Пятница , 9 Декабрь 2016
golodomorg

Голодомор как геноцид: какой должна быть доказательная база?

Добавлено в закладки: 0

Каким должно быть определение Голодомора, чтобы он имел шансы быть признанным геноцидом в ООН.

Последняя суббота ноября — День памяти миллионов граждан советской Украины, павших в адских голодных муках в 1933-м. Мы вспоминаем эту страшную трагедию раз в год, чтобы потом забыть до следующего года, ведь наша повседневная жизнь нелегка, а ближайшие перспективы неясны. Зато забываем о том, что иначе и быть не может, ведь живем, как выражался Джеймс Мейс, в постгеноцидном обществе.

Чтобы выйти из постгеноцидного состояния, надо прежде всего понять, что с нами произошло в 1933 году, и донести это до всего человечества, то есть вынести на уровень ООН признание Голодомора геноцидом. Ученые давно это поняли, но не смогли достучаться до политиков, даже отечественных. Вокруг Голодомора накопилось немало мифов. Хватает и ученых, эти мифы не отрицающих, а некоторые даже поднимают их на щит.

Вот подписан Петром Порошенко 1 ноября 2016 года Указ Президента Украины «О мероприятиях в связи с Днем памяти жертв голодоморов». Голодоморов во множественном числе! В Указе перечисленные протокольные мероприятия — и только. Но это еще полбеды. Беда в том, что власть в вопросах, связанных с Голодомором, прислушивается не к ученым, которые являются специалистами по данной проблеме, а к непрофессионалам, в частности академическим и университетским ученым, которые руководствуются чувствами или амбициями, а не поиском истины.

Нет вины самого Порошенко в том, что он насчитывает аж три голодомора, испытал украинский народ в первой половине ХХ века. Множественность голодоморов официально признали его предшественники. Но президента и Администрацию следует обвинить в том, что они не задумываются, чтобы в 2018-м, в 85-ю годовщину Голодомора, вынести на суд человечества лишенную мифов картину крупнейшей в тысячелетней истории украинского народа трагедии. Мы заставили собственный парламент признать Голодомор геноцидом, но попытка подтвердить это признание резолюции ООН в 2008 году оказалась провальной. Провалом может закончиться такая попытка и в 2018-м. Понимая это, власти могут воздержаться от нее, что недопустимо.

Один или несколько голодоморов?

16 ноября 2016-го появилось сообщение о внесении в повестку дня израильского Кнессета вопроса о признании Голодомора геноцидом. В газете «День» оно сопровождалось комментариями бывшего посла Украины в Израиле Юрия Щербака и председателя Ассоциации еврейских общественных организаций и общин Иосифа Зисельса. Оба скептически оценили возможность признания израильским парламентом Голодомора геноцидом. Когда эта статья увидит дневной свет, мы уже будем знать результат.

Было бы хорошо, если бы он оказался положительным. Но посмотрим правде в глаза: облепленная мифами современная версия Голодомора неубедительна для иностранцев. Надо понимать и то, что тема украинского Голодомора за последние три десятилетия стала одной из самых исследованных в мировой историографии: более 20 тыс. публикаций. Если в нашей версии Голодомора будут случаться натяжки, иностранные ученые немедленно схватят за руку.

Анализ мифов стоит начать с терминологии. Тремя голодоморами считается голод 1921-1923, 1932-1933 и 1946-1947 годов, а на уровень геноцида выносится предпоследний. Однако инфляция понятий, так же как и инфляция денег, до добра не доводит. В украинской диаспоре изобрели термин «голодомор» (голодный мор), чтобы отделить голод 1932-1933 годов от других трагедий и представить его urbi et orbi как явление уникальное. Подобными соображениями руководствовались и армяне, когда отделили геноцид в 1915 году от страшных погромов с десятками тысяч жертв в 1895-1896-м и 1909-м.

В обоих случаях подход был одинаковый: избежать банализации той трагедии, которая должна была заслуживать квалификацию геноцида. Евреи сначала предоставили своей трагедии собственное имя, а потом постарались донести его до сознания человечества, Холокост является геноцидом. Крупнейшие относительные (в расчете на численность населения) потери от голода 1932-1933 годов в СССР получили казахи. У них тоже есть собственное имя этой трагедии — Ашаршилик.

В отличие от голода 1932-1933 годов, который произошел между переписями 1926-го и 1937-го, и 1939-го, голод 1921-1923 и 1946-1947 годов не имеют «переписной вилки». Оба они были после длительных войн, сопровождаемых огромными потерями и масштабными миграциями.

