Воскресенье , 11 Декабрь 2016
001-23

Крым без скидок

Добавлено в закладки: 0

В Крыму начался высокий сезон. На деньги, которые удастся заработать в ближайшие два месяца, многие крымчане будут жить целый год.

В аэропорту Симферополя предлагают зарядить телефон: «Стоимость зарядки за 1 минуту — 3 рубля,— написано на стойке.— Принимаются только бумажные купюры. Автомат сдачу не выдает». Александр Железняк, экс-руководитель отдела по развитию туристско-рекреационного потенциала Севастополя, глядя на эту картину, сетует: «Люблю Крым десять месяцев в году, но на два месяца летом он становится жлобским и ужасным. Стоянка у аэропорта Симферополя резко подорожала со 150 рублей до 300, цены на вина в аэропорту круглый год были адекватные, а тут поднялись процентов на 50. Апофеоз жлобства — этот автомат по зарядке мобильников с бодрым названием «Зарядись по полной»… Умеют у нас настроить отдыхающих на нужную волну».

Основной турпоток по традиции здесь ожидается в июле — августе. В гурзуфском отеле «Чайка» почти все номера уже заняты. Но есть еще способы заработка — на террасе отеля администрация решает разместить что-то вроде вещевого рынка. Постояльцев никто об этом не предупреждает, поэтому все, чьи окна выходят на террасу, просыпаются утром под шум хлопотливого торга: «А эта кофта какого размера?», «Где можно примерить шорты?», «Ой, уступите хоть 50 рублей!». В «Чайке» и так с шумоизоляцией проблемы — ночью никто не уснет, пока не будет выключен последний телевизор, а тут еще и это! Но на ресепшене искренне не понимают наших претензий: «Людям ведь надо зарабатывать!»

— У крымчан есть только два месяца, чтобы заработать деньги,— объясняет Александр Железняк.— Вот и дерут с отдыхающих по полной, не задумываясь об уровне услуг. Психология простая: зачем вести конкурентную борьбу за клиента, если страна у нас большая, а загранпаспорта лишь у 15 процентов граждан? Все равно кто-нибудь да приедет: не вы, так другой. У нас туриста воспринимают как жертву. А какие права у жертвы? Она только должна отдавать деньги.

Это в первый раз вы можете впарить что угодно, но вернется ли клиент снова? Мне кажется, российский турист, привыкший к турецко-египетскому сервису, будет разочарован тем, что он увидит в Крыму

В ялтинском 5-звездочном отеле «Вилла Елена» почти все номера — от 30 до 200 тысяч в сутки — до конца лета тоже забронированы. Но даже постояльцы, способные выложить за отдых такие деньги, жалуются на «дорогой ресторан» в отеле: «Бешеные цены за морепродукты, которые не умеют готовить!», «150 миллилитров «Кьянти» не могут стоить, как ящик вина!» и на то, что доставка в номер обойдется в 600 рублей, даже если заказываешь чай за 230. О шумоизоляции и в этом шикарном отеле, похоже, не задумывались, чувствительные клиенты не скрывают своего раздражения: «Стены тонкие, слышно соседей, выспаться сложно», «С пяти утра под окнами орут желающие попасть в военкомат, что находится по соседству. Отель отвратительный — мучают людей за их же деньги!»

При этом цены в крымских отелях в среднем выросли на 15 процентов, а кое-где в начале лета их на всякий случай подняли на 30-40 процентов. Александр Железняк считает, что до добра это не доведет: «В туризме больше всего ценится вторая продажа. Это в первый раз вы можете впарить что угодно, но вернется ли клиент снова? Мне кажется, российский турист, привыкший к турецко-египетскому сервису, будет разочарован тем, что он увидит в Крыму. Это сейчас к нам едут на волне патриотизма и запрета Турции с Египтом, но через год-два, вполне вероятно, будет серьезный отток». Об этом говорит и генеральный директор московской компании Level.Travel Дмитрий Малютин: «Высокие цены и плохой сервис — основные причины, которые отталкивают туристов от Крыма. По итогам прошлого сезона у нас появлялись негативные отзывы от отдыхающих. И совершенно очевидно, что многие из тех, кто съездил на полуостров в прошлом году, в этом сезоне выберут другое направление, например Сочи, где уровень сервиса значительно лучше… Для тех, кто не знает, сегодня уровень сервиса в Крыму — это некая загадка, туриста надо готовить к этому».

