Суббота , 3 Декабрь 2016
001-256

Как геройски сражался и погиб командир 51-й бригады Павел Пивоваренко

Добавлено в закладки: 0

Как его предали и оклеветали живые «полководцы».

«Комбриг не вышел из боя»

Трагическая история т. н. Иловайского котла до сих пор остается расследуемым. Военный прокурор Анатолий Матиос, бывший министр обороны Украины Валерий Гелетей и командующий сектором Б, а ныне — начальник штаба Сухопутных войск ВСУ генерал Руслан Хомчак имеют свое видение того, что произошло. Краеугольным камнем их, а вместе с тем — и государственной концепций является то, что в трагедии в значительной степени виновата 51-я отдельная механизированная бригада, командир которой полковник Пивоваренко «исчез», «возможно погиб», «есть данные, что перешел на сторону врага », и т.д.

Когда же о судьбе Павла Пивоваренко спрашиваешь у военных, которые знали его лично, они обычно отвечают: «комбриг не вышел из боя». Так даже в нескольких документах написали. Однако, как мог предать полковник, который освободил более 20 населенных пунктов, включая Северодонецк и Лисичанск, а также под командованием которого были взяты в плен российские десантники — почему-то никто объяснить не может.

51-я бригада тоже ни в чем не виновата — это героическая часть, личный состав которой еще весной 2014 года вмещался на маленьком плацу во Владимир-Волынском. Было в ней всего несколько сотен военнослужащих и гражданский персонал, набранный в значительной степени из женщин.

Трудное начало

В первой половине апреля 2014 года в бригаду стали прибывать мобилизованные, прежде всего — из Волынской и Ровенской областей, но были также из Ивано-Франковской и Херсонской. В бригаде начали формироваться три батальонно-тактические группы, которые вскоре отбыли для боевого слаживания на полигон под Ровно. Военная техника, поступившая на вооружение групп, была старых советских образцов, и, в целом — неплохая, но по большей части в последний раз испытывалась еще в … 1988 году.

Таким образом, для использования в боевых условиях эту технику необходимо было еще несколько месяцев «доводить до ума». Так же, как и людей — ведь подавляющее большинство солдат и офицеров были обычные люди «с игра жданка», которые в большинстве своем даже во времена срочной службы стреляли из автоматов по несколько раз, не говоря уже об освоении боевой техникой. Несмотря на это, 5-го мая 1-я и 3-я батальонно-тактические группы 51-й бригады отправились в Донецкую область. 2-я батальонно-тактическая группа до Иловайских событий оставалась в резерве на полигоне в Киеве.

В то время бригаду возглавлял полковник В. Яцков. Перед ним была поставлена ​​задача создать 9 блокпостов между населенными пунктами Донецкой области: Курахово — Богоявленка — Угледар — Павловка — Егоровка — Волноваха. Настроения местного населения в то время больше склонялось к поддержке сепаратистов. На местных влияли как внешние факторы: сепаратистсая агитация о якобы высоких зарплатах и пенсии в России; так и внутренние: как оказалось, в Угледаре и окружающих городках немало «бизнеса» принадлежало Саше-«Стоматологу» — старшему сыну Виктора Януковича. Один из руководителей местной милиции честно признался военным, что он и многие его коллеги находятся «на зарплате» у А. Януковича, и прежде всего будут выполнять его приказы.

К Волновахе колонну 51-й бригады просто не пустили: местные жители перегородили дорогу и не дали технике войти в город. Конечно, в тех условиях никто не был готов действовать агрессивно, и офицеры 51-й бригады получили задание вести разъяснительную работу среди местных и пытаться избегать конфликтов.

 

Блокпосты с 1-го по 4-й заняли подразделения 1-й батальонно-тактической группы, с 5-го по 9-й — 3-й. Примерно 17 мая в бригаду поступил приказ создать еще один блокпост — 10-й, в районе железнодорожной станции Велико-Анадоль. Среди военнослужащих было распространено мнение, что этот блокпост должен был обеспечить открытие в этом районе еще ​​нескольких избирательных участков накануне президентских выборов 25 мая 2014 года.

