Воскресенье , 4 Декабрь 2016
001

Хатия Деканоидзе: Думаю, Кива после моего увольнения открыл шампанское

Добавлено в закладки: 0

«Есть такие вещи, которые не мне, но патрульным, новому поколению дают понять: вы там пытайтесь что-то делать, но если вы что-то не так сделаете, мы вас всегда будем, извините, «мочить».

Отставка Хатии Деканоидзе — еще один шаг в стремительной «дегрузинизации» украинской власти, последняя волна которой пронеслась осенью этого года.

Команда Михаила Саакашвили, или так называемый «спецназ реформ», преимущественно с грузинскими корнями, получила несколько важных должностей в течение 2014-2015 годов. Идея сделать инъекцию свежей крови в украинский властный аппарат принадлежит бывшему главе Администрации президента Борису Ложкину. По его логике, варяги должны были стать локомотивом и примером изменений в стране и одновременно украсить своими успехами правящую верхушку.

Сопротивление, с которым столкнулись грузины, привело к иным результатам. Хотя, надо признать, некоторые из них просто не справились с задачей, например, как бывший министр здравоохранения Александр Квиташвили. Но большинство были вынуждены уйти именно из-за препон, которые чинила старая система. Яркий пример: экс-заместитель генпрокурора Давид Сакварелидзе. Он считает себя уволенным из-за начатого расследования против «бриллиантовых прокуроров».

Экс-руководитель Национальной полиции Хатия Деканоидзе в интервью изданию «Главком» уверяет: ушла с должности сама, но и не скрывает, что ее освобождению аплодировало много украинских чиновников. Единственный, кто предлагал ей остаться в должности, — президент Петр Порошенко, но Хатия не верит в искренность предложения.

После разговора с Деканоидзе возникают в искренности еще одного чиновника — министра Арсена Авакова, который на протяжении всего времени восхвалял свою подчиненную.

— Экс-заместитель генпрокурора Давид Сакварелидзе написал, что после освобождения грузинской команды из Одесской области изголодавшиеся за полтора года «элитные» одесские таможенники открыли шампанское … Кто откупорил бутылку в связи с вашей отставкой?

— Думаю, таких много. Те, кто не хотел перемен, кто оставил наши ряды после аттестации … те, кто восстанавливался в должности через суды, а мы им не давали вернуться. Те, кто считал, что Национальная полиция — это просто название.

Я всегда боролась за то, чтобы Нацполиция была независимым органом исполнительной власти, и была сторонницей аполитичной полиции, что очень важно для нашей страны. Традиция втягивать полицию в политические хитросплетения, к сожалению, остается и далеко не все люди во власти понимают, что так делать нельзя.

Первые среди тех, кто празднует мое увольнение — люди «системы», которые считали, что полиция работает на них, были уверены, что полиция не может иметь человеческое лицо.

Зато наша команда в течение этого года билась за главную цель — полиция должна работать именно на людей.

— Наверное, день вашей отставки точно праздновал человек, которого вам не удалось освободить — советник министра Илья Кива …

— Думаю, Кива открыл шампанское …

Возможно, и Арсен Аваков открыл бутылку вина из своей винной коллекции — в вашу честь, и вы вместе отметили?

— Я после отставки с ним не общалась.

— А накануне отставки?

— Конечно, он знал о планах по увольнению. Также я разговаривала по поводу отставки с президентом Петром Порошенко, а также с премьер-министром Владимиром Гройсманом. Ведь отставка главы Нацполиции, думаю, — важный шаг. Но после этого ни с кем из них не общалась.

Кстати, президент пытался уговорить меня остаться и продолжить работу. Конечно, это не говорит о том, что Хатию многие любили и не хотели отпускать … Думаю, что причиной такого предложения (от президента — «Главком») было то, что во власти в то время не было договоренности по кандидатуре нового председателя Национальной полиции.

— Какую роль в вашем увольнении сыграл Михеил Саакашвили? Вы говорили с ним об этом?

— Нет, он не знал. Моя отставка и его отставка не связаны.

