Суббота , 3 Декабрь 2016
залмаев

«В мире есть соглашательство с тем, что Украине не быть полностью независимым государством»

Добавлено в закладки: 0

Директор Евразийской Демократической Инициативы (Нью-Йорк) Питер Залмаев в интервью «ОРД» рассказал о том, повторит ли Донбасс судьбу Судетской области Чехии, которую цивилизованные страны принесли в жертву агрессору накануне Второй мировой войны. Чего ждать в случае прихода в Белый дом Дональда Трампа, позициях Петра Порошенко в США, «авторитарных перьях» Михаила Саакашвили, и путинском лобби в ЕС.

— В трагической ситуации на востоке нашей страны велика роль «местных элит», которые торговались, но это самая настоящая внешняя агрессия. Насколько понимает это американский истеблишмент? Понимают ли рядовые американцы?

— Как человек живущий в Нью-Йорке, я начинаю день со штудирования газеты «Нью-Йорк Таймс». С самого начала беспорядков в Донецке каждый выпуск буквально с первой страницы начинался публикацией, посвященной региону и событиям в Украине. Так же «Гардиан», «Экономист», все ведущие журналы мира имели своих корреспондентов в Донбассе, тщательно отслеживая ситуацию. Их освещение было безупречным. Журналисты «Нью-Йорк Таймс» заслужили, на мой взгляд, «Пулитцеровскую премию» за детальный анализ. Вплоть до освещения губаревских митингов — давали точную оценку посещаемости, которая отличалась от цифр, называемых сепаратистами. Когда начались военные действия, украинские сайты часто выдавали желаемое за действительное, но информация от «Нью-Йорк Таймс» была феноменально точной. И полностью тождественной постановке вашего вопроса: ситуация подавалась, как внешняя агрессия. Была использована внутренняя специфика региона, какие-то неправильные шаги со стороны центральной власти в Киеве, которую путинские идеологи сразу окрестили хунтой, но, по большому счету, развязывание кровавого конфликта на востоке Украины было провокацией Путина, его агентов вплоть до Бородая и Гиркина. И никто на Западе не питал иллюзий о том, что это внутренние распри, или волеизъявление местного русскоязычного населения, которое боялось потерять свой язык — этих иллюзий не было.

— А что изменилось? Почему сейчас есть ощущение, что на Западе не понимают угрозы, которую Путин несет не только Украине?

— Изменилась не постановка вопроса, не видение, а актуальность Украины. За 2 года много всего произошло – ситуация с Исламским государством, потоками беженцев из Сирии сместили Украину с первых полос журналов и газет. Невозможно удерживать внимание мира на одной точке. Со стороны Европы в частности имеет место определенная усталость от Украины. Украина становится камнем преткновения для нормализации экономических отношений с Россией. Потому, что в Европе работает очень сильное экономическое лобби.

Нужно разделять Америку и ЕС. Если Меркель и Обама 2 года назад выступали единым западным фронтом, то сейчас фронт раскалывается… Процентная доля торговых отношений с Россией занимает у Америки не столь значительную цифру. И хотя оборот торговли Европы с РФ составляет не более 10%, там есть концентрированные экономические интересы – это конгломераты индустриальные, это фермеры Италии, Франции, это большой бизнес Германии, который непосредственно заинтересован в восстановлении прежних отношений с Россией. Учтите, что ЕС – это не нечто цельное, монолитное. И еще учтите, что у Путина работает «Раша тудей», и другие официальные и неофициальные пропагандисты — от границы РФ до Атлантики. Это и Словакия, и Греция, где, в частности, активно ведутся мероприятия под эгидой проекта «Русский мир». Весь политический спектр греческого политикума, от ультраправых до ультралевых — все поддерживают Путина. Тот же Кипр (по крайней мере, его греческая, православная часть), где давно ведется речь о возможной дислокации российской военной базы, и Путин четко это использует, там солидарны с ним. Греция всегда была более пророссийская, чем пробрюссельская или проамериканская. Там, как и в Сербии, всегда сохранялась большая симпатия к России. Это факт. А Франция? Марин Ле Пен, лидер ультраправой партии «Национальный Фронт», в свое время получила беспроцентный кредит от Путина почти на 9 миллионов евро.