Именно здесь, на 10-м блокпосту, в 4:30 утра 22 мая произошла трагедия, которая стала причиной отстранения от командования бригадой полковника В. Яцкива.

10-й блокпост был сложным во многих отношениях, и именно поэтому на нем лично находился командир 3-й батальонно-тактической группы майор Леонид Полинкевич.

По словам одного из офицеров 51-й отдельной механизированной бригады, который по горячим следам выяснял обстоятельства, что произошло дальше, ситуация сложилась таким образом. Вечером накануне трагедии Л. Полинкевич объехал на командирском УАЗике блокпосты и вернулся на 10-й. Всего там находилось не более 20 военнослужащих. Майор планировал принять все меры безопасности, и отдал приказ двум снайперам залечь в секреты — в поле напротив дороги.

Другие приказы он не успел отдать: неожиданно из штаба бригады приехали два заместителя Яцкива — старше Полинкевича и по должностям, и по званиям. Эти двое, чтобы, мол, не раздражать местных, приказали солдатам сложить все оружие между палатками и накрыть ее плащ-накидками. Вскоре пришли местные жители, с которыми офицеры и солдаты сели вокруг костра. Майор Л. Полинкевич был был против этих «посиделок», но сделать ничего не мог. Вместе с водителем он пошел спать в УАЗ, стоявший на дороге.

Ближе к полуночи местные жители, как по команде, поднялись на ноги и ушли. Военные остались одни и разошлись по палаткам. А под утро их, спящих, начали расстреливать из автоматов и забрасывать гранатами нападающие — боевики террористического отряда Безлера. Первыми погибли майор Л. Полинкевич с водителем — их расстреляли спящими прямо в УАЗе. Бойцы, которые были в палатках, тоже практически не имели шансов уцелеть от гранат.

Готовыми к неожиданности оказались только те двое снайперов, которых Л. Полинкевич предусмотрительно отправил в секреты. Именно они повредили шины двум инкассаторским машинам «Приватбанка», на которых приехали нападавшие. Истратив весь боекомплект, снайперы ушли в «зеленку».

Удалось уцилеть тем двум офицерам из штаба бригады (они ночевали отдельно) и нескольким солдатам. Одному из офицеров повезло уйти, второй получил легкое ранение и вместе еще ​​с тремя испуганными и ранеными солдатами был схвачен террористами и приведен к Безлеру. Последний спрашивал у пленных, есть ли среди них механик-водитель? Он хотел забрать с собой хотя бы одну БМП, которая была на блокпосту. Среди уцелевших ребят действительно был механик-водитель, но его не выдали, а сам он не признался. Есть также версия, что, чтобы заставить пленных признаться, Безлер застрелил одного из них …

Отряд террористов исчез так же мгновенно, как и появился, и уже через несколько часов Безлер щеголял на youtube арсеналом захваченного оружия. До Велико-Анадола выехала помощь, но было уже поздно. Когда группа быстрого реагирования прибыла на место, в небе неожиданно появилось несколько украинских военных вертолетов, которые, как говорили потом — ошибочно открыли огонь по подбитых снайперами инкассаторским машинамх. К счастью, никого из украинских военнослужащих они не тронули, но «вещественные доказательства» нападающих опрометчиво уничтожили. Между прочим, до сих пор ходят слухи, будто те вертолеты таки убили нескольких наших солдат, но это — неправда. Всего на 10-м блокпосту погибли 16 офицеров и солдат.

 

Эта трагедия, произошедшая накануне президентских выборов, стала причиной снятия с должности полковника Яцкива и начала травли 51-й бригады. При этом не было принято во внимание, что два снайпера, оставшись один на один с врагом, не устрашились, а вступили в бой: подбили две инкассаторские машины и, не исключено, кого-то из нападающих ранили или даже убили.

