Суббота , 10 Декабрь 2016
001

То, что в Киеве называют коррупцией, в регионах — обычная жизнь

Добавлено в закладки: 0

То, что в Киеве называют коррупцией, в регионах — обычная жизнь. С ней не то чтобы свыклись, ее просто не замечают. Тем более что большинство историй воровства проходит здесь в рамках как закона, так и местной специфической морали. А если иногда от жадности и приходится перейти черту, то на подстраховке стоят местные силовые органы. Ведь чужаков здесь нет.

Недавно журналисты оказалась обречены соприкоснуться с прекрасным. «Прекрасное» — это проект по анализу коррупции в пяти восточных областях Украины. После года ежедневного мониторинга всех открытых и полуоткрытых потоков информации можем уверенно сказать: коррупции в восточных регионах нет. Дело в том, что все, что в столице считается коррупцией, на местах — просто обычная жизнь.

Но поскольку мы пока не прониклись региональной спецификой, то все же решили описать самые популярные проявления этой жизни. По крайней мере, для того, чтобы дать почувствовать пульс глубинки. Итак.

Воруем коллективом

Безусловно, самая популярная схема изъятия народной собственности — это решения депутатских рад. Оно и понятно: при коллективной ответственности максимум, чем грозит незаконное решение, — это отмена его через суд. Анализируя документы сессий, приходишь к выводу, что депутаты могут проголосовать за что угодно, невзирая на интерес правоохранительных органов и ропот толпы. Яркий пример — Харьков.

В этом городе несколько лет назад придумали удивительную схему раздачи земли «лучшим людям города». Суть ее в том, что по законам еще УССР жилищно-строительные кооперативы имеют право получать бесплатные наделы. Фишка Харькова состоит в том, что местные кооперативы — это не сотни томящихся в квартирной очереди харьковчан (как подразумевал советский закон), а буквально несколько малоизвестных людей. Потому главное предназначение кооператива не построить дом, а зaработать денег: после получения земли сразу перебросить ее на нужных товарищей. В списке финальных получателей — вся элита города, даже Михаил Добкин построил себе дом именно на таком участке. Так сказать, не побрезговал.

Размах схемы впечатляет. С 2008 г. таким образом было роздано 900 га городской земли, оценочная стоимость — 4,3 млрд грн. Но больше впечатляет даже не сумма, а то, что схема здравствует и поныне. После Майдана-2014 местная прокуратура оживилась и подала целый букет исков по признанию таких земельных решений незаконными. Дело в том, что члены кооператива по тому же закону от УССР должны были бы стоять в очереди, быть моложе 30 лет, ну и квартир они должны построить ровно столько, сколько существует членов ЖСК. Некоторые суды удалось выиграть, но лишь некоторые. В общей массе сохранился статус-кво: «народу — народная власть, народной власти — земля».

Но удивительно то, что даже после всех потуг прокуратуры Харьковская горрада продолжила победную раздачу. В последний раз акция состоялась в декабре 2015-го: три ЖСК получили более 35 га.

Тут важно то, что решение принимали депутаты уже нового созыва. В который впервые попала, к примеру, фракция «Самопомочі». Однако пикетов-демонстраций или других неприятных историй для царствующего в Харькове Геннадия Кернеса зафиксировано не было. Не заинтересовалась происходящим и пресса, что, впрочем, неудивительно: практически все СМИ города принадлежат людям, зависимым от местной власти.

Если же говорить о более мелких прегрешениях, то можно с уверенностью сказать, что на каждой сессии любого крупного города (по крайней мере, на Востоке Украины) принимаются решения, от которых местная громада теряет, а конкретный гражданин — находит. Начиная от снижения земельного налога и заканчивая раздачей в аренду помещений. К примеру, продажу земли местным депутатам с понижением цены в 20 раз от рыночной мы фиксировали неоднократно. Ну, а поскольку ответственности за все это буйство красок нести некому, то, думается, по крайней мере, в ближайшее время изменений здесь не предвидится.