В Германии сейчас идет сильный натиск, буквально атака на Меркель посредством фейковых историй про русскую девочку Лизу, якобы изнасилованную мигрантами. Это все подкоп под Меркель. А что сделали из скандала на Кельнском вокзале — когда эмигранты нападали на девушек в новогоднюю ночь? Все эти события на руку Кремлю.

То есть, все понимают на уровне политики Белого Дома, на уровне обеих палат Конгресса, за исключением, возможно, нескольких отдельно взятых конгрессменов, что речь идет о холодной войне и со стороны Москвы имеет место ядерный шантаж. Именно такими словами это и подается в американских газетах – как бряцание ядерным оружием.

— И при этом к нам приезжает г-жа Нуланд и фактически навязывает формат внутреннего конфликта. Говорит: «Вы должны поскорее принять закон о выборах на той территории». А какие выборы могут быть там, где вооруженные русскими террористы ставят задачи по уничтожению государства Украина?

— Это можно объяснить внутренней динамикой американской политики, американским электоральным циклом. Если в лице Путина в РФ видим политический монолит, фактически неограниченное правление (отслужил 2 срока, рокировался с Медведевым, вернулся, и все понимают, что покуда он держит власть в ежовых рукавицах, на посту будет вечно), то в Америке мы имеем дело с электоральной демократией. Сейчас подходит к концу последний срок Обамы и опыт его предшественников показывает, что каждый Президент стремится заслужить свое политическое наследие так, чтобы, например, сказать: «Я решил вопрос мира между Израилем и Палестиной» (или в любой другой точке света).

Так и Нуланд. Сколько ей осталось на посту? Меньше, чем полгода. И она не имеет ни возможностей, ни времени, ни желания заниматься креативными вопросами, придумывая новый формат решения украинского вопроса, вместо того, который был насажден. Надеясь, что, худо- бедно, «Минском» можно будет залатать дыры, и объявить о торжестве американской дипломатии.

— Но ведь это противоречит интересам самой Америки – делать шаг навстречу Путину, который уже не слишком скрывает планов расширить гибридную войну на соседние страны? Возможно, даже на все страны «Варшавского договора»…

— В Америке много проблем: есть феномен Дональда Трампа, который с ног на голову переворачивает выборный процесс, сами правила ведения политической борьбы. Есть вопросы нелегальной эмиграции, террористических актов. То, что от России исходит угроза – это абсолютно верно, она есть. Но ответ на эту угрозу может быть разным. Могут ответить так: «Если мы Путину дадим то, что он хочет, может быть, он успокоится? Может быть, это и есть решение этого вопроса?». Есть так же мнение, что имеет место определенное соглашательство с тем, что Украине все-таки полностью независимым от России, государством, наверное, не быть. И нужно считаться с соседом, со «старшим братом». Потому, что Нуланд, как никто другой, понимает, что Минский формат – это троянский конь для Украины, как государства.

Думаю, что просто понимают, что нет сил защищать Украину по-настоящему. Посылать своих солдат воевать НАТО и Америка не будут. Давать летальное оружие – скорее всего, тоже. И вот имеем такой ответ на данную реалию жизни. Могут только в финансовом виде помогать: обмундирование, радарные системы… И Минские переговоры — способ от разжигания еще большей войны.

— То есть, логика такая: если кинуть кость в виде востока Украины в пасть Путину, он откажется от намерения взять всю Украину?

— Был же в истории британский премьер Невилл Чемберлен, который согласился в свое время отдать Гитлеру Судеты (накануне Второй мировой) в результате Мюнхенских соглашений. Эту параллель можно провести и с Минскими соглашениями. Хоть я и не уверен, что это абсолютно тождественные явления. Минские соглашения рассматриваются, как наименьшее из всех зол.