23 мая в расположение 51-й бригады приехал командующий Сухопутными войсками генерал Пушняков, срывал с Яцкива погоны и кричал, что научит солдат воевать. По приказу генерала 3-я батальонно-тактическая группа и часть 1-й снимались с блокпостов и отправлялись на учебный на полигон Широкий Лан в Николаевской области. Однако, вторая часть 1-й группы оставалась. Кроме того, из добровольцев 3-й батальонно-тактической группы был создан батальон «Колос», который также сразу вернулся в Донецкую область. В общем, в составе этих подразделений в зоне АТО осталось 366 военнослужащих. Несмотря на то, что бригаду переводили на Широкий Лан согласно официального приказа, и в Донецкой области оставались «Колос» и подразделения 1-й батальонно-тактической группы, по войскам прошел слух, будто бы 51-я дезертировала.

Забегая вперед надо сказать, что в скором времени «Колос» был отправлен в Луганскую область — в район Станицы-Луганской. Именно здесь 17-го июня двое бойцов 51-й бригады, Владимир Крохмаль и Иван Ващеня, совершили подвиг: когда их танк был подбит и оказался в окружении террористов, а приборы видения разбиты снайперами, они взорвали себя, чтобы не дать возможность противнику завладеть боевой машиной. Правда, следует оговориться, что подробности этого боевого эпизода до сих пор точно неизвестны.

Подразделение 1-й батальонно-тактической группы, оставшейся в Донецкой области, было подчинено командиру 72-й отдельной механизированной бригады, и в июля 2014 года принимало участие в марше вдоль украинский-российской границы в сторону КПП Изварино. 4-го августа, в результате постоянных обстрелов из соседнего государства (России) и окружения украинских войск в районе пограничного пункта Червонопартизанск, на территорию Российской Федерации вынуждены были перейти 435 военнослужащих и пограничников. Среди них были и не более 50 бойцов из 51-й бригады. Несмотря на то, что они составляли абсолютное меньшинство и подчинялись командиру 72-й бригады, в адрес 51-й вновь поднялся шквал обвинений в измене.

Победы с новым командиром

Между тем, в конце мая 2014 года, когда выведеные из-под Волновахи части бригады находились на Широком Лане, временно исполняющим обязанности ее командира был назначен полковник П. Пивоваренко. До этого Павел Васильевич служил в управлении боевой подготовки Сухопутных войск Вооруженных Сил Украины. Назначил его и представил бригаде командующий Сухопутных войск генерал Пушняков.

Полковник Пивоваренко был требователен к себе и к своим людям. Военная служба для него была, без преувеличения — смыслом жизни. Родители комбрига рано ушли из жизни, и поэтому он воспитывался сначала в интернате в Одессе, а затем — старшей сестрой. Жена Павла Васильевича также работала (и работает по сей день) — в Вооруженных Силах Украины. Вместе с двумя детьми они жили в Киеве — в общежитии. Когда начались боевые действия, полковник Пивоваренко сам настаивал, чтобы его отправили со штабной должности в зону АТО. Перед отъездом жена пошла на рынок в Святошинском районе, где купила Павлу Васильевичу американскую камуфляжную форму — мультикам, и хорошего качества натовские ботинки.

Этот американской мультикам сразу начал мурыжить глаза многим военнослужащим 51-й и их семьям: бригада была в большинстве своем одета в обычный «дубок». Большинство пришедших по мобилизации, это — обычные люди, семьям которых было не по карману потратить несколько тысяч гривен на мультикам. Кроме того, заполучить натовскую форму на Волыни — тоже не легко. О полковнике в американской форме начали ходить слухи, будто он какой-то родственник Пушнякова, и вообще — штабная птица высокого полета.

