обязательства по возвращению процентов в сумме 198 066,67 доллара (согласно письму от 17 мая №453/15). До настоящего момента указанная сумма не выплачена банку».

29 августа Григорий Суркис отвечает на это, что обязательства АО не выполнены «в силу обстоятельств, которые не зависят от АО «ФК «Динамо-Киев». Проценты по кредиту были погашены частично: 32 566,67 доллара оплатили «динамовцы», а 5 256 долларов — квартирное управление Киевской госадминистрации.

Когда долг «Динамо» переоформлялся на «Паркет», договор залога был вновь оформлен — на этот раз на сумму 529 тысяч долларов. И в залог была передана и сама технологическая линия по производству ламинированного паркета. Когда стало ясно, что «паркетчики» не будут отдавать чужие долги, было подписано четырехстороннее соглашение между банком «Украина» и Укрэксимбанком, Киевгорглавпоставщиком и СП «Паркет» о порядке реализации имущественного комплекса по производству паркета.

4 декабря 1996 года состоялась встреча между представителями фирмы «Пилигрим» и банка «Украина», на которой директор «Пилигрима» высказал намерение взять в лизинг линию по производству паркета сроком на 10 лет. На следующий день состоялся выезд на место, где находилось оборудование. При проверке было установлено, что оборудование частично разукомплектовано, его охрана практически не осуществляется.

В беседе директор фирмы «Пилигрим» уточнил, что готов взять оборудование в лизинг, если ему будет дополнительно предоставлен кредит в сумме 500 тысяч долларов для доукомплектования линии и переоборудования ее в производство щитового паркета. Линию он оценил в 500 тысяч долларов.

11 марта 1998 года состоялась встреча представителей банка «Украина» и руководства фирмы «Паркет».

«Обсудив ситуацию, пришли к выводу: директор фирмы «Паркет» (А. Данилевский) сообщил, что в данный момент не является директором, печати фирмы не имеет, ситуацией по поводу использования и возвращения кредита не владеет. К деньгам отношения не имеет, поскольку они через фирму «Паркет» не проходили«.

Когда на счет киевского «Динамо» все же поступили деньги от пирейского «Олимпиакоса», то Григорий Суркис назвал это торжеством справедливости и законности. Но забыл при этом сообщить, что часть этих денег он в свое время обещал вернуть их законному владельцу — банку «Украина». А схема с мертворожденным дебитором СП «Паркет» сработала безукоризненно, потому что вся история с кредитом в 1 миллион 200 тысяч долларов была хорошо продумана с самого начала, — никто и не собирался его возвращать»

В общем, как говорится, дело ясное, что дело темное… Возможно, что Безверхий искренне пытался рассчитаться с долгами клуба, при этом не забывая про свой карман и ожидая, что все «срастется». Говорят, что он до последнего надеялся, что в «Динамо» все будет хорошо, и даже заложил свое имущество, чтобы рассчитаться частично с долгами. Однако, по всей видимости, как писали классики, «надули» его поистинее с гениальной простотой. Никто никому не должен, деньги за многие трансферы футболистов пришли тогда, когда Безверхого уже не было в клубе, а Суркис и «большая семерка» сделали все для того, что клуб «Динамо» (Киев), который они всегда «любили всем сердцем», оказался им должен по гроб жизни. А потом можно было его возвращать за копейки и в ранге «спасителей». Как говорится, только бизнес и ничего личного….

Кстати, подобную версию событий поддерживает и экс-президент бориспольского «Борисфена» Игорь Ковалевич, в начале девяностых выведший аматорский клуб из Борисполя в высшую лигу чемпионата Украины. «Динамо» переживало не лучший свой период, откровенно рассыпалось. Тогда президентом был Виктор Безверхий. Суркис был в клубе, но ждал, когда он обанкротится, чтобы взять под свою опеку. На этом фоне мы себя очень уверенно чувствовали», — говорит Ковалевич, плативший перед приходом Суркиса в «Динамо» своим футболистам едва ли не самые высокие зарплаты в Украине.

Кстати, экс — вратарь «Динамо» Игорь Кутепов вспоминал в одном из интервью, что Суркис платил зарплату игрокам «Динамо» еще до ухода Виктора Безверхого. Что это было — Суркис ждал, когда обанкротится его «любимый клуб» и параллельно склонял на свою сторону единомышленников из числа игроков и тренеров?