Несомненно только одно: количество погибших от голода измеряется в них десятками тысяч, а не миллионами. В обоих случаях советская власть признавала наличие голода, вызванного катастрофической засухой и послевоенной разрухой, то есть всем понятными причинами, а потому соглашалась принимать иностранную гуманитарную помощь. Американская администрация помощи (АРА) и миссия Нансена предоставили в 1922 году голодающим крестьянам Юга Украины 193 млн пайков.

Администрация помощи и восстановления при ООН (ЮНРРА) поставила в Украину в 1946-1947 годах 234 тыс. тонн продовольствия. За кадром осталось то, что у голодающих крестьян хлеб забирали в 1921-1923-м, чтобы накормить петроградских и московских рабочих, а в 1946-1947-м — чтобы кормить население Центрально-Восточной Европы и таким образом поддержать местных коммунистов. Однако целенаправленного намерения уничтожать собственное население голодом в этих случаях у власти не было.

Гуманитарная помощь не позволила превратиться голоду в голодный мор. Так зачем называть оба голода голодоморами? Ставя в один ряд все три голода, два из которых геноцидом ни были, а третий геноцидом признал только парламент Украины, мы рискуем заблокировать международное признание Голодомора геноцидом.

1 июня 2016 года в Национальном музее «Мемориал жертв Голодомора» состоялось обсуждение названия Дня памяти. На нем присутствовали представители Администрации президента Украины. Все, что написано в предыдущих абзацах, было сказано на этой встрече. И все-таки в Указе Петра Порошенко от 1 ноября 2016 года осталось три голодомора.

Как определять хронологические рамки Голодомора? Когда он датируется привычными двумя годами, то механически объединяется с общесоюзным голодом 1932-1933 годов, который имел другую природу. Неправомерное объединение подчеркивается также утверждением о том, что власть забирала у крестьян хлеб и таким образом вызвала голодный мор. На самом деле Голодомор только косвенно связан с хлебозаготовками. Он был карательной операцией, осуществляемой под видом хлебозаготовок. Чтобы отделить Голодомор от общесоюзного голода, надо разобраться в сути последнего.

Карательные методы

Власть отнимала хлеб у колхозников и единоличников методами продразверстки, которая продолжалась с 1930-го по 1932-й. С каждым годом крестьяне работали в поле все хуже, потому что убеждались: как ни работай, а хлеб заберут. Все три года были урожайными, но от села поступало все меньше хлеба, вследствие чего экспорт зерна резко снизился и в городе начались продовольственные трудности. Хороший урожай гибнет от сорняков при выращивании, в ходе небрежной транспортировки и плохого хранения, а государство обвиняло крестьян в саботаже и изымало у них весь хлеб, который только могло найти.

В конце концов Сталин отказался от продразверстки, то есть признал право собственности крестьян на сельскохозяйственную продукцию, и в январе 1933-го перешел от конфискационной к налоговой практике. То есть было сделано то, что сделал Ленин в марте 1921 года, когда перешел к новой экономической политике. Теперь принудительно объединенные в колхозы крестьяне знали весной, сколько зерна должны отгрузить государству осенью, и все потери урожая становились ихними. Кризис в экономических отношениях города и села, который приобрел вид общесоюзного голода 1932-1933 годов, иссяк.

Включение украинского голода 1932 года в хронологические рамки Голодомора опасно с точки зрения признания его геноцидом. Голод первой половины 1932 года на территории Украины был общесоюзным. Осуществляя разверстку, государство сначала забирало весь хлеб, а затем оказывало голодающим крестьянам продовольственную, фуражную и семенную помощь, чтобы спасти урожай следующего года. Имея перед собой множество фактов такой «помощи», которую за рубежом воспринимают без кавычек, наши оппоненты удивленно спрашивают: где же здесь геноцид? И они правы …

Если мы все-таки обозначаем Голодомор двумя годами, то надо понимать причину. Карательная операция, которая началась в Украине 1 января 1933 года, в течение предыдущих двух месяцев испытывалась в некоторых селах, поставленных на «черную доску» за «долги» по хлебозаготовкам. Эта карательная операция разделялась на четыре разведенные во времени звена:

— конфискацию всего имеющегося у крестьян продовольствия длительного хранения,

— блокирование ограбленных крестьян в их селах,

— блокаду сообщений о том, что происходит в селах, где царит абсолютный голод,

— предоставление под фанфары крестьянам, которые «получили продовольственные трудности вследствие неудовлетворительного отношения к работе в коллективных хозяйствах, продовольственной, фуражной и семенной помощи».