В 20-х числах июня 2014 года управление 51-й бригады и 3-я батальонно-тактическая группа во главе с полковником П. Пивоваренко отбыли из Широкого Лана в Луганскую область, где уже находился батальон «Колос». На полигоне осталась 1-я батальонно-тактическая группа.

В Луганской области бойцы 51-й бригады должны были создать ряд опорных пунктов. Наиболее «горячими» из них были «опорники» подполковника Василия Спасенова на выезде из г. Рубежное (в районе с. Старая Краснянка) и капитана Анатолия Шилика — у Кременной. Противниками бригады были разные казаки, местное ополчение и отряд «Призрак» Мозгового. Военнослужащие 51-й бригады тщательно разведали обстановку, и полковник П. Пивоваренко был готов к наступлению. Однако, именно в то время Президент Украины П. Порошенко объявил одностороннее перемирие, а потому с наступлением пришлось повременить.

Только 6 июля подразделениям бригады позволили перейти в наступление. Попутно приведем свидетельство о комбриге одного из офицеров, который в то время работал с Павлом Пивоваренко: «Он был всегда впереди, говорил артиллеристам: «Ваше дело точно нанести удары, мое — зайти и зачистить». Многие боялись, а он — нет. Пивоваренко трудно общался с артиллеристами, потому воспринимал действия артиллерии, как пехотинец».

Тактика комбрига была: сначала разносить позиции сепаратистов артиллерией, а затем на БМП обходить их пехотой и брать с тыла. На этом фоне у П.Пивоваренко возникали чисто профессиональные конфликты со своими подчиненными артиллеристами, так как те говорили, что выполнить приказы комбрига именно так, как он хочет — невозможно. Но, в конце концов, как-то все находили общий язык и действовали вполне успешно. «Кулаком» бригады стал гаубичный самоходно-артиллерийский дивизион под командованием майора Сергея Фураева, который буквально «летал» впереди (как выразился один из участников тех боев).

В 20-х числах июля 2014 года 51-я бригада вместе с другими подразделениями освободила города Северодонецк и Лисичанск, а также важный железнодорожный узел станцию Попасная. Всего бойцы Пивоваренко вернули под контроль Украины более 20 населенных пунктов. Потери бригады были сравнительно небольшими, мирное население во время победоносного наступления украинских войск практически не пострадало. А вот у противника были достаточно большие потери. Так, в центре Северодонецка солдаты 51-й нашли два больших автобуса, забитых доверху телами погибших сепаратистов и российских добровольцев.

К сожалению, 23-го июля во время освобождения Лисичанска погиб один из первых героев бригады — подполковник Василий Спасенов. Танк, на котором он был, попал под перекрестный огонь врага, когда возвращался с боевого задания. В. Спасенов был тяжело ранен и вскоре умер. В том же месте погибли бойцы Криворожской отдельной бригады охраны общественного порядка Национальной гвардии Украины полковник Александр Радиевский, подполковник Павел Сницар и солдат Игорь Коцяр. Позже об этой истории много писалось в прессе, а погибшие нацгвардейцы А. Радиевский и П. Сницар даже были отмечены посмертным награными званиями: генерал-майора и полковника. Однако о подполковнике Спасенове власть почему-то забыла …

Гибель В. Спасенова была болезненно воспринята среди военнослужащих и членов семей 51-й бригады. Начали кружить слухи, будто Пивоваренко отправил людей Спасенова без должного количества боеприпасов, а потом якобы отказался его спасать. Позже оба утверждения были опровергнуты свидетелями, но слух имеет свойство вызывать у людей больше доверия, чем правда. Приводили также слова комбрига, адресованные В. Спасенову и другим офицерам, что они, якобы «едут на прогулку», но П. Пивоваренко всегда так шутил, когда кто-то (или сам) отправлялся на боевое задание.