Что касается Виктора Безверхого, то он какое-то время после его смещения из клуба занимался туристическим бизнесом, пытался вернуться в большой футбол в тот момент, когда в середине 90-х в днепропетровский «Днепр» ненадолго пришел Игорь Бакай, и последний год своей жизни работал в Киевской городской государственной администрации начальником отдела Главного управления коммунального хозяйства, занимался вопросами подготовки гостиничного хозяйства к Евро-2012. Умер 18 декабря 2009 года от инфаркта в маршрутном такси по дороге на работу. Похоронен в городе Буча…

«Любил очень футбол и был очень мягкий человек. Мы с президентом мало общались», — говорит о Безверхом бывший вратарь киевского «Динамо» Игорь Кутепов. «Безверхого я так и не понял: хороший он был или плохой, если так примитивно говорить.. Лобановский его какое-то время поддерживал. Денег в клубе тогда было очень много. Вот факт. И разразилась катрастрофа. А потом киевское «Динамо» возглавил Григорий Суркис. И началась классная работа, классная жизнь. Все в клубе, начиная с президента, пахали по 25 часов в сутки. «, — вспоминает бывший пресс-атташе «Динамо» Алексей Семененко.

Кстати, как говорят в кругах, приближенных к «Динамо», во многом именно из-за ситуации с Безверхим Валерий Лобановский долго не мог согласиться на возвращение в столичный клуб, с которым была связана вся его жизнь, потому что не доверял братьям Суркисам и их окружению…

14

Тренер Михаил Фоменко, которого в клуб приглашал Безверхий, и с именем которого связано первое украинское чемпионство «Динамо», продержался в киевском клубе при правлении Суркисов всего полгода. Киевское «Динамо» выиграло дома в меньшинстве у «Барселоны» со счетом 3:1 в те дни, когда только стал остывать конфликт со смещением руководства в клубе. Затем подопечные Фоменко проиграли на выезде 1:4 и выбыли из борьбы…

Говорят, что именно этот факт стал причиной, по которой Фоменко, ныне работающий главным тренером сборной Украины, и новые владельцы «Динамо», расстались. По другой версии — у Григория Суркиса и Михаила Фоменко якобы был конфликт после матча с командой «Верес» (Ровно), когда «Динамо» сыграло вничью, и Суркис обвинил Фоменко в «договорняке». По третьей версии — Фоменко «выжил» из «Динамо» Йожеф Сабо, с которым у Фоменко тоже не сложилось. А по версии экс-президента «Борисфена» Игоря Ковалевича, в чьем клубе Фоменко работал после ухода из «Динамо», Суркису не нравилось, когда говорят все в глаза…

«Фоменко может за себя постоять. Я очень рад, что Михаилу Ивановичу удалось доказать, что он тренер. Вы вспомните время, когда он работал в «Динамо». Тогда на нем все держалось. Ведь не было средств даже на питание, он, как мог, держал команду. Он из тех людей, которые всегда все говорят в глаза. Скажем так, Суркису это не понравилось. Фоменко обыграл «Барселону», а его потом убрали», — считает Игорь Ковалевич

Как бы там ни было, ни братья Суркисы, ни Михаил Фоменко, возглавляющий сейчас сборную Украины, с той поры оставляют свой конфликт для общественности «без комментариев» и говорить на эту тему не хотят. Говорят, что отношения у сторон весьма и весьма прохладные еще с 1993-года…

А после ухода Михаила Фоменко команду принял вышеупомянутый Йожеф Сабо. И у киевского «Динамо» начался новый этап истории — уже при братьях Суркисах. Этап. в котором было много плохого для клуба, так и много хорошего. Период, когда клуб исключали из еврокубков и когда вернулся легендарный Лобановский, изменивший свое мнение насчет Суркисов… Но об этом — в следующем материале

via Антон КАМЕНСКИЙ

Рейтинг: 0

Опубликовал(а):

4 967

Модератор сайта.
Если есть вопросы, задавайте в «приватный чат» в личном кабинете.

Италия. Город: Катания
34 годаКомментарии: 4341Публикации: 23067Регистрация: 01-08-2014
  • Модератор сайта
Авторизация
*
*
Войти с помощью: 
Регистрация
*
*
*
Пароль не введен
*
Ваш день рождения * :
Число, месяц и год:
Войти с помощью: 
Перейти на страницу
закрыть