— Если посмотреть публичные высказывания Арсена Авакова, его оценка вашей работы всегда была высокой. Тогда тем более странно, что, получив от вас заявление об отставке, он сразу же его подписал. Кто так легко отпускает ценного менеджера?!

— Это вопрос не ко мне. Свою отставку я объявила на пресс-брифинге 14 ноября, после которого министр подписал заявление. Других вариантов в то время не могло быть, ведь накануне Кабинет министров уже проголосовал за мое увольнение без лишнего шума вокруг этого.

Фото: Андрія Новіцького

Хатия Деканоидзе. Фото: Андрея Новицкого

— Вы объясняли увольнение тем, что выполнили ключевую задачу — запустили перезагрузку системы МВД. Но легкость, с которой вас отпустили, и другие факты указывают и на другие причины, на внутренний конфликт …

— Ключевую причину я называла — за год выполнена главная задача — запуск Нацполиции, создание базиса для трансформации системы.

Когда год назад меня попросили возглавить Нацполицию, я была потрясена неожиданным предложением. Должность была тяжелой и это до сих пор не изменилось. Но особенно тяжело было на старте, когда ни у одного человека не было представления, с чего начинать построение нового органа. Концепцию преобразования милиции в полицию никто не осознавал.

Вопросов было очень много, например, как создать бренд Национальной полиции. Ведь вы знаете, Нацполиция сегодня отделена от министерства и работает как независимый орган. А тогда нам следовало создавать дорожную карту, платформу, на базе которой будет развиваться эта структура, учитывая, что Нацполиция — это не только патрульные. Это также следствие, уголовный блок, который надо было переформировывать, экономический блок, к которому были серьезные претензии и, кстати, до сих пор они и остались.

Тогда, в начале, я поставила своей задачей создать базис, платформу для развития. В течение этого года мы запустили патрульную полицию в 32 городах.

Самый главный успех моей небольшой команды — мы не допустили отката назад. И люди поверили, что полиция реформируется. Если не бороться, «откат» будет всегда. Очень надеюсь, что в украинской полиции есть много людей, которые будут противостоять системе.

Но по общей ситуации у меня пессимистические взгляды. Ведь изменения только самой полиции не дадут ожидаемого результата. Transparency International накануне обнародовала исследование индекса восприятия коррупции в мире. Мы сегодня имеем красный цвет (высокий уровень коррупции, — «Главком»), следующие после Таджикистана. Это означает, что каждый второй украинец уверен — страна тонет в коррупции. И это означает, что реформ нет.

— В чем же причина?

— Меня уже спрашивали, почему в Грузии процесс реформирования был легче? Потому что там была политическая воля, единая команда, которая понимала, что нужно менять все и везде.

В Украине — иначе. Полиция несколько меняется, а прокуратура и суды остались на месте.

— В последнее время прокуратура не трансформируется?

— … Никак. Моя оценка — нулевая.

Как работает правоохранительная система? Полиция задерживает преступника, передает эстафету прокуратуре и отправляет дело в суд. Чтобы побороть коррупцию, нужна честная судебная система. Если, например, полиция и прокуратура работают не на уровне, это может компенсировать жесткая, честная и эффективная судебная власть. Ведь люди, бизнес, должны знать, что на определенном этапе смогут добиться справедливости. Поскольку в Украине все три звена — суды, прокуратура и полиция — больны, мы и получили тот красный цвет, которым нас «наградила» Transparency International.

Мы потеряли очень много времени после Майдана. Тогда был шанс в кратчайшие сроки — за несколько месяцев — заложить основы для тотальной трансформации, в первую очередь в вопросах, касающихся преодоления коррупции. Пока этого еще нет, и мы продолжаем буксовать и терять шансы.

— То есть возможность утрачена?

— Шансы есть и остаются, нужны только люди, которые будут понимать, что без радикальных изменений и преобразований ничего не будет.

Это важно и с точки зрения внешнеполитического контекста. Сегодня Киев остается единственной столицей в своем регионе, которая противостоит Путину. Почему? Потому что Грузия, которая ранее была флагманом борьбы против России, теряет эти позиции. Вы знаете, в парламент Грузии зашло несколько пророссийских партий и неформальный лидер Бидзина Иванишвили четко выполняет волю и пожелания Владимира Путина, он является российским олигархом и переориентирует курс государства на Россию. Последние выборы в Молдове также неутешительны — к власти пришли пророссийские политики. Поэтому Киев остается центром региона, который вынужден для своего выживания концентрироваться на внешнеполитической борьбе против России.