Местные жители, работающие в сфере туризма, и сами охотно признают, что с ценами у них полный порядок, а вот с сервисом «не очень». Но что с этим делать — не знают. Некоторые даже предполагают, что это генетическое и тут уже ничего не поделаешь. Не зря, мол, еще в конце XIX века известный журналист Дедлов писал: «Я решительно отказываюсь понять, что заставляет ялтинцев так грабить приезжих? В карты ли они ежедневно проигрываются, или пропивают деньги, или бросают их в море, или у всех у них какие-нибудь разорительные тайные связи?.. Во время сезона цены прямо ошеломляют своей неслыханной, можно сказать, дерзостью. Ялтинцы сами сознают, что это к добру не приведет, но не могут совладать с собственной жадностью».

«До аптеки триста метров»

Есть, впрочем, в Крыму места, где можно отдохнуть вполне бюджетно. В севастопольской столовой, к примеру, уже не так страшно: 130 граммов винегрета — 45 рублей, «буряк с огурцом» — 40, «сельдь под шубой» — 80, котлета — 80. «Невкусно, но с голоду не помрешь,— объясняет отец семейства из Красноярска, нагромождая на свой поднос тарелки борща по 65 рублей.— А то зашли вчера с женой в рыбный ресторанчик на набережной — поели, блин, черноморской ставридки на 5 тысяч! Теперь до конца отпуска только в этой столовке будем питаться. Пусть очереди, пусть столик надо ждать, но хоть останутся деньги на обратную дорогу».

В поселке Николаевка, что между Севастополем и Евпаторией, цены тоже отличаются от более известных крымских курортов. Есть здесь и пансионаты, и коробкообразные гостиницы, но большинство туристов предпочитает останавливаться в частном секторе, где стоимость койки этим летом — от 300 до 600 рублей и за клиентов идет даже что-то вроде вялой конкурентной борьбы. Владелица одного из «двориков», Вера Васильевна, показывает жилье и предлагает щедрый бонус — «несколько видов зелени для вашего стола с моего огорода». Номер эконом у Веры Васильевны стоит 1400 рублей. «Но у нас уникальное предложение: можем еще бесплатно организовать для вас утреннюю гимнастику. Если надо, сделаем общий массаж всего за тысячу, ноги — 500, стопы — 700. А еще у меня во дворе есть живые курочки, утки и куропатки!.. Да что вы думаете, посмотрите, какое удобное место: вай-фай, два туалета во дворе, стирка белья в машинке — 100 рублей, до моря недалеко, до аптеки — 300 метров!»

Вера Васильевна кажется добрейшей женщиной, но от сурового крымского сервиса отдыхающим и здесь не скрыться. Когда на местном пляже какой-то мужчина, увидев одинокий шезлонг, тут же его занимает, из ближайшего кафе выбегает повариха: «А ну пошел! Не видишь — это для посетителей кафе!» Отдыхающий, испуганно собрав вещи, ретируется, а повариха еще долго шипит ему вслед: «Урод! Падлюка!»

«Голова на подушке, ноги в воде»

«А вы любите жареную рыбу? — в двух километрах от Алушты, на причале N 180, пенсионер Анатолий Ефимович Кузь тоже пытается сдать нам комнату.— Мiй сусiд — рыбак, вон у него под навесом камбалка висит, если хотите, то прямо сейчас организуем, пожарим». Сосед, Александр Иванович, тут же появляется на своем балкончике: «Я тебе пожарю! Я тебе пожарю, морда бендеровская! Сам налови и жарь». Анатолий Ефимович охотно откликается: «Слышь ты, москаль! Я тобi вже скiльки разiв объяснял: бандеровская! Ба! Через «а»!» Мужчины на этом причале, отделенном от мира фанеркой с надписью «Прохiд заборонено», живут уже более 30 лет и все эти годы беззлобно переругиваются. «Что вы его слушаете, он из Винницы! — свесившись с балкона, сообщает Александр Иванович.— Я честный рыбак, метра никогда не сдавал, а этот делец и свою койку отдыхающим уступит, если надо». Анатолий Ефимович не обижается, а как-то даже радостно объясняет: «Да это мент, москаль! А я — производственник, строитель. У меня тут самый лучший домик, со всеми условиями: кондиционер, телевизор, камин. А вон мой пирс, видите? Самый длинный на пляже!»

