Четверг , 8 Декабрь 2016
001

Темная сторона онлайн-комментариев (результаты исследования The Guardian)

Добавлено в закладки: 0

Оскорбительное поведение в Сети не является ни нормальным, ни неизбежным. Если оно имеет место, это культурная проблема, которую мы должны попытаться решить коллективно, используя все средства, имеющиеся в нашем распоряжении: технологические и социальные.

Анализ 70 миллионов комментариев показал, что женщины получают больше онлайн-оскорблений, чем мужчины. Кроме того, с большим количеством оскорблений сталкиваются представители этнических и религиозных меньшинств, а также представители ЛГБТ-сообщества.

The Guardian продолжает серию «Интернет, к которому мы стремимся», которая освещает проблему роста онлайн-оскорблений. В рамках этого проекта издание публикует мнения интернет-пользователей, журналистов, экспертов кибепространства о том, как уменьшить количество оскорбительных комментариев и троллинга в сети.

The Guardian заказало исследование 70 миллионов комментариев на своем сайте, оставленных пользователями с 1999 года и до сих пор. Оказалось, что из десяти авторов, которые собрали больше прочих оскорбительных комментариев, восемь женщин и двое чернокожих мужчин. MediaSapiens публикует сокращенный перевод результатов исследования и самой статьи издания.

The Guardian — не единственный сайт новостей, на котором предусмотрена возможность оставлять комментарии, так же как и не единственный сайт, на котором, как оказалось, некоторые из оставленных «под чертой» комментариев — грубы, нетерпимы или просто безобразны. На всех новостных сайтах, где есть возможность оставлять комментарии, слишком часто случается так, что в адрес журналистов и других читателей звучат слова, которые нельзя даже представить сказанными в лицо, — и The Guardian здесь не является исключением.

Новое исследование комментариев на нашем собственном сайте предоставило первые количественные доказательства того, о чем уже давно подозревали женщины-журналистки: статьи, написанные женщинами, вызывают больше оскорбительных комментариев и пренебрежительного троллинга, чем написанные мужчинами, независимо от того, о чем в них идет речь.

Хотя большинство наших постоянных комментаторов — белые мужчины, мы обнаружили, что представителей этой категории не было среди тех, кто испытывал наиболее оскорбительные оскорбления и пренебрежительный троллинг. Из десяти постоянных комментаторов, в адрес которых регулярно раздавались оскорбления, было восемь женщин (четверо белых и четверо не белых) и двое чернокожих мужчин. Две женщины и один из мужчин имели нетрадиционную сексуальную ориентацию. Из восьми женщин, оказавшихся в «топ-десятке», была одна мусульманка и одна еврейка.

А кто же те десять постоянных комментаторов, в адрес которых были поступило меньше всего оскорблений? Все мужчины.

Мы решили проанализировать 70 миллионов комментариев, оставленных на The Guardian (в том числе комментарии, блокированные нашими модераторами) — как огромный набор данных, которые нужно исследовать, а не как проблему, которую нужно спрятать под ковер. Подробно о методологии — здесь. Анализировались комментарии за период с 4 января 1999 года по 2 марта 2016 года (только 22 тыс. комментариев были опубликованы до 2006 года).

Вот что мы обнаружили

1,4 миллиона комментариев (2% от общего числа) были заблокированы модераторами The Guardian из-за нарушений стандартов сообщества The Guardian. Большинство из них были в определенной степени оскорбительными (содержали брань или переход на личности) или были настолько удаленными от темы дискуссии, что могли сорвать разговор.

1. Чтобы определить, отличается ли отношение комментаторов к авторам-мужчинам и авторам-женщинам, мы классифицировали авторов статей по половому признаку. Тогда как количество опубликованных статей постоянно росло, гендерное распределение авторов оставалось в значительной степени таким же, как в большинстве медийных организаций.

comments_1

2. Гендерный разрыв различается в зависимости от раздела сайта. В разделе «Спорт» (голубой цвет) было меньше статей, написанных женщинами, но в разделах «Мировые новости» (серый цвет) и «Технологии» (розовый) женщины-авторы не отставали. Единственный раздел, который имеет гораздо больше статей, написанных женщинами, — «Мода» (желтый цвет).

comments_2

3. Статьи, написанные женщинами, получают больше блокированных (т.е. оскорбительных или бранных) комментариев почти во всех разделах сайта. Но чем более «мужским» является раздел, тем больше блокированных комментариев получают авторы статей (например, разделы «Спорт» и «Технологии»). Раздел «Мода», где большинство статей написано женщинами, один из немногих, где мужчины-авторы неизменно получают больше блокированных комментариев.

comments_3

4. С другой стороны, примерно с 2010 года статьи, написанные женщинами, неизменно получают больше заблокированных комментариев, чем статьи, написанные мужчинами.