В конце июля 2014 года подразделения, подчиненные непосредственно П. Пивоваренко, а именно — управление, 3-я батальонно-тактическая, «Колос» и артиллерийская группы 51-й бригады, были переброшены из Луганской области в Донецк. Перед оставлением сектора А комбриг, по требованию начальства, сформировал и передал для действий в районе Хрящеватого и под Луганском группу подполковника Сулимова (4 танка Т-64 и 6 БМП), которая оперировала там до 10-х чисел сентября, в том числе — участвовала в боях за местный аэропорт.

Под Донецком части П. Пивоваренко в течение 5-11 августа участвовали в боях за поселок Марьинка. Несмотря на то, что взятие Марьинки многие подразделения приписывают себе, по утверждению военнослужащих 51-й, окончательно овладела этим поселком именно их бригада. Более того, офицеры и солдаты 51-й бригады даже без боя вошли в Петровский район г. Донецк. Офицеры там даже выпили кофе в одной из кофеен. Но неожиданно поступил приказ — вернуться к Марьинке.

В секторе Б, в районе Саур-Могилы, в то время также находились 1-я батальонно-тактическая группа 51-й бригады, но П. Пивоваренко она, фактически, не подчинялась. 28-го июля эта группа, совместно с подразделениями 30-й механизированной и 95-й аэромобильной бригады, должна была участвовать в штурме Саур-Могилы. Но почему-то прибыла туда не вовремя. 30-я и 95-я бригады стремительно взяли Саур-Могилу, сфотографировались на память и пошли дальше. Между тем на высоту вновь зашли отряды сепаратистов. 1-й батальонно-тактической группе пришлось брать Саур-Могилу повторно. Причем — дважды. Позже она находилась в с. Петровском — рядом с Саур-Могилой, а дальше перешла в резерв в район сел Оленевка-Степное. Когда началось российское вторжение, 1-я батальонно-тактическая группа 51-й бригады, как утверждают некоторые украинские генералы, дезертировала из зоны АТО домой.

После взятия Марьинки частям 51-й бригады, которые были под командованием полковника Павла Пивоваренко, поступил приказ отправиться в район Иловайска. «Колос» оставался у Донецка. Из состава 51-й бригады на подступах к Иловайску были сосредоточены:

— 7-я, 8-я и 9-я роты 3-го батальона,

— гаубичный самоходно-артиллерийский дивизион майора Сергея Фураева (5 САУ)

— противотанковая батарея капитана Константина Коваля (5 орудий);

— минометная батарея капитана Анатолия Шилика (8 минометов);

— танкова рота с тремя танками Т-64;

— вспомогательные и технические подразделения.

Местом сосредоточения частей 51-й бригады, а также прибывших добровольческих батальонов, был блокпост 39-06. Именно здесь в первое наступление на Иловайск подорвался на мине один из имеющихся танков 51-й. К счастью, экипаж не пострадал: его выбросило взрывной волной через открытые люки.

Задачей 51-й бригады в Иловайской операции было осуществлять вместе с 40-м батальоном «Кривбасс» окружение города. Поэтому она планомерно строила вокруг города опорные пункты.

22-го августа 2014 года полковник П. Пивоваренко выехал на ст. Дачная (Курахово), чтобы лично принять 2-ю батальонно-тактическую группу 51-й бригады, прибывшую из Ровно. Группа была укомплектована плохой техникой — все, что было на складах лучшее, уже давно воевало. Пока он находился в расположении группы, были получены первые данные о российском вторжении. Группа получила приказ отправиться на помощь войскам, находившимся в окружении под Иловайском. Аналогичные приказы получали и другие части, но они не смогли добраться до окруженных. Единственным, кто прорвался на помощь своим — был комбриг П. Пивоваренко. Однако, вместе с ним в с. Многополье пришло лишь несколько БПМ и грузовиков. Подавляющее большинство личного состава 2-й батальонно-тактической группы, столкнувшись с первым обстрелом, в котором погиб 1 и был ранен еще 1 солдат, повернула назад — к ст. Дачная. Те, кто с комбригом прорвались на помощь своим, приняли участие в боях в районе поселков Зеркальный и Кутейниково.

