Вторник , 6 Декабрь 2016
0015

Газовая камера на колесах: Изобретено в СССР

Публикация в группе: Интересное/невероятное

Добавлено в закладки: 0

Одним из наиболее ярких символов программы массовых убийств, осуществлявшихся нацистами и на территории Германии, и на временно оккупированных вермахтом территориях, является т.н. «душегубка», по-немецки «gaswagen».

Газваген чаще всего описывается как грузовой автофургон с герметичным цельнометаллическим или обитым металлическими листами кузовом, в который через специальное отверстие подаются выхлопные газы, в результате чего находящиеся в фургоне люди умирают от отравления угарным газом и удушения. Смерть весьма мучительная; причём мучения длятся долго – до двадцати минут и даже более. В общем, типичный пример звериной фашисткой жестокости, точнее, нацистской – но это не столь уж важно.

Однако мало кому известно, что первым изобретателем душегубки был вовсе не Вальтер Рауф, которому обычно – и совершенно безосновательно – приписывают изобретение этого дьявольского орудия массовых убийств, а Исай Давыдович Берг, лейтенант госбезопасности, аналог армейского капитана, начальник административно-хозяйственного отдела, завхоз, проще говоря, Управления НКВД по Московской области.

Хотя массовые убийства, а именно расстрелы, в сталинском СССР практиковались как минимум с начала 1935 года, после убийства С.М. Кирова, а то и ранее, к середине 1936 года на расстрельные полигоны в Бутово и на «Коммунарку» стали вывозить настолько большим партиями, что это превратилось в серьёзную организационную проблему:

  1. Во-первых, в СССР было принято расстреливать по одному – из пистолетов или револьверов в затылок и к окончанию расстрела партии из нескольких десятков человек, а в некоторые дни расстреливали буквально сотнями, исполнители еле держались на ногах, а у некоторых просто, грубо говоря, «ехала крыша».
  2. Во-вторых, существовал риск серьёзного бунта приговорённых, которым терять было совершенно нечего, а в тот год – в самое начало т.н. «Большого Террора» расстреливали в основном крепких мужчин – как наиболее «социально опасных элементов».
  3. В-третьих, оружие, а в основном использовались малокалиберные пистолеты – отечественные ТК и закупленные за рубежом Вальтеры и Браунинги, быстро перегревалось и клинило. В общем, чудовищная система массовых убийств уже не справлялась с таким количеством жертв. Возникла объективная потребность в более эффективном средстве массовых убийств.

Исай Берг проявил редкостную изобретательность и инициативу, предложив использовать передвижную газовую камеру на основе широко распространённого фургона для перевозки хлеба, созданного на основе шасси стандартного грузовика ГАЗ-АА, лицензионной копии американского грузовика Форд модели АА образца 1929 года.

В кузов, обшитый изнутри оцинкованным железом, проделывалось отверстие, в которое с помощью резинового шланга, надетого на выхлопную трубу грузовика, подавались выхлопные газы.

Приговорённых пресловутыми «тройками» к смерти сначала раздевали догола, спустя всего каких-то пять лет нацистские эйнзацгруппы тоже будут раздевать догола – евреев перед расстрельными рвами.

Одежду смертников присваивали себе сотрудники НКВД.

Затем приговорённых связывали, затыкали им рты и запихивали в фургон – как селёдок в бочку.

Двери плотно закрывали — и отправляли в последний путь.

Рычаг переключали в рабочее положение, после чего выхлопные газы начинали нагнетаться в фургон.

Где-то через 20-30 мучительных минут все пассажиры фургона умирали от отравления.

В Бутово или на Коммунарку доставляли уже трупы, которые взбунтоваться уже никак не могли.

Да и в исполнителях нужды уже не было. Прибыв на место захоронения, работники ГУЛАГа специальными крючьями вытаскивали умерших и сваливали в братскую могилу. У изобретения советского «гения» Исая Давидовича Берга был только один недостаток: после каждого рабочего рейса душегубку приходилось отмывать водой из шланга, потому что убиваемых таким зверским способом людей нещадно рвало.

«Большой Террор», именовавшийся в просторечии «ежовщиной» по имени тогдашнего наркома внутренних дел Николая Ежова, подошёл к концу в августе 1938 года.