comments_4_new

5. В некоторых разделах неизменно появляется больше блокированных комментариев, чем в других. В разделах «Мировые новости» (темно-серый цвет), «Взгляды» (фиолетовый) и «Окружающая среда» (голубой) количество бранных и оскорбительных комментариев было выше средней. То же касается и раздела «Мода» (желтый).

comments_5

6. Мы также обнаружили, что некоторые темы привлекают агрессивные или оскорбительные комментарии, чем другие. Беседы о кроссвордах, крикете, скачках и джазе были уважительными; дискуссии об израильско-палестинском конфликте — нет. В статьях о феминизме очень высокий уровень заблокированных комментариев. И так же — в статях об изнасиловании.

comments_6

В этом исследовании мы сосредоточились на гендере отчасти потому, что хотели проверить теорию, согласно которой женщины испытывают больше оскорблений, чем мужчины. Однако и авторы, и модераторы отмечают, что представители этнических и религиозных меньшинств, а также представители ЛГБТ-сообщества, судя по всему, получают непропорционально большое количество оскорблений.

На сайте The Guardian комментаторов просят соблюдать наши стандарты — правила сообщества, призванные сделать беседу конструктивной и почтительной — пользователей, которые нарушают эти стандарты, блокируют. Модераторы The Guardian не блокируют комментарии только потому, что не согласны с их содержанием.

Кроме того, The Guardian блокирует комментарии по юридическим причинам, но это составляет очень малую долю заблокированных комментариев. Спам не блокируется (т.е. не заменяется стандартным сообщением модератора), но изымается, и не отражается в наших выводах; никто не отвечает на блокированные комментарии, которые сами автоматически удаляются.

Подавляющее большинство блокированных комментариев было заблокировано потому, что их признали в определенной степени оскорбительными или — в противном случае — угрожающими дискуссии (например, они не соответствовали теме дискуссии). Поэтому для достижения цели данного исследования мы использовали заблокированные комментарии как показатель оскорбительного и деструктивного поведения. Даже с учетом человеческой ошибки, большое количество комментариев в этой базе данных дает нам основания для уверенности в результатах.

Но что мы имеем в виду под оскорбительным и деструктивным поведением?

В крайнем случае онлайн-оскорбление приобретает форму угрозы убить, изнасиловать или причинить увечье. К счастью, такие оскорбления случались на сайте The Guardian крайне редко — а если и появлялись, их немедленно блокировали, а таких комментаторов — банили.

Менее экстремальное оскорбление автора, которое предусматривает использование унижающей и оскорбительной лексики в адрес автора статьи или другого комментатора, значительно распространено на всех интернет-сайтах новостей и составляет значительную часть комментариев, заблокированных на сайте The Guardian.

Вот некоторые примеры. Журналистка пишет о демонстрации под клиникой, специализирующейся на абортах, и читатель отвечает: «Ты настолько уродлива, что если бы ты забеременела, я бы лично отвез тебя в клинику абортов». Британский мусульманин пишет о своем опыте исламофобии и получает рекомендацию: «Вступи в брак с бойцом ИГИЛ, а потом посмотришь, как тебе это понравится!». Чернокожего корреспондента называют «расистом, ненавидящим белых людей», когда он сообщает новость о том, что еще один афроамериканец был застрелен полицией. Мы не стали бы терпеть такие оскорбления в реальной жизни и в The Guardian, мы не собираемся их допускать и в интернете.

Модераторы The Guardian также блокировали комментарии, содержащие переход на личности (как в адрес читателей, так и журналистов). Комментарии типа: «Ты такой умный», «Считаешь себя журналистом?» Или «Тебе платят за то, что ты это пишешь?» являются поверхностными и не добавляют ничего ценного к дискуссии.

«Пренебрежительный троллинг» также блокировался — это комментарии типа «Успокойся, дорогой», которые, скорее, высмеивают или иным образом способствуют выбытию из дискуссии автора или других читателей, чем относятся к собственно обсуждаемому вопросу.

Мы знаем, что оскорбления в интернете не всегда касаются отдельных людей. Язык вражды, как его определяет закон, редко встречается среди комментариев сайта The Guardian (и когда он появлялся — сразу блокировался, а комментатор сразу был забанен). Но проявления ксенофобии, расизма, сексизма и гомофобии можно было наблюдать регулярно. Возьмем, например, некоторые из комментариев под статьей о массовых утоплениях мигрантов — мужчин, женщин и детей — в Средиземном море: «Эти люди не дают ничего тем странам, в которые приезжают»; «Чем больше трупов, плавающих в море, тем лучше»; «ПУСТЬ ОНИ ВСЕ утонут». В The Guardian такие комментарии считались оскорбительными, поэтому они были заблокированы сразу после появления на сайте.

