Пятница , 9 Декабрь 2016
001-227

Девушке — инспектору ГИБДД сломали нос в московском метро

Публикация в группе: Шо там у какцапов?

Добавлено в закладки: 0

Сотрудница полиции сделала замечание пассажиру, а в ответ получила несколько ударов кулаком по лицу.
Лейтенанта полиции инспектора ГИБДД Москвы 30-летнюю Светлану Д. жестоко избил пассажир в поезде на Таганско-Краснопресненской линии столичной подземки.
Как оказалось, в утренний час пик сотрудница органов правопорядка сделала замечание 39-летнему пассажиру, а в ответ получила несколько ударов кулаком по лицу. Он набросился на девушку и избил её прямо в вагоне поезда на глазах других пассажиров.

С переломом носа и гематомами на лице сотрудницу дорожной полиции Москвы доставили в одно из медицинских учреждений города.

На станции «Кузьминки» полиция оперативно задержала подозреваемого. Им оказался инженер фирмы Х5 Retail Group А. Х.

— По факту побоев возбуждено уголовное дело, — рассказал источник в правоохранительных органах.

тыц

Рейтинг: 1

Опубликовал(а)

не в сети 6 часов

Шурик Шниперсон

1 343
Израиль.
40 летКомментарии: 2443Публикации: 2780Регистрация: 18-05-2015

    7 комментариев

    1. Продолжение:

      Машинально ударил

      С вопиющим мужским хамством столкнулась москвичка Мария в июне. Девушка спешила домой с работы, когда на станции метро «Киевская» при выходе из вагона шедший позади мужчина наступил ей на пятку. Она обернулась и в этот момент незнакомец сильно толкнул ее и нецензурно посоветовал ей идти побыстрее.

      «Янченко П.Д. повернулся в мою сторону и, выражая агрессию и злобу, замахнулся рукой над моим лицом, сказал, что сейчас меня ударит. В защиту я подставила свою правую руку и хотела отойти от него, но Янченко с силой схватил меня за руку и нанес удар кулаком в область моей головы, попав по правому уху и правой скуле. Я пыталась вырваться и избежать ударов, но он крепко держал меня, ударил меня еще раз в челюсть. Я почувствовала, что мой рот наполнился кровью», — говорится в заявлении Марии в мировой суд.

      После избиения мужчина попытался убежать, но девушка схватила его за отворот рубашки, стала плакать и звать на помощь. Она смогла удержать его до прихода полицейских. Сначала обидчик заявил им, что девушка пыталась залезть ему в карман. Правда, когда полиции стало очевидно, что он шел позади Марии, от своих обвинений в хищении он отказался. Обоих доставили в отдел полиции, где выяснили личность мужчины — Павел Янченко, охранник.

      Рейтинг: 0

    2. Под протокол он выдвинул новую версию: объяснил полицейским, что мог случайно наступить ей на ногу, но девушка первая его ударила по лицу, и он нанес ей ответный удар машинально, то есть неумышленно. Но, в отличие от Марии, почему-то не стал обращаться в травмпункт.

      У девушки медики зафиксировали ушиб мягких тканей лица, правого плеча и ссадины на правой руке.

      Мария говорит, что в 4 отделе полиции УВД на Московском метрополитене сотрудники ей предлагали помириться с обидчиком. «Он вам купит бутылку шампанского и тортик, и разойдетесь миром. А я их спрашиваю: если бы вашу жену избили, вы бы согласились на тортик?» — вспоминает она.
      В постановлении об отказе в возбуждении уголовного дела старший инспектор Поплавский порекомендовал пострадавшей обратиться в мировой суд с частным обвинением.

      Любопытно, что полицейский посчитал мотивом избиения девушки в общественном месте незнакомым ей мужчиной «личную неприязнь», отвергнув «хулиганские побуждения» и тем самым лишив возможности квалифицировать действия Янченко по действовавшей в то время части 2 статьи 116 УК РФ, которую должна расследовать полиция.

      Рейтинг: 0

    3. Из суда в полицию и обратно

      Девушка обратилась в мировой суд, где поначалу отказались принимать ее заявление, потому что она не указала «полные данные о лице, привлекаемом к уголовной ответственности», — в частности, место его рождения и гражданство.

      «Откуда я могу знать эти данные? Через месяц я получила по почте постановление об отказе в возбуждении уголовного дела и оттуда узнала», — говорит Мария.

      Она заново написала заявление и подала его в суд.

      Перед судьей мужчина предложил помириться. Девушка оценила материальный и моральный ущерб в 100 тысяч рублей — ей пришлось нанимать адвоката. Но Янченко был готов заплатить лишь пять тысяч рублей.

      Рейтинг: 0

    4. Судья посоветовала Марии опять идти в полицию.

      Теперь она намерена подать заявление о возбуждении уголовного дела о побоях, нанесенных из хулиганских побуждений.

