Суббота , 10 Декабрь 2016
001

Террор на Ближнем Востоке: от марксистов до религиозной суннитско-шиитской войны

Добавлено в закладки: 0

Раньше о суннитах и шиитах слышали только студенты-гуманитарии на курсах по востоковедению. Теперь мы каждый день читаем про них в новостях из Сирии и Ирака. Роман Попков рассказывает об истоках суннитско-шиитского противостояния, которое вылилось в настоящие религиозные войны и исламский терроризм.

Раньше о суннитах и шиитах слышали только студенты-гуманитарии на курсах по востоковедению. Теперь мы каждый день читаем про них в новостях из Сирии и Ирака. Ниже — об истоках суннитско-шиитского противостояния, которое вылилось в настоящие религиозные войны и исламский терроризм.

В Ираке регулярная правительственная армия, состоящая из суннитов и шиитов, штурмует Мосул, важнейший центр суннитского «Исламского государства». Им помогает шиитское ополчение Ирака и курды, для которых главным является национальная, а не религиозная идентичность.

В Сирии армия президента-алавита Башара Асада бомбит суннитских повстанцев в Алеппо, в наступлении на земле им помогают бойцы ливанской шиитской «Хезболлы» и присланные шиитским Ираном солдаты.

В Йемене местные сунниты воюют против шиитов, а арабские суннитские страны бомбят столицу Сану, контролируемую шиитами.

Кровавая ближневосточная баня уже напоминает по фанатичной бескомпромиссности европейские религиозные войны XVI–XVII веков. Все стороны выкладывают в интернет видеоролики с варварскими расправами над пленными, но самое ужасное в интернет наверняка не попадает.

А где-то в Сирии поднимаются в воздух русские военные самолеты, русские спецназовцы выходят на боевые задания в пустыню. Без русских никак не обойтись в этой войне, уходящей корнями во фракционную борьбу за власть в средневековой Медине.

1970-е годы: терроризм без исламистов. Виски, «Мальборо» и захваты самолетов

Возвращение на мировую арену ислама в качестве не просто влиятельной религии, но экспансионистского политического проекта часто связывают с закатом левой идеологии, с потерей привлекательности левых идей в третьем мире в 1980-е годы.

Но еще в 1970-е годы в мировом «антиимпериалистическом» и «национально-освободительном» движении наблюдались, как сейчас любят говорить, «разнонаправленные процессы».

В то время на острие террористических атак против Израиля и его западных союзников находился Народный фронт освобождения Палестины (НФОП) и другие левые группировки. Лицом терроризма для Европы и Ближнего Востока был венесуэлец Ильич Рамирес Санчес («Карлос Шакал»), тесно сотрудничавший с НФОП. Карлос, любитель женщин, виски Red Label и сигарет «Мальборо», совсем не походил на тех террористов, которые держат в страхе сегодняшний Запад.

Ильич Рамирес Санчес («Карлос Шакал»)

У терроризма было и женское лицо, причем арабское — палестинка Лейла Халед, не прятавшаяся под никабом.

Халед не походила на современных шахидок и прочих «невест Аллаха». Ее голову украшала то кепка, то «арафатка». Соратница основателя НФОП Жоржа Хабаша (кстати, он был из православной семьи), Лейла Халед захватывала самолеты, сидела в британской тюрьме, а после освобождения занималась политикой. Ей посвящали песни западные рок-группы. Сейчас она замужем за врачом-физиотерапевтом, живет то ли в Ливане, то ли в Иордании.

В Италии эпоха «Свинцовых семидесятых» вылилась в настоящую террористическую гражданскую войну, в которой сражались друг с другом и левые, и ультраправые, и итальянское государство.

В Западной Германии на сцену вышло первое поколение «Фракции Красной армии» (Rote Armee Fraktion, RAF). Члены RAF не только взрывали бомбы в ФРГ, но и проходили боевую подготовку на Ближнем Востоке, в тренировочных лагерях палестинского движения ФАТХ. Писатели и режиссеры любят смаковать сцену возмущения палестинцев девушками RAF: левацкие активистки придерживались абсолютно свободных нравов и загорали в тренировочном лагере обнаженными.

Лейла Халед, 1970 год

Современные «борцы с сионистским режимом» вряд ли пустили бы на свою территорию женщин даже просто с непокрытой головой.

