Понедельник , 5 Декабрь 2016
001

«Мусора» возвращаются

Добавлено в закладки: 0

В коридорах Окружного административного суда Киева не протолкнуться: исков граждан здесь и раньше было с избытком, а после того как полицейские начали оспаривать результаты аттестации, здание превратилось в муравейник. Ежедневно сюда приходят 5–10 бывших полицейских, рассчитывающих вернуться на работу. По словам главы Окружного админсуда Павла Вовка, в их пользу здесь уже вынесли около 400 решений. И это не финал.

Уйти, чтобы вернуться

Первые обжалования результатов аттестации начались в январе. В ответ на официальный запрос Фокуса в Нацполиции сообщили, что к концу апреля аттестацию прошли более 23 тыс. человек, из которых 1397 сотрудников рекомендовано перевести на более низкие должности, ещё 3279 — уволить. Статистику правоохранителей, обратившихся в суд, в ведомстве не ведут. По словам адвоката Нацполиции Олега Волошиновича, иски подали больше 2,5 тыс. человек, то есть не менее 70% из рекомендованных к увольнению. В суде бывшие полицейские, как правило, требуют не только возобновления в должности, но и выплаты зарплаты за 3–4 месяца, на протяжении которых не работали.

Участковый офицер Дарницкого управления полиции Киева, двадцатичетырёхлетний Роман Сочка прошёл аттестацию без проблем. Уверяет, что было не сложно, хотя и непривычно. Сдать тесты помог красный диплом Академии МВД, пройти собеседование — ежедневный опыт работы с людьми.

— Разговор с комиссией занял минут 40 — достаточно долго, но мне было интересно, — рассказывает Сочка. — Никаких компрометирующих вопросов не задавали. Мы говорили о службе, учёбе в академии, о том, почему я решил перейти в полицию. Когда шёл на аттестацию, не задумывался о том, что вопросы мне будут задавать люди, которые не работали в структуре. Есть соответствующий приказ министра, он законный — значит, выполняем. Я знаю достойных людей, которые не прошли аттестацию. Но я не был на собеседовании, не слышал, какие вопросы им задавали и что они отвечали. Теперь те, кто хочет работать, подали в суд.

Собеседование с бывшим сотрудником ДПС ГАИ, тридцатилетним Виталием Савчуком, оспаривающим своё увольнение в Окружном административном суде Киева, проводили пять человек. Среди них — двое патрульных, журналист, представитель общественной организации «Союз Чернобыль Украины» и сотрудник кадрового отдела Нацполиции.

— Cпрашивали, где я живу, откуда у меня машина и где буду работать, когда меня выгонят. Из профессионального ничего не спрашивали.

В ответ на вопрос корреспондента Фокусао том, может ли рядовой сотрудник ГАИ купить авто на свою зарплату, Савчук и бровью не повёл:

— У меня же не Lexus, а Peugeot «пирожок», фургончик. Я её купил, когда продал другую свою машину. Больше никаких имущественных претензий ко мне не было, потому что у меня больше ничего нет.

По словам экс-сотрудника ГАИ, из его отдела аттестацию прошли 9 человек — у некоторых результаты тестирования были ниже, чем у него. Уволили четверых, и все они подали в суд. Основная претензия — состав аттестационных комиссий: много общественников, мало людей с юридическим образованием.

— Если бы сформировали нормальные комиссии, никто бы не пошёл судиться, — признаёт участвующий в судебных тяжбах юрист Нацполиции, попросивший не называть его имени. — Активисты и журналисты, которые сидят на собеседованиях, мыслят штампами. Для них гаишник — сразу преступник, его срочно надо уволить. Если «общественность» в комиссии менее агрессивная, гаишника могут оставить на работе. Вот и получается: уволенный сотрудник смотрит на своего товарища и не понимает, почему его уволили, а коллегу — нет.

Дошли до суда

— Я чувствую реванш милиции, реванш тех сотрудников, которые не прошли переаттестацию, — заявила в начале апреля глава Нацполиции Хатия Деканоидзе после того, как суды вынесли первые положительные решения в пользу уволенных полицейских. — Конвейером происходят закрытые заседания, и я очень боюсь, что старая судейская система сделает всё, чтобы уничтожить реформу полиции.

В неофициальных беседах юристы, защищающие интересы Нацполиции в судах, признаются, что развернувшаяся информационная война против судей мешает им защищать интересы ведомства.

— Как теперь ходить в суды, если моё руководство публично их обвинило в срыве реформы? — рассуждает один из юристов Нацполиции, пришедший на судебные заседания в Окружной административный суд Киева. — Хатия думает, что она в Грузии, что сейчас ткнёт пальцем в того, кто, по её мнению, неправ, и он перестанет делать то, что делает. Но это не так!