Украинские крестьяне более активно протестовали, чем все остальные, против коллективизации, которая проходила в скрытой «комунной» форме весной 1930 года.

Сталин тогда опубликовал свою знаменитую статью «Головокружение от успехов», которая гарантировала крестьянам приусадебный участок, и на полгода приостановил коллективизацию. Осенью 1930-го коллективизация возобновилась, но в артельной форме. В последующие годы крестьяне сосредоточили свои трудовые усилия на приусадебном участке, чтобы обеспечить себя продовольствием до нового урожая. Вот это продовольствие и было конфисковано в январе 1933-го в Украине и на украинской почти на 70% Кубани.

1 января 1933 года генсек направил руководителям Украины телеграмму с требованием объявить крестьянам, чтобы они сдавали государству «ранее расхищенный и скрытый хлеб». Тех, кто сдавал хлеб добровольно, он обещал не репрессировать, а все остальные должны были быть наказаны в соответствии с законом от 7 августа 1932 года, известного в народе как «закон о пяти колосках».

Сталин знал, что урожай 1932 года был изъят заготовителями или утрачен из-за небрежности не заинтересованных в этом крестьян. Суть телеграммы заключалась в установлении «всех остальных», то есть в обыске каждой крестьянской хаты, что давало возможность изъять все продовольствие. Конфискацию под наблюдением чекистов осуществляли бригады, которые формировались из городских рабочих, служащих и местных членов комитетов бедноты.

Мощная пропаганда, развернутая в городах, рисовала крестьян виновниками «продовольственных затруднений», которые скрывали от государственного учета урожай в «подземных пшеничных городах». Перед киносеансами демонстрировались репортажи о выявленных чекистами в колхозах «черных кладовых», а в крестьянских домах — «черных ям». Крестьяне действительно скрывали остатки урожая, почти полностью изъятого хлебозаготовителями. Однако после всех обысков, проведенных в соответствии со сталинской телеграммой, было найдено 1,7 млн пудов зерна, а заготовители изъяли перед этим 223 млн пудов. Следовательно, не хлебозаготовки стали причиной Голодомора.

Можно ли было за несколько недель очистить всю сельскую местность от еды? Оказалось, что можно. В течение трех лет сталинской продразверстки сложились напряженные отношения между основной частью села и бедняками. Ведь хлебозаготовки осуществлялись «демократично»: на общем собрании бедняки «разверстывали» между дворами спущеный на село план. Бедняков не надо было уговаривать конфисковывать у соседей все продовольствие. Тем более что последнее переходило к ним, а они не имели хорошо поставленного приусадебного хозяйства и были голодны.

Конфискация всей еды за полгода до нового урожая — убийственный аргумент. Существовали постановления о натуральных штрафах «должников» мясом / салом и картошкой, но не более. Наши оппоненты требовали: покажите документ о конфискации всей еды! В архивах такого документа не найдено. И никогда не будет найдено, потому что сталинская карательная операция осуществлялась на основании устных распоряжений.

Опубликован документ Староминского райкома Северокавказского края, который датируется ноябрем 1932 года, и реакция на него главы Чрезвычайной хлебозаготовительной комиссии в Украине, председателя Совнаркома СССР Молотова. Райпартком постановил «применить наиболее строгие меры воздействия и принуждения, осуществляя изъятие всех продуктов питания» в станице Новосельской, а Молотов назвал такую санкцию «небольшевистской». Действительно, советским вождям не хотелось представать палачами миллионов в глазах собственного населения.

Однако мы теперь имеем документ: собранные воедино свидетельства выживших в Голодоморе. Татьяна Боряк изъяла несколько строк о конфискации всей еды из опубликованных в разное время и в разных местностях 1374 воспоминаний свидетелей трагедии. Из этих строк сложилась книга объемом 720 страниц, опубликованная издательством «Клио» в октябре 2016-го. Субъективные показания каждого, кто выжил в 1933 году, обьективизируются количеством людей, которые обнародовали причину голодного мора. Вот это документ!

В ООН без мифов

Рассмотрим теперь другие элементы сталинской карательной операции. Блокирование ограбленных крестьян в их домах с целью недопущения бегства в другие регионы страны имеет документальную основу, и документы опубликованы. Голод первой половины 1932 года в Украине был тяжелее, чем в других регионах, хотя тогда был конфискован только хлеб и 3 млн голодающих в поисках пищи растеклись по соседним с Украиной местностям. Чтобы это не повторилось в первой половине 1933 года, Сталин должен был дать соответствующие указания.