Но, если мы не сможем победить наших внутренних демонов, коррупцию, мы не сможем иметь успехи на внешнеполитической арене.

— Относительно демонов. В объяснении своего увольнения из полиции вы намекнули, что «не могут и не должны назначения в правоохранительных органах согласовываться с политиками». Первое, что приходит в голову, — вам навязывали людей на должности в Нацполиции. И кто мог бы это делать, как не ваш непосредственный руководитель Аваков? Можете привести примеры, кого и как вам навязывали?

— В Украине назначения по политическим мотивам — общая проблема, и она не только в полиции.

По закону (о Национальной полиции -«Главком»), в написании которого я не участвовала, глава полиции, к сожалению, не является независимой фигурой. Я подаю министру кадровое предложение об увольнении или назначении, а министр, в свою очередь, утверждает или не утверждает это предложение.

Я вам приведу один красноречивый пример, иллюстрирующий, что политические интересы, тесно переплетенные с экономическими, задают тон в определенных направлениях.

Всем известна история с Антоном Шевцовым (бывший начальник ГУ НПУ в Винницкой области, -«Главком»).

— Антон Шевцов был назначен на должность руководителя полиции Винницкой области в январе этого года. До аннексии Крыма он работал в МВД Севастополя, в марте 2014-го был уволен в запас ВСУ по собственному желанию. Впоследствии проходил службу в АТО в батальоне «Луганск-1». А с июля 2015 года возглавил полицию Черниговской области.

В конце февраля 2016 года пользователи соцсетей выложили совместную фотографию Шевцова с российским боксером-депутатом Николаем Валуевым, фото было сделано на фоне здания с российским флагом, а также были выложены фотографии сына Шевцова на фоне российской оккупационной техники в Крыму. В сюжете телеканала «Россия» от 10 мая 2014 года журналисты показали празднование Дня Победы в оккупированном городе. Во время съемок сюжета корреспондент подошел к Шевцову, который повесил на себя «георгиевскую ленточку» и сказал представителям СМИ, что его дети несут «знамя победы».

Все понимают, что это — не мой кандидат. Это был кандидат от Администрации президента. Была какая-то странная политическая игра, в которой Шевцова подавали как хорошего кандидата, который может справиться с задачами на посту главы полиции области. Чем эта история завершилась, всем известно (Шевцова со скандалом уволили в этом году — «Главком»): репутационным ударом по полиции.

— А как вас просили за него?

— Сказали, что он нормальный, справляется … Кстати, результаты работы показали, что он вполне может и готов работать.

— Все же, от кого поступило это кадровое предложение?

— Я сказала: из Администрации президента.

Экс-глава Национальной полиции Хатия Деканоидзе, глава МВД Арсен Аваков и президент Украины Петр Порошенко. Фото: Администрации президента

— Но кто именно его лоббировал? Возможно, тогдашний глава администрации президента Борис Ложкин или тогдашний куратор силовиков в АП Андрей Таранов?

— Не они. Это была сделка на высшем уровне, по настоянию администрации президента, которая положительно характеризовала Шевцова. Это очень показательная история.

— Сколько руководителей областных структур полиции вам так навязали?

— Мы почти не меняли руководителей областей, поскольку в структуре Нацполиции существовал и до сих пор остается большой кадровый голод.

— А скольких вы хотели заменить, но не смогли?

— Было несколько человек. Но, как уже я говорила, на фоне кадрового голода очень часто мы были вынуждены руководствоваться, в первую очередь, наличием или отсутствием альтернативных кадров. А людей, которые отвечали бы таким должностям и могли бы справиться с задачей, найти очень сложно. Потому что за несколько лет мы не создали кадровый резерв.

Каким должен быть полицейский менеджер? Он должен обладать оперативной информацией, быть профессионалом в досудебном следствии и самое главное — работать честно.