Ожесточенные бои 51-й бригады с российскими войсками в районе населенных пунктов Зеркального и Кутейниково 23-26 августа 2014 года — это яркая героическая и одновременно трагическая страница истории, которая требует отдельного исследования. Вспомним только, что в начале этих боев противотанковой батареи капитана К. Коваля удалось подбить несколько бронированных машин российских десантников.

10 из них попали в плен и затем видео с этими россиянами неоднократно транслировалось по телевидению. Интересно, что представители украинского политического бомонда неоднократно заявляли, будто российских десантников захватили в плен и вывезли в результате какой-то специально спланированной операции. На самом деле в захвате и вывозе пленных российских солдат не было ничего «спецназовского». Их доставили в тыл вместе с ранеными на машинах артиллерийского дивизиона 51-й бригады.

В Иловайскому аду

После этого события российские войска начали «запирать» котел под Иловайском. В 23-00 24 августа они открыли огонь из всех видов оружия по расположению артиллерийского дивизиона и вспомогательных частей 51-й бригады в Зеркальном. Поселок был окружен со всех сторон российскими танками. Вследствие четырехчасового непрерывного обстрела были выведены из строя большинство самоходно-артиллерийских установок, а в дополнение — взорвались склады реактивной артиллерии, расположенные в Зеркальном. Остатки украинских частей, которые находились в Зеркальном, 25-го августа должны были сдаться россиянам.

В ночь с 24 на 25 августа понесла тяжелые потери и минометная батарея капитана Шилика. Большинство личного состава батареи находилась на блокпосту 39-06 — недалеко от Иловайска. Этот блокпост обстреливался самоходно-артиллерийскими пушками «Нона», находящихся на вооружении воздушно-десантных войск. От одного из выстрелов загорелся тент на машине ГАЗ-66. Анатолий Шилик лично бросился его тушить. На помощь капитану из укрытий выбежали и другие бойцы. Когда они все были рядом с машиной, прилетело еще несколько снарядов «Ноны». Погибли 17 военнослужащих 51-й бригады, включая Анатолия Шилика, многие были ранены.

Перед угрозой неизбежного окружения, из котла, который должен был вот-вот замкнуться, с боем прорвалась 8-я рота 51-й бригады, которую возглавлял капитан Олег Редюк. Имея 2 БМП и 1 МТЛБ, капитан отправился с блокпоста 40-02 и вскоре добрался до поселка Докучаевск, где уже находились наши войска.

28-го августа российское командование предоставило окруженным под Иловайском украинским войскам первый «зеленый коридор»: чтобы можно было вывезти погибших и раненых. Первая колонна благополучно прошла расположение российских войск и вскоре добралась до Мелитополя. Однако вторая, которая отправилась вечером, попала под огонь врага. Тела 9 военнослужащих, которые перевозились в этой колонне, «потерялись» в каких-то местных моргах, и поступили в Днепропетровск лишь 23 октября.

По состоянию на вечер 28-го августа в распоряжении полковника П. Пивоваренко оставались 7-я и 9-я роты, противотанковая и остатки минометной (38 человек) батареи, 2 танка (из которых один — неисправен) и отдельные военнослужащие из других подразделений — включая тех, кто был во 2-й батальонно-тактической группе.

Когда утром 29 августа в с. Многополье формировались две колонны для выхода якобы по обещанному русскими т.н. зеленому коридору, Павел Пивоваренко предложил генералу Хомчаку, что пойдет северной дорогой. Он мотивировал это тем, что заходил в район Иловайска именно ею, а потому — ориентировался на местности.

Как выходила из Иловайского котла северная группа, в которой был генерал Р. Хомчак — мы уже подробно описали.