С его окончанием отпала и потребность в «советских душегубках». Нет, убивать невинных людей, конечно, не перестали, сталинский террор продолжался до самой смерти тирана в марте 1953 года.

Но партии обречённых существенно уменьшились, и с ними можно было «справиться» уже более «традиционным» способом. И, как водилось тогда в СССР, с отпадением надобности в «инструменте» отпала надобность и в его «творце».

С соответствовавшими тому жуткому времени последствиями для оного.

3 августа 1938 года «гения» вызвали в Управление НКВД по Московской области.

Формально — для дачи объяснений по поводу безобразной пьянки и непристойного поведения в доме сослуживца (пожаловалась теща хозяина квартиры).

Из Управления он уже не вышел. 7 марта 1939 года Военная коллегия Верховного суда СССР приговорила Исая Берга к высшей мере наказания с конфискацией имущества.

В тот же день Берга расстреляли. Надо отметить, вполне заслуженно.

В его следственном деле было прямо сказано: «Подследственный Берг являлся начальником оперативной группы по приведению в исполнение решений «тройки» УНКВД МО. С его участием были созданы автомашины, так называемые «душегубки». В этих автомашинах перевозили арестованных, приговорённых к расстрелу, и по пути следования к месту исполнения приговоров они отравлялись газом».

А что же нацисты?

А нацисты создали и использовали первую душегубку только в сентябре 1939 года, по другим данным – вообще в конце того года – для умерщвления душевнобольных в рамках «программы эвтаназии», так называемой «Акции Т4».

Принцип действия немецкого варианта был несколько иным – в герметичный фургон с надписью «Kaisers-Kaffe» или «Кофе Кайзера», подавался чистый моноксид углерода (СО) из специальных баллонов. Что было несколько более «гуманным», если в этом контексте вообще можно говорить о каком-то гуманизме способом убийства, чем «метод Исая Берга», использовавший выхлопные газы.

Впрочем, и этот метод нацисты в своё время «приняли на вооружение». Для массовых убийств на оккупированных территориях, начиная с конца 1941 года. Сначала тех же душевнобольных, когда на захваченные территории была распространена соответствующая «программа эвтаназии», затем – заложников, которых убивали в отместку за убийство партизанами или подпольщиками солдат и офицеров вермахта, а затем – и евреев-хасидов, по программе т.н. «окончательного решения еврейского вопроса».

В частности, этот метод убийства был стандартным в лагере смерти в Хелмно в Польше, пока не были построены стационарные газовые камеры в которых использовался цианид – «Циклон Б».

Знали ли нацисты об «изобретении Берга» и были ли их «газенвагены» сконструированы на основе «советского дизайна»? Вряд ли.

Скорее всего, в немецких «газвагенах» выхлопные газы использовались по вынужденной необходимости – слишком уж хлопотно было везти баллоны с СО из Берлина куда-нибудь под Смоленск. Да хоть в Лодзь, неподалёку от которого и находился лагерь смерти в Хелмно. Или в Белград. Хотя в руки победоносного, на тот момент, вермахта летом-осенью 1941-го попало немало сотрудников НКВД, некоторые из которых вполне могли быть в курсе использования «советских душегубок»…

Что же следует из всего вышеизложенного?

А следует из него очень простая истина, которую упорно продолжают отрицать всевозможные российские «ура-патриоты».

Нет никакой существенной разницы между Бутовским полигоном и Освенцимом, между ГУЛАГом и гитлеровской системой лагерей смерти.

Это не я сказал.

Это сказал глава отдела внешних церковных связей Московской Патриархии архиепископ Иларион (Алфеев).

Я просто с ним полностью согласен…

Использованная литература: источник

Рейтинг: 0

Опубликовал(а):

не в сети 16 часов

МУРЗІК ВЧОНЫЙ КІТ

815

Миротворец

Украина.
39 летКомментарии: 1027Публикации: 678Регистрация: 08-05-2015

    Добавить комментарий

    Войти с помощью: 
    Авторизация
    *
    *
    Войти с помощью: 
    Регистрация
    *
    *
    *
    Пароль не введен
    *
    Ваш день рождения * :
    Число, месяц и год:
    Войти с помощью: 
    Перейти на страницу
    закрыть