В Киеве нам удалось изменить ситуацию (обновить кадровый состав — «Главком»). Другое дело — на местах, где коррупция срастила между собой полицию, прокуратуру, СБУ и суды. В регионах они сосуществуют как монолит. Эта связка легко объясняется их взаимозависимостью — ведь, например, незаконно закрыть уголовное производство полицейский может только по договоренности и с согласия прокурора.

В то же время, к полиции пока есть большой кредит доверия. Последний опрос (проводил в мае КМИС, — «Главком») показал, что полиции доверяет 46%. Это показательно, поскольку опрос был масштабным — проходил в населенных пунктах с населением более 50 тыс. человек.

— А каким было доверие год назад к милиции?

— 2-3% …

Фото: Андрія Новіцького

Хатия Деканоидзе. Фото: Андрея Новицкого

Это действительно может выглядеть как достижение, но цифры вот почему очень понятны: обновление кадрового состава полиции составляло примерно 15%. То есть новая кровь — 15%, а доверие выросло более чем на 40%. Это удивительно.

Новая кровь — это преимущественно патрульная полиция, которую запустили еще в 2015 году, начиная с Киева. А новых людей в криминальную полицию мы только начали привлекать — это следователи и новые участковые.

Для этого мы открыли двери полиции для выпускников юридических вузов. То есть не надо заканчивать министерские вузы, чтобы получить должность в Нацполиции. Этот процесс уже начался, продолжаются прозрачные отборы. То есть после обновления корпуса патрульных мой план был таким: осуществить массовый набор в органы следствия, оперативных подразделений и обновить / заполнить вакансии участковых инспекторов.

Чем их мотивировать? Ранее следователь получал зарплату 4600 гривен в месяц, но с октября этого года, по решению Кабмина, эта сумма выросла до 10 000. Такую же зарплату получат оперативные сотрудники. И это является очень хорошей мотивацией.

Я всегда говорила: очень простая истина во всех реформах, хотя слово «реформа» уже не люблю, так как оно слишком нивелируется в нашей стране. Полицейский с мизерной зарплатой не может эффективно работать. У него всегда будет соблазн перейти в криминал.

В любом случае я уверена, что постепенно новое поколение в полиции изменит старое.

Нас часто критикуют за то, что мы не всех уволили, другая половина упрекает втом, что уволили профессиональные кадры … Но было несколько причин, которые мешали кадровому обновлению. Одна из них — полицейские комиссии, которые отвечают за кадровый отбор, долгое время не работали. Дело в том, что в их состав входят не только сотрудники МВД, но и представители обладминистраций, местных советов и так далее, а их не было — из-за местных выборов, вмешательства политиков и так далее. Как следствие — полицейские комиссии мы получили только в конце августа.

— Думаете, именно из-за кадрового голода министр Аваков защищал от увольнения таких людей, как его бывший заместитель Сергей Чеботарь и экс-заместитель Василий Паскал, каждый из которых был фигурантом скандалов (первый — коррупционного, второй — из-за причастности к событиям на Майдане)? Или позиция Авакова — это попытка министра показать себя как «своего» для системы?

— О Чеботаре не могу комментировать — я не знакома с ним. И саму историю (коррупционного скандала — «Главком») не очень хорошо знаю.

По Паскалу. Несмотря на все, что звучало, считаю его очень хорошим профессионалом в своем направлении. Это — розыск, который делает существенные вещи для раскрытия преступлений. Он сам принял решение уйти, хотя после его отставки мы много раз общались — это были консультации по раскрытию дел, розыску, вопросам оперативной работы.

— Но о чем говорит защита Аваковым таких людей?

— Я не думаю, что Аваков это делал ради того, чтобы показаться «своим» системе.

В свою очередь, я уверена, что персоналии — не должны быть отправной точкой. Меня часто обвиняли в том, что я не знаю оперативную работу, не являюсь процессуальным лицом. Даже Луценко (генпрокурор- «Главком») как-тово время заседания парламентского комитета по правоохранительной деятельности сказал: верните Паскала — и все у вас будет хорошо. Но я против привязывания системы к людям. Ведь проблема не в том, что какой-то человек не работает. Проблема в том, что не работает система. И нам надо ее усиливать, делать эффективной, а не строить ее вокруг одного человека.