Сейчас идет спор о том – кто будет Донбасс восстанавливать. Путину Донбасс не нужен, кроме как троянский конь. Он не собирается пока отдавать Донбасс, но и брать его под свою ответственность тоже не хочет. Путин хочет, чтобы Украина платила за его восстановление. Донбасс — это как горячая картошка, которую перекидывают друг другу, и никто брать не хочет. И последний опрос общественного мнения в самой Украине показал, что около 70 % выступают за отдачу Донбасса, или замораживание конфликта, за временное «отрезание» его от территории Украины.

— Но вопрос же не только в том, на что согласна пойти Украина, он в том, на что пойдет Путин. На мой взгляд, агрессор видит свою состоятельность в том, чтобы умножать насилие…

— Об этом тоже много сейчас говорят, усиленно бьют в набат про то, что Путин способен пойти на Прибалтику. Возможно, как заявляют некоторые эксперты, даже посредством ограниченного, так называемого, тактического, ядерного удара.

Наивная позиция — думать, что подобное невозможно. В свое время и про Крым, и про Донбасс не могли подумать. Дальнейшее будет зависеть от внутренней ситуации в РФ. Каждый раз, когда Путин чувствует себя неуверенно на своем троне, в условиях падения цен на нефть и обвала экономики (пресловутое медведевское: «Денег нет»), ему нужно усиливать шумовой фон, отвлекать российское население от внутренних проблем. Хлеба стало меньше — зрелищ нужно больше. Наглядный пример: начав с Донбасса, Путин продолжил авантюрой в Сирии.

— Отстаивается закономерность: чем больше санкции, тем агрессивнее Путин?

— Да, это то, с чем мы имеем дело последние 2 года. Продления санкций, как заявляет все большее количество европейских политиков, озлобит Путина еще больше. В Америке антироссийские санкции — официальная политика обеих партий, Белого Дома. А в Европе есть 28 независимых государств, которые даже в условиях смирительной брюссельской рубашки под названием Европейский союз, все равно формируют свою собственную политику, и она есть у каждой отдельно взятой страны. Всюду ведется работа по разъеданию консенсуса по санкциям посредством лобби в лице путинских агентов влияния, всяких шредеров (вопиющий факт — когда бывший канцлер Германии сидит на зарплате у «Газпрома», как член совета директоров – и ведь это бывший лидер самого крупного европейского государства)…

— Справедливо ли будет сказать, что Путин распространяет на ЕС свою порочную коррупционную мораль?

— Как таковой морали или идеологии им не навязывается, в отличие от советских времен. Просто ведется активная работа с антидемократическими, антиамериканскими, антизападными, пророссийскими силами. Как, например, в Греции — посредством программы «Русский мир». Отдельно нужно отметить его работу с диаспорами – это касается Израиля и касается Германии. Если взять нашу эмигрантскую среду в Америке и Германии, мы увидим вопиющую разницу. В Германии есть понятие «русланд ферштейн» — то есть, они все «пониматели России». Они понимают Путина и симпатизируют. А это изрядная доля — более 2 млн. наших соотечественников, т.е. достаточно влиятельный блок.

То, что касается Украины — это лишь маленькая составляющая вообще европейского кризиса. Проект Евросоюз, как мы видим, трещит по швам. Вот-вот Британия будет голосовать о том, оставаться ли ей в составе ЕС. И Украина невыгодно вписывается в этот контекст, потому что европейцы теряют веру в свой собственный европейский проект.

Бьют тревогу американцы, бьет тревогу Джордж Сорос — один из самых ярых защитников украинского суверенитета против российской агрессии. Его тезис: Украина Европе нужна даже больше, чем Европа Украине; Украина Евромайданом поставила на кон все свое политическое выживание: «Мы расторгаем связи с нашим многовековым, так называемым «братом», и мы идем в Европу». Подобного идеализма в Европе уже нет, а он есть в Украине, как считает Джордж Сорос. Поэтому Украину нужно поддерживать чуть ли не неограниченно, понимая при этом, что изрядная доля помощи будет потрачена напрасно, будет растранжирена, но с Украиной работать необходимо. Потому, что Украина, как утверждает тот же Сорос – «форпост европейской цивилизации против натиска варварского путинского ига».