Еще в советские времена на этом причале был образован рыбацкий кооператив «Волна». Рядом с пирсами громоздились рыбацкие рундуки, навесы, сарайчики-эллинги. Сейчас кооператив превратился в мини-городок, который местные называют Шанхаем. И хотя узкие улицы до сих пор оборудованы специальными рельсами для лодок, настоящих рыбаков здесь осталось мало, а 15-метровый гараж для лодки стоит от 2 млн рублей. Считается, что вложение выгодное: владельцы надстраивают дополнительные комнаты, у некоторых получается по пять этажей, а на крыше — еще и пальма в кадке. Живут в Шанхае тесно, шумно. Зато есть преимущество — море совсем рядом. «Лучше места не найдете,— настаивает производственник Кузь,— голова на подушке, ноги в воде!»

Жилье здесь на любой вкус: можно найти койку за 100 рублей, а можно снять комнату с кондиционером за тысячу. (В гостевых домах Алушты цены повыше: от 500 до 2500 рублей в сутки.) Так называемый пляж «Волны» — техническая зона, где купаться запрещено. Но это никому не мешает. Рыбаки, сбивая пляжные зонтики, тащат в воду лодку, владельцы зонтиков возмущаются, но не прекращают игру в карты, какая-то пенсионерка кормит собак, кто-то моет бочку. Кажется, это и есть настоящий Крым — суетливый, немножко грязный, огрызающийся, полулегальный, наш.

Владелец одного из эллингов, Александр, пытается догнать кота: «Этот гад повадился моего Ваську насиловать. Придет, повалит, за ухо схватит — и вперед. Что за извращенец, кошек ему мало! Европа, блин!» У Александра 16 кошек и 5 собак: «Жена моя и дети в Алуште, а я здесь круглый год, привык уже. Место у нас хорошее: воздух — чистый йод. Бывает, подтапливает, но никто не жалуется, понимаем, где живем». Рядом с Александром — гараж москвички Татьяны. Несколько лет женщина приезжала сюда отдыхать, а потом купила за 30 тысяч долларов железную крымскую дачу. «Конечно, в сезон здесь шумновато,— вздыхает Татьяна.— Но жить можно: электричество проведено, кое-какой водопровод во многих эллингах имеется, газ в баллонах привозят». А вот централизованной канализации нет, поэтому хозяева, если есть место, организовывают рядом со своими домиками выгребные ямы или просто покупают биотуалеты, а то и обычные ведра, которые опорожняют прямо в море.

Еще украинская государственная Азово-Черноморская экологическая инспекция выписывала предписание о закрытии причала N 180, «который находится в ведении потребительского гаражно-лодочного кооператива «Волна»». Но и тогда причал не закрыли, и сейчас пока не трогают. «»Волна» — это конкретный ужас на нашем южном берегу,— комментирует один из соседей кооператива.— Все эти гаражи давно пора с галькой сравнять!» Сосед живет через забор, в респектабельном яхт-клубе, где нет ни одной яхты, зато есть что-то вроде таунхаусов, тоже расположенных буквально в 10 метрах от берега, в охранной зоне. Тут комната может стоить и до 3 тысяч. И эти мини-гостиницы были изначально оформлены как эллинги, где якобы хранят и ремонтируют лодки. Такого странного туристического бизнеса в Крыму полно. Кто-то советует его оставить в покое, другие призывают действовать жестко: прогнать по побережью полк юристов и бригаду бульдозеристов.