— Вадим Троян, который сейчас исполняет обязанности главы Нацполиции, сможет усилить систему? Вы уже называли его, своего первого заместителя, несамостоятельным человеком.

— Да, я сказала журналистам, что не вижу его как самостоятельного человека. Это мое личное мнение. Я проработала с ним несколько месяцев.

— Указывая на такой его недостаток, вы опираетесь на конкретные факты? Он зависим от Авакова?

— Да, он очень сильно зависит от министра. Зато глава полиции должен быть сильным и независимым. Он не должен заниматься созданием комфортной зоны для какого-то отдельного политика или министра / президента / премьера. Он должен создать комфортную зону для полицейских и граждан, которых полиция защищает.

Хорошим является тот факт, что на должность главы Национальной полиции министр объявил конкурс, хотя закон о Нацполиции это не предусматривает.

Фото: Станислав Груздев

— Троян что-то согласовывал непосредственно с Аваковым?

— Наши основные разногласия касались субординации.

— Что именно докладывал Троян Авакову в обход вас?

— Я точно не знаю.

— Вы неоднократного говорили, что не хотите выносить сор из избы. С одной стороны, это «корпоративно» правильно. С другой стороны, чем больше людей не хочет выносить сор из избы, тем больше там этого мусора накапливается.

— Разногласия и конфликт с Трояном я не выносила на публику, потому что это прежде всего означало бы мою слабость как руководителя.

— Вы знаете, кто будет участвовать в конкурсе на главу Нацполиции?

— Нет. Важно, каким будет этот конкурс — открытым или закрытым. Но сам факт того, что министр выбрал конкурс — это важный шаг. Наши международные партнеры тоже настаивали на этом. Глава Национальной полиции — это ее лицо. Причем лицо полиции на следующие пять лет. Потому что следующий глава уже подпишет контракт именно на такой срок. Он или она уже будет проводить парламентские, президентские выборы, а также продолжать переформатирование милиции в полицию. Этот человек будет важным для украинских реалий.

— Все же был у вас конфликт с министром Аваковым? Какие взаимоотношения с ним сложились — дружеские, рабочие?

— Рабочие. Личного конфликта не было. Были какие-то разногласия, которые всегда бывают. Сложно было работать с бюрократической машиной министерства. Мы работаем не для того, чтобы создать комфортную зону для министра или главы полиции, а чтобы делать дело. У меня также были какие-то дискуссии и с президентом. Это нормально. Так и должен работать глава полиции: аргументировать свои рабочие моменты, в том числе людям, занимающим высокие должности.

Но я никогда не занималась политикой, пока работала в Нацполиции. Несмотря на все сложности, мы защищали только интересы граждан и полицейских.

— Вы попробывали еще раз себя на какой-то должности в Украине?

— В этих реалиях я бы не пошла еще раз на чиновничью должность.

— То есть вы считаете, что систему изнутри не сломать?

— Я всегда систему сравнивала с большим бегемотом, которого ты колешь большим копьем …

— Но он и не умирает, и уже и не живет?

— Это большая система, которая существует уже несколько десятков лет. Как сразу за год изменить систему, которая занимается реваншизмом? Это же не только проблема полиции. То же мы видим в системах здравоохранения, образования и прочих. Реваншизм всюду показывает свою силу. Мы выгоняем кого-то через дверь, а они возвращаются через окна, мы выгоняем их через окна, а они возвращаются через вентиляционные трубы.

Поэтому в этих реалиях я не займу какую-то должность. Но я остаюсь в Украине.

— Возможно, мы увидим вас в новой политической силе Саакашвили?

— Я пока не могу говорить на такие темы. У меня накопилось много всего. Мне сейчас нужно уделить внимание сыну, своему здоровью. В ближайшее время еду в Вену на конференцию — говорить о реформах в Украине. Хочу наконец показаться врачам, у меня проблемы со здоровьем, а диагноз не могут поставить. Честно, не знаю, чем буду заниматься дальше. Впервые в жизни я осталась без работы и конкретных планов.