Информационная блокада держалась вплоть до декабря 1987, когда Щербицкий вынужден был официально признать наличие голода, о котором знали все. Остается объяснить последнее звено сталинской карательной операции, то есть предоставление государственной помощи голодающим крестьянам. Федеральное архивное агентство России (Росархив) в 2009 году опубликовало документальный сборник о голоде в СССР начала 1930-х, состоящий из цветных факсимиле документов, благодаря чему у читателей возникал эффект присутствия в соответствующем архиве.

Какие мысли могли возникнуть у людей, когда они видели оригиналы документов за подписью Сталина о предоставлении продовольственной, фуражной и семенной помощи в первой половине 1933 года пораженным «продовольственными затруднениями» регионам, в первую очередь и в наибольших количествах Украины и Кубани? В предисловии председатель Росархива Козлов писал: «Мы предлагаем, прежде чем уважаемые международные или национальные государственные структуры пожелают высказаться с политическими оценками о „голодоморе-геноциде“ в Украине, не спешить с ними».

Стремясь быть убедительным, глава архивов даже нарушил неписаное правило, когда употребил «в Украине» вместо «на Украине». Огромные средства на печатание сборника цветных факсимильных копий документов объемом 518 страниц не были потрачены впустую.

Анализируя последнее звено в сталинской карательной операции, то есть продовольственную помощь государства голодающим крестьянам, мы должны объяснить urbi et orbi ее причину. Ведь не случайно Козлов в том же предисловии торжествовал: «Не найдено ни одного документа, который подтверждает концепцию „голодомора-геноцида“ на Украине (уже „на Украине“. — Авт.), или хотя бы намека в документах на этнические мотивы случившегося … Не стоит упрощать историю голода в СССР, сводя его, пусть даже в отдельном регионе, к уничтожению какого-либо народа».

Здесь мы подходим к еще одному распространенному мифу, связанному с Голодомором. Если не избавиться от него, трагедия нашего народа гарантированно не будет подпадать под формулировку Конвенции ООН о геноциде от 9 декабря 1948 года. Достаточно давно в нашей североамериканской диаспоре появилось выражение «украинский Холокост», под которым понимали Голодомор.

В Украине выражение стало популярным благодаря своей образности и синонимическому сочетанию Холокоста с геноцидом. Но такое словоупотребление закрепляло представление о попытке руководителей Кремля всегда уничтожать украинцев как этническую общность. Распространение этого представления в диаспоре облегчалась тем, что ее представители чувствовали себя гражданами страны проживания, а с Украиной их связывало лишь чувство этнического родства. Значительная часть граждан Украины тоже имеет обостренные этнические чувства, связанные с отсутствием в советские времена гражданского общества (в социальной системе координат) и его соответствия — политической нации (в национальной системе координат).

Некоторые патриотически настроенные граждане до сих пор возмущаются: почему из внутренних паспортов исчезла графа «национальность»?! Когда же перед международной общественностью Голодомор изображали как «украинский Холокост», эффект был противоположный ожидаемому. Ведь в СССР украинцев не преследовали так, как евреев в Третьем Рейхе: где нашли, там и репрессировали.

Как это впервые определил Роберт Конквест, Голодомор был следствием террора голодом. Любой государственный террор является уничтожением части определенного сообщества, направленным на то, чтобы та часть, которая остается в живых, вела себя так, как требовало государство. В 1930 году государство объявило определенное количество крестьян кулаками и репрессировало их, чтобы все другие объединились в колхозы.

В 1933-м конфисковало у всех крестьян продовольственные запасы, а через некоторое время начало кормить тех, кто выжил и был способен добросовестно работать в колхозе во время посевной кампании 1933 года. Как высказался генеральный секретарь ЦК КП(б) У Станислав Косиор, беглых саботажников «научили уму-разуму». Гибель части, которая оказалась многомиллионной, стала убедительным аргументом для тех, кто выжил, отказаться от единственного оружия, которое было у крестьян в их противостоянии с государством, — саботажа.

Возникает вопрос: почему в январе 1933 года Сталин использовал два противоположных по знаку метода борьбы с кризисом: в масштабах всей страны — отступление от коммунистической доктрины, которая требовала ликвидировать частную собственность и связанные с ней товарно-денежные отношения и свободный рынок, а в масштабах Украины и Кубани — дополнительно террор голодом? Вот здесь и появляется рядом с социально-экономической национальная (а не этническая, как в Холокосте!) составляющая террористической политики руководителей Кремля.