«Туалетная схема»

Несмотря на непритязательное название, эта схема крайне популярна. Суть ее заключается в том, что для получения земли надо иметь строение на этой земле. Любое. Так, в некоторых случаях роль капитального здания исполнял туалет, что и дало название всей схеме.

Важным обстоятельством является то, что величина строения никоим образом не коррелирует с величиной участка. Собственник здания в 20 квадратных метров подает прошение местной власти отдать ему в аренду, а потом и на выкуп «землю под строением» в полгектара, и депутаты обычно не заморачиваются несоответствием желаний просящего.

Сама схема делится на два этапа. Первый — получить недвижимость, второй — оформить землю. Если со вторым этапом все более-менее стандартно, то первый — это огромное разнообразие вариантов, начиная от «купить» и заканчивая — «легализировать самострой».

Существует еще редкий вариант — упросить собственника здания его задешево продать. Именно таким образом во времена Януковича окружение мэра Харькова Геннадия Кернеса убедило местный облпотребсоюз отказаться от строений на нескольких рынках города. Дальше уже все пошло по накатанной: передача коммунальной земли в аренду новому собственнику зданий, и сразу — выкуп, причем с рассрочкой на пять лет.

Что удивительно в этой истории, так это влияние хозяйственной деятельности на память руководителей облпотребсоюза. Хотя с той поры прошло всего несколько лет, на вопрос журналистов: «За сколько были проданы здания?», ответ был лаконичным: «Не помним».

Плохая память может объясняться тем, что покупателями лакомых зданий стали партнеры сына Кернеса — Даниила Привалова. В любом случае, все прошло быстро, законно и без лишних пресс-релизов. Если на улице спросить любого харьковчанина, кому принадлежат Конный, Центральный и Сумской рынки, правильного ответа не услышите. Это не та тема, которую стоит обсуждать горожанам.

Старые добрые закупки

Закупки в регионах по сравнению с центром имеют свою безусловную специфику. Во-первых, в отличие от Киева, здесь можно решить вопрос победителя по звонку. Все потенциальные участники получают месседж о том, что тендер будет «под Ивана Петровича», а потому даже не стоит пытаться принять в нем участие. Поэтому большинство коррупционных тендеров на местах — это игра для двоих участников, когда один пришел победить, а второй — проиграть. Все остальные даже не потыкаются. В тех редких случаях, когда на тендер попадает залетная фирма, ее отсекают в связи с отсутствием какой-либо бумажки.

Финансовый результат для бюджета ожидаем. Так, если цена вырубки одного кубического метра сухостоя в Ровно стоит 445 грн, то в Харькове — 840. Зато все законно.

Особенно ярко проявляется отсутствие конкуренции на примере поставок продуктов питания в школы, детские сады и т.д. Казалось бы, простой товар обречен привлечь десятки желающих. Не получается. Во всех городах Востока повсюду — лишь один монополист, прячущийся за разные фирмы.

В последнее время, правда, некоторые бизнесмены, особенно мелкие, уверовав в возвращение справедливости, начали неучтенно регистрироваться на тендерах. Поэтому закупки начали выводить в «тень». Самый популярный метод — дробление предмета закупки, когда покупается не вся партия товара, а поштучно, в результате чего цена позволяет провести операцию без тендеров. Такой кульбит уже считается незаконным, но кто ж проверит. Самое веселое дробление состоялось в этом году в Славянске. Заказывали разработку нескольких сотен проектов по установке домовых счетчиков тепла, ну и саму установку. Поштучно получалось дешево, так что все деньги слили на несколько ФЛП. Зато общая сумма — 5 млн грн. Неплохой заказ для небольшого города, да еще и с неидентифицируемой маржой.

Услужить народу. Дорого

Так как бюджетных денег обычно на всех не хватает, а земля и недвижимость — ресурс ограниченный, одним из самых популярных заработков является залезание в кошельки граждан напрямую.