— Есть такая конспирологическая теория …

— Ох … я в полиции уже 12 лет, однако конспирологические теории ненавижу.

— Однако, согласно одной из онспирологических теорий, имеет место ряд событий, направленных на ослабление позиций Арсена Авакова, у которого есть серьезные политические амбиции, возможно, даже больше, чем у Арсения Яценюка. В последнее время по Авакова было нанесено нескольких серьезных имиджевых ударов: назначение заместителем Анастасии Деевой и скандал, последовавший за этим, ваша отставка, расследование по скрытым оффшорам. Теория гласит о том, что все это звенья одной цепи, чтобы убрать влиятельного министра …

— Что касается моей отставки. Я о ней, как это предусмотрено законом, говорила и министру, и президенту, и премьеру. Все об этом знали. Я выполнила свою функцию, проложила путь для преобразований. Понимаете, в так называемую милицию впервые пришел независимый гражданский человек …

— Ну, у нас уже был целый гражданский министр внутренних дел — Юрий Луценко, который сейчас занимает должность генпрокурора.

— Но почему я так о себе говорю? Я работала в полиции в Грузии, и, по сути, я — человек, не связанный с системой. Я выполнила свою функцию и ушла. Все (и президент в частности) знали, что в определенный момент я это сделаю.

— Но странно, что фактически совпали увольнения Марушевский, ваше, Лорткипанидзе, Саакашвили, так называемой грузинской команды.

— О том, что Гиорги (Лорткипанидзе) хотел уйти, я знала. Мы с ним об этом говорили. Все в полиции знали, думаю … И Миша также знал, что Гиорги идет.

Но не вся грузинская команда ушла. Работает Гизо Углава (первый заместитель директора Национального антикоррупционного бюро, — «Главком»), Гия Гецадзе (заместитель министра юстиции, — «Главком»). Эка Згуладзе (экс-заместитель главы МВД, — «Главком») ушла по личным причинам. Давида Сакварелидзе выжил Шокин из прокуратуры. Но Давид остается в Украине. Миша также остается в Украине.

— … До следующих выборов так точно.

— Ну … (смеется).

Я тоже буду жить в Украине. Я — гражданка Украины. Вот было время, говорили, что у Хатии двойное гражданство. Нет. У меня только украинский паспорт. В Грузию, конечно, я буду ездить, буду посещать моих родителей, которых я очень давно не видела, по которым очень скучаю.

— Во время нашей прошлой встречи в марте вы, говоря о реформах или событиях, говорили: «в Украине». Сегодня вы постоянно говорите: «у нас», «наша страна». Неужели за это недолгое время, которое вы здесь живете, вы действительно уже чувствуете Украину своей страной?

Это — моя страна. Я очень волнуюсь за нее. Здесь много ресурсов, которые можно было бы направить в нужное русло. Но Грузия — это тоже моя страна, конечно. За неей я тоже волнуюсь очень.

— По е-декларированию. BMW X5, Toyota Highlander, Nissan X-Trail, Audi Q5 … Это все — машины семей руководителей полиции. Обращали ли вы внимание на такие активы подчиненных? Вас они не удивляют?

— Конечно, я просматривала электронные декларации, особенно сотрудников полиции. Но я не видела, у кого BMW X5 или Toyota Highlander, когда приезжала в область. Не видела, на чем ездит жена, сын, дочь того или иного работника. Мне, конечно, этого никто не показывал. Но если есть какое-то «нестыковки», этими фактами может заняться НАБУ.

Кстати, декларации прокуроров выглядят интереснее, чем полиции. Еще «круче» — у фискалов. А декларация председателя ГФС Романа Насирова и других должностных лиц стали для меня откровением.

…Кстати, после обнародования деклараций чиновников все были возмущены, но продолжения истории не было … Все уже который день пишут о возрасте замминистра (речь идет о вновь назначенном заместителе главы МВД Арсена Авакова Анастасии Деевой — «Главком»), но ни одного человека уже не волнует, откуда столько нулей в декларациях Насирова и других высокопоставленных чиновников.

Дело полицейского Сергея Олейника, который во время преследования авто застрелил пассажира. Какова судьба участников этого инцидента?