1970-е — это время интернационала немцев из RAF и «Революционных ячеек», итальянцев из «Красных бригад», арабов из ФАТХ и НФОП, японцев из «Красной армии Японии» (между прочим, известнейшая из тогдашних террористических групп). К этим организациям периодически примыкали курды, северные ирландцы, баски, было много латиноамериканцев и турок. Интернета не было и в помине, но это никак не затрудняло налаживание контактов и коммуникацию между людьми в радикально-активистском и террористическом лагере. Леваки и «противники империализма» знакомились в московском Университете дружбы народов, на фестивалях молодежи и студентов в Москве и Восточном Берлине, столице ГДР.

Но были и другие 1970-е.

Кадр из фильма Ули Эделя «Комплекс Баадер-Майнхоф»

Заря исламизма

Арабские республики, находившиеся под управлением национал-социалистической партии БААС и других светских националистов, в ходе арабо-израильских конфликтов раз за разом демонстрировали свою военно-политическую несостоятельность.

Президент Египта Анвар Садат, при покровительстве США заключивший мир с Израилем, был приговорен левыми и «национально-освободительными» группировками к смерти. Но не Карлос Шакал и его соратники сумели убить Садата, а именно исламисты, стремительно становившиеся новой глобальной силой. Карлос же в 1980-е постепенно превратился из международной «сверхзвезды» в обычного наемника сирийского диктатора Хафеза Асада, отца нынешнего Башара Асада, и отстреливал по всей Европе врагов дамасского режима — в том числе и исламистов.

Настоящим потрясением для мировой политики, ознаменовавшим рождение новой эры политического ислама, стала Иранская революция 1978−1979 годов.

Это событие было неординарным по множеству параметров. Например, оно опровергло распространенный миф о том, что в результате революции может быть свергнут только тот режим, который прогнил и деградировал до крайней степени, пронизан внутренними противоречиями, ослаблен изменой и бюрократической фрондой. Шахский режим был полон воли к жизни и борьбе, опирался на фанатично верные ему спецслужбы и залил улицы иранских городов кровью, пытаясь подавить революцию.

И все же древняя монархия была свергнута толпой еще больших фанатиков. Вместо нее установился не левый маркиситский режим и не военная националистическая диктатура, а, казалось бы, немыслимая для конца ХХ века фундаменталистская республика с ярко выраженными теократическими элементами. Левые же силы Ирана, которые во время революции поддерживали сторонников аятоллы Хомейни, так и не выбились на первые роли и позже были беспощадно подавлены новой исламской властью.

Иранская революция не вписывалась в парадигму Холодной войны: в Тегеране истерично ненавидели «Большого Шайтана» (США) и «сионистский режим» (Израиль), но не считали союзником и СССР.

Интересно, что именно Иран в 1990-е годы стал фетишем для российских ультраконсервативных и националистических философов и политиков — сторонников «третьего пути» и «традиционализма». В газете «Русский порядок» даже публиковали заявления МИДа Ирана, начинающиеся словами: «Во имя Аллаха, милостивого, милосердного! Иран отвечает на обвинения со стороны Израиля!»

Но окончательно подвела черту под доминированием левого проекта в исламских странах афганская война, во время которой СССР в 1979 году ввел войска в Афганистан для защиты просоветского режима от разрастающегося по всей стране восстания. В борьбе против СССР объединились и США с Пакистаном, и революционный Иран, начавшие оказывать массированную поддержку моджахедам.

Наступивший в 1980-х упадок и коллапс социально-экономической системы СССР и его союзников окончательно превратил левых арабо-мусульманского мира в маргиналов. Образовавшийся вакуум заполнили исламисты. Лицо радикального политического активизма и терроризма отныне выглядело совсем иначе.

Иранский солдат держит винтовку с гвоздикой во время демонстрации в Исфахане, декабрь 1979 года

Вместо марксизма — халифат

Полностью светские леворадикальные организации арабских стран, конечно, не исчезли. Эволюция политических, революционных и террористических движений чем-то похожа на эволюцию звезд (да простят нас профессиональные астрофизики за грубые аналогии). Многие звезды, полностью отэволюционировав и потеряв массу, продолжают существовать как выродившиеся сверхплотные карлики — тусклые и малозаметные. Так и группировки, когда-то имевшие многочисленных сторонников, превратились в карликовые секты.