Монополия на автобусных перевозках, закупки втридорога мазута для местных электростанций, что потом ложится в тариф, платные парковки — подойдет все.

Относительно последнего, то тут впереди Украины всей, безусловно, Харьков. Еще несколько месяцев назад здесь на парковочном талончике было указано целых три выгодоприобретателя: коммунальное предприятие, частное ООО и ФЛП. То есть сессия горрады сначала наделила правом собирать деньги коммунальщиков, те передали его частникам, а потом все это распылилось по ФЛП. В результате наших подсчетов получилось, что город недобирает на плате за парковки не менее 5 млн грн в год. И это по самым скромным прикидкам.

Кстати, цифры реальных заработков удалось узнать случайно: одна из ООО-шек несвоевременно заплатила налог, фискалы подали в суд, в котором и засветили оборот парковщиков. Обычно такие удачи случаются редко: кэш вообще труден для отслеживания. А на правоохранительные структуры надежды немного: по истории с парковками местная полиция тоже открыла дело, но, исходя из эмпирического опыта, оно затухнет, как и сотни других похожих историй.

Деньги любят слепоту

Хотя в большинстве своем региональная коррупция — законна (через решения сессий или тендеры с двумя участниками), понятно, что лишние разговоры все равно ни к чему. Поэтому часто самые неприятные в смысле пиара документы власти прячутся подальше от глаз людских. Скажем, находим земельный участок, на котором поселился чиновник, смотрим, как земля была получена: «по решению районного суда, дата, номер». Смотреть в судебный реестр можно даже не пытаться — его там не будет. А выбить документ из стен самого суда — практически невыполнимая задача.

Или вот еще судебное. Журналисты Краматорска заинтересовались, сколько денег ушло на ремонт переехавшего из Донецка суда. Получили отказ. Мотивировка: «Работники суда, в том числе руководство, во время поездок в свои дома на временно оккупированных территориях Донецкой области вынуждены пересекать блокпосты незаконных вооруженных формирований». Поэтому распространение информации о стоимости и условиях ремонта нового помещения «в настоящее время может повредить жизни и здоровью работников и руководства суда».

Лидерами по сокрытию информации, безусловно, являются все же горрады. В архиве принятых решений — просто зияющие дыры. Не говоря уж о том, что земельные решения публикуются со сноской: «список прилагается», только его нет. О проектах решений и говорить нечего — с голоса выносится все, что только можно. Правда, местную прессу, как правило, такие нюансы интересуют нечасто. Оно и неудивительно: практически все медиа принадлежат «высоким договаривающимся сторонам».

Ну, а лучшей историей об открытости власти стало распоряжение мэра Харькова Геннадия Кернеса от декабря 2014 г. под названием «Перечень сведений, составляющих служебную информацию, которым предоставляется гриф ограничения доступа». В длинном списке пункт первый: «Сведения о финансовом состоянии коммунальных предприятий».

Так что, подытоживая наши ощущения от жизни в регионах, можем еще раз уверенно написать: здесь коррупции нет. Ее либо не видно, либо это не считается коррупцией.

А потому фактически единственным путем к изменениям остается банальное: постоянное изменение депутатского корпуса через выборы и активизация правоохранительных органов. Короче, волшебной палочки не существует. Но даже если она есть, то махать ею придется долго и упорно.

via

Рейтинг: 0

Опубликовал(а)

не в сети 7 часов

Сергей Кирилов

5 010

Модератор сайта.
Если есть вопросы, задавайте в «приватный чат» в личном кабинете.

Италия. Город: Катания
34 годаКомментарии: 4357Публикации: 23098Регистрация: 01-08-2014
  • Модератор сайта
  • Бронзовый крест за рейтинг 5000

Добавить комментарий

Войти с помощью: 
Авторизация
*
*
Войти с помощью: 
Регистрация
*
*
*
Пароль не введен
*
Ваш день рождения * :
Число, месяц и год:
Войти с помощью: 
Перейти на страницу
закрыть