Вторник , 6 Декабрь 2016
001

“Диверсантка” Елена Кукель, задержанная во время поимки Лесника, рассказала, как все было на самом деле

Добавлено в закладки: 0

Шевченковский суд столицы принял решение освободить из-под стражи Елену Кукель, арестованную после штурма ее квартиры сотрудниками Службы безопасности Украины. Во время спецоперации погибли подполковник СБУ Андрей Кузьменко и подозреваемый в терроризме Олег Мужчиль по прозвищу Лесник

Елена Кукель провела в камере СИЗО почти полгода. Женщина была задержана поздним вечером 9 декабря в Оболонском районе столицы в ходе спецоперации СБУ по захвату группы диверсантов, готовящих серию терактов по всей Украине. Во время штурма трехкомнатной квартиры в многоэтажке погибли офицер спецподразделения «Альфа» Андрей Кузьменко и 50-летний житель Донецка Олег Мужчиль, известный под прозвищем Лесник. Еще один сотрудник спецслужбы был ранен. Хозяев квартиры Валерия и Елену Кукель, а также их сына Богдана, вывели из квартиры и увезли. Родителей — в СИЗО, ребенка — в детский приют.

Суд, рассмотрев адвокатское ходатайство, очевидно, признал мать шестилетнего ребенка не такой уж опасной для общества. Теперь киевлянка, проходящая по делу о преступной диверсионной группировке, просто должна являться в СБУ по первому требованию следователя.

Мы встретились возле подъезда дома по улице Лайоша Гавро (теперь Иорданской). Немного постояли во дворе. Люди, спешащие мимо, с интересом поглядывали на соседку, но на всякий случай близко не подходили.

— Просто не верится, что я на свободе, — поежилась 32-летняя Елена Кукель (на фото в заголовке). Она сильно похудела в тюрьме, и сейчас узкий серый пиджак и черные брюки подчеркивают ее высокую тонкую фигуру. — Может, все-таки разобрались: ну какая из меня террористка?

Валерия Кукеля из СИЗО пока не отпустили, хотя муж и жена проходили по делу по одинаковым статьям. Однако адвокат Александр Сирота решением суда доволен:

— С юридической точки зрения судья грамотно разделила решения в отношении супругов, обосновав моменты, по которым Валерия оставили под стражей, а Елену отпустили.

Елена поселилась в этом доме вместе с мужем. Квартира осталась ее супругу после смерти родителей, но другие родственники тоже претендовали на жилплощадь, поэтому она пока не приватизирована. Когда семейную пару арестовали, бронедверь в квартире опечатали. Служба безопасности вернула связку ключей только после решения суда об освобождении Елены из-под стражи.

— После ареста я была здесь один раз, в апреле, во время следственного эксперимента, — говорит Елена. — Тогда разрешили взять кое-что из одежды. А до этого вынужденно ходила в чем была во время захвата: джинсах, свитере и резиновых шлепанцах.

Мы с Еленой поднялись на пятый этаж. Живо вспомнилась жуткая картина после штурма (как журналист я ходила туда на следующее утро) — кровавые следы тянулись от квартиры к лифту, возле него горой была свалена домашняя мужская одежда, залитая кровью, рядом — упаковка с лекарством и шприц. Теперь на лестничной клетке чисто.

Внутри квартиры ничего не изменилось со времени жестокого побоища и тщательного обыска. Одежда и вещи, вывороченные из шкафов на пол, разбросанные детские игрушки, разбитые дверные стекла. Засохшие лужи крови на коврах и паркете. Повсюду дыры от пуль: на дверных косяках, стенках шкафа, даже на куртке, висевшей на вешалке. Но самое ужасное — это пулевые отверстия на стене и возле двери в комнату, где во время яростной схватки находился насмерть перепуганный первоклассник.

Сообщая СМИ о событиях той ночи, пресс-служба СБУ в первую очередь проинформировала о спасении ребенка. «По сути, ребенок оказался заложником в этой квартире, ему угрожала опасность. Сотрудники „Альфы“ сначала эвакуировали из помещения, где скрывался диверсант, хозяев квартиры и их ребенка, и только потом завершили захват вооруженного преступника».

— Елена, как тогда все происходило?

— Наверное, не стоит пересказывать все подробности, — мягко улыбнулась собеседница. — Ведь я еще под следствием, излишняя откровенность может повредить и мне, и моему ребенку. Могу сказать одно: чуть не умерла от страха, когда поняла, что в квартире началась стрельба и сынишка в любую минуту может выбежать из своей комнаты прямо под пули.

— То есть во время захвата Лесника ребенок все-таки находился в квартире?

— Да. Все происходило поздно вечером. Сын закончил делать уроки, я укладывала его спать. Позвонил по мобильному муж, сказал, что скоро будет, попросил открыть дверь, подчеркнув: «Богдана с собой не бери, выйди сама!» Мне это показались подозрительным. У нас общий «тамбур» с соседями, и сынишка, радуясь папиному приходу, всегда выскакивал туда вместе со мной.

