Суббота , 3 Декабрь 2016
001

Прощайте, доноры?

Добавлено в закладки: 0

Украине, особенно среди популистов, принято сетовать на Международный валютный фонд. Но нельзя отрицать тот факт, что большинство его требований, будучи строгими и сложными для выполнения, необходимы для развития страны. В этом ракурсе возобновление сотрудничества с кредиторами нужно не только из-за миллиардов долларов финансирования, которые мы можем получить, но и потому, что МВФ и другие международные доноры являются своеобразными катализаторами реформ, “погонщиками” украинской власти в деле их проведения.

На днях было назначено новое правительство во главе с Владимиром Гройсманом. Самое время спросить: будет ли возобновлено сотрудничество с МВФ и ускорится ли процесс трансформации экономики?

Неизменные требования

Чтобы ответить на эти вопросы, посмотрим на последние события в Украине сквозь призму требований МВФ и других кредиторов.

Первое условие — продолжать реформы. Способно ли на это новое правительство? Может быть, и так. Но если бы власть намеревалась продвигаться с преобразованиями дальше и нарастить их темп, то, пожалуй, оставила бы на своих позициях тех министров, которым что-то удалось сделать и которые не успели завершить много начатого.

Но ни одного из министров-технократов (Абромавичуса, Яресько, Пивоварского, Павленко), которые имели конкретные достижения в своих областях, в новом Кабмине мы не увидели. В то же время лица (Стець, Кириленко, Розенко и др.), на которых эксперты часто жаловались из-за их неэффективности или банального бездействия, не потеряли своих позиций в правительстве, а иногда и улучшили их. Некоторые из новых лиц в правительстве вызывают откровенные опасения по поводу их компетентности, появляются и вопросы о принадлежности части министров к олигархическим группам. Можно ли ожидать реформ от такого состава Кабмина? Сомнительно.

Второе условие МВФ — побороть коррупцию. Надеяться ли на его выполнение?

Во-первых, перетасовки в правительстве никак не повлияли на процесс реформирования правоохранительной системы, который, кстати, очень зависит от президента и его политической воли. В этой области сохранилось статус-кво: там, где реформы пошли (полиция), они продвигаются, а там, где фактически и не начинались (суды, прокуратура), их до сих пор нет.

И новое правительство здесь ничего не улучшит. Пожалуй, нет таких наивных, которые думали бы, что несколько созданных с нуля антикоррупционных органов что-то изменят без политической воли на то. В то же время правоохранительная система является ключевым звеном в преодолении коррупции, а следовательно, и в исполнении требования Фонда.

Во-вторых, само назначение нового правительства сопровождалось пиковыми уровнями политической коррупции. Кулуарные договоренности относительно кандидатур министров, отторжение варианта создания технократического правительства, различные казусы со всевозможными Кононенко, торги с олигархами — все это указывает, что министры будут зависимыми и в своей массе выполнять указания Банковой и олигархов. Преодолеют ли коррупцию те, в чьей среде она процветает? Вопрос риторический.

Наконец, еще один важный факт, который существенно будет влиять на возможности возобновления сотрудничества с МВФ: призрак парламентской коалиции. Голосование за премьера и программу деятельности новосозданного Кабмина показали, что парламентское большинство существует только на бумаге.

Возможно, наибольшую вину за это следует возложить на те политические силы, которые принадлежали к предыдущей коалиции и вышли, опьяненные ростом собственных рейтингов, услышав запах досрочных парламентских выборов и начав ставить нереальные ультиматумы и популистские требования. Они играют (сознательно или нет) на руку олигархам, ведь теперь контролируемые последними депутатские группы де-факто будут иметь золотой мандат во время голосований в Верховной Раде. Что это значит?

То, что ни один реформаторский закон, не выгодный самим олигархам, в парламенте принят не будет. А таких законов для ритмичного сотрудничества с МВФ и трансформации страны нужен не один десяток. Олигархи вернулись в игру и взяли власть на крючок. Теперь они как бы говорят двум политическим силам, которые формируют нынешнюю коалицию, и их руководителям: «Хотите оставаться у власти? Тогда платите. Законами, поступками, живыми деньгами, в конце концов».

Понятно, что такая конфигурация политического ландшафта отнюдь не совместима с реформами. А потому и с сотрудничеством с МВФ. Конечно, можно надеяться, что правительство на морально-волевых качествах таки обойдется без принятия многих нужных законопроектов, учитывая сопротивление им в парламенте, и доведет до ума, по крайней мере, те реформы, которые начали его предшественники. Это был бы максимум, который можно выжать из текущей ситуации, но и его достаточно, чтобы изменить страну к лучшему. Как бы там ни было, но путь нового Кабмина будет тернистым и не обязательно эффективным.