      Статья 116.1 УК РФ. * Нанесение побоев или совершение иных насильственных действий, причинивших физическую боль, но не повлекших последствий, указанных в статье 115 УК РФ, в отношении близких лиц, а равно из хулиганских побуждений, либо по мотивам политической, идеологической, расовой, национальной или религиозной ненависти или вражды, либо по мотивам ненависти или вражды в отношении какой-либо социальной группы наказываются обязательными работами на срок до трехсот шестидесяти часов, либо исправительными работами на срок до одного года, либо ограничением свободы на срок до двух лет, либо принудительными работами на срок до двух лет, либо арестом на срок до шести месяцев, либо лишением свободы на срок до двух лет.

      Примечание: под близкими лицами понимаются близкие родственники (супруг, супруга, родители, дети, усыновители, усыновленные (удочеренные) дети, родные братья и сестры, дедушки, бабушки, внуки) опекуны, попечители, а также лица, состоящие в свойстве с лицом, совершившим деяние, предусмотренное настоящей статьей, или лица, ведущие с ним общее хозяйство.

      Рейтинг: 0

    5. «Окно» безнаказанности

      «Порядок применения статей о побоях после принятых поправок вызывает у правоприменителей массу вопросов, не говоря уже об обычных гражданах, — говорит адвокат Дмитрий Терехов, защищающий интересы Марии. — Мне известны случаи, когда люди обращались с заявлениями о побоях в полицию, которая по старинке отправляла заявителей в мировой суд, хотя согласно принятым изменениям полиция обязана провести проверку изложенных фактов и принять процессуальное решение. Мировые судьи на данный момент массово прекращают уголовные дела о побоях, поскольку принятыми поправками изменена в том числе подсудность указанной категории дел».

      В идеале по поступившему в полицию заявлению от гражданина органы принимают одно из решений: принимают к производству и расследуют как обычное уголовное дело либо проводят административное расследование и направляют материалы в суд. Побои, признанные административным правонарушением, будет рассматривать районный суд, а расследованное уголовное дело — мировой.

      Банальная, на первый взгляд, ситуация с Марией после принятия поправок невероятно осложнилась.

      «Парадокс заключается в том, что на данный момент обидчика нельзя привлечь ни к уголовной, ни к административной ответственности. Избиение имело место 20 июня, когда еще действовала старая редакция УК РФ; после вступления в силу этих изменений часть 1 статьи 116 УК РФ была перенесена в административный кодекс. Получается, что положение привлекаемого лица улучшилось в уголовном плане, поэтому новый закон имеет обратную силу, то есть он подпадает под действие административного кодекса. Но на момент причинения побоев соответствующей статьи в КоАПе еще не было, побои не считались административным правонарушением. Лицо, совершившее административное правонарушение, подлежит ответственности на основании закона, действовавшего во время совершения административного правонарушения. Таким образом, он вообще не будет отвечать за избиение», — объясняет адвокат.

      В ситуации с Марией единственный путь привлечь обидчика к ответу — доказать, что он действовал из хулиганских побуждений, говорит адвокат Терехов.

      Адвокат также отметил, что если раньше по делам о побоях предусматривалась возможность примирения сторон по инициативе потерпевшего, сегодня, после принятия поправок, прекратить дело в связи с примирением потерпевшего с обвиняемым не получится — в связи с переводом данной категории дел из уголовных дел частного обвинения в уголовные дела частно-публичного обвинения. КоАП же вообще не предусматривает такой процедуры как примирение сторон. Это обстоятельство ухудшает положение как жертв, так и виновников: договориться о разрешении конфликтной ситуации будет гораздо сложнее.

      Рейтинг: 0

    6. Драчливый Антонио

      В феврале в соцсетях вызвала большой резонанс история с Юлией Зеленской. Ее прямо в офисе избил работодатель — владелец ателье «Мастерская классического костюма» Антонио Паласиос-Фернандес. «Лента.ру» писала об этом инциденте.

      В результате побоев пострадавшая получила сотрясение мозга, закрытую черепно-мозговую травму и перелом носа, но уголовное дело до сих пор не возбуждено.

      «Это какой-то беспредел. Получается, что можно избить человека до состояния, когда не можешь ходить, есть, работать, а тот, кто это сделал, остается безнаказанным. Я считаю, что должно быть заведено уголовное дело», — говорит «Ленте.ру» Юлия.

      Ее адвокат Тимур Маршани рассказал, что правоохранительные органы установили факт причинения вреда здоровью, но в возбуждении уголовного дела отказали, отослав потерпевшую в мировой суд, как и в истории с Марией.

      Защитник категорически не согласен с позицией полицейских и намерен обратиться к начальнику московского главка с жалобой на действия его подчиненных.

      «Побои — это уголовное деяние, совершенное из хулиганских побуждений. Разве не было с его стороны грубого нарушения общественного порядка, выражающее явное неуважение обществу, когда он на глазах у всех избивал женщину? Просто так разбили ей лицо в кровь — это нормально? Ужас, ужас!!! Правоохранительная система никак не отреагировала, чтобы наказать виновного, — возмущается адвокат. — Только представьте: какой-то подлец разбивает лицо даме, а завтра ее молодой человек бьет рожу обидчику, и тот побежит в правоохранительные органы, которые возбудят уголовное дело, например, за самоуправство».