— Прокуратура закончила расследование. Это для меня действительно был переломный момент. Я почувствовала очень сильно, как новая система борется со старой. Надо было останавливать ту машину? Да. Кто виноват в том, что произошло? Пьяный водитель или полицейский, который останавливал машину, которая через весь Киев неслась на скорости под 180 километров в час? А если бы это был день и дети в это время шли бы в школу, люди на работу и так далее? Когда суд отпустил водителя, который был пьян, когда это произошло, у меня просто руки дрожали. Как так можно?

Но прокуратура не изменила своего мнения, не изменила статью (Олейнику обвиняют именно в покушении на убийство двух и более людей (ст. 15 Уголовного кодекса) и превышение служебных полномочий, — «Главком»). Посмотрим, что скажет суд.

— Подобная история у нас была в Киеве.

В адрес начальника патрульной полиции Ивано-Франковска Дмитрия Михальца в октябре прокуратура предъявила обвинение по ст. 365 Уголовного кодекса — превышение власти и служебных полномочий. Причиной стало заявление ветерана АТО Ивана Чайковского, который указал, что был избит Михальцом в кабинете, когда пришел обжаловать протокол за неправильную парковку. Сам же Михалец это опровергает и заявляет, что это Чайковский повышал на него голос и швырнул ему в лицо удостоверение бойца АТО.

— Такие вещи вам показывают бессмысленность борьбы?

— Это мне не показывает бессмысленность борьбы, но я опытный человек. Главное, чтобы молодые люди, которые к нам пришли, не почувствовали этого. Не подумали: если так давит прокуратура, то зачем мы пришли? А таких у нас 12 000 в патрульной полиции.

— Этот факт с Михальцом был показательным. В Харькове также была авария, когда в результате ДТП с участием машины патрульной полиции погибли два человека. Патрульный, который был за рулем — сидит. Экспертизы до сих пор не закончены. Судебные процессы время от времени отменяются. То есть такие вещи, которые не мне, но патрульным, новому поколению дают понять: вы там пытайтесь что-то делать, но если вы что-то не так сделаете, мы вас всегда будем, извините, «мочить».

Но прикрывать полицейских тоже никто не собирался и не собирается. В том числе патрульных, которых задерживала внутренняя служба безопасности. Потому что избавляться от отбросов надо. Но также — и это важно — надо защищать те хрупкие изменения, которые были уже сделаны.

За Олейника я очень волнуюсь … Ни один человек не мог не возмутиться, когда суд отпустил водителя BMW Храпачевского, а этого парня-полицейского оставили в СИЗО.

Но наши нынешние патрульные, поверьте, через три года станут настоящими, хорошими копами, которые реально смогут занимать и руководящие должности. Им требуется некоторое время, чтобы встать на ноги.

— Где ваш сын сейчас находится?

— Тоже в Украине. Он собирался поехать в Штаты. Но у нас в семье произошла трагедия — в августе он потерял отца. И без отца он не захотел жить в США. Поэтому я перевела его в Украину. Он не сдавал ВНО и не разговаривает на украинском, поэтому здесь учится в филиале американского университета. И ему нужна была поддержка, и я не хотела расставаться с ним после этой трагедии. Потому что это была трагедия не только для него, но и для меня. Несмотря на то, что с мужем мы развелись давно, он был очень добрым человеком, мы дружили и нашего сына мы воспитывали вместе. Это катастрофа, когда мне некому позвонить, когда, например, мой сын плохо себя ведет. Я не имею больше, к кому обращаться за помощью …

via

Рейтинг: 0

Опубликовал(а):

4 964

Модератор сайта.
Если есть вопросы, задавайте в «приватный чат» в личном кабинете.

Италия. Город: Катания
34 годаКомментарии: 4339Публикации: 23066Регистрация: 01-08-2014
  • Модератор сайта

Добавить комментарий

Войти с помощью: 
Авторизация
*
*
Войти с помощью: 
Регистрация
*
*
*
Пароль не введен
*
Ваш день рождения * :
Число, месяц и год:
Войти с помощью: 
Перейти на страницу
закрыть