Пятница , 2 Декабрь 2016
полиция1

Кризис веры. Почему Украинцы теряют доверие к милиции

Добавлено в закладки: 0

Уровень доверия украинцев к милиции стремительно падает. Свою роль в падении рейтинга играют скандалы с полицией и неудачи переаттестации.

В октябре 2015 года, через несколько месяцев после старта проекта «Моя новая полиция» пахан ОПГ министр МВД Арсен Аваков дал оценку своему ведомству: «Мы замеряли уровень доверия милиции, в Киеве было 5%. После этого мы начали работать с патрульной полицией и через два месяца замеряли — уровень доверия киевлян к патрульной полиции — 85%. Как вы думаете, справились? Справились!».

Через восемь месяцев после этого выступления, в июне 2016-го глава Национальной полиции Украины Хатия Деканоидзе отчиталась: «Последние социологические опросы показали, что доверие к полиции растет. Если раньше уровень доверия был 3-4%, то теперь это 46%».

Обратите внимание на эту цифру. Госпожа Деканоидзе не лукавит: действительно, уровень доверия милиции к реформе был в пределах 2%, сейчас этот показатель составляет 44-46%. Это безусловный рост, но только если сравнивать с дореформенным временем, как сейчас поступают в МВД, рассказывая об успехах правоохранительных органов.

Но при этом стыдливо стараются не вспоминать о 85% — ном уровне доверия к полиции на старте реформы, потому что сегодняшние цифры показывают — никакого роста доверия нет, есть его стремительное падение практически вдвое от исходных показателей.

Об этом свидетельствуют данные сразу нескольких авторитетных компаний, которые независимо друг от друга уже год мониторят отношение украинцев к полиции.

Например, в октябре прошлого года опрос Международного фонда избирательных систем (IFES) при поддержке Агентства США по международному развитию (USAID) показало, что полиции доверяли 52% украинцев.

В мае нынешнего года в ходе проведенного Центром Разумкова исследования оказалось, что полностью доверяют полиции 39,7% граждан. А по динамике этого падения можно проследить по данным Центра исследований и коммуникаций «ActiveGroup».

В Киеве, с которого началась реформа полиции, средняя оценка работы правоохранительных органов по состоянию на июль равен 2,5 балла — рекордно низкий результат за последний год. «Двойку» по пятибалльной шкале киевские правоохранители получили от 14% респондентов, а «единичку» — от 17,1%. В то же время, еще в апреле средняя оценка их работы составила 3,2 балла.

Похожая ситуация и в других регионах. В июле львовской полиции единицу поставили 16,6% горожан, хотя в феврале этот показатель едва превышал 10%.

Та же ситуация и в Харькове: в феврале 13,5% харьковчан оценивали работу местной полиции на единицу, а в июле таких было уже 19%.

Все эти данные показывают, насколько быстро правоохранители потеряли высокий кредит доверия — для этого понадобилось чуть больше полугода с момента запуска реформы правоохранительной системы.

Как сглазили

Во многом обвал рейтингов полиции объясняется многочисленными скандалами, связанными с работой полицейских, фактическим провалом процесса переаттестации, а также повышением уровня преступности и как следствие — снижением ощущение безопасности и защищенности.

Неприятности сопровождали новых полицейских чуть ли не с первых дней реформы. Так, в конце октября 2015 года пятеро нетрезвых патрульных устроили драку в одном из львовских ночных клубов.

Впоследствии региональное начальство оправдывалось тем, что сотрудники были не на службе, и все это происходило в их выходной день. Хотя драчунов все же уволили.

В этом же месяце в Одессе на взятке задержали представителя новой полиции — через месяц после старта реформы.

Далее начали всплывать скандалы в сети: появилась информация о новых полицейских, которые отличились антиукраинскими постами в соцсетях в период Революции Достоинства. Также начали просачиваться данные об особенностях работы внутри якобы обновленной системы — бюрократизм и открытое противостояние новых и старых кадров.

Все это закончилось тем, что в ноябре 2015 года пресс-секретарь МВД Артем Шевченко открыто признал: полицейским запретили обсуждать в своих профилях в социальных сетях связанную со служебной деятельностью информацию.

Полицейские, которые в начале охотно рассказывали журналистам о своей службе, резко замолчали, наотрез отказываясь от каких-либо комментариев, общаясь только неофициально, и то неохотно. А посты о личных впечатлениях от работы и дежурств вообще исчезли из соцсетей.

Но по-настоящему пиковым моментом, который кардинально разделил общество в вопросе отношения к полиции, стал февраль 2016-го, а именно погоня полицейских за компанией нарушителей на BMW, которая прогремела на всю страну, так как одного из беглецов застрелили.

В общем полицейские выпустили 70 пуль, 20 из которых попали в авто. И несмотря на заверения правоохранителей о том, что стреляли исключительно по колесам, несколько пулевых отверстий было выявлено в лобовом стекле как раз на уровне груди застреленного.