Страна была нашпигована сексотами, которые докладывали, что Украина может вспыхнуть, как это уже случилось в I квартале 1930 года (соответствующие документы в больших количествах опубликованы). Сталин не хотел рисковать, полагаясь на то, что замена продразверстки налогом покончит с политическим и экономическим кризисом. Восстание в Украине грозило ему потерей должности генерального секретаря ЦК и ЦКК ВКП(б), он уже терял контроль над руководителями второго эшелона, которые усомнились в эффективности генеральной линии партии в его исполнении (документы опубликованы).

Он знал, что Ленин боролся с «кулацким бандитизмом» в 1921 году принудительным взысканием продналога в голодающих уездах Юга Украины. Угроза голода тогда мобилизовала крестьян на борьбу с властью, но ситуация абсолютного голодания понижала до нуля их повстанческий потенциал. Миллионы крестьян были обречены на ужасную смерть, чтобы генсек сохранил свой пост.

Осуществляемая в СССР с 1923 года коренизация, то есть укоренение советской власти в национальных республиках, была необходимой, но одновременно и опасной для Кремля политикой. Опасность ее Сталин охарактеризовал, начиная террор голодом на наполовину украинизированной Кубани. Украинизация приводила к противоположным по знаку последствиям: укрепление советской власти и одновременно национального возрождения русифицированных народов.

По озвученной в 1932 году терминологии Сталина, она была нераздельным сплавом двух украинизаций — «большевистской» и «петлюровской». Поэтому за пределами республики ее прекратили, а в самой Украине продолжалась политика «большевистской» украинизации.

Ее внешним проявлением стала фигура Постышева в украинской вышиванке вместо привычного френча. Этот полномочный представитель всесоюзного генсека упорно боролся с последствиями «петлюровской» украинизации, пока сам не сгорел в огне сталинского террора. В постгеноцидной Украине Кремль больше не возражал против переноса ее столицы из Харькова в национальный центр украинского народа — Киев.

Своеобразным ответвлением концепта Голодомора как «украинского Холокоста» является оценка демографических потерь. Суть дела мне объяснил открытым текстом во время встречи в Нью-Йорке 2008 года тогда еще президент Всемирного конгресса украинцев Аскольд Лозинский: потери от Голодомора, какими бы они ни были на самом деле, должны превосходить заявленные потери от Холокоста (6 млн человек), это поможет международному признанию Голодомора геноцидом. В этом абсурдном суждении он смог тогда убедить Виктора Ющенко, и тот поставил перед Институтом демографии и социальных исследований НАН Украины задачу насчитать не менее 10 млн жертв.

Готовя справку для Апелляционного суда города Киева, который судебным решением должен был подтвердить парламентский закон о признании Голодомора геноцидом, демографы вышли из положения, не потеряв лица. Они озвучили результат своих многолетних расчетов прямых и косвенных (дефицит рождений) потерь — 5 млн. 063 тыс. человек, после чего добавили к этой цифре так называемые кумулятивные потери, вызванные невозможностью для умерших и родившихся участвовать в воспроизводстве народонаселения в следующем поколении. Так появилась странная цифра совокупных демографических потерь — 10 млн. 063 тыс. человек. Показательно, что следователи СБУ, которые прислали в суд сформированное ими уголовное дело, оставили только цифру прямых и косвенных потерь.

Как оказалось, Лозинский и его единомышленники в Киеве не желают успокаиваться. На открытии памятника жертвам Голодомора в Вашингтоне в ноябре 2015 года некоторые представители украинской диаспоры попытались зафиксировать на нем цифру 7 млн жертв. Попытка была заблокирована усилиями институтов истории Украины при Эдмонтонском и Гарвардском университетах. Однако в октябре 2016 года в газете «Зеркало недели» появилась статья очень далекого от демографии киевского профессора под выразительным заголовком: «1932-1933: от семи до десяти миллионов жертв».

Если мы пойдем в ООН с кучей мифических утверждений, накопившихся в этой болезненной теме за последние десятилетия, попытка признания Голодомора геноцидом международным сообществом окажется такой же провальной, как и в 2008-м. В ООН надо идти, освобождаясь от мифов.

via

Рейтинг: 0

Опубликовал(а)

не в сети 2 часа

Сергей Кирилов

5 010

Модератор сайта.
Если есть вопросы, задавайте в «приватный чат» в личном кабинете.

Италия. Город: Катания
34 годаКомментарии: 4357Публикации: 23098Регистрация: 01-08-2014
  • Модератор сайта
  • Бронзовый крест за рейтинг 5000

Добавить комментарий

Войти с помощью: 
Авторизация
*
*
Войти с помощью: 
Регистрация
*
*
*
Пароль не введен
*
Ваш день рождения * :
Число, месяц и год:
Войти с помощью: 
Перейти на страницу
закрыть