— Каков будет самый негативный сценарий, если не послушаются Сороса? Экономика берет верх, ЕС приносит в жертву свободу, и Бог с ней – Украиной, странами Балтии?…

— Не нужно забывать, что Украина сама сдает позиции. Речь идет не только о происках путинских лоббистов. Обратите внимание на месячной давности заголовок газеты «Гардиан»: «Украина — самое коррумпированное государство Европы». Может польстить то, что Украину причислили к Европе, но при этом назвали самым коррумпированным государством — там, где есть Албания, Румыния, Болгария! За эту Украину европейцы должны сражаться? Есть еще панамские бумаги — отдельный вопрос, насколько там было много огня, или все-таки больше дыма. Тем не менее, и с оффшорным скандалом создается фон, благодаря которому у обычного европейского обывателя создается впечатление, что Украина не только не улучшила свой антикоррупционный климат, не привела свой дом в порядок, но, может быть, даже еще больше откатилась назад.

Все скандалы с рокировками в правительстве, скандалы с Шокиным – это все фиксируется и тоже обозревается. Хороших новостей с Украины пока, увы, мало.

— Что изменится в отношении к нашей стране, если вдруг победит Трамп на выборах Президента США?

 

— Самым красноречивым ответом будет напомнить вам настенную живопись в Литве, где Трамп с Путиным целуется, как Хонеккер с Брежневым на Берлинской стене. По такой же кальке нарисовали Путина с Трампом после того, как Трамп заявил, что уважает Путина за то, что он «сильный мужик», «хозяйственная рука». Он моделирует себя тоже, в какой степени, этим сильным мужиком, и поэтому уже намекал, что считает Украину сферой влияния РФ. Думаю, этим все сказано. Если же Хиллари Клинтон придет к власти, я думаю, что стоит ожидать примерно такой же политики в отношении РФ и Украины, какая была и у Обамы – потому, что она же ее и формировала на посту Госсекретаря. А если к власти придет Трамп, возможно, придется переписывать полностью формат отношений.

— У нас много надежд возлагают на Саакашвили, который объезжает Украину со своими антикоррупционными форумами. Может ли он быть следующим Президентом Украины, и насколько его поддерживают в США?

— С именем Саакашвили связана первая цветная революция на постсоветском пространстве. Человек, обучавшийся в Колумбийском университете, который и я в свое время окончил, великолепно владеющий несколькими языками, в том числе английским, Миша (в Америке его называют именно Мишей) сразу же наладил доверительные отношения с западными политиками, с рядом конгрессменов, с сенатором Маккейном, с Президентом Бушем, он вошел в доверие моментально, и первый свой срок купался в славе и любви на Западе. А второй срок… Как человек, который работал в правозащитной организации в Нью-Йорке и курировал страны СНГ, я не понаслышке знаю о состоянии прав человека в Грузии. Второй срок его президентства мы имели дело с совсем другим Саакашвили — Миша начал демонстрировать свои авторитарные перья. Имел место рейдерский захват целого ряда СМИ, в том числе оппозиционных телеканалов, назначение на руководящие посты людей, которые оказывали финансовую поддержку Мише, сильный нажим на судебную власть со стороны исполнительной. Миша стал полуавторитарным политиком. И целый ряд западной профессуры, аналитиков которые писали хвалебные статьи в его адрес, под конец его правления вынесли ему жесткий вердикт. Он стал для западной публики большим разочарованием. Так что когда Порошенко принял решение назначить его на пост главы Одесской обладминистрации, это вызвало недоумение в Брюсселе и Вашингтоне.

А что касается его деятельности в Украине, то я слышу от украинцев усталость от того, что Миша очень громко, много и хорошо везде говорит, путешествуя по всей Украине и видя себя всеукраинским лидером более, чем одесским, тем не менее, не выполняет конкретных обещаний по возложенному на его плечи региону. Картина такова, что регионом Миша заниматься по большому счету не хочет, хотя говорит хорошие слоганы и любит зажечь толпу.

— А информация о его поддержке Западом?

— Я думаю, что ее распространяет в первую очередь сама команда Миши и его соратники в Украине и по всему миру. Большая поддержка – это миф. Согласно моему мнению, к Мише на Западе относятся достаточно скептично.