По словам Александра Банчука, специалиста по вопросам уголовной юстиции Центра политико-правовых реформ, нарушения закона, с которыми проводилась аттестация, не оставляют судьям выхода, кроме как принимать решения в пользу уволенных полицейских. Ведь если бы аттестация проводилась с сотрудниками милиции, выведенными за штат, оспорить её результаты было бы сложно — в полицию их принимали бы на основании конкурса. Но бывших милиционеров, изъявивших желание служить в Нацполиции, сначала назначили на временные должности и только потом начали аттестовывать. А проводить аттестацию уже назначенного сотрудника можно лишь в трёх случаях: если его необходимо повысить, понизить или уволить.

Проверить всех. К концу апреля более 23 тыс. полицейских прошли аттестацию
Проверить всех. К концу апреля более 23 тыс. полицейских прошли аттестацию

— Решения судов выглядят обоснованными, — считает Банчук. — Проблема в том, что саму статью об аттестации Закона «О Нацполиции» неправильно применяют. Я считаю, что применять её в массовом порядке нельзя. Ведь по такой логике любой руководитель облуправления на следующий день после своего назначения сможет принять решение об аттестации всех подчинённых. И такое решение он может принимать каждый месяц. Получится абсурд! Аттестация должна была завершиться до 7 ноября прошлого года, до вступления в силу закона.

Конечно, не каждый судебный процесс заканчивается восстановлением правоохранителя в должности. По словам Деканоидзе, в Волынской, Киевской и Ровенской областях есть примеры, когда суды отказывались становиться на сторону уволенных правоохранителей. Правда, количественный перевес удовлетворённых исков всё же не в пользу Нацполиции.

— У тех, кто к нам вернётся после «справедливых» судебных решений, поверьте, будет немного шансов, — заявила Хатия Деканоидзе в интервью «Зеркалу недели». — Во-первых, мы будем пристально за ними наблюдать и реагировать на малейшие дисциплинарные нарушения. Во-вторых, многие уйдут сами, как только будут переведены со своих тёплых и доходных должностей в другие регионы. Наше право предложить, их право — не согласиться.

Как это работает на практике, Нацполиция продемонстрировала на примере бывшего замначальника Главного следственного управления МВД Григория Мамки. Сотрудника с неоднозначной репутацией, который, по словам главы Одесской облгосадминистрации Михеила Саакашвили, был «столпом коррупционной системы рэкета и вмешательства в бизнес старой милиции», уволили в результате аттестации. Однако вскоре Окружной административный суд Киева восстановил его в должности. Нацполиция выполнила это решение и сразу же направила Мамку проходить службу в Авдеевку, находящуюся в зоне АТО. Теперь он обжалует в суде и это решение.

Внезапные тайны

Во время собеседования и прохождения полиграфа сотрудники полиции нередко сознавались в совершении преступлений. Известны случаи, когда члены комиссии по итогам аттестации писали заявления в прокуратуру.

— Мы проводили собеседование с человеком, у которого на полиграфе была позитивная реакция на изнасилование, — рассказывает Роман Синицын, бывший член аттестационной комиссии. — Ещё люди рассказывали, сколько денег нужно было заносить начальству, сколько стоила их должность, как они крышевали наркотрафик.

Ключевая сложность в том, что во время собеседований не ведётся не только аудио- или видеофиксация — даже в протоколах вопросы и ответы не записываются. Соответственно, когда комиссия делает вывод о несоответствии полицейского должности, основания таких решений остаются загадкой. Бывшие милиционеры, даже те, кто признавался в совершении преступлений, открыто этим пользуются, обвиняя комиссию в предвзятости и нарушении их прав.

В ответ члены аттестационной комиссии не только не могут предоставить доказательства своей правоты, но часто даже не помнят аттестованного сотрудника из-за сотен людей, проходящих через них во время собеседований. Ситуация усложняется тем, что, согласно законодательству, в суде именно Нацполиция должна доказывать правомерность решений об увольнении.

В Нацполиции тем временем настаивают, что отсутствие фиксации собеседований полицейских — не просчёт.

— Если суд станет оценивать вопросы, которые задавались на собеседовании, он фактически будет заново проводить аттестацию, — считает Олег Волошинович. — Суд может оценить только формальное соблюдение процедур — например, правильно ли избрали секретаря аттестационной комиссии. И в этом случае видеозапись мало чем помогла бы.

В то же время на четырёх заседаниях суда, на которых присутствовал корреспондент Фокуса, именно юристы Нацполиции требовали вызвать членов аттестационных комиссий в качестве свидетелей.

