Воскресенье , 4 Декабрь 2016
суд

«Судебная каста защищает коррупционеров»

Добавлено в закладки: 0

Член правления «Transparency International Ukraine» Андрей Марусов утверждает: наша страна демонстрирует худшие в Европе темпы антикоррупционных реформ.

Украинская власть много говорит о коррупции, однако не борется с ней, как следует. К такому выводу пришел аналитический центр международного Фонда Карнеги.

«Проблема коррупции сейчас беспокоит большинство украинских граждан, а отсутствие прогресса в громких коррупционных делах является источником разочарования в лидерах, пришедших к власти после евромайдана», — говорится в докладе фонда, подготовленном по итогам рабочих встреч с представителями наших общественных организаций.

Насколько объективна оценка международных аналитиков? Выясняем это в разговоре с членом правления украинского отделения международной антикоррупционной организации «Transparency International» Андреем Марусовым.

— В международном Фонде Карнеги считают, что антикоррупционные институты, созданные в Украине, финансово слабы и не слишком компетентны, чтобы успешно работать. Согласны ли Вы с такими выводами?

— Думаю, выводы о деятельности антикоррупционных институтов делать рано. Если Национальное антикоррупционное бюро уже с начала года работает более-менее стабильно, поскольку имеет минимально необходимый штат, то Национальное агентство по предупреждению коррупции заработало каких-то два-три месяца назад.

Антикоррупционное бюро уже открыло около 200 дел. Еще нет ни одного приговора по делам, переданным в суд. Но прошло не так много времени — каких-то полгода (первое подозрение было выдвинуто в конце декабря). Поэтому судить о работе антикоррупционных органов преждевременно. Я бы подождал хотя бы год. И уже тогда давал бы оценку. Лакмусовой бумажкой здесь должно стать рассмотрение коррупционных дел в судах.

— Каковы Ваши ожидания относительно результатов этих дел?

— К сожалению, судебная каста и дальше защищает коррупционеров. Особенно тогда, когда речь идет о судьях, задержанных на взятках. Именно поэтому мы, антикоррупционное общественное сообщество, настаиваем на создании Антикоррупционного специального суда, который будет рассматривать сугубо коррупционные дела, и судьи которого были бы избраны по прозрачной процедуре. Пока же Украина демонстрирует наихудшие в Европе темпы проведения антикоррупционных реформ.

— Некоторые аналитики отмечают, что новые антикоррупционные структуры не являются полностью независимыми, а в определенной степени зависимы от власти. Правы ли они?

— Да. Возьмем, например, Нацагентство по предупреждению коррупции, главной задачей которого является проверка соответствия данных, указанных в электронных декларациях чиновников, реальному уровню их жизни. Многим в правительстве и в Администрации Президента очень не нравился запуск электронного декларирования.

Отмечу, что за умышленную ложь о своих состоянии и расходах чиновники могут попасть в тюрьму на несколько лет. Так вот, при формировании НАПК со стороны власти были попытки сделать так, чтобы руководство агентства состояло из лиц, которые бы постоянно оглядывались на президентскую администрацию, правительство или парламент. Частично этот сценарий реализован. К сожалению.

Некоторые склонны считать, что и руководство НАБУ «легло» под Администрацию Президента или под некоторые политические силы. Однако я бы с такими выводами не спешил. Повторяю, я бы подождал и посмотрел, какими будут результаты за год работы. Потому что, например, так называемое «газовое дело», возбужденное против экс-регионала Александра Онищенко, затрагивает интересы людей из окружения Порошенко и других политсил.

— За два года после смены власти мы видели ряд громких задержаний чиновников, но ни одного судебного приговора по уголовным производствам, открытым против них. Общество уже скептически относится к таким задержаниям …

— Да, сейчас все эти громкие задержания очень похожи на пиар-аресты. Но не стоит опускать руки и говорить: «Все пропало!» Не стоит считать, что борьба с коррупцией провалена. Можно говорить о нехватке политической воли для наказания виновных в коррупции. Но деятельность Антикоррупционного бюро все же внушает оптимизм — из-за тех дел, которые уже открыты и которые касаются чиновников среднего и высокого уровня. Убежден, что потенциал НАБУ имеет.

— Недавно у Вас похитили ноутбук с документами и архивом организации «Transparency International Ukraine», а после этого дважды совершили нападение на вас. Есть ли какие-то предположения относительно причин этого инцидента?

— Я склонен это расценивать как грубое давление на украинское отделение «Transparency International». На прошлой неделе мы совместно с британским отделением организации провели семинар с участием международных экспертов, на котором говорили о необходимости создать в Украине независимый антикоррупционный суд и организовать общественный мониторинг коррупции в сфере обороны. Кроме того, мы осудили восстановлении в должности военного прокурора Константина Кулика, которого НАБУ подозревает в незаконном обогащении.

Что интересно, главный военный прокурор Анатолий Матиос и Константин Кулик в ответ публично обвинили члена правления «Transparency International Ukraine» Виталия Касько в том, что он якобы тормозил расследование коррупционной деятельности Курченко. А потом похожие обвинения прозвучали со стороны народных депутатов, близких к окружению Сергея Пашинского, председателя парламентского комитета по вопросам обороны и безопасности. Я не верю в случайное совпадение этих обстоятельств …

via

Рейтинг: 0

Опубликовал(а):

не в сети 9 часов

Сергей Кирилов

4 964

Модератор сайта.
Если есть вопросы, задавайте в «приватный чат» в личном кабинете.

Италия. Город: Катания
34 годаКомментарии: 4339Публикации: 23065Регистрация: 01-08-2014
  • Модератор сайта

Добавить комментарий

Войти с помощью: 
Авторизация
*
*
Войти с помощью: 
Регистрация
*
*
*
Пароль не введен
*
Ваш день рождения * :
Число, месяц и год:
Войти с помощью: 
Перейти на страницу
закрыть