— А какова реальная поддержка Порошенко на Западе, по вашему мнению?

— По крайней мере, призывов к отставке или импичменту я еще не слышал. Опять-таки, Порошенко достаточно эффективный спикер и лицо страны за рубежом. На западе он хорошо говорит и имеет запас кредита доверия в западных столицах, но это доверие имеет большую сноску на то, что он не вовремя реагирует на назревающие проблемы. С тем же Шокиным — когда налицо необходимость принимать жесткие меры, отправлять в отставку и, может быть, жертвовать своими политическими союзниками ради интересов государства, Порошенко реагирует медленно и имидж Украины от этого страдает.

— Вы полагаете, он все-таки реагирует? Но есть и мнение, что никаких выводов он не делает и продолжает расставлять людей по принципу их преданности – кумовьев, родственников. Луценко, Гройсман – подтверждают это мнение. На Западе авторитаризма Петра Алексеевича, его тяготения к узурпации власти не замечают?

— По поводу Кабмина — Гройсман считается человеком Порошенко, но на Западе склонны считать этот факт преимуществом, в том плане, что если будут «косяки» в правительстве, это будет непосредственно ответственностью Президента. При премьере Яценюке можно было переваливать вину с одних плеч на другие, а теперь эти плечи одни, президентские.

Об авторитаризме Порошенко не говорят на Западе, но указывают на то, что пока Порошенко не смог до конца возвыситься над своим прошлым предпринимателя и стать исключительно государственным деятелем. У него остается раздвоенность и определенная нерешительность при принятии решений. Но что касается оффшорного скандала, он не повлиял: хотя указывалось на некий негативный символизм отдельных моментов, это не был скандал на уровне тех, например, российских 2 миллиардов долларов «на закупку музыкальных инструментов».

— У нас патриоты уже говорят о построении новой «Семьи». Люди, которые вышли на Майдан против мафии, и, отрекаясь от личного, жертвуя здоровьем и деньгами, воевали за новую Украину на востоке, они нынче часто демонстрируют радикальные настроения. Как был бы оценен на Западе сценарий свержения? Не приведет ли он к краху для Украины?

— Запад категорически против таких сценариев, и действительно считает, что призывы к свержению Порошенко могут привести к краху Украины. Петр Порошенко должен, как минимум, отсидеть законно свой президентский срок.

— А если он попытается стать Януковичем, сфальсифицировав выборы?

— Тогда, наверное, он повторит грустный опыт своего предшественника. Я думаю, что в первую очередь украинцы этого не потерпят. И западные партнеры, я думаю, тоже. Но, поверьте, Путин только спит и видит вариант свержения Порошенко. А тот факт, что это подогревается разными элементами в Украине — я не удивлюсь, если это подогревание, в том числе, может являться результатом действия внешнего врага.

— Как вы оцениваете украинские реформы?

— У меня есть друзья как в большом, так и малом бизнесе, которые даже в этом удручающем экономическом климате успешно ведут бизнес в Украине. В каждый свой визит я спрашиваю — что улучшилось, и улучшилось ли, и слышу, что имеет место сохранение старых схем. Только поменялись их участники. Но на уровне налогообложения и сбора бумаг на стадии регистрации, как мне говорят, бюрократии стало значительно меньше. То есть, подвижки все-таки есть, и их вынуждены признавать люди, настроенные даже очень скептически.

via «ОРД»

Рейтинг: 0

Опубликовал(а):

не в сети 19 минут

Сергей Кирилов

4 964

Модератор сайта.
Если есть вопросы, задавайте в «приватный чат» в личном кабинете.

Италия. Город: Катания
34 годаКомментарии: 4339Публикации: 23061Регистрация: 01-08-2014
  • Модератор сайта

Добавить комментарий

Войти с помощью: 
Авторизация
*
*
Войти с помощью: 
Регистрация
*
*
*
Пароль не введен
*
Ваш день рождения * :
Число, месяц и год:
Войти с помощью: 
Перейти на страницу
закрыть