— Почему муж предварительно позвонил вам по телефону? Не проще ли позвонить в дверь или самому открыть ее ключом?

— Мы всегда так делали, когда он приходил вечером домой с друзьями. Давал мне двадцать минут «форы», чтобы я успела одеться, привести себя в порядок. После первого звонка Валера еще раз набрал мой номер: «Скоро буду. Открой сама, оставь сына в комнате». Я начала волноваться.

Как выяснилось, беспокойство было не напрасным: Елена открыла дверь и увидела мужа в сопровождении десятка мужчин в камуфляжной форме без опознавательных знаков.

— Эти люди хотели войти в квартиру, — вспоминает женщина. — Я спросила, кто они такие, попросила предъявить документы. Незваные гости оставили вопрос без ответа и подтолкнули нас с Валерой вперед, мол, идите первыми. Я испугалась, отказалась. Муж молчал — на удивление, потому что он любит комментировать любую ситуацию. Они вошли в квартиру. Оттуда послышались хлопки. Когда поняла, что это выстрелы, меня затрясло от страха. Почему сыну не разрешили выйти? Отвели бы нас двоих в сторонку, и ребенок был бы в безопасности!

Сначала я просто стояла у стены, потом меня положили на пол лицом вниз. Вскоре из квартиры вынесли раненого «альфовца», положили рядом. Ему спешно оказывали медицинскую помощь. Но по лицу мужчины было понятно, что дело плохо. Потом приехала «скорая», его спустили на лифте.

О том, что он умер, я узнала гораздо позже, в ходе следствия. От всей души сочувствую его семье. Слышала, что это был достойный офицер.

Меня вывели во двор без верхней одежды, в шлепанцах на босу ногу. Было очень холодно. Операция, как мне показалось, продолжалась несколько часов. Наконец из дома вывели моего мальчика, разрешили перекинуться с ним парой слов. По крайней мере, я убедилась, что ребенок невредим, хоть и перепуган. Потом вывели мужа, почему-то совершенно голого, посадили в машину. Убитых, наверное, выносили позже, я этого уже не видела. Нас увезли на допрос.

— Почему Валерий был голым, что с ним делали?

— Не знаю. За пять месяцев у нас практически не было возможности пообщаться. Очных ставок не устраивали. В суде, находясь в клетке, не поговоришь — конвоиры присматривают. Думаю, муж сам расскажет на суде. Мне кажется, что следствие движется к концу.

Напомним, что, по сообщению СБУ, в квартире семьи Кукель был обнаружен целый арсенал: восемь самодельных взрывных устройств, четыре килограмма тротила, автоматическое оружие, больше сорока гранат и две тысячи патронов, а также различные компоненты к взрывным устройствам. «Если бы все это было использовано, вряд ли удалось избежать жертв среди мирного населения», — подчеркнули в пресс-службе СБУ.

— Елена, вы знали о наличии в доме такого количества боеприпасов?

— Нет, конечно! Олег Мужчиль был давно знаком с моим Валерой, но они общались в основном на религиозные темы, оба были приверженцами буддизма. Олег жил у нас несколько месяцев, занимал одну из комнат. Мог приехать на пару дней, потом исчезнуть на неопределенное время. Я отношений с ним не поддерживала, только «здравствуйте — как дела? — до свидания». Остальных «террористов», проходящих с нами по делу, вообще увидела впервые в жизни во время судебных заседаний.

— А в коридорах СИЗО?

— Ну что вы! В СИЗО СБУ с этим строго, муха без присмотра не пролетит. Хотя условия содержания неплохие. Аккуратно, чисто, кормят хорошо.

Говоря об увлечении мужа буддизмом, Елена кивнула на красивую надпись на тибетском языке, сделанную прямо на обоях в детской комнате:

— Это пожелание хорошего настроения, правильного отношения к жизни. Я не разделяла религиозных взглядов мужа, но никогда не была против.

*Олега Мужчиля называют основателем первой в Украине единой буддийской общины. По словам Елены Кукель, ее муж Валерий, исповедующий буддизм, считал себя учеником Олега
*Олега Мужчиля называют основателем первой в Украине единой буддийской общины. По словам Елены Кукель, ее муж Валерий, исповедующий буддизм, считал себя учеником Олега

— Вчера Лена дала мне ключи, и я побывал в этой квартире, перебирал вещи покойного Олега Мужчиля, — вздыхает адвокат Петр Мищенко, друг семьи. — На пороге комнаты, где он упал замертво, очень тяжелая аура (показывает на бурое пятно на ковре). Тут трудно находиться даже несколько минут. Но, как выяснилось, время я провел не зря. Вот, нашел папку с документами, которые, очевидно, не заинтересовали следствие. А между тем тут немало интересного. Например, фотосъемки из космоса мест проживания некоторых известных боевиков, базы данных по расположению воинских формирований «ДНР», даже данные их автопарков. А вот посмотрите — бумага под грифом «совершенно секретно» с названием «Подписка» и текстом: «Я, (незаполненный прочерк), даю добровольное согласие на негласное сотрудничество с Главным управлением разведки Министерства обороны Украины в интересах выполнения заданий военной разведки в ходе проведения антитеррористической операции. Во время негласного сотрудничества обязуюсь строго придерживаться требований конспирации и оперативной дисциплины под руководством (незаполненный прочерк)».