Тон в ближневосточной политике задают уже другие силы: созданная в 1982 году шиитская «Хезболла», созданный в 1987 году суннитский «Хамас», относительно умеренные «Братья-мусульмане», террористическая радикальная «Аль-Каида» с ее дочерними организациями, И, конечно же, запрещенное в большинстве стран цивилизованного мира «Исламское государство».

После четверти века господства фундаментализма в ближневосточной политической повестке исламистские организации переживают сложное время.

С одной стороны, сверхрадикальным суннитским исламистам де-факто удалось создать собственное государство, которое едва не покончило с хлипкой государственностью Ирака и Сирии. С другой, повседневность исламизма сейчас определяет лютая, беспощадная война между шиитами и суннитами. Разногласия по поводу наследования власти, возникшие в раннем средневековье, на заре Халифата, позднее обросли броней догматического фанатизма и пережили века — теперь мусульмане убивают друг друга из танков и установок залпового огня.

Чем сунниты отличаются от шиитов

О суннитах и шиитах люди, хоть немного интересующиеся международной политикой, ежедневно читают в новостях, поступающих из Сирии и Ирака. Но мало кто заходит хотя бы в «Википедию», чтобы узнать, чем эти два направления ислама друг от друга отличаются.

Татуированные шииты на праздновании Ашура в Набатии, юг Ливана, 12 октября 2016 года

Наиболее распространенное заблуждение — считать, что «шииты умеренные, а сунниты радикальные» или, наоборот, «сунниты умеренные, а шииты радикальные».

Различия между этими исламскими течениям не имеют отношения к степени «радикализма» в западном понимании.

Есть шиитские радикально-фундаменталистские организации — та же «Хезболла». Да и шиитский Иран — вполне фундаменталиская страна. Не даром все российские противники растущей роли церкви в жизни государства говорят об опасности создания на месте России «православного Ирана».

Суннистских радикалов тоже достаточно. Спектр широк: от «братьев-мусульман», участвовавших в революциях «арабской весны» и даже в течение года фактически правивших в Египте, до «Исламского государства». Чтобы понять степень радикализма «Исламского государства», нужно знать, что ИГ, например, хочет уничтожить святыню всех мусульман — Каабу в Мекке. Разумеется, если войска «Исламского государства» дойдут до Мекки, что маловероятно. Причина такого желания проста: по мнению «духовных лидеров» ИГ, «люди едут в Мекку ради того, чтобы коснуться камней, а не ради Аллаха». Такое отношение к священной Каабе и священной Мекке довольно сильно отдаляет «Исламское государство», считающееся суннитским, и от суннитов, и от шиитов.

Борьба за власть в юном Халифате

Процесс раскола исламской уммы на шиитов и суннитов начался сразу после смерти пророка Мухаммеда в 632 году. В то время мусульмане уже взяли под контроль и Мекку, и Медину, сломив сопротивление языческих арабских племен, но еще не полностью контролировали Аравийский полуостров.

Незадолго до смерти Мухаммед выступил перед соратниками с проповедью, в которой сообщил, что опередит их у источника Каусар (райская река), но оставляет умме две «великих ценности».

Первая драгоценность — Книга Аллаха, Священный Коран. Один конец ее в руке Аллаха, а другой — ваших руках. Держитесь же ее, чтобы не сбиться.

Другая же драгоценность — это мое семейство.

Всемилостивый, Милосердный сообщил мне, что одна из них никогда не отделится от другой, пока они не присоединятся ко мне возле райского источника (Каусар). Не забегайте вперед их, ибо тогда вы погибните, и не отставайте от них, ибо и это приведет вас к гибели.

Этот хадис вошел в авторитетные мусульманские сборники — ни сунниты, ни шииты его подлинности не отрицают. Но именно шииты ( Shi’at Ali — партия Али) рассматривают этот хадис как подтверждение права на руководство за Али ибн Абу Талибом, двоюродным братом и зятем Мухаммеда, женатым на его дочери Фатиме. Сунниты же (Ahl Sunna — люди Cунны) рассматривают этот хадис лишь как признание достоинств и заслуг Али перед уммой.