Установление дистанции

За два года, в течение которых Украина сотрудничала с Международным валютным фондом, мы получили $11,6 млрд от него и еще около $10 млрд от других международных доноров. Еще несколько миллиардов удалось сэкономить на выплатах внешних обязательств перед Россией и частным кредиторам благодаря твердой позиции МВФ и его помощи во время реструктуризации долгов.

Именно эти деньги стали определяющими в достижении макроэкономической стабилизации на нынешнем уровне. Но последняя, ​​хотя и была долгожданной целью прошлого правительства, коварно пошутила с ним и страной в целом. Увидев, что экономика достигла дна и постепенно переходит в фазу роста, к тому же на Донбассе стало как-то поспокойнее, коалицианты начали играть в политику. Одни спешно повышали социальные выплаты, другие разыгрывали карту досрочных парламентских выборов. Словом, расслабились.

И этим не закончилось. Пожалуй, сейчас большинство ключевых политиков в государстве считает, что мы спокойно выдержим следующие три года без внешних кредитов, в том числе новых траншей от МВФ, и что пришло время получить компенсацию (в виде должностей, денежных потоков, льгот или других уступок) за то напряжение, которое пришлось пережить из-за кризиса и войны за два последних года.

Поэтому они решили оставить иностранных партнеров за бортом, как это не раз делали их предтечи. И хотя этой власти хватило на четыре транша от МВФ, тогда как сотрудничество предшественников с Фондом обычно заканчивалась после первого, сути это не меняет. Власть использовала иностранных партнеров в худших традициях украинского политикума периода независимости.

И это при том, что наши доноры готовы и в дальнейшем нам помогать, о чем уже после назначения нового состава Кабмина заявили представители МВФ и других международных финансовых организаций. Все это дает нам урок: украинская власть способна думать о народе и развитии страны только тогда, когда ее припереть к стенке внешней агрессией, глубоким экономическим кризисом и другими эпохальными проблемами. Только такие обстоятельства способны ее объединить и отрезвить.

В течение последних двух лет интересы западных партнеров хорошо пересекались с потребностями украинского народа (именно он, решившись на Революцию достоинства, изменил отношение Запада к стране и спровоцировал его попытки помочь). Главным результатом такого заочного сотрудничества стали реформы, пусть даже медленные и фрагментарные.

Поэтому проблема нынешней позиции украинской власти, которая отодвигает западных партнеров на определенную дистанцию, даже не в том, что следующие деньги от МВФ и других доноров не поступят. Ведь тех средств, которые мы уже получили и смогли сэкономить, при нынешней конъюнктуре и благоприятном стечении обстоятельств, для которого нужно лишь немного удачи, может вполне хватить, чтобы поддерживать достигнутое экономическое равновесие.

Беда даже не в том, что европейцы и американцы разочаровываются в Украине, ведь, помогая нам, они преследуют собственные геополитические цели и хорошо знают, с кем имеют дело и на что идут. Наибольшая угроза — потерять в лице доноров наиболее пламенных сторонников украинских реформ, которых когда-либо можно было найти за пределами страны, а вместе с тем — “погонщиков”, обладающих мощными финансовыми рычагами, которыми они до сих пор заставляли нашу власть двигаться по пути преобразований в стране.

То, насколько самонадеянно чувствовал себя украинский политикум, в частности, его одиозные представители в течение последних двух месяцев политического кризиса, указывает на очень высокую вероятность реализации названной угрозы. При таком сценарии наш народ, безусловно, проигрывает. К сожалению.

И именно поэтому политические события последних недель и назначения нового правительства в таком составе и при таких ограничениях, вероятно, можно назвать контрреволюцией 2.0 Поскольку названные процессы, вероятно, оттолкнут западных партнеров, сведут на нет темп реформ, восстановят утраченные позиции олигархов и будут иметь еще множество мелких негативных последствий. То есть приведут к потерям по большинству пунктов, которые отстаивал Майдан.

Спросите, что будет дальше? Многие говорят о Майдане 3.0, который, предсказывают, будет кровавым. Конечно, вероятность этого сценария существует, хоть и не максимальная (ее трудно оценивать, ведь такие разговоры выгодны и Кремлю, который может принимать непосредственное участие в их инспирировании и нагнетании ситуации).

А вот на 100% можно быть уверенными в том, что время пролетит быстро и совсем скоро наступят 2018-2019 годы, когда Украина в соответствии с графиком будет должна начать выплачивать тело заимствований, привлеченных от МВФ, а также реструктурированных в рамках долговой операции с частными кредиторами. И если к тому моменту экономика останется нереформированной и не будет демонстрировать высокие темпы роста, то платить будет нечем. Тогда страну ждет очередной кризис, который, вероятно, будет связан с рядом, мягко говоря, неблагоприятных социальных и геополитических процессов.