Кроме того, модераторы The Guardian блокировали комментарии, которые могли бы нарушить или сорвать дискуссию: различные виды whataboutery (практика реагирования на сложный вопрос или проблему путем озвучивания другого сложного вопросы или проблемы, чтобы отвлечь внимание от начального вопроса — Macmillan Dictionary) или замечания, которые явно не касались темы дискуссии. Хотя такие комментарии не являются оскорбительными сами по себе, они делают невозможным конструктивное обсуждение и демонстрируют неуважение к журналисту и другим комментаторам в дискуссии. (В статье The Guardian предлагает тест-игру «Какой бы комментарий вы заблокировали?». — MS).

В The Guardian читатели и журналисты могут сообщить об оскорбительных комментариях или комментаториях, не относящиеся к теме дискуссии, и модераторы быстро заблокируют их, если они нарушают стандарты сообщества. Модерация сводит к минимуму ущерб, наносимый оскорбительными комментариями на сайте.

Но для журналистов оскорбления редко ограничиваются сайтом, на котором публикуется их работа; на некоторых сайтах и социальных сетях бывает очень трудно добиться удаления оскорбительных комментариев. Таким образом, оскорбления, которые они могут увидеть под своими статьями, это лишь часть того, что им перепадает: каждый изящный комментарий, каждый злобный твит — это, как выразилась Зои Квин (Zoe Quinn), лишь одна снежинка в лавине.

Люди, которые получают оскорбления в интернете, часто просто игнорируют их — они считают, что это только слова, а не реальная жизнь. Но бывают случаи, когда все иначе: например, если раскрывается реальная личная информация человека (имя, адрес, номер телефона) — и уничтожается его анонимность; или если распространяется ложная информация о лице или когда фотографии обнаженного лица размещаются без его согласия. Или когда преследователь от этого лица регистрируется на сайте знакомств и целая очередь слишком настоящих мужчин появляется у его дверей в ожидании секса. Как сказала одна женщина, которая имела такой опыт: «Виртуальная реальность может стать настоящей реальностью, и это может разрушить вашу жизнь».

Но в дополнение к тому психологическому и профессиональному вреду, который онлайн-оскорбления и преследование могут нанести отдельным лицам, существует также и социальный вред. Недавнее исследование, проведенное Pew Centre, показало, что не только 40% взрослых лично получали оскорбления онлайн, но и 73% были свидетелями того, как получали оскорбления другие лица. Это может заставить замолчать людей, которые могли бы участвовать в дискуссиях, — особенно женщин, ЛГБТ и представителей расовых или религиозных меньшинств, которые становятся жертвами расового или сексуального насилия и / или наблюдают такие ситуации с другими.

Неужели это культура, в которой мы хотим жить? Неужели это то интернет-пространство, к которому мы стремимся?

Еще пять лет назад проблема онлайн-оскорблений и преследований воспринималась как несерьезная. Но теперь это не так. Общественность обеспокоена, а предложения по борьде с интернет-преследованием имеют значительно большую поддержку.

The Guardian стремится решить эту проблему. Наше исследование является составляющей этого процесса, попыткой быть открытыми и делиться с публикой выявленной информацией. Мы планируем провести более детальное исследование, чтобы глубже изучить проблему. И не только выяснить для себя причины того, что онлайн-дискуссии идут наперекосяк, но и определить меры, которые могут принять медийные организации, чтобы помочь сделать эти дискуссии лучше и шире.

The Guardian уже приняла решение сократить количество открытых для комментирования материалов, касающихся нескольких особенно спорных тем, таких как миграция и расы. Это позволит модераторам уделить больше внимания тем дискуссиям, которые, как нам уже известно, могут получить больше оскорбительных комментариев, чем другие.

Однако, в отличие от многих новостных сайтов, The Guardian не планирует полностью закрыть комментирование. В основном читатели The Guardian обогащают журналистику. Блокируется только 2% комментариев (еще 2% удаляются, потому что являются спамом или ответами на заблокированные комментарии); большинство комментариев полны уважения и многие из них — поистине прекрасны. Хорошие комментарии приятно читать — и это явление более распространено, чем «не читайте комментарии!», как считают недоброжелатели.

Как утверждает профессор Дэниэл Китз Ситрон (Danielle Keats Citron) в книге «Преступления на почве ненависти в киберпространстве», оскорбительное поведение не является ни нормальным, ни неизбежным. Если оно имеет место, это культурная проблема, которую мы должны попытаться решить коллективно, используя все средства, имеющиеся в нашем распоряжении: технологические и социальные.

via

Рейтинг: 0

Опубликовал(а):

не в сети 37 минут

Сергей Кирилов

4 993

Модератор сайта.
Если есть вопросы, задавайте в «приватный чат» в личном кабинете.

Италия. Город: Катания
34 годаКомментарии: 4353Публикации: 23091Регистрация: 01-08-2014
  • Модератор сайта
Авторизация
*
*
Войти с помощью: 
Регистрация
*
*
*
Пароль не введен
*
Ваш день рождения * :
Число, месяц и год:
Войти с помощью: 
Перейти на страницу
закрыть