Закон не для всех

Пока одни сотрудники полиции борются с результатами аттестации, другим удаётся её избежать. Илья Кива, будучи руководителем департамента противодействия наркопреступности Нацполиции, дважды проигнорировал процедуру. Попытки заставить его пройти аттестацию полицейский назвал происками «фармакологической мафии». Несмотря на то, что главный борец с наркотиками давно ведёт себя нестандартно и порой вызывающе, добиться его ухода из правоохранительной системы не удалось ни главе Нацполиции, ни гражданским активистам. Сегодня скандального сотрудника перевели в МВД курировать вопрос ветеранов АТО.

Активисты тем временем убеждены: Кива — не единственный счастливчик, избежавший аттестации и оставшийся при должности.

— Насколько я знаю, по внутренним приказам переводы между подразделениями приостановлены на время аттестации, — рассказывает Роман Синицын. — Тем не менее люди как-то переводятся. Начальники ГАИ Соломенского, Шевченковского районов столицы переводились в Госохрану, которая аттестует себя сама. Также люди переводились в полки «Киев-1» и «Миротворец». Оттуда они попадут на нужные должности. Это не массовая тенденция, перевестись на время аттестации удаётся 3–5% сотрудников. Но это ключевые люди в системе.

Профсоюз против

Вскоре оспаривать своё увольнение бывшим полицейским может стать проще. Это произойдёт в том случае, если суд признает недействительным приказ главы МВД, которым Арсен Аваков утвердил инструкцию проведения аттестации сотрудников полиции. Такого решения через суд добивается Профсоюз аттестованных работников органов внутренних дел, созданный ещё в 1992 году. Поводом для иска стало то, что упомянутую инструкцию с организацией не согласовали.

— Мы оспорили этот приказ, потому что он принят с нарушением проф­союзного законодательства, — объясняет Николай Моренец, начальник юридического отдела Профсоюза аттестованных работников органов внутренних дел. — Есть определённая процедура. Все нормативно-правовые акты, которые касаются трудовых отношений, согласовываются с профсоюзом. В МВД посчитали, что нормы трудового законодательства сотрудников полиции не касаются, и с нами ничего не согласовали. Если человека увольняют с работы — это что, не трудовые отношения?

В организации уверяют: с реформой правоохранительной системы не борются. Единственная их цель — добиться, чтобы её провели по закону.

— Полицейские не пребывают в трудовых отношениях с Национальной полицией, они несут службу, — говорит Фокусу адвокат Нацполиции Олег Волошинович. — Это значит, что профсоюз как орган, который защищает трудовые права, к публичной службе никакого отношения не имеет.

Очередное заседание Окружного административного суда Киева, на котором продолжится рассмотрение иска, назначено на 15 июня. Если суд признает претензии проф­союза обоснованными, пять месяцев аттестации окажутся потраченными впустую.

Караван идёт

После непродолжительной приостановки аттестации 12 мая процесс возобновили. Официально причину паузы в Нацполиции не комментируют. Согласно одной из версий, полицейских не аттестовали из-за многочисленных судебных исков бывших сотрудников — в ведомстве искали варианты выхода из сложившейся ситуации. Согласно другой — по итогам аттестации увольнению подлежало слишком большое количество сотрудников, из-за чего возникал острый кадровый дефицит.

В пользу последней версии говорит и то, что возобновлённая аттестация распространяется только на руководство полиции и не коснётся рядовых полицейских. В ближайшее время её пройдут начальники управлений и облглавков Винницкой, Житомирской, Херсонской, Черкасской и Черниговской областей. Сейчас полиция изменила не только подход к аттестации, но и аттестационные комиссии сформировала по-другому.

Раньше из шести членов комиссии не менее трёх были общественниками. Теперь в комиссии, которая, к примеру, будет работать в Винницкой области, их всего двое. Если учесть, что комиссия считается собравшейся, когда присутствует более половины её членов, представителям общественности можно и вовсе не участвовать в процессе. Более того, оказалось, что на правах гражданских активистов в комиссии появились народные депутаты. В Винницкой области оценивать руководство полиции будут два члена Блока Петра Порошенко — Иван Мельничук и Юрий Македон.

via

Рейтинг: 0

Опубликовал(а):

не в сети 18 минут

Сергей Кирилов

4 967

Модератор сайта.
Если есть вопросы, задавайте в «приватный чат» в личном кабинете.

Италия. Город: Катания
34 годаКомментарии: 4341Публикации: 23068Регистрация: 01-08-2014
  • Модератор сайта

Добавить комментарий

Войти с помощью: 
Авторизация
*
*
Войти с помощью: 
Регистрация
*
*
*
Пароль не введен
*
Ваш день рождения * :
Число, месяц и год:
Войти с помощью: 
Перейти на страницу
закрыть