«Привыкли к другому»

Хотя туроператоры предсказывают скорый отток обиженных и разочарованных туристов, крымские чиновники полны оптимизма. Власти заявляют, что Крым возвращается к докризисным объемам турпотока, а в этом году вполне способен их перекрыть. Если 3 года назад в Крыму отдыхало 6 млн туристов, из которых больше половины были украинцами, то в этом году на полуострове ждут около 6 млн россиян и всего 200-300 тысяч украинцев. «Но ведь россияне в массе своей привыкли к другому сервису!— восклицает Марина Бадюк, владелица гурзуфского гостевого дома «Марина».— Я не хочу никого обидеть, но все эти курятники не будут уже так популярны, как раньше». Свой гостевой дом Марина считает едва ли не самым красивым в поселке: «Мы облагородили Гурзуф. Посмотрите: наше здание выстроено в виде корабля. Мы здесь посадили кипарисы, розы, у нас есть бассейн, сауна, тренажерный зал». Кроме кипарисов и роз, правда, уже лет пять ничего не функционирует — химия для бассейна и вода слишком дорогие, про электричество и говорить нечего. Денег, которые Марина зарабатывает за короткий крымский сезон — полулюкс 3 тысячи рублей,— не хватает на оплату всего этого великолепия.

Сезон надо удлинять, считает не только хозяйка гостиницы, но и эксперты. Тогда работу в сфере туризма крымчане перестанут воспринимать как сезонную лихорадку и успокоятся, перестанут выжимать из отдыхающих все соки. Но чтобы россияне посещали Крым и в другие времена года, нужна современная инфраструктура, хорошие дороги и чистые пляжи, нужны пансионаты со школьным обучением, чтобы дети ездили не только в «Артек». Нужны круглогодичные здравницы, современные отели, которых сейчас раз-два и обчелся, фестивали, новые экскурсионные маршруты. В Севастополе, к примеру, все приезжие очень интересуются флотом, но любоваться им могут лишь издалека. Многие военно-морские центры в мире открыты для туристов, а у нас на корабли пускают только по большому блату. «Севастополь — город двух войн, двух оборон,— говорит Александр Железняк.— Это интересно очень многим, и познавательный, патриотический туризм, если его развить, мог бы привлекать сюда людей зимой и летом. Но городским властям это, похоже, не нужно».

Свою работу в правительстве Александр, возглавлявший до перехода на госслужбу российскую редакцию журнала National Geographic Traveler, сейчас называет бессмысленной тратой времени и сил: «Наш отдел находился в департаменте приоритетных проектов — название как бы подчеркивает статус туризма. Отдел — всего 5 человек. Но в правительстве есть отдел по работе с казачеством, с таким же штатом. То есть губернатор поставил знак равенства между развитием туризма в городе, куда приезжает полтора миллиона экскурсантов и полмиллиона отдыхающих, и работой с казачеством, которого отродясь тут не было. К тому же зарплаты в отделе — около 17 тысяч рублей. Как вы думаете, на полуострове, где сейчас абсолютно московские цены, а местами и выше, специалистов какого уровня можно было привлечь на такой оклад? Вот вам и ответ, почему туризм в Крыму не развивается: нужны ресурсы и нужны профессионалы. А главное — воля первого лица региона. Но первые лица у нас заняты другим».

Марина не знает, кто виноват. Она вздыхает, берет пылесос и вызывает лифт: «Лишнего помощника не наймешь — я сама убираю все 30 номеров». Сейчас у Марины полно постояльцев и есть деньги, но ведь впереди межсезонье. Что тогда делать? Только держаться, как и советовали…

Источник

Рейтинг: 0

Опубликовал(а)

не в сети 23 часа

Никита Клюев

435
22 годаКомментарии: 522Публикации: 502Регистрация: 03-04-2015

    Добавить комментарий

    Войти с помощью: 
    Авторизация
    *
    *
    Войти с помощью: 
    Регистрация
    *
    *
    *
    Пароль не введен
    *
    Ваш день рождения * :
    Число, месяц и год:
    Войти с помощью: 
    Перейти на страницу
    закрыть