Слишком противоречивая информация, исходившая из МВД в ходе расследования этого дела, дала повод говорить о возрождении старых методов работы, когда милиция часто скрывала данные о деятельности своих сотрудников и только под давлением фактов начинала раскрывать реальное положение дел.

Так было, например, в апреле нынешнего года, когда в Киеве возле станции метро «Дорогожичи» автомобиль патрульной полиции сбил женщину на пешеходном переходе.

Официальная информация МВД — пострадала переходила дорогу в неположенном месте. И лишь после того, как СМИ опубликовали видео с камер наружного наблюдения, в Нацполиции признали, что женщину сбили действительно на пешеходном переходе.

В этот же период в сеть попала переписка начальства патрульной полиции Киева с подчиненными, из которого стало ясно, что от полицейских в ультимативной и не совсем цензурной форме требуют увеличения количества штрафов. Примерно так же, как это было в ликвидированной Госавтоинспекции.

Наряду с этим в стране фиксируется резкий рост преступности: за первое полугодие 2016 рост тяжких преступлений и преступлений средней тяжести составило до 26% по сравнению с прошлым годом. К тому же Украина накрыл настоящий вал грабежей и угонов автотранспорта.

Все эти ошибки, недоработки и даже убытки в размере 150 разбитых в Киеве менее чем за год служебных ToyotaPrius можно было бы списать на человеческий фактор, новизну процесса обновления полиции и еще массу побочных эффектов реформы.

Но здесь прогремел очередной скандал: представители сразу нескольких авторитетных общественных организаций, которые принимали участие в процессе переаттестации старых милицейских кадров, заявили о своем выходе из этого процесса.

Причиной стало полное игнорирование их позиции в отношении правоохранителей, которые ранее скомпрометировали себя, однако намеревались продолжить службу в Нацполиции. А также закулисные игры и скрытые договоренности о спасении заведомо непроходных кадров со стороны высшего руководства МВД.

«У нас нет влияния на результаты. Представители общественности в таких комиссиях являются статистами. Они могут только наблюдать. Тогда возникает вопрос — зачем тратить на это время?», — признавался представитель волонтерской организации «Комбат.юа» Павел Кащук.

Апогеем фиктивности процесса переаттестации стала обнародованная активистами информация о том, что в состав одной из аттестационных комиссий Житомирской области входил Игорь Фадеев, известный уголовной полиции и уголовным кругам как криминальный авторитет «Москва».

Вместе с ним старые кадры переатестовывал Михаил Апостол, он же близкий друг и официальный советник Авакова, а также фигурант «черной бухгалтерии» Партии регионов с суммой «кредита» в 1,44 млн. долларов.

Все это не лучшим образом сказалось на рейтинге доверия полиции, который продолжает неуклонно падать.

Игра в переодевание

Запуск новой патрульной полиции по всей стране, которым при каждом удобном случае хвастаются в МВД — с новыми авто, красивой формой и новыми кадрами — в представлении многих украинцев остается пока только качественно сделанной витриной. В министерстве признают, что патрульная полиция — это лишь 10% всех полицейских страны.

И если даже на этой витрине появляются многочисленные пятна, можно только догадываться, что скрывается за ней. По сути, заявленная реформа милиции превратилась в переодевания старых кадров в новую полицейскую форму.

И дело вовсе не в том, что старая милиция якобы была хорошая, а новые полицейские плохие. Суть проблемы в том, что старые милиционеры, которые скомпрометировали себя, без лишних усилий стали новыми полицейскими. Доверия к правоохранителям такая кадровая политика не добавляет.

«Единственный выход, который мы видим в сложившейся ситуации — это проведение повторной аттестации уже с учётом устранением всех недостатков, которые были с самого начала, — считает Екатерина Бутко из «Автомайдана». — И при условии недопущения представителей старой системы, а также Арсена Авакова прямо или косвенно».

А ее коллега Олег Пушак считает, что процесс переаттестации должен проходить ежегодно. Иначе ситуация и дальше будет только ухудшаться.

«Пока мы можем констатировать лишь то, что с верхним эшелоном полицейских проводят собеседования все те же советники Авакова. Аналогичная ситуация была в прокуратуре, и мы помним, чем все это закончилось. Точно такой же результат мы ожидаем и в полиции».

via

Рейтинг: 0

Опубликовал(а):

не в сети 46 минут

Сергей Кирилов

4 964

Модератор сайта.
Если есть вопросы, задавайте в «приватный чат» в личном кабинете.

Италия. Город: Катания
34 годаКомментарии: 4339Публикации: 23055Регистрация: 01-08-2014
  • Модератор сайта

Добавить комментарий

Войти с помощью: 
Авторизация
*
*
Войти с помощью: 
Регистрация
*
*
*
Пароль не введен
*
Ваш день рождения * :
Число, месяц и год:
Войти с помощью: 
Перейти на страницу
закрыть