 

Поэтому остановимся только на судьбе комбрига 51-й Павла Васильевича Пивоваренко. Он ехал на БТР и (сидел на броне) впереди колонны 51-й бригады и 40-го батальона территориальной обороны «Кривбасс». Вслед за командирским БТР-ом шел ГАЗ-66 капитана Сергея Бойко, который возглавил остатки минометной батареи после смерти Анатолия Шилика.

Возле села Чумаки российские войска пропустили половину колонны и начали стрелять из автоматов, пулеметов, минометов, а затем — САУ «Нона». Комбриг слетел с борта, а БТР пошел дальше (позже его уничтожат в с. Новокатериновка). С. Бойко, который ехал за БТР-ом, приказал водителю: «Стоп, из машины!». Рядом остановились еще два БМП (№ 527 и 529). Полковник приказал колесной технике двигаться дальше, а сам, дав очередь в сторону врага, сел на БМП 529. Вслед за ним на БМП 527 запрыгнул С. Бойко.

Оба БМП догнали колонну, когда иа въезжала в урочище Красная Поляна. Справа с поля начали лететь снаряды. Сергей Бойко хорошо помнит, что там в несколько рядов стояли российскае техника: сначала — танки, потом — БМП, потом — гаубицы Д-30. БМП, на котором ехал Бойко, пыталось не отставать от бронемашины Пивоваренко, но комбриг приказал экипажу давить что есть силы на газ и как можно быстрее идти вперед.

Танки и батарея начали стрелять. Часть колонны смогла развернуться и вернулась на основную дорогу — в сторону хутора Горбатенко и Новокатериновки. БМП, на котором ехал полковник П. Пивоваренко, также вырвалась из Красной Поляны и даже проскочила хутор Горбатенко, где вслед за ним приняли бой с российскими десантниками бойцы подразделений МВД «Днепр-1», «Миротворец», «Херсон» и «Свитязь». БМП Сергея Бойко была подбито в урочище Красная Поляна вместе с другой техникой 51-й бригады и батальона «Кривбасс», а сам он был контужен и потерял сознание.

Свидетелей, которые бы видели воочию смерть полковника П. Пивоваренко, к сожалению, нет. Потому что они, скорее всего — все погибли.

Судя по всему, БМП, на которой прорывался комбриг — это та самая боевая машина, которая осталась в одиночестве среди врагов на дороге между хутором Горбатенко и селом Новокатериновка и до последнего отбивалась от них. Это именно та БМП, в которой 14-го сентября 2014 года поисковиками группы «Эвакуация-200» ( «Черный тюльпан») были изъяты останки 3-х бойцов. Двое из них — военнослужащие 2-го взвода 7-й роты 3-го батальона Игорь Кушнир и Вячеслав Ионов. Имя третьего тоже удалось предварительно установить. Но, к сожалению, пока что он считается якобы находящимся в плену.

По некоторым данным, непосредственно на броне этой БМП с Иловайского котла прорывалось трое военнослужащих. Их тела, лежавшие рядом с горящим БМП, с разрешения россиян забрала группа полковника Палагнюка 30-го августа 2014 года. Вместе с телами еще 87 погибших, которые были доставлены в морг г. Запорожья. Добраться до останков тех, кто сгорел в БМП, в тот момент не было никакой возможности: боевая машина была раскаленная, как печь.

 

Длительное опознание

Среди тех, кого тогда, 30-го августа, привезли во двор запорожского областного отдела судебно-медицинской экспертизы, был и Павел Пивоваренко. Он был абсолютно опознаваемый, в своей мультикамовский форме, которую приобрела жена, с оригинальной разгрузкой для автоматных рожков, что в нескольких десятках экземпляров сделали кустарные умельцы, и даже — каской. Бронежилет был аккуратно снят, так же, как и кобура с пистолетом, которая всегда висела у комбрига на портупее. Причем тот, кто снимал кобуру, затем бережно застегнул портупею назад (правда, ошибся на одну дырочку). Правда, полковничий погон на груди отсутствовал: перед прорывом комбриг приказал снять все знаки различия.