      Рейтинг: 0

    7. Шаги ювенальной юстиции

      «Мы с самого начала говорили о том, что нельзя декриминализовывать побои в принципе. Проблема даже не в суровости наказания, потому что разница между административным и уголовным наказанием понятна, — заявила «Ленте.ру» адвокат Мари Давтян. — Мы выявили за эту пару месяцев несколько случаев, когда прекращают уголовные дела по побоям между бывшими супругами, потому что они в разводе и уже не считаются «близкими лицами». Получилась совсем дурная ситуация, когда женщины, пытаясь избежать домашнего насилия, расторгли брак и остались без защиты».

      Появление оговорки об уголовной ответственности в случаях побоев близких людей вызвало наибольшую волну споров, отмечает адвокат Сергей Числов. Мнения по этому вопросу разделились: одни считают это началом развития в России ювенальной юстиции в ее наихудшем варианте. «Всем памятны судебные процессы в Финляндии, Франции и Германии, когда органы опеки отбирали детей у родителей только лишь по подозрению в применении к ребенку физического наказания».

      По его словам, некоторые эксперты ссылаются на то, что разделение на «близких» и «чужих» в делах о побоях было принято государством в целях искоренения так называемого домашнего насилия.

      В то же время эта норма несет в себе противоречие: так, за подзатыльник собственному сыну, который вполне может быть истолкован как нанесение побоев, родитель может быть осужден на два года лишения свободы, а посторонний человек — учитель, сосед или просто прохожий — отделается штрафом или административным арестом.

      «Теперь любой человек может ударить другого, и ему за это ничего не будет, — резюмирует адвокат Савва Харитонов и поясняет, что несколько его клиентов отказались обращаться в правоохранительные органы по факту полученных ими побоев. — Уголовная практика раньше держалась на соплях — на тонкой ниточке, если культурно, а теперь и ее перерезали».

      Впрочем, его коллега Сергей Числов не склонен драматизировать ситуацию. По его мнению, «говорить, что теперь обидчик, затеявший с вами драку, уйдет от ответственности и избежит заслуженного наказания, не приходится». Юрист отмечает, что наказание за побои в КоАПе почти соответствует тому, что было приписано в старой редакции статьи 116 УК РФ: штраф до 40 тысяч рублей либо обязательные работы на срок до 360 часов, либо исправительные работы на срок до 6 месяцев, либо арест на срок до 3 месяцев.

      «В большинстве случаев эта статья применялась к хулиганам, имеющим склонность затевать конфликты и драки, и так называемым «домашним тиранам». Так что в этом смысле для указанной категории правонарушителей ничего не изменилось. В том же случае, если побои нанесены на почве личных неприязненных отношений, логика законодателя по выводу данных действий из перечня уголовно наказуемых деяний выглядит вполне разумной», — считает Числов.

      От применения насилия многих удерживало не последующее наказание, а именно возможность быть привлеченным к уголовной ответственности и получить судимость, которая имеет ряд серьезных последствий: ограничения по службе в органах государственной власти, особенно в правоохранительных структурах, и госкомпаниях, говорит в беседе с «Лентой.ру» адвокат Сергей Бородин: «Таким образом, устранение уголовной ответственности за побои порождает чувство безнаказанности, которое, естественно, провоцирует на применение силы».

      В его практике был случай, вспоминает адвокат: в августе 2015 года мужчина избил женщину, было возбуждено уголовное дело, пять месяцев оно рассматривалось в суде. Несмотря на то что обидчика лишь оштрафовали на восемь тысяч рублей, потерпевшая была удовлетворена таким приговором, так как он все-таки побывал на скамье подсудимых, был фигурантом уголовного дела, был вынужден оправдываться, и в итоге его признали виновным в совершении преступления.

      «Возникает два вопроса: стала бы пострадавшая затевать процесс, если бы знала, что по результатам ее усилий и потраченного времени агрессора признают виновным в совершении административного правонарушения, которое сродни нарушению правил дорожного движения, и как поведет себя этот мужчина в следующий раз, зная, что теперь это не считается преступлением?» — рассуждает юрист.

      По мнению Бородина, перевод части противоправных деяний из категории уголовных в административные может порадовать лишь чиновников, которые отрапортуют об успехах в борьбе с преступностью.

      https://lenta.ru

      Рейтинг: 0

    Страница 1 из 11

    Добавить комментарий

    Войти с помощью: 
    Авторизация
    *
    *
    Войти с помощью: 
    Регистрация
    *
    *
    *
    Пароль не введен
    *
    Ваш день рождения * :
    Число, месяц и год:
    Войти с помощью: 
    Перейти на страницу
    закрыть