Первоначально разногласия заключались в том, кто должен быть главой мусульман: Али и его потомки или любой мусульманин, выбранный из самых достойных соратников Мухаммеда/

Когда Мухаммед умер в Медине, халифом был избран Абу-Бакр — друг Мухаммеда и первый из мужчин, принявших ислам. Сторонники же Али оказались в меньшинстве. Абу-Бакр правил недолго, после его смерти сменилось еще два халифа Умар и Усман, и только после того, как Усмана убили заговорщики, халифом стал Али.

Он тут же столкнулся с мощной оппозицией, в Халифате началась гражданская война. После смерти Али от рук заговорщиков сунниты на века стали господствующей группой, а шииты оказались в оппозиции.

Шииты считают имамов духовными лидерами и руководителями общины. Большинство шиитов (шииты-двунадесятники) признают духовными лидерами 12 имамов из рода Али и верят, что 12-й имам исчез в малолетнем возрасте, но вернется в качестве мессии — Махди.

Есть и отличия в интерпретации Корана и юриспруденции.

Например, у шиитов есть институт «временного брака» (мут’а). А сунниты отвергают брак, заключающийся на определенный срок с возможностью его продления.

Такая форма брака существовала у арабов еще во времена язычества, и, по суннитской версии, была отменена халифом Умаром. Но шииты, считающие Умара узурпатором, его решения не признают.

Марш суннитов в Дакке, 1994 год

Шиитские и суннитские страны

Сунниты количественно доминируют в исламском мире — их около 85%.

Сунниты — религиозное большинство в Саудовской Аравии, Кувейте, ОАЭ, Катаре, Сирии, Иордании, Турции, во всех исламских странах Африки, в Пакистане, Афганистане, бывший советской Средней Азии и Казахстане, Малайзии, Брунее и самой многонаселенной мусульманской стране Индонезии.

Сунниты преобладают и среди российских мусульман. В европейских странах со значительным количеством мусульман — Боснии и Герцеговине и Албании — также численный перевес на стороне суннитов.

Очень весомое меньшинство шииты составляют на востоке Саудовской Аравии.

Шииты имеют большинства в Иране, Азербайджане и Бахрейне.

Интересно, что в Бахрейне королевская династия представлена суннитами и опирается как на суннитское меньшинство, так и на поддержку соседней — суннитской — Саудовской Аравии. Массовое восстание шиитского населения во время «арабской весны» в 2011 году было подавлено при помощи армии саудитов.

Есть еще аравийская монархия Оман, где господствуют не шииты и не сунниты, а еще одна ветвь ислама — ибадизм.

Самыми болевыми точками шиитско-суннитского ближневосточного конфликта стали страны, в которых оба исламских течения представлены почти поровну.

60% суннитов и 40% шиитов живут в Йемене — там идет война, причем сунниты опираются на прямую военную поддержку Саудовской Аравии.

В Ираке — 65% шиитов и 35% суннитов. Ситуация осложняется тем, что Саддам Хусейн в годы своего правления опирался именно на суннитов: они были костяком офицерского состава армии и спецслужб. После свержения диктатора шииты де-факто захватили господствующие позиции в руководстве страны. Во многом именно злоупотребления со стороны нового правительства заставили офицеров-суннитов старой саддамовской армии примкнуть к «Исламскому государству» и принять участие в создании его силовых структур.

В Сирии, напротив, клан Асадов принадлежал алавитам, одной из эзотерических ветвей шиизма, и опирался на религиозные меньшинства, что в итоге и привело к тому, что значительная часть сирийских суннитов примкнула к восстанию.

via

Рейтинг: 0

Опубликовал(а)

5 010

Модератор сайта.
Если есть вопросы, задавайте в «приватный чат» в личном кабинете.

Италия. Город: Катания
34 годаКомментарии: 4357Публикации: 23103Регистрация: 01-08-2014
  • Модератор сайта
  • Бронзовый крест за рейтинг 5000

Добавить комментарий

Войти с помощью: 
Авторизация
*
*
Войти с помощью: 
Регистрация
*
*
*
Пароль не введен
*
Ваш день рождения * :
Число, месяц и год:
Войти с помощью: 
Перейти на страницу
закрыть