Медицинское обследование показало, что полковник был ранен в ногу, получил повреждение спины и погиб в результате попадания осколка в голову.

В морге работали представители военной прокуратуры и Вооруженных Сил Украины. Говорят, будто в те дни там также был главный военный прокурор Анатолий Матиос. Но почему-то Пивоваренко никто не «опознал». Несмотря на то, что один из офицеров, собирали погибших 30-го августа, четко слышал по рации сообщение коллеги: «Я поднял Пивоварнко!» Несмотря на то, что на дворе были три представителя 51-й бригады (правда, говорят, они не осмелились подойти к погибшим). Несмотря на то, что, скорее всего, в карманах формы комбрига было … «Удостоверение офицера».

Чуть позже жене Павла Васильевича Светлане позвонили из управления Сухопутных войск Вооруженных Сил Украины и «заботливо» посоветовали заехать — забрать вещи мужа. Это был вищовий мешок, который Пивоваренко оставил в базовом лагере бригады в с. Оленевка перед тем, как прорываться на помощь своим в Иловайск. Совершенно отдельно, через знакомого офицера, жене передали это именно «Удостоверение». В документе остался один специфический признак, по которому можно достаточно уверенно утверждать — он был при погибшем … Никто не опознал, или сделал вид, что не опознал, командира бригады, под руководством которого был освобожден Северодонецк, Лисичанск, Попасная, Марьинка и еще около 20 населенных пунктов, захвачены в плен российские десантники!

Его похоронили на Кушугумском кладбище в Запорожье, как неидентифицированного № 3191.

Затем на государственном уровне началась травля и пропавшего без вести комбрига, и всей 51-й бригады. Полковника неофициально объявили предателем, потому что у него, мол, родители (умершие) — в Москве, брат (которого никогда не было) вроде бы служит в российской армии, а также якобы его видели в Донецке в форме сепаратистов. И не просто видели, а утверждали, что он лично советовал сепаратистам: кого из наших солдат освобождать, а кого — оставлять.

Автор этих строк опросил немало ребят, вышедших из плена, прежде всего — из 51-й бригады, и ни один из них не подтвердил эти данные. Более того, те офицеры, которые были в наибольшей конфронтации с комбригом, отрицали, что он был способен на предательство.

При этом имени Павла Пивоваренко не было ни среди официальных списков погибших, ни пленных, ни пропавших без вести …

В конце 2014 года ДНК-экспертиза показала, что погибший № 3191 — это Павел Васильевич Пивоваренко. Но нужно было еще 8 месяцев (хотя это занимает несколько дней), чтобы подтвердить эти данные.

Следователь МВД закрыл дело, о чем и сообщил семье. Предложить жене и сестре посмотреть фото погибшего № 3191, объяснить — когда и и где его нашли, следственные органы не сочли нужным.

Так же безразлично к своему пропавшему товарищу и членам его семьи отнеслись в Генеральном штабе Вооруженных Сил Украины.

Посмотреть фотографии погибшего и окончательно опознать погибшего семья смогла лишь благодаря посторонним людям, не безразличным к героям своей страны.

Ярослав Тынченко, опубликовано в издании Тиждень.UA

Перевод: Аргумент

Рейтинг: 0

Опубликовал(а):

не в сети 1 день

RUSLAN

411

Слава Украине!

Украина. Город: Львов
Комментарии: 331Публикации: 621Регистрация: 09-08-2014
    Авторизация
    *
    *
    Войти с помощью: 
    Регистрация
    *
    *
    *
    Пароль не введен
    *
    Ваш день рождения * :
    Число, месяц и год:
    Войти с помощью: 
    Перейти на страницу
    закрыть