Да, на этой бумаге нет печати и подписи. Но вероятность того, что где-то существует документ, оформленный надлежащим образом, весьма велика. Только вот намерено ли СБУ все это ворошить? Думаю, нет, поскольку такая информация помешает их рабочей версии: «Лесник — диверсант и агент ФСБ». На остальное они предпочитают закрыть глаза.

— Эту папку не изъяли при обыске?

— Только ли папку? — усмехнулся адвокат Александр Сирота. — На полу среди разбитых стекол мы нашли с десяток гильз от пуль, способных «прошивать» бронежилеты. По ним легко можно установить, из какого оружия были произведены выстрелы. Но гильзы также не изъяты.

В СБУ сразу после штурма утверждали, что Лесник отстреливался из автомата Калашникова. А вот из какого оружия стреляли «альфовцы», неизвестно. Между тем существует инструкция, регламентирующая применение того или иного вооружения при штурме в закрытых помещениях с большим количеством потенциальных жертв. Соблюдалась ли эта инструкция?

Впрочем, справедливости ради надо сказать: после осмотра помещения и беседы с Еленой журналисту «ФАКТОВ», хоть она и не эксперт, стало ясно: сотрудник «Альфы» был смертельно ранен первым. Как развивались дальнейшие события, наверное, выяснится в суде. Была ли у спецназовцев возможность захватить террориста живым? Не знаю. Но в сторону комнаты, где принял смерть Мужчиль, летели десятки пуль. «Его просто добили, желая отомстить за товарища», — горько констатировал Петр Мищенко.

Сейчас главная задача Елены Кукель — забрать домой сына. Первоклассник Богдан находится в киевском центре «Город счастливых детей». Мама, едва выйдя из СИЗО, навестила мальчика в приюте.

— Богдан очень обрадовался, увидев меня, — улыбается Елена. — Мы сидели в холле, и он каждому проходившему мимо ребенку говорил: «Моя мама приехала!» Конечно, сын очень изменился, повзрослел. Сразу после случившегося его хотела забрать моя бабушка, которой уже далеко за 80. Из-за возраста ей не отдали ребенка. К счастью, Богдан общительный, легко находит общий язык со сверстниками. Я расспрашивала его о новых друзьях, о делах. Вопрос о пережитом во время штурма не поднимала, боялась, что это может травмировать ребенка. Если понадобится, мы обратимся к психологу. А может, все и так забудется. Богдан признался, что каждый день думал о нас с папой. Пару месяцев назад сына перевели из одного приюта в другой, и он все беспокоился, узнают ли родители его новый адрес. Воспитатели рассказывали: как-то они проезжали мимо нашего дома на Оболони, и Богдан закричал: «Все, приехали, нам сюда!»

Оказалось, что забрать мальчика из государственного учреждения не так-то просто. От Елены потребовали массу справок: о наличии подходящих жилищных условий, о постоянном доходе и возможности материально содержать ребенка.

— Эти требования лишены оснований, — заметил опекающий мать и сына генеральный директор юридической компании «Спадщина» Олег Володарский. — Богдан попал в приют лишь потому, что у родителей не было физической возможности заниматься его воспитанием. Елена не лишена родительских прав и имеет право забрать сына, как только у нее такая возможность появится. Но мы все равно собираем справки, поскольку для нас главное, чтобы ребенок поскорее оказался рядом с мамой.

Как мне стало известно, в отношении сотрудников «Альфы», осуществлявших штурм квартиры, возбуждено уголовное дело по факту превышения пределов необходимой самообороны.

Кстати, тело Олега Мужчиля до сих пор находится в морге. Его так и не отдали для похорон.

via «ФАКТЫ»

Рейтинг: 1

Опубликовал(а):

не в сети 11 минут

Сергей Кирилов

4 969

Модератор сайта.
Если есть вопросы, задавайте в «приватный чат» в личном кабинете.

Италия. Город: Катания
34 годаКомментарии: 4343Публикации: 23074Регистрация: 01-08-2014
  • Модератор сайта
Авторизация
*
*
Войти с помощью: 
Регистрация
*
*
*
Пароль не введен
*
Ваш день рождения * :
Число, месяц и год:
Войти с помощью: 
Перейти на страницу
закрыть