Расслабившись, наши политики без лишних угрызений совести выбросили два месяца на политические «договорняки» с неопределенным и неустойчивым результатом, тогда как время бежит, а страна нуждается в реформах больше, чем когда-либо в своей истории. Ведь запас прочности, унаследованный с советских времен, исчерпывается.

Что это, как не близорукость, безответственность и убийственная халатность?

Факторы пессимизма

Задача для вновь созданного правительства простая и вместе с тем сложная. С одной стороны, ему надо довести до логического завершения реформы, начатые предшественниками, причем делать это придется в куда более легких обстоятельствах, а именно: относительном затишье на Донбассе и умеренно восходящей фазе экономического цикла.

Такой работы, вероятно, будет достаточно и для возобновления сотрудничества с международными донорами. Можно начинать и новые преобразования, но даже без них работы хватит всем. С другой стороны, одна из основных традиций украинского политикума периода независимости — перечеркивать все, что делали предшественники и начинать с нуля.

Не продлят ли вновь назначенные министры давнюю традицию? На днях Степан Кубов заявил, что Кабмин отзывает из парламента 178 законопроектов, поданных предыдущим правительством, для их инвентаризации. Шаг якобы логичный и должен завершиться пересмотром этих документов, доработкой и возвращением в парламент. Но где гарантии, что на упомянутом отзыве процесс не закончится?

Те, кто оптимистично верит в преданность нового правительства идеям трансформации, говорят: мол, большинство должностных лиц, пришедших в министерства после Революции достоинства и на плечах которых лежала вся рутинная работа по проведению преобразований, остаются на своих местах. Это действительно так.

Они остались, потому что не знают, о чем власть договаривалась с олигархами в кулуарах, и считают, что реформы будут продолжаться. Но как только увидят обратное и разочаруются, то непременно покинут свои посты. Такое вымывание эффективных молодых кадров, которые уже стали довольно знаменитыми благодаря своей работе, станет лакмусовой бумажкой, которая покажет, на что в действительности способно и нацелено новое правительство.

Можно пойти от противного и спросить: почему ни один технократ не захотел обнять министерскую должность в этом Кабмине (на что Порошенко, возможно, намекнул в своей речи, сказав, что не так просто взять и сделать)? Наверное, потому что видел полное отсутствие перспектив что-либо поделать для страны и понимал, на что способен новый Кабмин в нынешних политических обстоятельствах. Если так, то осознание обреченности нового правительства в контексте реформирования страны скоро придет и к тем молодым и инициативным реформаторам, которые еще лелеют определенные надежды. Хотелось бы ошибаться.

Владимир Гройсман формирует группу иностранных советников, которую возглавит бывший вице-премьер-министр Словакии Иван Миклош. Инициатива хорошая, но не станут ли они ширмой, которая будет закрывать бездействие власти перед международными донорами? Иметь хороших советников нужно. Но дойдет ли дело до реализации их советов, если в новом правительстве аж шесть вице-премьер-министров, а из прошлого известно, что эти должностные лица постоянно конфликтуют с министрами в соответствующих направлениях за полномочия? Кто будет выполнять советы: министры или вице-премьеры? Скорее, никто.

В конце концов, даже если новоназначенный глава Кабмина действительно является горячим сторонником реформ, как он не раз об этом заявлял, то ему придется балансировать между интересами олигархов, с одной стороны, и прогрессивными инициативами иностранных и молодых украинских реформаторов — с другой.

В конце концов одна из сторон победит, и, судя по мощности и множественности олигархического влияния на нынешнее правительство и ситуацию в парламенте, Гройсман, вероятно, примет сторону олигархов. Доноры поймут это очень скоро и сделают соответствующие выводы с последствиями для реформ и перспектив украинского народа.

Во время выступления в парламенте, приуроченном к назначению его премьер-министром, Владимир Борисович заявил, что покажет всем новое качество управления государством. Обстоятельства его назначения, политическая зависимость премьера и расстановка сил в парламенте и правительстве указывают на то, что шансов реализации этого обещания — один из ста или даже из тысячи. Конечно, Гройсман может начать вести свою игру, которая будет отвечать интересам народа, как Мазепа более 300 лет назад. И даже может победить в ней и добиться успеха. Тогда он, несомненно, войдет в историю. Но хватит ли пороха в пороховницах?

 

via

Рейтинг: 0

Опубликовал(а):

не в сети 60 минут

Сергей Кирилов

4 964

Модератор сайта.
Если есть вопросы, задавайте в «приватный чат» в личном кабинете.

Италия. Город: Катания
34 годаКомментарии: 4339Публикации: 23064Регистрация: 01-08-2014
  • Модератор сайта
Авторизация
*
*
Войти с помощью: 
Регистрация
*
*
*
Пароль не введен
*
Ваш день рождения * :
Число, месяц и год:
Войти с помощью: 
Перейти на страницу
закрыть